Владимир Курин. Когда гроза сверкала (рассказ)

Я не задумывался о людях с паранормальными способностями, психическими отклонениями, нестандартным взглядом на мир, по крайней мере, до тех пор, пока не пропала моя дочь. Поверить в то, что с ней произошло было сложно, но я смог. Бывают моменты, которые способны оставить неизгладимый след, после чего мир вокруг ломается, появляются границы: что было до и ничего не будет после. Все, что будет дальше это вера в слова, они могут не быть истиной, но будут тем воздухом, которым захочется дышать.

Я никогда не верил экстрасенсам, ровно как и в то, что они делают. Все эти люди были для меня шарлатанами с якобы какими-то там способностями. Все очень просто, я прихожу, мне задают ненавязчивые вопросы, затем какой-то схемой, логической цепочкой, возможно и методом угадаю-не-угадаю называют что-то из моего прошлого. Прошлое, оно вязкое и извилистое раз обратился к провидцу, у многих может быть что-то схожее. Например смерть родственника, травмы, операции, аварии и многое другое. Экстрасенсы должны все учитывать о человеке, как и психологи: внешний вид, реакцию на определенные вопросы, взгляд и готовность полностью довериться. Каждая мелочь рассказывает о человеке. Потом они предсказывают будущее, здесь снова все туманно и непонятно. Возможно, они говорят мне, что меня ждет в будущем, а я потом, как завороженный иду по указанному пути. Мне не приходилось слышать от тех, кто был у экстрасенсов, что им сказали, будто их ждет нищита, бесплодие, плохая тяжелая работа, смертельные болезни. Такое не говорят? А для чего я туда должен идти? Чтобы меня взбодрили? Нет! Я хочу правду! Можно и на улице всем пророчить счастье, и все прочие радости жизни. Но это будет для многих ложь!

Поиски дочери немало помотали меня, я побывал у многих провидцев, знахарей-лекарей и даже ходил к гадалкам. Кто-то из них говорил что-то похожее на правду, но все очень призрачно и вскользь, а когда я говорил истинную причину визита, некоторые отказывались продолжать беседу, кто-то списывал на нечистую силу, кто-то свою неопытность в таких делах. Я же приходил к мнению, что им становилось страшно от того, что придется врать, глядя в глаза настоящей человеческой беде. Спасибо им и за это.

Однажды я узнал об экстрасенсе-женщине, которая жила в соседнем городе. Я уже почти был убежден в своей правоте, что людей с паранормальными способностями не существует, но слова тех, кто у нее бывал, твердили мне обратное. «По крайней мере я ничего не потеряю, если схожу к ней, тем более, что поиски полиции пока не привели к каким-либо утверждениям» — думал я. Ни одной зацепки. В таких преступлениях, где в деле нет никаких зацепок, обычно замешаны сотрудники правопорядка. Я неоднократно слышал о таком, да и по телевизору об этом довольно много показывали и передач, и фильмов. Но мне искренне не хотелось в это верить, но каждый безрезультатный день все чаще заставлял об этом думать.

Я записался на сеанс. У экстрасенса даже был секретарь, приятная женщина лет пятидесяти. Я не хотел узнавать свое будущее, свое прошлое и сам прекрасно знал, но хотел быть уверен в том, что не упустил ни одной возможности приблизиться к необъяснимому исчезновению дочери.  Вопреки слухам, очереди на полгода вперед к ведунье не было. Записали на прием через три дня. Помогать ведунье не собирался, поэтому снял обручальное кольцо еще до того, как поехал записываться на сеанс. Знаете, от кольца довольно долго держится след на пальце, так же пытался, насколько это возможно, вести себя, скрывая трагедию, которая разрушала меня изнутри и не могла не проявляться снаружи.  Удивительно, но на запись от меня нужно было только имя, время они указали сами. Ни паспорта, ни фамилии, в общем никаких данных, по которым обо мне можно было бы что-то узнать. Это меня удивило.

Приехал на сеанс примерно за час. Двор аккуратно выложен пластушкой, повсюду клумбы с цветами. Один дом побольше с ухоженной верандой, креслами-качалками, стеклянным журнальным столиком, другой поменьше, для общения с высшими силами. В прихожей на маленьком диване сидели три человека, мужчина, женщина и молодая девушка, похожи на одну семью. В углу за маленьким столом сидела та самая женщина, которая меня записывала. Мило улыбнулась и указала на свободный диван, напротив трех посетителей.

Через несколько минут из двери, которая выступала вратами в мир мистики, вышла женщина, она улыбалась, явно была в восторге от сеанса. Аккуратно закрыв за собой дверь, прошептала кому-то из тех, кто ожидал на диване: «она все верно сказала, я не ожидала». Выпорхнув на улицу, она зацокала каблуками в сторону выхода. Женщина напротив заулыбалась в предвкушении беседы. Она встала, поправила блузку, юбку, слегка коснулась прически и прошла в следующую комнату, плотно закрыв за собой дверь. Мужчина и девушка сидели молча и даже ни разу не посмотрели друг на друга. Видимо, я ошибся, предположив, что это одна семья. Они выглядели задумчиво и напряженно, собственно, как и я. Где-то в глубине души мне стало интересно, что их сюда привело. Спрашивать их об этом я, конечно, не собирался, но позволил себе немного порассуждать и представить себя экстрасенсом. «Девушка скорее всего не замужем, нет обручального кольца, и даже парня нет, либо недавно расстались, вот ее причина визита. Она одинока, живет с родителями, хочет взрослой, самостоятельной жизни, но пока не получается. Наверное пришла выяснить, что же ждет ее впереди, наверняка, светлое будущее» – я увлекся размышлениями.

«А мужчине что здесь надо? Наверное вдовец, несколько лет прожил один, дети либо уже взрослые, живут отдельно, либо их вовсе нету и никогда не было. Пришел спросить, как у него будет развиваться личная жизнь. Или, как и я, потерял близкого, дорогого человека при странных обстоятельствах? А может призрак жены отпугивает невест? Почему нет? Будет просить отправить покойную в мир загробный, так как сам не смог договориться с душой покойной. Вряд ли ему в этом помогут».

С чужих вопросов я переключился на свои. У меня их было два: что с моей дочерью? И где она? Оба вопроса я задавал всем фиктивным чародеям к которым я обращался за помощью. Ни на один из двух вопросов они не ответили. Никто. В это раз я решил не задавать слету свои вопросы, а подождать, что первая скажет ведунья.

За вратами мистического мира послышался женский голос, слов было не разобрать, только заключительное слово разговора было сказано громче остальных и это было – до свидания!

Женщина вышла, поблагодарила секретаря. Мужчина напротив поднялся с дивана и спросил у нее:

–Ну как?

– Пойдем расскажу.

Они вышли. Я снова был не прав. Муж с женой. Увидел кольца. Не быть мне экстрасенсом. Хотя я бы хотел им быть в то время, хоть на минуту. Мог бы все узнать о дочери. Почувствовал ком в горле, нужно успокоиться. Не мог сдерживаться, тревога подкатывала прям не в моготу. Начинали наворачиваться слезы. Только не это! Надо подышать. Старался встать так, чтобы секретарь не заметила волнение, растреплет ведунье, та в раз меня обработает. Нельзя. Вышел во двор, оглянулся по сторонам в поиске урны или чего-нибудь вроде нее. Пусто. «Как не предусмотрительны экстрасенсы» – подумал я. Немного вроде отпустило, уличный воздух немного сбил волнение, но хотел покурить. Зашел в прихожую, чтобы спросить у секретаря где можно курить, но передумал в последний момент. Если покурю, ведунья учует запах дыма, скажет, что у меня проблемы со здоровьем, с легкими. А у меня нет проблем со здоровьем. Только душевная боль. Невыносимая, нестерпимая боль.

Девушка уже около двадцати минут была на сеансе, мне это было на руку, было время успокоиться. Вроде легче стало, продышался, удалось сосредоточиться на сеансе. Боже! Зачем я здесь? Вместо того, чтобы снова прочесывать леса и поля, заброшенные стройки и дома, я сижу здесь и жду помощи от человека. Наверное, от обычного человека. Да нет, все верно я делаю. Леса уже пролезли вдоль и поперек, город и его окраины прочесали, и не раз. Где, от кого или от чего искать помощи?

Девушка вышла. Не сказать, что она была довольна или недовольна, совершенно без эмоций. Неужели никаких ощущений? Может скрывает, терпит. Выйдет за двор и станцует от радости или зарыдает от несчастья.

– Здрасьте! – произнес я, закрыв за собой дверь. Но увидел, что здороваться не с кем.

Я стоял в маленьком пустом коридоре, ни стульев, ничего. Тусклый свет лампы освещал глухие стены крошечного помещения. Впереди была еще одна дверь. Наверно это помещение было для того, чтобы не было слышно в прихожей о чем здесь говорят. Или в этом тесном помещении нужно как-то настроиться. Тогда на двери, которая ведет к ведунье надо было повесить табличку с надписью: стряхните с себя волнение и стресс, впереди вас ждет экстрасенс. Хотел бы улыбнуться от этой мысли, но … Я постоял где-то с минуту, подавливая в себе напряжение, волнение и стресс. Тихонько постучал в дверь и открыл ее.

Несколько свечей горели на столе за которым сидела женщина тридцати с небольшим лет, ее лицо было немного несимметрично, правая сторона была немного деформирована, видимо, последствия какого-то заболевания или несчастного случая. Волосы аккуратно собраны в платок с рисунком похожим на икону. Кроме стола в комнате были подсвечники на длинных ножках, которые стояли на полу. Несколько свечей, хаотично расставленных по комнате, горели и слегка потрескивали. В дальнем углу под самым потолком висела икона, я не смог разглядеть того, кто на ней был изображен, но не это меня удивило. Больше я удивился кресту с распятием, который висел в другом углу. Никак не связывались в голове церковные принадлежности и то, чем занимались в этой комнате.

Ведунья молча указала рукой на стул перед столом. Я присел, потирая вспотевшие ладони об джинсы. В комнате висело напряженное молчание, я не знал, что нужно говорить и нужно ли вообще. С другими псевдо-провидцами было как-то проще. Здесь же энергетика была какая-то грузная, которая давила прям изнутри. Запах свечей смешивался с непонятными ароматами, то ли трав, то ли каких-то косметических масел, что еще больше усиливало тяжесть обстановки.

– Что тебя беспокоит? – прервала молчание ведунья.

Я даже немного вздрогнул от резкости тона ее голоса, словно я десятый раз спрашивал ее об одном и том же, и вот она, наконец, потеряв всякое терпение, гаркнула мне в очередной раз один и тот же ответ.

Небольшая растерянность взбудоражила во мне бесконечный поток мыслей. Я не мог сообразить с чего мне начать. Спустя несколько секунд я сказал то, что и сам не ожидал:

– Как бы вам сказать, — я смотрел на пламя свечи, которая стояла в метре от меня – я скептически отношусь к вам и ко всем, кто твердит, что может видеть чужое прошлое и будущее.

Я чувствовал на себе ее взгляд.

– В последние дни я побывал у нескольких человек, которые убеждали окружающих, что обладают сверхъестественными способностями. Но их убеждения и реальность никак не пересекаются. Они лжецы. Никто из них ничего толкового мне не сказал. Я прошу, если у вас нет паранормального дара, скажите мне. Не будем зря тратить время.

Ясновидящая кинула на меня резкий взгляд, мои слова явно ей не понравились. Она взяла в руки какие-то разноцветные камни, потрясла их и раскинула по столу. Некоторое время разглядывала их, словно пытаясь запомнить. Потом посмотрела на меня.

– Возьми один камень.

Я послушно взял самый маленький камень. Она протянула ко мне руку и я положил камушек ей на ладонь. Ведунья вновь принялась его разглядывать.

– С ребенком пришел. – произнесла она.

Меня слегка качнуло от ее фразы. В глазах потемнело. Снова начало давить в горле.

– Дай ее фотографию. – добавила она.

Я достал из заднего кармана джинсов кошелек, в одном из отсеков под банковские карточки хранилась, слегка выцветшая, фотография десятилетней Ульяны.

– Фотографии шесть лет. Ничего? – я положил фото на стол.

– Посмотрю.

Ведунья то прислоняла ладонь к фотографии, то шевелила пальцами над ней на расстоянии, внимательно рассматривала, потом капнула прозрачную жидкость и размазала пальцем по части фотографии, где была изображена Ульяна, она стояла с матерью у городской новогодней елки.

– Не могу точно сказать, или болеет она сильно, или фотография старая, слабая энергия.

« Ну зачем я сказал, что фото старое, будет теперь юлить из стороны в сторону» — пронеслось у меня в голове. А что, если она не врет? Что если правда что-то чувствует?

– Можно хоть что-то конкретнее? – дрожащим голосом произнес я.

С огромным трудом мне удавалось сдерживаться, чтобы не впасть в истерику.

– Я попробую. – ответила ведунья.

Она вновь начала всматриваться в фотографию, щупать и едва ли не нюхать ее. Меня разрывало волнение. С одной стороны я ждал с нетерпением ее объяснений, а с другой у меня возникало ощущение, что это цирк в исполнение очередной шарлатанки.

– Извините, но я, к сожалению, не могу вам помочь, информация не читается. Но она точно жива. Все будет в порядке. – произнесла ясновидящая.

Я не поверил ей и мысленно поблагодарил, что хотя бы в момент, когда у человека действительно горе, она не стала фантазировать и отступила.

– Может хоть что-то скажете? – спросил я, едва сдерживая слезы.

Женщина не проронила ни слова в ответ.

– Пять дней назад она пропала… – сказал я и посмотрел на фото Ульяны – никто ничего не видел, от полиции пока результата нет. Мы искали по всему городу и окраинам, с раннего утра и до позднего вечера. Я успел наездить сотни километров в надежде найти ответ у пророков и гадалок. Я просмотрел сотни видеозаписей с камер по всему городу и ни на одной не увидел свою дочь. Мне о вас рассказывали многие люди, они говорили, что вы настоящий экстрасенс. И сегодня женщина вышла от вас с фразой: Она все верно сказала. Неужели мне вы ничего не можете сказать?

– Извините, но тут я бессильна.

Я вернул фото Ульяны в кошелек, попрощался, вышел из комнаты в маленький коридор, затем в прихожую. Кроме женщины секретаря никого не было, не оглядываясь на нее я буркнул «до свидания» и направился к выходу.

Тонкая свеча надежды на подлинность ведуньи погасла, оставив после себя лишь обжигающее пятно парафина. Не имея ни малейшего представления о дальнейших действиях, я отправился домой. Сил совсем не оставалось, я понимал, что мой отдых может отнять время у дочери, но думать, хотя бы смутно, совсем не мог.

Оксаны не было дома, «наверно у соседки льет слезы» подумал я. Ее можно понять. Прошло пять дней с момента, когда Уля пропала. Оксана не плакала только когда спала, а спала очень мало, всего три-четыре часа в сутки. Общалась со мной не особо охотно, часто уходила в спальню, когда я был дома, то ли избегая меня, то ли хотела быть одна. В этом ее можно было понять. В исчезновение дочери, кроме меня никто не виноват. Я не смогу себе этого простить даже при самом благоприятном исходе, если моя дочь жива и с ней все будет в порядке. Пятый день кошмара ее жизни благодаря мне. Перед глазами возникали самые страшные картины, что могло с ней произойти. Стоило закрыть глаза, как тут же в голове звучал ее крик о помощи, а лицо искажалось в гримасе ужаса и боли.

Заснуть не получалось. Образ Ульяны не покидал воображение. Перед глазами все кружилось, превращаясь в тошнотворную карусель. Из желудка подкатывало к горлу. Вокруг все мутнело и плыло, пробуждая головную боль. Все казалось бредом, кошмарным сном, чем-то нереальным. Память вернула меня на пять дней в прошлое.

 

В тот день, когда случилась трагедия, весь день хмурился, настраиваясь на дождь. Ветер то поднимал клубы пыли, то стихал, будто его вовсе не было. Небо с самого утра темнело, собирало все тучи воедино и после обеда стало совсем черным, буйным. Несмотря на плохую, далеко не летнюю погоду, я не нарушил своих традиций, выходя каждый вечер на прогулку.

Через день гулял с Биглем по кличке Биль. Он целыми днями бегал по двору, но прогулки за его пределами встречал на задних лапах. Умный пес, на редкость не громкий, хоть нас и предупреждали о любви Биглей к лаю. Нам повезло. Мы вышли и двинулись по привычному маршруту. Биль бежал впереди, подергивал за поводок, обнюхивал траву и асфальт, он уже выучил когда и куда мы поворачиваем. Дошли до конца улицы, повернули налево. Вдалеке черное небо беззвучно сверкало. Завораживающее зрелище, я остановился, Биль не тянул, принялся обнюхивать клумбу с петуниями, которая была высажена в форме олимпийских колец. В мгновение посветлело, словно на секунду выглянуло солнце, грохнуло и вдалеке молния соединила кривыми линиями небо и землю. Биль аж подпрыгнул от неожиданности, у меня на несколько секунд бешено заколотилось сердце и сперло дыхание.

Мы пошли дальше. Иногда я оглядывался и видел, что вспышки в небе двигались в нашу сторону. Биль тянул по известному маршруту в магазин, но я понимал, что дождь может застать нас по пути и решил свернуть несколькими улицами раньше, чтобы сократить дорогу домой. Пес немного растерялся, по этой улице ему не доводилось гулять, поэтому он принялся тут же к ее изучению, обнюхивая все на своем пути. Я немного ускорил шаг. Сзади вспышка и грохот, я оглянулся, разряды в небе были уже близко, а за ними чернота. Выглядело жутковато. Еще грохот, снова стало на секунду светло. Я перешел на легкий бег. Биль, прижав уши и хвост, бежал рядом со мной. Раскат, свет, треск. Все настолько близко, что меня немного оглушило и в душе я выругался на себя за то, что вышел на прогулку. До дома еще пару кварталов и пару-тройку поворотов. Снова грохот, будто прям за спиной, только хотел сделать поводком еще один оборот вокруг руки, но не успел. Биль с визгом рванул и вырвал поводок, он помчался вперед, я не поспевал за ним. «Хоть бы домой» — подумал я. Я не видел во время очередной вспышки, свернул ли он на перекрестке в сторону дома или побежал совсем в другом направлении, но нигде впереди его не было. Еще трижды грохнуло пока я бежал домой. Пошел дождь, сильный, крупными каплями стуча по крышам и больно ударяя по телу.

– Биль дома? – запыхавшись я спросил Ульяну, когда забежал в дом.

Она испуганно глянула на меня, сидя на диване поджав под себя ноги. Молча рванула к двери. Я понял, что пес не прибежал домой.

– Ты куда? – громко произнес я, преграждая собой выход.

– Надо найти Биля!

Ульяна настолько быстро проскочила между мной и дверным проемом, что я не успел ухватить ее за руку. Не переобувшись, она выбежала на улицу в комнатных тапочках.

Шум дождя резко прекратился, но были слышны ветер и раскаты грома.

Мы вышли во двор и начали звать Биля. Пса не было. Я заглянул в гараж, несмотря на то, что входная дверь была закрыта и пес никак не мог бы туда забежать. Вышли за двор, ни души. Снова грохнуло, да так громко, что у меня подкосились от неожиданности ноги, Уля тоже слегка съежилась, прикрыв ладонями уши. Я сделал несколько шагов по дороге в сторону, откуда должен был прибежать Биль, если бы он побежал домой, когда вырвался, но его не было видно. Оглянулся и увидел Ульяну, она бежала к перекрестку метрах в пятидесяти от нашего дома. Окрикнул ее, но она не отреагировала.

– Мы шли с другой стороны! – прокричал я, но Ульяна уже скрылась за поворотом.

Послышался самый громкий треск, который я когда-нибудь слышал. Звук был такой, словно сами небеса рвались словно ткань или сотни невероятно тяжелых камней падали на землю, ударяясь друг о друга. Яркая вспышка на мгновение озарила все вокруг. Оглушительный грохот, земля под ногами содрогнулась и я упал. В глазах потемнело, окружающий шум стих, наступила тишина. Какое-то время я не мог даже пошевелиться, потеряв ощущение тела. Перед глазами было темно, в растерянности я не понимал что происходило, ощущал, как часто моргал и ничего не было, кроме черноты, ни единого проблеска света. В ушах откуда-то издалека доносился гул. Звук медленно приближался. Я потирал пальцами глаза, часто моргал, но бесполезно. Темнота.

Прошло не меньше минуты прежде, чем вернулись зрение и слух. Я сидел на мокром асфальте, не понимая, что произошло. Не без усилий встал и, покачиваясь, пошел домой. Ни Ульяны, ни Биля дома не было. Вот тогда меня и обдало сначала жаром по всему телу, потом холодом до дрожи. Я вышел во двор, крикнул Ульяну, ответа не было. Гремело теперь уже где-то в стороне. Гроза уходила. Добрел до поворота и посмотрел в сторону, куда побежала Уля. Никого не было. В груди тревожно застучало сердце. Добежал до следующего перекрестка, огляделся по сторонам, ни души, ни собачьего лая, ни человеческого крика.

 

С того дня в нашей семье не было покоя, наш дом наполняли боль и слезы. Позвонил следователю.

– Здравствуйте, Виктор Андреевич, есть какие-нибудь новости об Ульяне?

– Добрый день, пока никаких результатов. Ориентировки с фотографией вашей дочери отправлены в отделения полиции по всей области. Мы ищем ее.

– Что нам делать? Мы уже к экстрасенсам ходили, правда, это никак не помогло.

– Знаем мы этих экстрасенсов, мошенники каких еще поискать.

– Виктор Андреевич, найдите пожалуйста нашу дочь.

– Мы делаем все возможное. Наберитесь терпения.

Я не знал что делать дальше, где еще искать дочь? Кто может знать, где она и что с ней? Вариантов было не много: в очередной раз позвонить в больницу и морг, снова обыскать пустыри и заброшенные стройки.

Открыл браузер, напечатал в поисковике услуги экстрасенса. На экране появились фотографии женщин, больше похожих на бабу ягу, то в молодости, то в старости. Мужчины в черном, в дыму, в тумане, с шарами какими-то. Щелкая мышкой по ссылкам на экране появился парень лет тридцати с небольшим, с пронизывающим взглядом и подписью Ведамир, ниже номер телефона. В отзывах написано, что этот парень входит в транс, скажет все о вас и ваших близких. Парень на фото, в отличие от многих, выглядел как-то правдоподобнее что ли, не было у него такого вида, будто он фотомодель. Терять уже нечего. Набрал номер. Ответил мужской грубый голос, который совсем не сочетался с внешностью на фото. Я нервничал, но его голос и речь как-то успокоили, внушив веру и надежду. Он задал мне несколько вопросов о моей проблеме. Я хоть и не хотел рассказывать, но пришлось, парень хотел знать сможет он помочь или нет. Ясновидящий без раздумий согласился, когда я ему рассказал о своем несчастье. Сказал, утром приедет. По моим географическим знаниям, ему предстоял путь около четырехсот километров. Пожелал ему хорошей дороги.

Оксаны до сих пор не было дома, на звонки не отвечала, а мне так хотелось поделиться новостью о надежде на чудо. Тот парень внушал доверие, шла от него какая-то сила даже через телефон. Хотел, чтобы скорее наступило утро и он приехал.

Время, словно тугая резиновая лента, которая обмотала меня и, растягиваясь, все сильней сжимала. Стрелки настенных часов двигались в тысячу раз медленнее обычного, а секундная, казалось, щелкала реже и громче. Каждый ее щелчок сопровождался эхом и вибрацией внутри меня.

Я вышел на улицу, глубоко вдохнул прохладный вечерний воздух и закурил. Отвык от сигарет, в голове закружилось, ноги слегка онемели и во рту появилась горечь от дыма,  это были не самые приятные ощущения. С непривычки заблудившееся в дыму сознание немного отвлекло от боли, которая переполняла меня все эти дни, всего на секунду, на короткое мгновение мне стало легче. Я оперся рукой о стену, ноги слегка подкосились, голова еще немного кружилась. Наспех сбросил обувь, боясь упасть, придерживаясь за стены, прошел в комнату, скорее к кровати. Прилег, закрыл глаза, «вертолеты» начали отходить в сторону и тут же вместо них надвигалось нечто ужасное, то, чего я не хотел и боялся, жестокая беспощадная реальность.

В сознании возникали образы Ульяны. Сначала ее лицо озаряет сияющая улыбка, затем она тает и вот ей уже грустно, по щекам текут слезы, и она открывает рот, будто хочет закричать, но крика не слышно.

Послышался шум в коридоре, кто-то разулся и небрежно бросил обувь на обувницу. Может это Уля вернулась!? Пульс участился. Легонько скрипнуло кресло рядом с диваном, на что сердце отреагировало тревожным стуком, всего несколько секунд быстрого ритма. Хоть бы это была Уля! А где Оксана? Боже! Что происходит? Где моя семья? Рядом кто-то всхлипнул.

Открыл глаза, на кресле сидела измученная Оксана. В голове завертелись мысли: «когда я видел свою жену? Вчера? Или позавчера? Странно, мы живем под оной крышей, у нас одно на двоих горе, но мы не видимся целыми днями. Я вообще с трудом могу вспомнить последние пять дней, они настолько туманны и бессознательны, словно их прожил не я, или прожил пять дней не своей жизни. Может поэтому они такие расплывчатые, что мне кто-то рассказал о своем горе, а я все так близко принял, что мне показалось, будто все это произошло со мной. Что за бред? Моя дочь пропала, а я пытаюсь смягчить боль нелепыми фантазиями. Где была Оксана? Может она была у подруг, или искала Ульяну по городу. И я отчаянно искал каждый день. Оксана в тот день была на работе и вернулась спустя полчаса после того, как наша дочь пропала. Я ей все рассказал. Приехала полиция. Отказывались принимать заявление, объясняя слишком коротким промежутком времени. Но мы настояли. Мы обзвонили всех, кого знали, родственников, друзей. Все приняли участие в поиске. Но все бесполезно. Что могло случиться? Кто-то похитил ее? Силой затолкали в машину и увезли? Так считают в полиции. Нет! Нет! Тогда ее, наверняка, уже нет в живых! Нет! Она жива, я уверен. Тогда где она? Заблудилась? Внезапно потеряла память? Бред! Где Биль? Пес так и не вернулся?  Его не видел. Я не помню».

– Здравствуй. – прошептал я.

Оксана молчала. Она даже не посмотрела на меня. Она винит меня в трагедии, я ощущал это каждой своей клеткой. Она лишь в первый день говорила мне об этом, сказала несколько раз. После я не слышал от нее обвинений, но знал, что винит меня. Если бы она чувствовала то, что держал в себе я, что чувствовал. И даже увидев жену, мне не стало легче, только хуже, потому что я не мог ей помочь. Я предпочел бы смерть всему этому кошмару, или безумие, амнезию. Все что угодно, лишь бы не чувствовать эту боль и не помнить всего произошедшего.

– Прости, – так же шепотом ответила Оксана, всхлипнув, продолжила – прости, что я на тебя все свалила. В том, что произошло никто не виноват. Это какая-то нелепая случайность. Я понимаю, это произошло с нами, но мне не хочется в это верить. Я не могу это принять.

– Я виноват, ты была права, когда это говорила. Я не смог удержать ребенка, хоть и пытался. Но я не знаю куда она пропала и как это произошло, я хочу знать от чего я ее не удержал. Меня убивает вся эта неизвестность. Я никого не видел. Что случилось за поворотом?

Я заплакал. Все это я уже рассказывал и жене, и полиции, и всем знакомым. Я не пытался оправдать себя или пожалеть, я хотел чтобы меня кто-нибудь понял. Чтобы хоть кто-то увидел все моими глазами.

Я был больше, чем уверен, что полиция спрашивала соседей и родственников насчет того, мог ли я совершить нечто ужасное с моим ребенком. Я знаю, детоубийц много, но что должно быть в голове такого человека, который способен причинить вред своему ребенку, я не понимал. Возможно, никто и не подозревал меня, и разговоров со мной об этом не было. Все это лишь мои мысли.

– Я не знаю кто или что виноват в этом, – произнесла Оксана – но точно не ты, ты бы не позволил случиться с ней чему-то плохому. Я напрасно обвиняла тебя. Я столько наговорила тебе, от страха, от безысходности. Я не понимала, что говорю. Прости меня.

– Она найдется, вот увидишь, все будет хорошо. Мы скоро снова будем все вместе.

Я даже не знал, что пытался сказать этими словами, успокоить или поддержать в такой ситуации невозможно. Разве что хотел, чтобы появился луч надежды, веру в счастливый финал. Я имел свое неоднозначное отношение к подобным фразам-типа счастливого конца. Ведь в жизни так случается, в чьем-то горе чья-то радость. Мне было невыносимо больно от того, что мое горе может приносить кому-то радость. Меня сводила с ума мысль, что моя пропавшая дочь может стать для кого-то развлечением, забавой, удовольствием. Я не знал кто это сделал, но я искренне ненавидел эту тварь и ничего, кроме самой мучительной смерти не мог пожелать этому бездушному чудовищу.

Этот разговор немного меня успокоил, я понял, что Оксана не избегает меня.

Где-то в глубине души едва заметно теплился огонек надежды, что Ульяна жива, вера в то, что она цела и невредима отказывалась жить. Если человека похитили, вряд ли его будут держать в неприкосновенности столько времени. Перед глазами возникали картинки жутких предположений, похожие на отрывки из фильмов о маньяках-насильниках, только вместо актрисы-жертвы моя дочь. За что мне все это!? Я не самый хороший человек на земле, но неужели я заслуживаю всего этого. Что я сделал такого, что это произошло со мной.

Я пытался вспомнить людей, кому когда-то каким-то образом мог «перейти дорогу». И были ли среди них люди, способные на подобное зверство. Если ее похитили с целью отомстить мне или жене за что-то, то уже явно были бы на это намеки либо какие-то требования. Похититель вряд ли остался бы в тени, наверняка как-нибудь проявился. Но ничего не происходило. Что если я или жена, обидели какого-то душевнобольного, что если он просто похитил нашу дочь, совершил с ней неизвестно что и исчез, удовлетворив свою потребность в отмщении, и решил остаться неизвестным. Может ему было плевать узнает его обидчик кто именно это сделал или нет. Важно, чтобы он сам это знал.

Стоп! Около года до этого кошмара мы открыли небольшой хозяйственный магазин, так сказать семейный бизнес. Я занимался закупкой товара, искал поставщиков, Оксана занималась документацией, бухгалтерией, Ульяна один раз в неделю проводила ревизию. Так вот, частенько в наш магазин начал захаживать молодой парень. Все поглядывал на нее.

Продавцом у нас работала Анна Семеновна, она многих знала в городе, тем более в районе, где жила с самого детства. Она рассказала нам, что у этого парня какое-то психическое заболевание, какое она не знала, его родители не афишировали об этом. Анна Семеновна с уверенностью говорила, что он абсолютно безобиден. Сначала он приходил в магазин чаще, всегда покупал только мизинчиковые батарейки. Спустя пару месяцев он начал приходить в определенные дни, когда была Ульяна, подолгу ходил по магазину, что-то разглядывал, иногда он засматривался на Ульяну, не отводя глаз, тогда она уходила из зала в склад, он сразу же покупал батарейки и уходил. Как-то вечером Уля рассказала нам, что он постоянно за ней наблюдает. Мы подумали и решили, что будет лучше ей не приходить в магазин или проводить ревизию в другой день. После этого парень приходил несколько раз, но, не увидев Ульяны, быстро уходил. Мы подумали, что поклонник отступил, но глубоко заблуждались, он начал ходить каждый день. Он заметно нервничал, постоянно теребил пальцами края рукавов, независимо, длинные они  были или короткие. И в один из дней он пришел и увидел Ульяну, покупка батареек затянулась. Ульяна зашла к нам в кабинет и сказала, что он снова смотрит на нее. Я вышел в зал, парень стоял у кассы, оплачивал батарейки. Стоило мне подойти к нему, чтобы поговорить с ним, как он бросил на меня резких взгляд, что-то неразборчивое фыркнул и быстрыми, мелкими шагами вышел из магазина. После того мы его не видели, а через полгода Ульяна пропала.

Господи! Так неужели это он? Я не хотел в это верить. Но тот психически не здоровый человек и его могло обидеть или задеть то, что его избегали. И неизвестно, как он на это мог отреагировать. Может он после того случая в магазине начал следить за ней, узнал где живет и наблюдал из-за угла. Неужели наступил момент, когда он решил действовать. Я совсем забыл о нем, да и Оксана, наверное, тоже.

– Оксан, а ты не рассказывала следователю о тот аутисте из магазина? – спросил я.

По ее расширенным глазам от моего вопроса, я понял ответ.

– Нет. Я совсем забыла о том случае, мы с тех пор и не вспоминали об этом парне.

Я схватил со стола телефон и набрал номер следователя. Гудки не прекращались. Набрал еще раз, ничего, кроме гудков. Ни в третий, ни в четвертый раз я так и не услышал голоса следователя. Позвонил в отделение полиции, дежурный сказал, что Виктор Андреевич давно ушел и попросил перезвонить завтра.

Завтра может быть поздно. Снова набрал номер следователя. Безрезультатно.

Солнце медленно опускалось, забирая с собой еще один беспокойный день.

Весь вечер мы просидели в комнате молча, я не мог вспомнить, когда последний раз ел, мне не хотелось. Я думал о том, почему следователь не перезванивал. Вспомнил, что завтра как раз тот день, когда Ульяна проводила ревизию. Может этот парень объявится?

Оксана тоже о чем-то думала, я не спрашивал о чем, ответ был очевиден. Меня начинала убивать многочасовая тишина, но в то же время не хотелось говорить, наверно от страха, что разговор может получиться глупым и раздражающим. Бывает такое, когда разговариваешь с человеком, а разговор уходит в такое не приятное или не интересное русло, которое вынуждает нервничать, уйти от разговора не позволяет мысль, что собеседник об этом говорит, значит ему это важно, а мне нет, но пусть выскажется, а я подумаю о чем-нибудь своем. И тогда начинаешь просто кивать головой и агакать в ответ. И наступает такой момент, когда собеседник понимает, что его слова просто летают, не попадая в сознание слушателя, он замолкает, а мне бывает немного стыдно, а иногда безразлично.

Я не нарушал молчание, хоть оно когтями раздирало меня изнутри, я не хотел, чтобы разговор с женой пошел по такому нелепому течению, только этого нам не хватало, быть не услышанными. Все, что нам было важно, что бы никто не пропустил мимо себя наше горе, чтобы наши слова не пролетали мимо сознания. Я бы не хотел пропустить наболевшее моей жены мимо ушей. Я хотел общения, поделиться своими мыслями, чувствами, хотел только рассказывать, но слушать я не был готов.

– Я сегодня звонила следователю, – нарушила тишину Оксана – он сказал, что для нас новостей нет. Нагрубила ему немного, не сдержалась. Неужели нигде ничего не промелькнуло. Камер везде натыкали, а толку нет. На каждом магазине камеры и ничего.

– И как ты ему нагрубила? Что сказала?

– Я сказала: как таких бессовестных и бессердечный людей принимают в полицию.

– Другие там не смогут.

– И не говори.

– Я был в магазине, что тремя улицами ниже, там сказали, что камеры, которые смотрят на дорогу не работают, только внутри магазина и на территории, где подъезд к складу. В магазин она не заходила. Мы просмотрели запись.

– А в других магазинах не был?

– Во многих был, но Ульяны ни на одной записи не было видно. Я вместе со следователем ездил. Если ее похитили, то скорее всего увезли на машине.

– А какие есть версии, кроме похищения?

– У меня никаких, у полиции не знаю, но наверно похищение основная.

– А что, если ее держат где-то неподалеку? Где-то до камер на магазинах?

– В каком смысле? – я удивился ее словам – в ближайшей округе я очень многих людей знаю, и никто из них не похож на маньяка.

– А придурок тот, что в магазине у нас околачивался, где живет?

– Анна Семеновна говорила, что недалеко от нее, или на ее улице, или на соседней. В общем в той стороне. Если это он похитил Ульяну, то сделал это не в одиночку.

– Почему?

– Ты его видела, как он за рулем ехать сможет? Я сомневаюсь, что он даже завести машину сможет. Или ты думаешь он пешком бы повел ее через полгорода?

– Думаешь, он был не один?

– Хотел бы о таких вещах не думать, но если он, то, наверняка, не один.

– Да неужели и в самом деле этот парень мог похитить Ульяну, он дурачок, но не зверь же.

– Оксан, он психически больной, в его голове черт знает что может твориться. Безобидный, безобидный, а потом щелк в башке и все, дикое животное.

– Давай не будем, я сойду с ума, и так почти на грани безумия.

– Прости.

Мне было не по себе, я хотел высказаться, но не думал, что своим словами накалю обстановку, которая была и без того напряженная.

– Где еще был? – спросила Оксана.

– У гадалок был, у ясновидящих был.

– Ты? Ты ж никогда не верил во все это?

– Я готов верить во все, что поможет найти мою дочь.

– И что они сказали?

– Да полную чушь. Только эта в соседнем городе сказала, что у меня какая-то проблема с ребенком. А когда показал фотографию, сказала что фото старое или болеет Ульяна, энергия слабая. Сказала, что она точно жива. Дальше отказалась, ничего не увидела.

– Я тоже у нее была.

– И что она тебе сказала?

– Сказала, что на работе все будет хорошо, в семье тоже. За Ульяну сказала: болезненный ребенок, в детстве часто болела, но в дальнейшем проблем со здоровьем не увидела.

– Ну вот, видишь, она сказала и тебе и мне, что с ней все будет хорошо. Все обойдется. Она наверно даже не поняла, что к ней пришли разные люди с одной бедой.

– Ты не задавался вопросом, почему большинство людей горе объединяет, а нас разделило? – спросила Оксана.

– Не думал об этом. Скорее потому, что горя у нас еще нет, но есть проблема, которую можно решить легче и быстрее, если разделиться и искать пропавшего ребенка.

– Ты считаешь пропавшую дочь проблемой? – ее голос становился громче.

Я понимал, что сейчас может начаться то, чего я боялся и не хотел, не правильно услышано и понято.

– Ее отсутствие дома, я считаю проблемой, а не ее!

– Это беда! Это вовсе не проблема!

– Я не хочу конфликта, тем более сейчас. Давай успокоимся. Пойми, я люблю Ульяну не меньше твоего. И раздельные поиски дали свои результаты, ясновидящая со своими одинаковыми видениями в разное время. Просмотрены десятки записей с камер, объезжена половина области в поисках сверхъестественных сил. Пока ты с полицией носилась по лесам, полям, моргам и больницам, я в это время пролазил все заброшки в городе. Разве это не сократило время? Да, мы не нашли Ульяну и положительных результатов все усилия не принесли, но мы не нашли ее мертвой, что тоже результат, который дает нам шанс найти ее живой.

Оксана задумалась, я предположил, что над моими словами. Она ничего не ответила, но ее вид стал куда более спокойным, я искренне надеялся, что смог потушить искру ссоры.

На этом наша беседа закончилась. Я пошел на кухню, поставил чайник и сел за стол. Отодвинул газету, которая лежала посередине стола и только потом прочитал заголовок « БЕССЛЕДНО ПРОПАЛА ДЕВОЧКА-ПОДРОСТОК». После прочитанных слов в голове ни одной мысли, только шум телевизионных помех. Через минуту пришел в себя и начал судорожно листать в поиске статьи. Начало было многообещающим: пока отец искал собаку неизвестные похитили шестнадцатилетнюю дочь. Дальше было описано что произошло со мной и Ульяной далеко не так, как было на самом деле. Из статьи я узнал, что какой-то неизвестный напал на меня и ударил. Пока я был без сознания, злодей со своим подельником затолкали Ульяну в машину и скрылись в неизвестном направлении. Смял газету и швырнул в мусорное ведро. Я хотел посмотреть в глаза тому, кто написал эту статью и задать всего один вопрос: кто это видел? Сраные газетчики, вечно все перевернут, лишь бы попасть в заголовки. Одна только польза, хоть больше людей увидят фото Ульяны, может кто позвонит, может кто-то где-то ее видел. Там наверняка должен быть номер телефона для тех, кто может что-то знать или видел ее в последние дни. Не вытерпел, достал газету из мусора, нашел статью, не читая, пробежал глазами по странице. Да, в конце было указано два номера, отделения полиции и Оксаны. Во мне кипела злость на автора статьи, на того, кто разрешил изменить информацию, на всю редакцию. На задней стороне газеты нашел номер телефона редакции. Позвонил, но никто не ответил, оно и понятно, был поздний вечер.

Немного успокоившись, пытался детально вспомнить все, что случилось, когда пропала дочь. Я подумал, что может не все помню и не стоит исключать того, что на меня действительно могли напасть. Но я все помнил очень хорошо, никого на улице не было, чтобы кто-то мог на меня напасть и я терял сознание.

Когда допил чай, решил зайти в комнату дочери. Ничего не изменилось с того момента, когда она была дома. В вазе на компьютерном столе почти завяли цветы, рядом телефон. Оксана все время носила его с собой, когда уходила из дома. Нажал на клавишу разблокировки, на экране высветилась надпись: пятьдесят три непрочитанных сообщений из восемнадцати чатов. Пропущенных звонков не было, наверное Оксана отвечала всем, кто звонил, рассказывала о несчастье, расспрашивала об Ульяне. Провел пальцем вверх экрана для разблокировки – введите цифровой код. Положил телефон обратно на стол, кода я не знал, Оксана, видимо, тоже. Присел на кровать, стало невероятно грустно и больно. Так сильно хотел, чтобы было по-другому, будто Ульяна уехала в гости к бабушке или на экскурсию куда-нибудь на юг. Может просто гостевала у подруги, а телефон забыла дома. Но это скорее было похоже на мечту, а реальность совсем другая, суровая и безжалостная. Было страшно до дрожи от мысли, что может ее здесь больше не будет, эти цветы так и завянут, не дождавшись хозяйки, телефон так и умрет не разблокированным, страницы ее любимых книг с годами склеятся, как иногда бывает с новыми. Достал из кармана телефон, набрал номер Ульяны. Пошли гудки, на экране ее телефона высветилось — Папуля. По щеке мгновенно покатилась слеза, за ней еще и еще. Ответил на звонок в надежде, что после разговора экран разблокируется. Не помогло. Набрал еще раз, на ее телефоне нажал – отмена. Все равно не получилось. Оставил эту затею, нужно отвезти в ремонт, там должны знать способы. Наверняка знают.

Около четверти часа просидел в ее комнате, прикрывая рот ладонью, чтобы Оксана не услышала мой плач. Мне не было стыдно, но, если бы Оксана увидела меня в таком состоянии, то подумала бы, что я потерял всякую надежду на счастливый конец, в чем сильно ошибалась бы. Я был полон веры. Только вера в чудо меня и наполняла. Вышел на улицу, закурил. Хотел вновь испытать состояние опьянения. Удалось, но все закончилось намного быстрее, чем днем. Гораздо быстрее, даже двух шагов не сделал, как вернулся в мир трезвости и глубокой раны.

Спать решил один в другой комнате, подальше от Оксаны. Наверняка, мне предстояла почти бессонная ночь, как и все, после исчезновения Ульяны, если выдастся вздремнуть два-три часа будет хорошо. Снова ночь будет полна дурных мыслей, боли, слез и страшных представлений.

Проснулся в начале седьмого утра, на удивление не помнил, как уснул, но точно быстро, усталость и эмоциональная истощенность сказывались. Хотел, чтобы все последние дни были лишь ночным кошмаром, чтобы встать и увидеть спящую Оксану, заглянуть в комнату Ульяны, и увидеть, как она сладко спит в своей кровати.

Оксана спала, я аккуратно приоткрыл дверь в детскую комнату. Кровать немного смята от моих ночных посиделок. Ульяны нет. Может проснулась уже, на кухне телевизор смотрит? Бессонница может? Открыл дверь в кухню, темнота, ни свечения экрана телефона, ни света от телевизора. Никого. Стукнуло пробуждение каким-то щелчком в голове. Скатился по стене на пол. Опять заплакал.

Успокоившись, включил чайник, пока он грелся пошел в ванную, умыться. Взглянул на себя в зеркало, измотан до неузнаваемости. Кажется где-то мелькнули несколько седых волос, не удивляло.

Неохотно выпил крепкий кофе, взглянул на телефон. Ведомир не звонил. Он не сказал когда примерно приедет. Но я уже ждал, несмотря на ранний час. Примерно через полчаса проснулась Оксана, услышал шаги, сначала в детскую, потом в ванную и в кухню, уставший, разочарованный взгляд. Тоже надеялась на ночной кошмар, как и вчера, и позавчера. Я молча навел ей кофе, она тихо поблагодарила.

Планов на день не строил, хоть и хотел заехать в магазин, посмотреть придет ли тот парень, а пока все мысли были направлены на приезд Ведомира. С одной стороны хотел, чтобы он приехал как можно раньше, чтобы ему удалось пролить хоть какой-то свет на неизвестность о дочери, а с другой я до дрожи боялся пролитого света.

Чем выше поднималось солнце над землей, чем светлее становилось утро, тем больше душа наполнялась беспокойством. Я вспомнил голос ясновидящего и увидел, как руки покрылись мурашками. Все больше становилось неуютнее, чувство тревоги неприятно давило в груди.

Я нервничал и Оксана это замечала, поглядывала то и дело на меня, но ничего не спрашивала. В голове крутилась только одна мысль – насколько настоящим будет Ведомир. Важно, что он будет говорить, будет ли это похоже на правду или очередная ходьба вокруг да около, а когда дело коснется самого важного не проронит ни слова. На этот счет у меня появились две мысли: первая, Ведомир вовсе не ясновидящий, а, набирающий популярность блогер, который под видом экстрасенса снимает свои лжесеансы на видео о отправляет их в бескрайние просторы интернета, на все это противоречила вторая мысль, которая мне казалась более правдоподобной, нет никакого смысла ехать в такую даль ради спектакля.

Выпил четыре чашки кофе за неполный час, конечно, хотел чего-нибудь куда крепче, каждый день хотел напиться до беспамятства, но поиски дочери и любой информации о ней не давали. Посещали мысли, если не вдруг выяснится, что моя дочь мертва, наложу на себя руки и плевать мне будет на весь мир. Я не мог себе представить ее мертвой, даже думать об этом было страшно. Сердце сразу сжималось так, что в глазах темнело.

 

Всплыли воспоминания об отце, я очень сильно переживал, когда его не стало. Я тогда был совсем юным, помню, как бросал горсть земли в могилу, как она стучала по деревянному гробу. Представлял, как отец лежит в темноте и каким гулом раздается этот стук внутри гроба. Я не до конца понимал, что эта темнота навсегда для него, так же, как и не понимал, что живым его больше не увижу.

Позже я много размышлял о смерти отца. Я представлял, как темнота в гробу заполнится запахом сырости, как дожди будут впитываться в землю все глубже и гроб заполнится водой, как доски сгниют ровно как и его тело, останутся лишь кости. Но это уже будет не мой отец, это просто скелет. Мой отец это то, что находилось между скелетом и сгнившим телом, что называется душой. Мне было интересно, что будет с душой через месяц после смерти, через полгода, через год. Что она будет видеть, слышать, чувствовать. Каким будет ее дальнейший путь. Моим отцом было то, что я чувствовал сердцем, все что я видел глазами – было оболочкой. Я верил в существование души и продолжение ее жизни после смерти тела. Я не верил в то, что после смерти всегда будет темно и тихо. Тогда все существование мира потеряет свой смысл.

Смерть отца толкнула меня к вере в то, что душа перерождается. Жизнь дана для чего-то. В существовании каждого человека есть смысл. Жизнь дается для выполнения каких-то целей, о которых известно одному богу. Если я не совершил то, для чего был создан я перерождаюсь снова и начинаю путь заново. Я верю в то, что так случается дежавю. Я это проходил и вот, я снова здесь. Сделай то, что должен. Если же выполнил все задачи, которые тебе были заложены еще в утробе матери, вот тебе новый путь, посложнее поизвилистей. Не выдержал пути и трудностей, покончил с собой. Нет, друг мой, — скажет бог – ты должен был пройти этот путь до конца, все это тебе для того, чтобы ты прочувствовал жизнь, попробовал всего. Жизнь это не только смех и радость, это еще и боль, и слезы, и такой труд, с которым очень сложно справиться, но ты должен. Иначе все начнешь сначала.

 

Эти воспоминания отодвинули мысли о суициде. Но мысль о возможной смерти дочери не давала покоя. Я думал о том, чего испугалась она, перед чем остановилась или какой задачи не выполнила, что вынуждена начать путь сначала. Или все, она со всем справилась. Неужели столь малые цели были ей поставлены или их вовсе не было. Разве их может не быть? Или ее цель была причинить мне невыносимую боль, чтобы я нес в себе это до самой смерти. Во что теперь мне верить? В чем смысл моего существования? В этом?

Мои размышления прервал телефонный звонок. На экране высветился незнакомый номер. Я зажмурил глаза. Звонил мой страх. Я в этом был уверен.

– Алло. – мой тон был и радостным и испуганным одновременно.

– Я в городе. – произнес Ведомир – скажите адрес куда мне подъехать?

Его голос заставил меня содрогнуться. Мне стало по-настоящему жутко. Я понимал, что скорее всего совсем скоро узнаю новости о дочери, какими бы они не были. Я назвал адрес.

– Кто это звонил? К нам кто-то едет? – спросила Оксана.

Я совсем забыл, что ничего не рассказал ей о ясновидящем.

– Оксан? – с волнением произнес я.

– Что? – она взглянула на меня – что-то случилось? Тебе звонил следователь? Говори!

– Сейчас приедет Ведомир. – произнес я, не подумав, что она даже не знает о ком идет речь.

– Кто? Кто это?

– Ясновидящий или экстрасенс, я не знаю. Я вчера его нашел через интернет, позвонил и он согласился приехать.

Она смотрела на меня так, будто впервые видит.

– Почему мне не рассказал вчера? Почему ты не говоришь со мной? – она заплакала.

Я подошел к ней, обнял, попытался успокоить.

– Честно, я собирался тебе рассказать, но мы заговорили о следователе, о парне из магазина и у меня все вылетело из головы. Мне кажется, Ведомир нам поможет.

– Что за имя, Ведомир… Дай бог, чтобы помог.

– Я переживаю, Оксан, из-за того, что он скажет.

– Пусть скажет правду. –  произнесла Оксана – А вдруг…

Она заплакала. Я обнял ее.

– Не надо. – прошептал я. – Не думай об этом, от этого только хуже.

Мы молча дожидались приезда Ведомира, оба заметно нервничали и боялись. Не отходили друг от друга ни на шаг. Впервые с того страшного дня мы провели столько времени вместе. Мы не считали это ни странным, ни нормальным, мы просто не обратили на это внимание, нам обоим было все равно, что происходит вокруг и пропускали мимо все, что не имело отношения к нашей дочери. Я даже не обратил внимания на Биля, который вернулся домой через несколько часов после грозы. Он вернулся, а Ульяна нет.

 

Каждый раз, когда накладывал еду в миску пса я разговаривал с ним, он смотрел на меня, виляя хвостом, будто слушал меня, может даже понимал: Где сейчас твоя хозяйка, которая заботилась о тебе – произносил я – Мы-то с тобой только гуляли, даже не знаю почему так произошло, что я вызвался с тобой ходить вечерами. Не помню почему. Может потому, что в детстве у меня был пес похожий на тебя и мне очень нравилось с ним гулять? Я даже, когда с друзьями вечерами гулял иногда брал его с собой, его звали Бим, у вас даже клички похожи. Может ты и есть Бим. Его переродившаяся душа. У вас животных такая природа? А? У кошек говорят девять жизней. Ты веришь в это? А у тебя сколько, Биль? Одна или бесконечность?

Пес смотрел на меня, слегка прижимая уши. После того, как он вернулся, почти не выходил из комнаты Ульяны, только на кухню есть и на улицу по нужде. Часто скулил, тоже тосковал. Может он знал что-то, чего не знали мы да только сказать не мог.

 

Послышался сигнал автомобиля. Я вздрогнул, Оксана напряглась. «Все, пришло время» подумал я, ощущая невероятное волнение, пульс, казалось, зашкаливал. Я собрался с силами и направился к воротам. За двором меня ждал зеленый седан с черными стеклами, через которые ничего не было видно. Водительская дверь открылась и из машины вылез парень лет тридцати пяти. Первое, на что я обратил внимание, были глаза, самые что ни на есть синие. В голове промелькнуло «для чего ему такие линзы, проблемы со зрением можно решить и не столь броско, наверно очередной фальшь, или все-таки чертов блогер, снимает на камеру какой он типа экстрасенс». Я лишь надеялся, что заблуждаюсь и он не приготовил сценарий его видений.

– Здравствуйте. – произнес он своим преисподним голосом.

Снова мурашки.

– Здравствуйте. – ответил я и пожал протянутую руку. – Проходите.

Парень немного выше среднего роста, можно сказать худощав, но с чертовски тяжелым шагом. Он шел позади меня и я слышал буханье его ног, мне казалось, что чувствую ногами вибрацию земли. Мы зашли в гостиную, он положил на стол прямоугольный ящик размерами с коробку из под обуви. На ящике были какие-то узоры и иероглифы, два замка, как на старых чемоданах.

– Здравствуйте, — произнесла Оксана, она выглядела растеряно, – нам нужна ваша помощь.

Она заплакала. Я тут же хотел ее успокоить, но голос экстрасенса меня остановил:

– Не нужно, это должно выйти.

Я замер от неожиданности и решил последовать его совету, хоть и сердце разрывалось при виде рыдающей Оксаны.

– Вы в общих чертах изложили мне проблему, – произнес Ведомир и потянулся к ящику. – я сейчас немного подготовлюсь и можно будет начинать.

Он достал черную свечу, зажег, вверх потянулась темная нить дыма и послышалось едва заметное потрескивание. Следом за свечой он достал черный сосуд, верх и низ которого соединяла толстая нить. Я заметил в ящике еще один такой же сосуд, но немного больше.

Экстрасенс все время что-то нашептывал, едва слышно, разобрать хоть одно слово было невозможно. От него веяло какой-то силой, чужой, нечеловеческой, настоящей мистической, чего я не замечал ни от кого из тех, с кем приходилось сталкиваться в последние дни. Он замолчал, на мгновение нахмурился, вернул меньший сосуд в ящик и достал второй, затем замер, словно прислушиваясь к звукам, которые слышал только он, открыл крышку сосуда и сделал пару шагов назад, закрыл глаза и опустился на колени. Наступила тишина, ни шепота экстрасенса, ни потрескивания свечи. Через несколько секунд послышался едва заметный гул со стороны сосуда. Я почувствовал какую-то тяжесть в комнате, словно не хватало воздуха. Сначала стало немного прохладнее, затем стало душно. Оксане было тоже не по себе. Чувство тревоги и страха меня переполняли, что-то чужое было совсем рядом, настолько рядом, что можно было услышать глухое и тихое дыхание. Внезапно свеча погасла. Я напрягся. Парень громко и резко вдохнул. Стало невероятно тихо. Через пару секунд тишину нарушил Биль, он с повизгиванием пулей вылетел из комнаты Ульяны и рванул в ванную, поджав хвост. Парень встал, я посмотрел на него и понял, это были не линзы. Его глаза стали темно-серыми, зрачки огромными, а под побледневшей кожей были заметны синие вены. Я замер, во рту мгновенно пересохло, я даже не мог сглотнуть ком, застрявший в горле. Я не верил своим глазам. Я не понимал что происходит. Послышалось тяжелое дыхание парня, он смотрел в нашу сторону, но ни на нас, а сквозь нас или внутрь нас. Подошел к столу, достал из ящика белую свечу и зажег.

Около минуты он простоял молча и не отводя взгляда от свечи.

– Пахнет холодом. – произнес он.

Через мгновение я услышал грохот за спиной, когда оглянулся увидел Оксану, лежащую на полу.

– Оксан, Оксан! – я бросился к ней и слегка похлопал ладонями по щекам. – Что с тобой? Что случилось?

Я оглянулся на Ведомира. Мне было жутко оставаться с ним один на один. На мое спасение Оксана вскоре застонала. Она открыла глаза, ее взгляд был потерянным, оглянувшись по сторонам, словно пытаясь понять где она находится, она отползла в сторону. Я помог ей подняться, но она не могла стоять и неуклюже рухнула в кресло.

Экстрасенс молча наблюдал за нашей возней тяжелым пронизывающим взглядом.

– Продолжайте, – тяжело дыша произнес я.

По его взгляду, с которым совсем не хотелось встречаться, можно было догадаться о вопросе – Вы уверены?

– Если вам есть что сказать, говорите все! – сказал я и отвел взгляд в сторону. Выдержать его взгляда я не мог.

– Вашей дочери нет в мире живых. – произнес он.

Следующие несколько минут я провел в тумане, в едком, отравляющем дыму, без сознания, а когда пришел в себя  понял, что лежу на полу, как некоторое время назад лежала Оксана, которая теперь ревела навзрыд. Парень неподвижно стоял перед столом. Его лицо было напряжено, выпирающие под кожи вены выглядели пугающе. Его слова эхом звучали в голове, метались из стороны в сторону, будто пытались отыскать несуществующий выход. Я не хотел верить его словам. Я не мог поверить в то, что моей единственной дочери больше нет. Голова гудела, адская боль давила на виски. Мне понадобилось несколько минут, чтобы хоть как-то прийти в себя. За это время Оксана похоже выплакалась, она сидела молча на кресле и смотрела в одну точку, в точку, которая была в каком-то другом измерении.

– Извините, — произнес я – мы не были готовы к таким словам.

Экстрасенс молчал. Самое страшное, что можно было услышать, я услышал. Но мне нужно было знать как это произошло. Что случилось с Ульяной.

– Вы можете сказать что с ней случилось? Кто это сделал? Кто ее убил? – спросила Оксана, словно прочитав мои мысли.

– Я не могу сказать, что ее кто-то убил! – прорычал Ведомир.

– Что это значит? – продолжала Оксана.

– Ее убил свет. – твердо ответил он.

В комнате повисло молчание и лишь медленное, но громкое дыхание ясновидящего не давало тишине заполнить все пространство.

– Какой свет? Как это понять?

– Знаете, когда происходит замыкание и искрят провода, такая мгновенная вспышка света… сейчас… подождите.

Парень резко кинул взгляд в сторону, словно кого-то увидел. Он стоял и молча что-то разглядывал. Через минуту он сказал:

– Тело можете не искать, ничего не осталось.

– Что это значит? Что за бред? – я пытался выкрикнуть, но получалось бурчание.

– Свет забрал все.

– Да что за свет!? О чем вы говорите? – провыла Оксана и снова заплакала.

– Гроза.

Меня словно огнем изнутри обожгло. Меня начало лихорадить. Перед глазами возникла та вспышка, после которой я упал на улице.

– Этого не может быть, – произнес я. – так не бывает!

– Восемь, ноль, восемь, ноль. – произнес Ведомир и посмотрел на меня.

Сначала я не понял что за цифры он называет, но вскоре вспомнил, что это пароль от банковской карты Ульяны. Я открыл карту и отдал ей два года назад, перед ее днем рождения, а в подарок перечислил ей деньги. Она спросила, почему такой пароль. А я ответил ей, что эти цифры не имеют начала и конца, равно, как моя любовь к ней. И такой пароль легче запомнить, она в ответ улыбнулась и обняла меня.

Я молча встал, прошел в комнату Ульяны, взял телефон и когда на экране высветилось «введите код», набрал восемь ноль восемь ноль. Экран разблокировался. Я остолбенело смотрел на телефон и единственное, что я понимал в тот момент, что Ведомир находился за гранью разума и логики. Я положил телефон на стол и вышел в гостиную. Я встретился с ясновидящим взглядом и понял, он не лжет.

– Как это возможно… – я чувствовал, как мой голос дрожит – откуда вы знаете?

Я не был уверен, что хочу получить ответ. Есть вещи о существование которых лучше не знать. Так спокойнее, лучше просто верить. Благодаря кому-то или чему-то Ведомир мог видеть больше, чем обычные люди, я хотел бы, чтобы это осталось неизвестным, для меня. Я поверил ему, этого было достаточно. Он это тоже понял, а может быть знал.

Я хотел задать ему много вопросов, но они беспорядочно путались в голове, не позволяя мне собраться с мыслями. Оксана о чем-то спрашивала его. Я не слышал, хоть и стоял всего в паре метров, полностью погруженный в себя.

У меня крутилась в голове лишь одна мысль «моей дочери больше нет». Ее не стало во всех смыслах этого слова. Я не знал как поступить в этой ситуации, как быть с похоронами, с могилой. Как решить этот вопрос? Куда мне носить цветы, где проливать отцовские слезы. Так не должно быть! Так не бывает! Что мне сказать родственникам, ее друзьям. Как мне сообщить об этом в полицию. Все путалось, мысли перескакивали, я не мог сосредоточиться на чем-то одном. В голове звучало бесконечное количество вопросов и ни одного ответа.

Я смотрел то на Оксану, то на Ведомира. Она не плакала, то ли слезы закончились, то ли держалась из последних сил, а может к ней пришло осознание того, что произошло и ничего не изменится. Жизнь может продолжаться, все может быть хорошо, как говорят, многое может наладиться, но так, как было раньше, уже не будет, никогда. Я начал понимать, что пришел конец мучительным поискам, переживаниям, страхам перед неизвестностью, но впереди были другие пытки. Впереди ждал кошмар осознания, понимания бесповоротности, принятия и смирения. Ведомир стоял посреди комнаты, загадочный парень с синими глазами, изменивший мою жизнь. Он что-то шептал Оксане на ухо, в ответ она легонько кивала головой.

Ведомир уехал, а мы не знали, как жить дальше, что делать. О будущем он промолчал, сказал, что это не правильно. Я уверен он мог бы увидеть. Возможно и увидел, но оставил при себе.

Всю ночь не спали, думали, вспоминали и плакали, не скрывая слез друг от друга и не пытаясь успокоиться. Все, что рассказал Ведомир осталось между нами. Для всех Ульяна навсегда пропавшая без вести девочка-подросток. Для многих я плохой отец, который искал собаку, а в это время похитили его дочь.

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.