Андрей Никитин. Сказка о том, как Никита невесту искал

Посвящается моей старшей дочери, Никитиной Ирине.

Давным-давно жил был в одной деревушке мужик. Он был рыбаком, плавал по морю и этим зарабатывал на хлеб. Но не было у него семьи, и печален был мужик из-за этого. Был он скромен и стеснялся смотреть на девушек прекрасных. Звали мужика этого Емеля. Плыл он как-то раз домой, с моря. Была ночь, все спали, а он не мог уснуть, так как было тоскливо на душе у него. Не ждал его никто дома, и был он печален от этого. Вышел он на палубу, и, пока судно плыло, глядел за борт. На волнах качались звёзды и луна. Было это красиво, а у Емели на душе было так тоскливо, что заплакал он, и падали слёзы в море. Вдруг услышал он тоненький голосок. Посмотрел вниз, а из воды на него приветливо глядело личико молодое. Девица в воде плавала и рукой махала.

— Не печалься, мужик, — говорила девица, — я знаю о твоём горе, и могу помочь тебе.

Девица эта русалкою была. По горечи в слезах определила она, что мужик одинок, так как сама была одинока и понимала его состояние.

— Дам я тебе стёклышко необычное, со свойствами чудными. Стоит его приложить к глазу, и сразу ясно будет каков человек и какова душа его. Чёрствый ли он, как старый хлеб, или мягка и нежна душа его. Но за это ты должен будешь своего старшего сына отдать мне в мужья, когда ему исполниться 18 лет. Ну, как, мужик, согласен?

Подумал мужик, что нужно ждать ещё долго, да и русалка не сможет его достать на берегу и согласился. Русалка бросила ему стёклышко. Было оно лёгкое и гладкое.

— А если слово своё сдержишь, — говорила русалка, — я расскажу, какое ещё свойство имеет стёклышко.

Русалка уплыла, нырнув в воду. Мужик глядел ей вслед, затем вернулся в каюту. Когда судно причалило, и все сошли на сушу, стал Емеля стёклышко проверять. Глядит через него на людей и видит как меняются они. Увидел он, что у одних на головах были рога, а вместо ног копыта, и хвост болтался, а у других был нимб над головой, светящимся обручем, а за плечами крылья. И понял мужик, что это души человеческие отображаются. Видел он девушек привлекательных, а через стёклышко посмотрит, так и подходить к ним страшно. Долго выбирал он, и встретил простую девушку, Настасью. Лицо бело, душа чиста. Заговорил он с нею, и оказалось, что давно она наблюдала за его отплытиями и прибытиями, но сказать ничего не решалась. Достоинство женское не позволяло. И так они приглянулись друг другу, что глаз не могли отвести. Тем же летом свадьбу сыграли. Вся деревня гуляла. Мужик, пользуясь моментом, глядя через стёклышко, понял, что многие из друзей его душою нечисты, и перестал он водиться с ними. На улице с ними не поздоровается, в дом войти не предложит.

Через год родился у них мальчик, и назвали они его Никита. Рос мальчик умным и красивым. Емеля с Настасьей жили в большом доме, и были счастливы. И ребёночек у них рос на зависть всем хорошенький. Постепенно стал мужик забывать об обещании, данном русалке, не боялся он её гнева, так как из воды она вылезти не могла. Однако годы летели, исполнилось Никите 18 лет, и увидел мужик сон ночью. Во сне видел он русалку, плывущую возле берега, и была на ней фата подвенечная, и покрыто тело было водорослями, вместо одежды. Мужик проснулся, и всё понял. Настал срок. Однако, подумав, он решил сына не отдавать. На следующую ночь видел он тот же сон, в этот раз русалка грозила ему кулаком. Он не отреагировал на это. На третью ночь повторилось то же самое, но в руках русалки был факел яркий и огонь пылал, как солнце. В четвёртую ночь, мужик не видел сна, и спал крепко, но проснувшись, понял, что ослеп. Глаза открыл, а света как ни бывало, будто в кувшине сидит. Затосковал он, и ощутил, что сидит не в кровати, а на земле.

— Где это мы, Настасья? — спросил мужик.

— В поле мы ночевали, — сказала она, — сгорел наш дом дотла, ни щепки не осталось.

Так и остались жена с мужем под небом чистым жить, соломой прикрываясь, а сын пошёл работу искать в деревне, но не было работы. Все места молодые ребята заняли. Хотел Емеля к друзьям податься, но не пустили они на порог его, вспомнили ему грубость, и не пожалели. Рассорило его с друзьями стёклышко волшебное. Пошла Настасья наниматься работницей: то хату приберёт, то бельё постирает. И на ужин было чем мужчин покормить. Но уставала она страшно, и говорит сыну:

— Утомилась я, Никитушка, не могу больше. Тяжело мне. Пойди ты, по белу свету, и найди себе работу хорошую, да невесту замечательную. Не будет тебе житья с бедным отцом и матерью. Пропадёшь тут. Иди и помни: делай всем добро бескорыстное, во сто крат тебе вернётся, да и девушку найдёшь скорей поступками своими. Не думай о выгоде, а помогай ради сердечного спокойствия. Возьми с собою стёклышко волшебное, чтоб видел ты, где душа чистая, а где человек чёрный, которого лучше стороной обойти.

Простился Никита с родителями и пошёл из деревни невесту искать да работу хорошую в городе. Долго шёл он, пока не наткнулся на лес. Уже ночь наступала, и решил он заночевать прямо тут, ведь идти больше некуда было. Ничего лучше не придумал, как лечь на траву под открытым небом. Вдруг он услышал, как из кустов вышел ёжик. На спине его было яблоко. Никита взял яблоко, ёжик начал фыркать, дёргаться, затем скрылся в лесу. Подумал Никита, подумал, положил яблоко в карман, и пошёл за ёжиком, посчитав, что помощь ему нужна. Он долго шёл и набрёл, наконец, на завал из деревьев. Деревья лежали повсюду. Ежик скрылся между ними, очевидно, там была его норка. Никита не мог пролезть за ним, и стал размышлять, что делать. Ощутил Никита, как голод в желудке ковыряет, достал яблоко и откусил кусок. Жевал и думал, что дальше делать. Внезапно ощутил, как под языком что-то мешает. Попало под язык стёклышко волшебное. Оно воткнулось в яблоко, и Никита откусил именно этот кусок. Не возникло у него неприятных ощущений, более того, он услышал тонкий писк из-под деревьев и какой-то голосок.

— Это всё чёрная ведьма, — думал ёжик, — она наслала на нас бурю. Помоги спасти моих детей, я тебя отблагодарю.

Никита прошёл за заваленные деревья, где слышал писк и увидел там ёжика. Деревом придавило нору, и там остались его дети. Понял Никита, что стёклышко помогало ему слышать голоса. Навалился он на ствол и немного его сдвинул, достаточно для того, чтоб ежата вылезли. Обрадовался ёжик и принёс красное яблоко. Оно было свежим, без гнили. Парень взял его и ушёл.

— Если заблудишься, — думал ёжик, — брось яблоко на землю со всей силы.

Понял Никита, что стёклышко позволяет мысли читать. Обрадовался силе подобной. Пошёл он дальше. Шёл долго. В темноте ночи не видно было даже звёзд. Он устал и лёг под деревом отдохнуть. Проснувшись, понял, что заблудился в большом лесу. Всё было чужим, диким и неприветливым. Он долго блуждал, пока не убедился, что это бесполезно. Тогда он достал красное яблоко и с силой стукнул о землю. Яблоко раскололось на много мелких кусочков. В ту же секунду налетели птицы со всех сторон, склевали яблоко, затем подхватили Никиту и понесли над деревьями в сторону города. Долго они летели, и наконец, увидел он крыши зданий. Птицы поставили его на землю перед самыми воротами города, и разлетелись. В городе этом кипела жизнь. Никита смотрел, как все бегают, казалось беспорядочно, и ищут чем бы себя занять. Никита вошёл и увидел людей различных национальностей. Все, казалось, жили вперемешку. Никита подошёл к лавочнику, который сидел на пороге своего магазинчика и закрывал голову руками, печалясь о чём-то.

— Что случилось, добрый человек? — спросил Никита, обращаясь к нему.

Лавочник поднял голову, и посмотрел на парня.

— Да вот, приехал я сюда неделю назад. Подмёл, прибрал, разложил товар по полкам, а два дня назад налетела буря, которую наслала чёрная ведьма, и погубила мой магазин. Крыша сломана, здание трещит по швам. Что делать не знаю, ведь я не понимаю языка здешних людей.

— Помогу я тебе, — сказал Никита, и пошёл в город. Он положил стёклышко под язык и стал слушать, о чём люди говорят. Вскоре проходил он мимо сидящих мужчин, и прислушался к их мыслям. Один из них думал о том, что нет у него работы, а сам он плотник хороший и стоящий. Обрадовался Никита и повёл его к лавочнику, и показал, что тот нуждается в работнике хорошем. Лавочник поблагодарил Никиту и рад был помощи ему оказанной.

— Спасибо тебе, — сказал лавочник, — за то, что помог мне, возьми дудочку волшебную. Тут места дикие, а если подуть в неё с одной стороны, животные разбегаются за версту, однако же, если подуть с другой, прибегают они на зов твой, как пчёлы на цветок.

Поблагодарил Никита лавочника и ушёл. Идёт он по городу, и видит, что повсюду люди опечаленные. Спрашивал он, что произошло и как он помочь им может, но все говорили о чёрной ведьме, в лесу живущей, которая беды наводит на город тихий. Решил Никита узнать, почему ведьма зло делает, и как можно предотвратить это. Пошёл он вдоль реки, сквозь лес дремучий, туда, где ведьма жила. Нашёл он домик тихий, полуразваленный, и видит на пороге дома этого сидит старушка, сгорбленная, вся в лохмотьях, с лицом ужасным. Жевала старушка кусок хлеба последними зубами. Никита спросил её, она ли та, которую все ведьмой чёрною зовут. Утвердительно старуха кивнула. Тогда он спросил, почему она зло делает в городе и за его пределами. И ответила старуха, что сама природа мстит ей, оттого она и злая. Река подтачивает опору её дома старого, а бобры грызут ветхие старые балки, и дом вот-вот развалиться. Никита приложил стёклышко к глазу и увидел, что старуха добра внутри, и решил он помочь ей. Он взял дудочку, ему подаренную, и подудел в неё, прогоняя животных. Бобры убегали, а он бежал за ними, прогоняя их к истокам реки широкой, туда, где она за поворотом скрывалась. Убежали все бобры. Обрадовался Никита, зная, что помог старухе. Воротился он к старому домику, а старухи уж и не было. Перед ним стояла девушка в белом платье, удивительной красоты. Волосы её развивались на ветру, в руках она держала палочку волшебную.

— Помог ты мне, Никита, — сказала она, — заклятье на мне было. Я добрая волшебница, но должна была быть ворчливой колдуньей, пока кто-то мне добро не сделает. Теперь бобры плотину построят, и перестанет река заливать домик мой. Спасибо тебе за это. Снято с меня проклятье. За это скажу тебе, где тебе искать суженую. Иди вдоль реки три ночи, выйдешь ты к озеру. Будет там город небольшой, где суженная твоя живёт. Не скажу тебе, как выглядит она, но знай ты вот что: поёт она не своим голосом. Остальное пусть тебе сердце подскажет.

Сказала волшебница слова эти и исчезла, в воздухе растворившись. И пошёл Никита, как было сказано вдоль реки. Три дня он шёл, и вышел к озеру большому, у которого город стоял. Никита вновь стёклышко к глазу приставил и глядел на жителей. Как и в его родном селе, некоторые были черны, а некоторые обладали белым сиянием, были добры и приветливы. Было в городе много девушек, но не нашёл он среди них ту единственную, которая не своим голосом пела. Все они были безмолвны, ходили, прикрыв лицо тканью, и говорить с каждой Никита посчитал слишком трудоёмким. Он заговорил с одной, она отвернулась, попробовал ещё раз с другой, тоже не ответила. Все девушки словно стеснялись показать личико своё белое. Удивило это Никиту, и спросил он, подойдя к владельцу лавки тканей, что происходит в городе этом.

— Девушки не должны показывать лица до того, как своего избранника встретят.

— Но как же она встретит, если даже не разговаривает с ним?

— Это уже дело другое, — сказал лавочник, — но я знаю, что есть запрет на это особенный. Однако по голосу можно определить всё, что знать о девушке хочешь. Ночью, когда они спят, можно говорить с ними, у окошка дома. Мало кто довольным оставался при выборе суженной, ведь лицо видно только после того, как мо́лодец в любви признается. Если после этого он откажется от избранной, то одна дорога ему: вон из города, иначе позор на всю жизнь ему и родителям его, так как не уважит он поведением своим родителей девушки. И я знаю, кто из них уже не единожды был избран и бежали мужья из города, дабы порок свой скрыть.

— Может, ты знаешь, кто из них поёт не своим голосом?

— Знаю я одну такую. Не единожды была она брошена, но поёт не своим голосом.

— Неужели же она не достойна мужа своего, или же красота её не может покорить сердце парня избранного?

— Про красоту ничего не скажу, но голос у неё не собственный.

— Как такое может быть? — спросил Никита, — отчего же голос чужой?

— Не знаю, — сказал продавец, — но так говорят.

— Можешь показать её? — спросил Никита.

— Покажу, но взамен дай мне что-то, что поможет мне семью накормить.

И отдал Никита трубку волшебную, что зверей отгоняла и призывала, чтоб мог продавец семью накормить. Поблагодарил продавец Никиту и показал на последний дом в городе, что стоял у самой реки. Там жила девушка, что поёт не своим голосом. Заглянул Никита в дом и видел, как ходит по помещению девушка стройной наружности, в паранже, и носит на стол блюда разные. Решил Никита послушать ночью, как поёт она и подошёл к домику. Услышал он голос дивный, который пел песню ясную. Пел голос этот о прекрасных ночах, о тоскливых одиноких днях и о том, что плохо в мире без человека любимого, сердце согревающего. Понял Никита, что девушка ищет мужа, и тоскливо ей сидеть одной у окна ночью, и постучал он в окошко, не придумав ничего лучшего, спросил девушку, как имя её.

— Имя моё, Мария, — отвечал голос, — ты кто таков будешь?

— Я Никита. Пришёл, чтоб тебя в жёны взять, — ответил парень.

Девушка подошла к окошку. Ясные глаза её блеснули. Закутана она была платком, лишь глаза да несколько локонов чёрных волос виднелись.

— Не буду с тобой говорить, — сказал голос, — пока не докажешь, что достоин ты меня. И пока я не пойму, что ты меня не испугаешься.

— Чего же мне тебя бояться? — удивился Никита, — я страха не знаю.

— Ну, что же, тогда докажи, что ты способен ради девицы на поступок любой.

— А как доказать это, девица?

— Ты пойди в лес, найди куст черники, нарви жменю, и принеси. Я чай черничный заварю, и тебя угощу, и сама напьюсь.

— Хорошо. Пусть будет так. И это всё, что нужно, чтоб сердце твоё покорить?

— Чтоб сердце моё покорить, многого не нужно, Никита, — ответила девушка, — но, чтоб доказать, что ты человек, душою чистый, помоги мне и сделай то, что я прошу.

Согласился Никита на условие, пошёл в лес и нарвал ягод чёрных и мелких, как рыбьи глазки. Принёс он их в дом, отдал Марье, а она ему и говорит:

— Если хочешь, покажу тебе, чем от других отличаюсь. Если ты страха не знаешь, то не испугаешься.

— Не знаю я страха и не знал никогда.

Подняла Марья платок, что лицо закрывал, и увидел Никита, что не было у неё рта, и сидела на плече птичка безглазая, которая говорила вместо неё.

— Вот видишь, в чём проклятье моё, — говорил рот птички, — не могу я быть с другим, пока с меня порчу не снимут.

Понял Никита, что это та самая девушка, что судьбой была предсказана, поющая не своим голосом, и настроился он чары с неё снять любым способом.

— Что делать, чтоб расколдовать тебя? — спросил он.

— Ты должен сорвать поющий цветок, который растёт ночью на чёрном холме, при свете луны. Только не спутай его с другим цветком, который на солнце блестит, а ночью в лепестках прячется. Сделать это нужно одному, но когда будешь идти, на вопросы не отвечай, иначе ничего не выйдет.

Понял Никита, что было ему сказано, и отправился ночью на чёрный холм, что за городом стоял. Был он высок и крут, и много времени парень потратил, чтоб на него взобраться. Дойдя до вершины, услышал он голоса и шепот, но когда подошёл всё разом смолкло. Повсюду виднелись цветы с тёмными головками, качающиеся по сторонам. Они тянулись к лунному свету, и казалось, шептали что-то. Сорвал Никита один из них, и начал вниз спускаться. Вдруг слышит шепот:

— Зачем сорвал ты цветок?

Никита ничего не ответил, продолжая нести цветок. Вновь слышит шепот:

— Отпусти меня, я тебе покажу, где река молодости начинает исток свой. Хочешь быть всегда молодым?

Вновь не ответил Никита, продолжая цветок к домику суженой нести. Долго ещё цветок задавал вопросы, но Никита не отвечал, лишь нёс его, держа в руке. И вот вошёл он в домик к Марье. А девушка и говорит:

— Положи цветок в чан, что над костром кипятиться, и пусть настаивается раствор. Никита бросил цветок в чан с кипящей водой, и присел рядом с любимой, которую расколдовать собирался.

— Неужели же ты сама цветок сорвать не могла?

— Для меня это будет просто цветок, а для суженного моего, будет лекарство, которым он меня излечит.

Час спустя достала Марья чашку, набрала жидкости, и поставила на подоконник. Когда чашка остыла, Марья умылась и птичку на плече умыла. И появился рот у девушки чудным образом, а у птички два глаза маленьких. Вспорхнула птичка и вылетела вон из дома, а Марья помахала ей вслед и говорит:

— Помог ты мне, Никита, теперь я тебе вовек обязана. Говори, что хочешь.

— Хочу, чтоб ты женой моею стала.

— Тогда познакомь меня с родителями своими, чтоб благословили они нас, и чтоб всё было по законам людским сделано.

Согласился Никита, и на следующий день отправился в обратный путь. Неблизким был путь к дому. Шёл Никита, не сворачивая, и разлеглось перед ним море широкое. Подошёл Никита с Марией к морю, и нужно было им перебраться на другой берег, как видит он судно небольшое. Сидит на судне человек, ноги с борта опустил, и папиросу курит.

— Добрый человек, перевези нас на другой берег, к родителям моим. Они ждут нас давно, никак не можем мы к ним добраться, ведь море глубокое, а идти в обход слишком долго.

— Хорошо, — сказал человек, — перевезу, но только есть проблема у меня. Кто-то у меня на судне грибы ворует. И я не знаю, кто. Как собираюсь товар везти, беру с собой десять мешков, а приезжаю на место, уже девять остаётся. Кого не спрашивал, никто не знает. Отыщешь вора, довезу бесплатно. Договорились?

— Идёт, добрый человек. Отыщу я вора.

Сели они на корабль и поплыли. Вечером все собирались за общим столом. Капитан и матросы обсуждали новости последние. Никита сидел молча, ведь под языком у него было стёклышко волшебное, и слушал он мысли людей его окружавших, и старался найти того, кто грибы из мешка ворует. Не трудно было это сделать. Как только вышел капитан, услышал Никита мысль о грибах, и повернулся к высокому худому мужику. Мужик тот поваром был на судне, и думал о том, что никто его тайну не узнает, ведь грибы он бросал за борт ненасытному чудовищу, которое ребёнка его забрать пригрозило. Понял это Никита и решил чудовище изловить и мужика перед капитаном раскрыть.

Притаился Никита ночью, когда все спали, и глядел на воду. Видит, что выходит повар и несёт мешок с узлом. Подошёл он к краю корабля и собрался мешок в воду бросить.

— Постой, мужик, — сказал Никита, — я знаю, что ты сделать хочешь, и знаю, кто тебя принуждает. Хочу я помочь тебе. Давай вместе русалку изловим, и отвечать за всё заставим.

Удивился мужик такой надобности, и решил, что и вправду можно попробовать отпор дать русалке, изловив её. Запуган был повар чародейством русалки, и не желал поддаваться соблазну избавиться от неё. Но теперь, глядя на Никиту, молодца крепкого, подумал он, что и вправду можно от неё избавиться, и прекратить безобразие, на судне творящееся.

— Хорошо, — сказал он, — можно попробовать, так как житья от неё нет ни мне, ни семье моей.

— Почему грибы носишь ей? — спросил Никита.

— Любит грибы она, ведь нет ничего подобного в море, но много грибов за раз не ест, потому и бросаю я по мешку в месяц.

— А что она ещё не пробовала на земле, знаешь ли ты?

— Не спрашивал я её.

— Давай сделаем так: брось ей половину, а завтра ночью ещё половину. Скажешь, что много сразу не мог взять, так как заметно бы это было. Мне это нужно, чтоб на неё взглянуть и думы её осознать.

Договорились они на этом, и затаился Никита спрятавшись у борта, чтоб русалка не видела его. А мужик дождался её, и половину мешка в воду бросил.

— А где же вторая половина, мужик? — спросила его русалка, — или хочешь ты, чтоб я на тебя проклятье навела?

— Завтра вторую половину брошу, — ответил мужик, — не получается сегодня сразу всё.

Никита стоял, стёклышко в рот положивши и прочёл мысли русалки, а думала она о том, что если попадётся ей среди грибов горькуша, то забудет она, всё, что натворила, и вынуждена будет желание исполнить того, кто гриб ей дал. Понял это Никита, и спросил мужика, есть ли на судне гриб соответственный. Не знал мужик этого, хоть и поваром был, но знал, как гриб выглядит. Стали вместе гриб искать. Всю ночь искали и отыскали под самое утро. Положил мужик гриб этот во вторую половину мешка, набитого другими грибами и вечером сбросил в воду. Осталось ждать.

— Когда гриб она попробует, тогда желание твоё выполнит, и перестанет с тебя дань требовать. Оставит тебя и семью твою русалка.

На том и сошлись они. Высадился Никита с невестой на берег, а до того сказал капитану, что не будут больше грибы пропадать с судна его.

— Как же благодарить тебя, Никита? — спросил мужик, когда прощался с ним.

— Попросишь у русалки, чтоб зрение моему отцу вернула, большего мне не нужно, — сказал Никита.

Ушёл Никита с Мариею. Долго шли они по городам, пока не вышли к реке. Перешли они реку, и оказались у ворот деревни, где ждали родители.

— Как же мы существовать будем? — спросил Никита, — ведь денег нет у нас, и дом сгорел, когда отец мой условие не выполнил.

— Не переживай, Никита, есть богатство у меня. Предсказано мне было, что полюблю я суженного, который хитростью победит злые чары и спасёт меня, и у его дома, где родители жили ранее, найду я сокровище спрятанное.

Пошёл Никита домой, и встретил родителей. Жили они под открытым небом, и милостыню просили. Расплакался Никита, родителей встретив, и говорит, что нашёл суженую, которая богатым его сделает. И нашли они под домом сундук драгоценный, где золотых монет было множество. Отстроили дом, и жили в нём.

Прошло несколько месяцев, и встретил Никита у моря русалку, что гриб горький скушала, и говорит она ему:

— Здравствуй Никита, чем могу помочь тебе? Сказали мне, чтоб я зрение твоему отцу вернула. В чём же провинился он?

— Провинился он в том, что слово своё не сдержал, а должен он был меня тебе в мужья дать. Но не желает моё сердце принадлежать кому-то, кроме избранницы, что в доме со мной живёт. Виноват мой отец, но наказан он достаточно. Пожалей его. Я тебе за это верну волшебное стёклышко, что ты отцу отдала. А в доказательство признательности к тебе, я прошу, чтоб была ты гостьей на свадьбе нашей, и найдём тебе жениха порядочного, чтоб тебя любил. И всегда для нас ты желанным гостем будешь, так как познакомила отца моего с матерью моей.

Обрадовалась русалка, взяла стёклышко ей протянутое, кивнула и в воде скрылась. Больше Никита не видел её. Придя домой, понял он, что к отцу зрение вернулось, и обрадовался.

Вскоре свадьбу сыграли, и веселилось всё село. И была на свадьбе девица очаровательная, которой молодец холостой приглянулся. Не знал Никита, что была эта девица русалкой, что на берег вышла, чтоб на свадьбе погулять. И полюбили они друг друга. Никита с Марией после свадьбы в дом отдельный переехали. И любили они друг друга крепкою любовью, и жили после этого долго и счастливо.

Ну и русалка жила с мужем нормально.

 

Декабрь 2019

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.