Яла ПокаЯнная. Искушение священника (рассказ)

Начинающему священнику Игнатию дали небольшой приход в глухой деревеньке.

Отец Игнатий только закончил духовную семинарию. Было ему 37 лет. Вместе со своей семьей батюшка прибыл в назначенное место. Сельсовет выделил для священника домишко с огородом. Первым делом отец Игнатий пошел осматривать вверенную ему церковь. Она находилась недалеко от его дома. Внутри храма царили тишина и покой. Было заметно, кто-то с трепетом и любовью поддерживает здесь порядок. Позже батюшка узнал, что этим заведовала баба Шура. Отцу Игнатию все понравилось: и церквушка расписная, и дух, который здесь незримо витал. Душа ликовала. Чего еще желать? И потекла жизнь своим чередом. Отец Игнатий всем сердцем полюбил местных жителей. Люди добрые, приветливые.

Много верующих.

Жена священника (матушка Таисия) все в их  доме аккуратно и уютно обустроила. Детишки (Вероника, Андрей и Матвей) подружились с деревенской ребятней. Словом, живи да радуйся! Однако, в жизни любого человека наступает искусительный час. Ты стоишь на перепутье. И если твой разум затуманен, и ты не можешь вырваться из омута страсти и липкой паутины лжи самому себе, выбор сделать трудно. Пришлось и отцу Игнатию испить чашу искушения до самого донышка.

На дворе стояло теплое лето. Был обычный воскресный день. В церковь пришло много народу. Батюшка начал вести службу. В какой-то момент он обвел взглядом свою паству и вдруг обратил внимание на одну девушку. Она была в голубеньком платочке со свечкой в руках. «Какое милое дитя!» — отметил отец Игнатий. Девушка что-то шептала. Скорее всего, о чем-то молилась. Ей было не более двадцати лет. А ее голубенький платочек просто сводил с ума! Отец Игнатий был в растерянности. Такого с ним не случалось. Но нужно было продолжать службу. Батюшка исповедал и причастил желающих.

На исповеди он узнал, что новенькую прихожанку зовут Ульяной. Возможно, девушка и раньше приходила. Не замечал. Но сегодня она ему показалась разве что не ангелом… Девушка была удивительно красивой и светлой. Словно порох загорелось чувство священника. С той службы отец Игнатий ходил, как ночь. Он не мог себя обуздать. Везде ему  чудился этот злосчастный голубой платок.

Батюшка точно знал, что в таких случаях нужно непрестанно молиться и молиться о спасении души. Он всегда стремился к беспорочной жизни и не ожидал споткнуться на пути к Богу.

И вдруг кем-то прельститься во время церковной службы! Отец Игнатий и в кошмарном сне не мог такого представить. Да! Дьявол не дремлет! Подножку подставит в самый неподходящий момент!

Отныне, священник вел службу, стараясь не смотреть на прихожан. Боялся увидеть среди них Ульяну. А девушка приходила на литургию  каждое воскресенье. Она и не догадывалась, какие мутные воды бурлят в душе батюшки.

Отец Игнатий старался короче всех исповедовать девицу Ульяну. Да и грехи-то у нее были какие-то смешные (прости, Господи!).

То с подружкой поссорилась (у кого блины вкуснее), то маму ослушалась, то утреннюю дойку проспала… Ну, чистый ангел!

Тяжелый туман лег на душу батюшки.

«Что же делать?» — размышлял он. — «Как излечиться? Эта вертихвостка в конце службы еще и подмигнула мне! Изыди, сатана! Красотой, дурак, пленился! Ну, ничего, Господь и не из таких напастей выносит!»

Баба Шура (первая помощница в делах церковных), наблюдая за отцом Игнатием в его больную минуту, решила помочь мудрым советом. Хотя, на себе испытала, никакие доброхотные советы и уговоры не помогают в таких ситуациях. Должно пройти исцеляющее время и осознание себя. Но, все же, хитро прищурив глаза, баба Шура острожно поучала священника: «Вижу я, батюшка, как ты тоскливо и сладко смотришь на Ульянку-то. Да только не для тебя ягодка поспела! Отступись, пока не поздно, сынок. Вот я тебе про себя поведаю. Послушай, отец Игнатий. Была и я молодая. Глупая-я-я… В Бога не верила. Насмехалась над верующими. Прости, Господи!  Зато мужа мне Бог уготовил будущего священнослужителя! Во как! Вася тогда учился в духовной семинарии. Все он меня к вере подвигал. Никак не мог развернуть мой носик к Богу. Я, дуреха, всячески сопротивлялась. Атеистка и все тут! Тяжело ему со мной было-то. Терпел. Любил безропотно. А я, пока Васенька мой все больше окутывался верой, нашла воздыхателя. Экая грешница! Ребеночка родила от него. Девчонку. Ушла от Васи моего. Он на коленях молил вернуться. Я же, стерва, ни в какую! Родила еще четверых детишек от милого. Будь неладна эта жгучая страсть! А сожитель мой пил за троих. Зимой пьяный  замерз в поле на снегу. Окоченел. Осталась я с пятью ртами. Одна на всем белом свете. И что ты, батюшка, думаешь? Василий принял меня, грешницу, со всеми ребятишками. Младшенькой (Ульянке моей) еще и года не было. Вася сам меня позвал, я бы не решилась. Жуть, как стыдно было. Вот так его любовь всё покрыла. Через время мы клятву перед алтарем дали. В этой самой церкви. Дети наши выросли в чистой любви. Васенька обожал всех пятерых. Общих деток Господь нам не послал. Об этом жалею. Но Богу виднее. Его воля. Вначале я была несказанно благодарна мужу за свое счастье материнское. А любовь женская поселилась в моей душе гораздо позже. Ни на кого не заглядывалась с тех пор. В думках моих жил только Василий. Три года назад Васеньки не стало. Мой благодетель переселился в лучший мир. Поэтому буду «обхаживать» эту церковь до моего конца земного. Здесь для души моей обитель.»

-Эх, баба Шура! Знала бы ты, как я ругаю себя за слабость духа! Да, я священник! Но еще я и простой, грешный человек. И страсти бесовские мне не чужды, как оказалось. Недаром говорят, что у мирянина на плече сидит один бес, а у священника — семь.

Словом, дочку твою, Ульяну, я не запятнаю. Такой свежий цветочек не затопчу. -разоткровенничался отец Игнатий.

Матушка Таисия также заметила перемены в муже. Решилась поговорить с ним.

-Игнат! Знаю, тяжело тебе. Живешь, как во хмелю. Но подумай и обо мне. Мы же венчаны! А я за калитку выйду, так бабы проходу не дают. Чужой рот — не свои ворота, не затворишь. В селе-то и до глухого вести  дойдут. Судачат, мол, поп втихомолочку нашёл себе богомолочку. Раззвонили во все колокола.

Вижу, как ты с лица сходишь, когда Ульяна к причастию подходит… Батюшка ты мой! Ведь, Бог свяжет, человек не развяжет! А жена — не гусли, поигравши, на стену не повесишь! Дети у нас!  Опомнись, Игнатушка!

-Тая! А ты уши-то в люди не пускай! Не переслушаешь всей молвы! Приплетут, чего и не было… — рассердился отец Игнатий.

-Да, ведь не бывает дыма без огня, батюшка! — с укоризной говорила жена.

-Матушка! Да, я сейчас в смятении. Уповаю только на Бога. Сам не осилю грех этот. Уповаю на божью милость.

Но мы с тобой душами спаяны. Верь мне. Дай только время. Потерпи чуть-чуть. Нет такого греха, который бы превысил божью любовь. Молись за меня, матушка. Молись! Бог этот узел развяжет. — уговаривал жену, да и себя священник.

Всю осень и зиму отец Игнатий истово молился, припадал к иконам по ночам.

Вконец измучился. Просил Бога отвести от него соблазн и дьявольскую страсть. Ведь, любовью это не назовешь. Земная любовь созидает, а не рушит. На чаше весов оказались семья и … голубенький платочек! Смешно и горько. И все же батюшка предпочитал находиться в неотступной вере.

…Наступила весна.

В воскресенье, в конце службы, к отцу Игнатию подошла пара молодых людей. Это была Ульяна с пареньком. Они держались за руки. Пальцы их рук были сплетены. Читалось  без слов — меж ними любовь…

-Батюшка, мы хотим, чтобы вы нас повенчали.

-С огромной радостью, чада мои! Что ж, идите готовьтесь к Великому Таинству. — вздохнул с облегчением отец Игнатий.

«О, небо! Гора с плеч!» — улыбнулся священник. Мир для него заблагоухал! Пелена с глаз долой!

«Как здорово все разрешилось! Скоро Пасха! Великий праздник! Благодарю тебя, Господи! Я свободен!»

Батюшка весело зашагал к своему дому. Ему хотелось громко смеяться, прыгать на одной ножке. Вот бы пробежаться по радуге!

Но сан священника не позволял озорничать в рясе. Эх, жаль, что чужая беда не дает ума! Каждый в одиночку проходит свой путь к отрезвляющей истине.

Матушка Таисия вот-вот должна разрешиться от бремени. Кто же родится: мальчик или девочка? Да и не столь важно! Добро пожаловать в мир, малыш!

Сегодня отец Игнатий был безмерно счастлив!

…Спустя много лет, Матвей (сын священника Игнатия) женится на Дарье (дочке Ульяны).

Яла ПокаЯнная, Харьков

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.