Евгения Гусева. Разговоры с собой (сборник стихотворений)

Фильм.

Новый кастинг – тьма народу,
Сотни лиц и сотни глаз…
Расступитесь! Прочь! Дорогу!
Я снимаю свой рассказ.
Все актеры наготове,
Все ждут: «Камера! Мотор!»
Замолчу на главном слове.
Этот фильм – сплошной позор!

Как история банальна,
Неумелый режиссер.
И герой ненатурален,
Кто сказал, что он актер?
Декорации в копейки,
Мыльно-оперный бардак!
Страхи все мои развейте –
На премьере ведь аншлаг?

На премьере пусто, тихо…
Зритель здесь не побывал…
Хоть  рассказ, написан лихо,
Обречен был на провал.
Не в актерах было дело,
И не важен так уж грим,
Просто то — чужая тема,
Я снимаю новый фильм!

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

***

А лирика его проста —
Поэту нужен вечный голод:
Слезы печать смахнув в листа,
Грустить, как стар он или молод.
Что снег идет, или по лужам
Спешит смешная детвора.
На сердце камень очень нужен,
Чтобы оставить след пера.
Влюбляться и страдать всеночно,
Смеясь навзрыд былого ждать.
Писать и петь, рвать душу в клочья —
Поэту хочется страдать.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Многоликий человек.

 

Как будто надо правильно прожить

Все, что тебе отведено Единым:

Другую щеку подставлять – не бить,

Не упиваться соком винным;

Не красть, не убивать, не возжелать,

Не унывать, а каяться, молиться…

Не отпевать в слезах самоубийцу,

А лишь упокоения желать.

 

И знать еще науку бытовую:

Закончить школу, универ, во-первых,

А позже на шатающихся нервах

Запачкать надписью впервые трудовую.

А дальше муж, жена, а там и дети.

И ипотекой надломить хребет

И запереться лет на 20 в клети –

Вот верность в чем! Вот! как хранить обет!

 

Держать гражданскую позицию активно.

Ходить на митинги, писать свои посты.

Гнобить всех несогласных коллективно,

При показаниях бежать в кусты.

Мыть кости проституткам, бить стандартных,

Давить традиционных, потом наоборот.

В подполье перевесть активности азартных,

Судить, кто здесь красивый, а кто же здесь урод.

 

Нагадить щедро в воздух, пошире улыбаясь;

Закрыты шторы плотно, дымить из темноты.

И драмой многоточий со всеми попрощаясь –

В одном лишь человеке собраны черты.

 

И позже, тихо в парке, скамейку занимая,

Вещать о том, как было, и что вокруг теперь.

Размахивая Блоком, его не открывая,

Не признавать, кто ангел, а кто на деле зверь.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Мое утро.

 

Из чего состою на сегодняшний день?

Утром встала, нахмурила брови.

В отраженье взглянула: мыть голову лень.

На весы: привет пухлой корове.

И на лбу вылез прыщ – руки чешутся, жуть.

Ох, какая морщина большая!

Синяки под глазами – в ночи не уснуть.

Что здесь? Как так?! Прядка седая?!

Собрала себя в руки! Нырок в водопад.

Я свежа, я — альпийские горы.

Арсенал мой для тюнинга очень богат,

Открываю свой ящик Пандоры.

Полчаса поработал маляр над лицом:

Ну, отлично. Приступим к прическе.

Это челка! Да чтоб ее….- дело с концом!

Залепить эти волосы воском!

Раунд третий! Теперь мы один на один:

Слева я, гардероб справа. К бою!

Это жарко. А то ждет моих Похудин.

Ну куда мне с кривою ногою?!

Вот же блин! В нем была сотню раз!

Но стройнит же?! Плевать! Поскакала:

Каблуки, куртка, сумка. Успела за час?

7:15 – ну как я устала.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Осознавая.

 

Вдали от суеты мирского быта,
Ты прячешься, с природой ты един.
Забыто все ничтожное, забыта
Вся городская грязь, ты в жизни бедуин.
Становится вдруг все понятней. Вздором
Все свои чаянья готов назвать.
И честно нарекаешь  себя вором-
Ты суть свою смог у себя забрать.
А тут, наедине с своей идеей
Ты осознал всю тленность бытия:
Есть мысль, и ты должен быть ей верен.
Все остальное — ветошь, мишура.
И встало на места все, все по полкам:
Воды колодец вот, а это — лишь сосуд.
Ты разделяешь цель и средства толком,
Ведь цель одна, а средств — пруди их пруд.
И пишется легко, живётся слаще.
Ты сам есть целый мир, и больше нет границ.
Ты ликования идейности образчик,
В тебе есть сотни глав и миллион страниц.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Совет.

 

«О чем мне говорить с ним?» — тихо размышляла.

«Поговори о свете, таинстве зари,

О пробках на дороге, в которых простояла,

Про отпуск не в сезоны с ним поговори».

 

«А если заскучает про планы вспоминая?

Начнет смотреть в окошко, украдкой – на часы?»

«Скажи, что изучаешь и что вчера читала,

О сериале новом с ним поговори».

 

«А если не про то он? Если он о спорте?

А я лишь только знаю две ли – три игры?»

«Тогда забудь на время ты о своём комфорте,

Спроси, а чем он дышит, про спорт поговори».

 

«А если не понравлюсь? Вдруг покажусь простою?»

«Не надо суетиться! Процесс не торопи.

Не стоит образ строить. Ты буду сама собою.

О том, что проживаешь, с ним поговори».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Расскажи мне сказку на ночь.

 

-Расскажи мне сказку на ночь про принцессу и про фей,
Про храбрейшего из принцев, что идёт из-за морей.

-Что сказать? Принцесья доля в ожиданьи светлых дней:
Отгонять от ног «Иванов», престарелых королей.

-Ну а чудо? Может, рыбка? Или вдруг волшебный джин?
Или туфельки от крестной, что не видела с крестин?

-В общем, туфли сама купишь. По желаниям — сама.
На других ты не надейся, что хотела — то взяла.

-Может, эликсир чудесный, что прекрасное творит
И меня до лет дремучих молодою сохранит?

-С этим проще, то не тайна: заплати монет сюда,
И волшебники под маской сберегут твои года.

-Как же скучно, не волшебно! Все не так, как я хочу!
Может, рыцарь, что дал клятву и престолу, и мечу?

-Ты права, и нет здесь сказки, ни легенд, ни мифа нет.
Нет и рыцаря в округе, что взращен числом побед.

-Что же есть тогда на свете? Как же быть? О чем мечтать?
Мне отпущено судьбою в неизвестности страдать?

-Что ты, глупая, опомнись! Посмотри вокруг! Гляди!
Ведь не сказкой прозябают люди с ночи до зари.
Мир наполнен чудесами! Мир наполнен торжеством!
Видишь, дети пробегают хохоча да босиком.
Видишь, заикаясь юный подарил свои стихи?
Как их приняли, ты видишь? И их чувства как легки?
Посмотри, как обнимает тот дедок жену свою.
А прошло уже полвека после первого «люблю».
Слышишь, как прекрасны звуки? Как насыщен миром мир?
И солдатик понапрасну замурован весь в мундир.
Погляди, твой стол так полон, и стакан воды так чист.
Видишь, путь твой не так страшен, пусть немного и тернист.
Так что, научись же видеть чудо света в мелочах,
Небольшая это ноша на твоих младых плечах.
Все вокруг чудесней, краше, надо лишь глаза открыть,
Научиться быть терпимей, научиться жизнь любить.

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.