Кирилл Громов. Свет луны (роман)

Часть первая

 

Глава1

 

Все лето  2014  года я жил в деревне Денисовка Краснодарского края. Как-то однажды, в час нестерпимого летнего зноя, гуляя по деревне и изнывая от скуки,  я зашел в кабинет сельского старосты, у которого была странная фамилия: Тимофей Калым. Он сидел за письменным столом и читал газету. Это  был пожилой мужчина, лысый, в очках в роговой оправе. На нем был старый военный китель брежневских времен, застиранный с погонами и ржавыми петлицами.  В его кабинете было Красное Знамя с изображением Ленина, а над рабочим столом висел портрет Карла Маркса.

-Зачем Вы все это собираете? — спросил я его.

-Я очень, много знаю из Отечественной истории. Я даже писал в 1977 году диссертацию на тему: «Эмансипация женщин в двадцатом  веке». Я – кандидат исторических наук — ответил он, отложив газету в сторону.

-Ого! Как интересно! А о чем она?

-Эх!- вздохнул он — В двух словах этого не расскажешь!

-А Вы расскажите. Я тоже люблю историю — настаивал я, садясь в старое потертое кресло, которое стояло возле входа.

— Ну, слушай:  в качестве одного из контраргументов эмансипации женщин я рассказывал одну правдивую историю:  как известно из астрономии, луна не имеет собственного света, а лишь отражает свет солнца. Также и у

нас, людей.

 

 

1970 год. Разгар «культурной революции» в Китае СССР решает использовать в своих геополитических интересах. После военного столкновения в прошлом году, остров  Даманский остался за нами. 20 октября 1969 года Политбюро ЦК КПСС приняло решение о двухсторонних советско-китайских переговорах. С этой целью в этом 1970-м году наша делегация отправляется в Пекин. Во главе ее едет молодой дипломат, сотрудник Министерства Иностранных Дел СССР Кирилл. Едет не один, а с невестой Катей- студенткой театрального училища.

19 июня 1970 года Кирилл  в новом  белом костюме и  с черной бабочкой на шее   вошел в кабинет Генерального секретаря ЦК КПСС Леонида Ильича Брежнева.

-Здравствуйте, Леонид Ильич, — сказал он

-Здравствуй Кирюша,- ответил товарищ  Брежнев. На нем был серый пиджак, на котором Кирилл успел насчитать двенадцать медалей и три Золотых Звезды Героя. Он подошел к нему и троекратно поцеловал его.- Мы должны в текущем году снизить остроту конфронтации с Китаем. Наша делегация отправится в Пекин в понедельник утром. Главой делегации назначаешься ты. Вопросы есть?

-Да. Можно взять с собой жену?

-Можно — сухо ответил Брежнев — на нее распространяется дипломатическая неприкосновенность.

Кирилл и Катя были полные антиподы. Кирилл — холодный дипломат, убежденный коммунист, видевший смысл всей своей жизни в беззаветном служении КПСС и СССР; Катя — девушка в высшей степени утонченная и вся насквозь романтичная. Но, они любили друг друга. Главная проблема их совместной жизни состояла в том, что Катя любила людей, всегда была веселая и общительная. Кирилла она боялась. Ей казалось, что он черств, тщеславен и не любит в жизни никого, кроме себя. Впрочем, так оно и было.

Вернемся в астрономию: все мы хотя бы раз в жизни наблюдали солнечное затмение. Луна не отражает, а именно затмевает свет солнца, но, за неимением собственного света в момент затмения мы наблюдаем именно состояние полу сумерек.

 

Глава 2

 

Погода по дороге в КНР выдалась жаркая. Кирилл иногда выходил на станциях и на таможне. Костюм на нем вымок настолько, что, казалось он только, что выкупался в нем. Катя бесконечно обмахивалась веером и тяжело дышала, открыв ротик. Сквозь ее тонкое зеленоватое платье, одетое на голое тело отчетливо  были видны ее  белые упругие груди; на ногах были красные (типично советские) босоножки.

Жарко было не только днем, но и ночью. Закрывшись в комнате спального вагона, Кирилл разделся и подошел к Кате, стоявшей к нему спиной. Он расстегнул молнию на её платье и нежно провел рукой по спине; поцеловал сначала одну грудь, потом другую…провел высохшим языком по её щекам. Затем Кирилл обнял её холодные дрожащие плечи, поцеловал в пересохшие губы. Она легла, широко раздвинув ноги, а Кирилл лёг на неё сверху.

— Хочешь? – тихонько спросил он, чувствуя, как напряглись и отвердели  у неё соски.

— Конечно! – прошептала она. Несмотря на то, что ей было холодно, тело её было теплым как печь. Дыхание обжигало. Между ног у неё сладко ныло. Катя тихонько застонала, когда в неё вошел его крепкий горячий член. Кирилл превратился в мощно извергающийся горячий вулкан.

В Пекине на железнодорожном вокзале их встретили множество рикш:

-Твоя садиса, моя поехал!- кричали со всех сторон.

Пока их везли рикши, каждый думал о своем. Катя смотрела на этих грязных потных полуобнаженных людей и думала: «Бедные! На такой жаре таскать буквально на себе других!  И за что? За какие – то гроши!»

В голове у Кирилла мысли были менее гуманными: «Если Косыгин в прошлом году уже летал в Пекин, то зачем же в этом году отправили меня? Какая цель у Брежнева? Завоевать Китай? Что происходит?»

 

 

Глава 3

 

По прибытии в Пекин, Кирилл и  Катя разместились в гостинице «Хуан Ди». Что представлял собой тогдашний Пекин? Отряды хунвэйбинов, одетых в зеленые гимнастерки  с красными петлицами, красные флаги на зданиях, плакаты с изображением Мао Цзэдуна и так далее. Напротив зданий Советского посольства и консульства  развевались флаги СССР и Китая. На  следующий день на площади Тяньаньмэнь состоялся военный парад в честь прибытия делегации из СССР. На трибуне стояли Мао Цзэдун в красной форме. Мао никогда не принимал ванну и не чистил зубы; каждый вечер телохранители обтирали его влажными полотенцами; в качестве гигиены полости рта он полоскал его зеленым чаем, а затем поедал оставшиеся чаинки. При всем этом, главной страстью Мао Цзэдуна был секс. Как позже Кириллу рассказали, будучи уже в весьма преклонном возрасте (Мао разменял седьмой десяток) китайский лидер клал себе в постель двух молоденьких девушек, трахал их, либо имитировал секс; председатель Государственного Совета КНР Чжоу Эньлай – высокий скуластый мужчина в черном кителе без регалий. Затем – Верховный Главнокомандующий Народно – освободительной армии Китая Маршал Китайской Народной Республики Линь Бяо –  бывший наркоман маленького роста, с пятнистой лысой головой; он редко снимал фуражку, боялся воды и никогда не пользовался туалетом. В его комнате под кроватью стоял горшок, и, садясь на него, второй человек в государстве, укрывался одеялом с головой.  По правую руку стоял Кирилл в деловом черном костюме, черном галстуке и белой сорочке. Рядом с ним стояла Екатерина в узком белом платье. В тридцатиградусную жару по главной площади Пекина прошла, чеканя шаг,  пехота в новой чистой  отутюженной форме, затем – бронетанковая колонна, войска внутренней обороны и представители военно – морского флота.

 

Мао Цзэдун обратился к Кириллу, подавая ему бинокль: «- Государственный флаг КНР несет младший сержант Ли Пэньхуй, отличившийся во время боя на озере Жаланашколь.» Кирилл, молча, посмотрел в бинокль: Знамя нес молодой высокий парень, как показалось Кириллу, он был очень худой, мокрый от пота и дышал ртом.  Катя обратилась через переводчика к стоящей рядом с ней в желтой  военной гимнастерке  Цзян Цин – жене Мао: — Неужели Вам бойцов не жалко? Они ведь умирают от жажды. Цзян Цин улыбнулась и ответила:  — Это их долг. Неужели, в Вашей стране нет таких закаленных и выносливых солдат и офицеров?

Было решено, что урегулирование советско-китайских отношений займет не менее трех месяцев. Но, через неделю Кирилл и Катя вернулись в СССР и расторгли помолвку. А произошло это так — Тимофей Калым налил два стакана чаю — В этот день после подписания Конвенции о мире, в Посольстве состоялся торжественный ужин под председательством Мао Цзэдуна. На ужин подавали жареные потроха, ананасы, жареную курицу, красное вино, а также традиционные восточные блюда: рис, суши и наггетсы.    За все время пребывания их в Китае, Мао Цзэдун ходил в одной и той же одежде: желтой военной форме без регалий. На правом рукаве, впрочем, была красная повязка. Он (Мао) спросил Кирилла:

-Вы с женой,  наверное, очень любите друг друга, если даже в командировки ездите вместе? (Кирилл и Катя были оформлены в Пекине как муж и жена).

В этот момент Кирилл опозорил Катю на весь мир, ответив следующее:

— Да какая она  мне жена? Она — подстилка для удовлетворения чисто мужских потребностей!

Переводчик перевел все слово в слово. Прошло несколько минут полного молчания. В наступившей тишине было четко слышно, как откашлялся, вытирая подбородок салфеткой, Чжоу Эньлай.

Но, Мао Цзэдун воспринял это как шутку, рассмеявшись до слез.

Катя не проронила за ужином ни слова. Последние семь дней она вообще редко говорила что-то. Ее реплики — это всего лишь, согласия: да, конечно, хорошо и так далее. Она ходила за Кириллом как тень. Она мелькала как луна в момент солнечного затмения на фоне блестящей политической карьеры жениха. Вечером того же дня «солнце» и «луна» поссорились: Катя  сидела за столом полуобнаженная и плакала. Кирилл подошел к ней и спросил:

-Ну, чего ты так разрыдалась из-за какой-то шутки?

-Шутки?- переспросила она — Для тебя это всего лишь шутка?!

-Шутка!- весело ответил Кирилл- А для тебя оскорбление?!

-Да!- вызывающе бросила Катерина.

Кирилл пришел в неописуемую ярость – Ты — женщина, а я — мужчина! Захочу — свободной будешь, захочу — работать на меня станешь, а захочу — голой танцевать заставлю!

Затем он повалил ее на кровать, спустил с нее юбку и трусики, с себя – брюки и трусы, и  навалился на нее всей своей тушей.

-Отпусти меня! – закричала Катя.

-Но, ты, же этого хочешь, хочешь! – кричал Кирилл.

Затем они оба застонали в экстазе и через десять минут все стихло. Кирилл открыл глаза: на часах была полночь.

-Катя! – протяжно позвал он – Ты жива?

Она что-то невнятно промычала. Кирилл, встал, подошел к телефону и позвонил.

— Пригласите секретаря делегации — сказал он. Узнав, что секретарь отсутствует, он ответил, что делегация немедленно отъезжает, так как у  его жены холецистит.

… В 1 ч 30 мин местного времени Посольство СССР внезапно было свернуто, в 2 ч 00 мин отправлено самолетом  в Москву…

        

 

 

Глава 4

 

…Было уже за полночь. На улице началась гроза, были видны молнии, слышались раскаты грома.  Я уже догадался, что это никакая не диссертация, и он никакой не ученый. Но, вслух только  спросил: — Так, неужели, это- конец!

— Не совсем, — ответил Калым — Последний раз я видел Кирилла в Хельсинки в 1975 году на СБСЕ. Он сказал, что с Катей расстался, и теперь избегает женщин.

— Почему?- спросил я.

— Потому, что женщина имеет право управлять мужчиной, а мужчина не имеет права управлять женщиной.

Так и появилась эта диссертация, спустя два года — заключил староста.

— Да. Но, то, что Вы рассказали не похоже на эмансипацию женщин. Скорее наоборот – не удержался   я.

— Но, я знаю другую историю. Она —  полная противоположность этой  – ответил Калым – Приходи в субботу – расскажу.

— Хорошо! — весело воскликнул я, и мы легли спать.

   

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Свет луны

 

Часть вторая

 

Глава 1

 

В субботу, сразу же после завтрака, я примчался в дом к старосте. Обстановка  в тот день в деревне была подозрительно оживленной: блеяли бараны, мычали коровы, дрались петухи. Он сидел на своем рабочем  месте, пил только, что сваренный горячий  клюквенный  кисель и ел аппетитный мясной  беляш.

-Ага, пришел! Ну, коли пришел — садись и слушай: эта история, по мнению диссертационного совета, является апогеем социального и сексуального превосходства женщины над мужчиной:

осенью 1929 года, в связи с обострением продовольственной проблемы, Правительство  СССР официально объявляет о начале массовой коллективизации крестьянских хозяйств.

Именно в эту холодную и дождливую пору комсомольская организация отправила Кирилла в командировку на Дальний Восток. Он недавно демобилизовался из армии и теперь должен был устроиться « на гражданке»: — Помню дядю Лёню и тетю Катю — с ними связаны воспоминания из раннего детства». Теперь, находясь в поезде «Москва-Владивосток» он увидел это все очень ясно.

Кириллу было тогда лет пятнадцать. Они жили в деревне, в маленьком доме и спали в одной комнате. Может быть, конечно, он видел это и раньше, но тогда он это не просто увидел и услышал – он это почувствовал. Ему всегда разрешали спать голым, и он знал, что и дядя Лёня и тетя Катя спят голые, но в темноте не видно было. Этой же ночью всё было иначе. Он видел в лунном свете очертания голой тети. Лёжа в  постели, они долго целовались. Затем сбросили простыню, и тетя Катя легла на спину, согнув ноги в коленях. Дядя Леня лег на неё, и она громко застонала. «Тише! – громким шепотом сказал дядя Леня, — Кирилла разбудишь!» Кирилл не знал, как долго он слышал тихие стоны тети. В какой то момент ему казалось, что ей больно, но вдруг он почувствовал, что его член стал твердым и стоит вертикально. Инстинктивно он обхватил его рукой и начал тискать изо всех сил, то оголяя, то закрывая головку, пока не почувствовал на руке, бедрах, животе клейкую жидкость.

Увиденную сцену он будет помнить всегда: и в 1927 году, когда уйдет служить в авиацию, и сейчас в 29-м, и в 1930-33 годах, когда будет личным шофером Сталина.

 

 

Глава 2

 

…Наступило жаркое лето 1930 года. Кирилл- депутат Верховного Совета СССР, личный шофер « Отца всех народов», старший лейтенант ВВС СССР. В этот день он собирался написать письмо дяде Лене. Проезжая за рулем Арбат, он неожиданно вспомнил еще одну загадочную деталь из детства: однажды вся семья: он, дядя Лёня и тетя Катя пошли в деревенскую баню. Здесь он  во второй раз увидел тетю Катю голой. У нее была восхитительно красивая грудь и крупные красные соски, невероятно заворожившие Кирилла. Став старше, он ужасно стеснялся ходить в баню с тетей Катей, особенно, когда дядя Лёня уезжал на заработки и месяцами не жил дома. Так, как – то в середине сентября, когда дяди Лёни не было дома (и неизвестно было, когда он будет), тетя Катя варила щи, а пятнадцатилетний Кирилл топил баню. Зайдя в дом, он сообщил, что всё готово. «Иди, Кирилл, я скоро приду» — ответила тетя Катя. Кирилл почувствовал, как вспыхнули у него щёки и уши, и ушёл, весь красный как рак. Кирилл уже голый сидел в жарко натопленной бане, когда сквозь пар он увидел, что вошла совершенно голая тетя Катя. Её грудь, похожая на грушу, и волосатый лобок так возбудили Кирилла, что он прикрыл рукой своё достоинство. Увидев это, тетя Катя, рассмеявшись, сказала: «Ты чего? Всё нормально!» И, как ни в чём, ни бывало, стала намыленной мочалкой тереть ему спину.

Но, именно тогда тетя Катя казалась ему особенно нежной, мягкой. Когда же они были в бане втроём, всё было по  другому.  И он не понимал, что все это значит.  Тогда в бане ему было очень жаль тетю Катю, ведь он считал, что дядя Леня ее обижает, заставляя сосать ему писю.

-Ну, чего ты так смотришь?- спросила его тетя Катя — Влюбился, что ли?

-Ну, давай, Катя! Я жду! — сказал дядя Леня.

— Я не хочу при нем! Нет, нет …

Тетя  Катя встала на колени и начала сосать у дяди Лени, подобно тому, как Кирилл сосал сделанных из плавленого сахара петушков.

 

Прошла неделя. Кирилл был отправлен служить в Сочи на дачу к Сталину. Однажды он стоял в кордоне. Было жарко, пот тек с него градом, под фуражкой слиплись волосы. Здесь, в Сочи он впервые увидел кипарисы, агавы и даже пальмы. А море… Как писал Айвазовский, « каждый, кто хоть раз увидел море, будет помнить его всю жизнь». Кирилл видел море  каждый день, но у него так и не получилось искупаться в нем. Море – это не просто вода. Это красивейший галечный пляж, шторм и вода не синяя, как в сказках и, даже не черная, по названию моря, а какая – то зеленоватая.  Мимо проходил Иосиф Виссарионович:

— Доброе утро, Кирюшенька, — сказал он.

— Здравия желаю, товарищ Сталин!- отбарабанил он.

-Не желаете сегодня поужинать с нами?

Кирилл остолбенел. «Если уж предложил сам Иосиф Виссарионович, то, отказ- это будет преступление!»- подумал он.

-Это великая честь для меня! — ответил он вслух.

В полдень Кирилл получил письмо из деревни. Вот оно слово в слово:

«Здравствуй мой дорогой!

Пишу тебе я. Ты, возможно, меня не помнишь. Меня зовут Зина, мы вместе учились. Ты… ты  — предатель! Ты предал свою семью. Помнишь, как ты собственноручно расстреливал кулаков, середняков и всех, кто не желал вступать в колхозы? Теперь такая же участь постигла и мою семью и твою. Вспомни, как вы жили, как вам было тяжело. Теперь же ты по трупам взобрался на вершину культа. А благодаря чему? Благодаря лжи, лицемерию и заискиванию. Прощай, любимец партийной номенклатуры!»

Колья стояли в горле Кирилла. Он решил, во что бы то ни стало уволиться от Сталина.

 

 

Глава 3

 

Тот вечер выдался теплым, и ужин состоялся на улице. На стол подали шашлык из баранины, помидоры, огурцы, виноград, красное грузинское вино, а на первое – грузинский борщ, от которого шел такой изысканный аромат, который Кириллу снился во время его голодного детства, когда дядя Леня, чтобы прокормить семью, уезжал в Свердловск, Ленинград, а иногда даже в Москву на заработки. В эти дни тетя Катя  приводила к ним в дом сельских кобелей, которые днем помогали им по хозяйству: кто дров наколет, кто огород вскопает, кто барашка прирежет. А ночью она рассчитывалась с ними своим телом: она танцевала им эротические танцы, соблазняла, занималась с ними всеми видами секса на глазах у маленького Кирилла. Кирилл был сиротой и уже с двух лет воспитывался у своего дяди – батрака. Утром же на все вопросы Кирилла она отвечала, что так нужно, что все в порядке, главное – чтобы он ничего не рассказывал дяде Лене.   Кроме Сталина, Надежды Сергеевны, их деток и Кирилла там присутствовал Л.П.Берия.

-Скажите, Кирилл, почему Вы так сторонитесь нашего общества? Боитесь нас? — спросил  товарищ Берия.

— Н –нет,- испуганным дрожащим голосом ответил Кирилл.

-Что Вы пристали к нему, Лаврентий Павлович ? — сказала Надежда, -Расскажите  нам о себе, Кирилл. У Вас есть девушка?

-Нет,- ответил Кирилл — Но, я бы хотел  написать рапорт об отставке по личным причинам.

-Ну, конечно, мы Вас отпускаем!- весело сказала Надежда Сергеевна.

-Это он меня спрашивает!- грубо прикрикнул Сталин — Ладно. За примерную службу отпускаю. Вы успешно провели коллективизацию на Дальнем Востоке. Это  будет Вам в качестве премии — сухо сказал Сталин — А ты не лезь не в свое дело!- обратился он к жене.

 

Глава 4

 

Через два дня он был дома. Подходя к своей калитке, он увидел возле нее Зину Орешкину, с которой в школе сидел за одной партой.

Узнал он ее не сразу: на ней были синяя гимнастерка и юбка (Она была старшим сержантом ВВС), а также хромовые сапоги на ногах. Эта кудрявая блондинка нравилась ему всегда, но он никогда ей в этом не признавался. Заметив его, она закричала: «- Тетя Катя, дядя Леня, Кирилл приехал!»   Они тоже не сразу узнали его: был он в шинели, под ремнем. На голове — офицерская фуражка с красной кокардой. Тем не менее, приезд Кирилла отметили они вечером весьма достойно: тетя Катя хлеба напекла, поросенка зажарила, водки купила. За ужином  Орешкина все стрекотала, как сорока, а Кирилл все молчал. После ужина он вызвался проводить ее до дому. Во время прощания Кирилл не выдержал и показал ей письмо. Прочитав, Орешкина рассмеялась звонким рассыпчатым смехом.

-Что смешного? — удивился Кирилл.

Вместо ответа, Зина набросилась на него и крепко поцеловала в губы. Кирилл совершенно ничего не мог понять, а Зина рассказывала:

-После того как ты уехал, к нам приходило НКВД. Всех кулаков поставили к стенке, я сразу вступила в комсомол, а дядя Леня спился.  Я ждала, когда ты приедешь, потому, что замуж хочу за тебя. А ты шиковал в своей Москве! Как же: « Кирилл Кириллович — личный шофер товарища Сталина! (так говорит наш председатель) — Чтите его!»

Кирилл стоял точно замороженный, а Зина все говорила:

-В этой жизни существует не только работа. Если ты хочешь продолжение своего рода- то надо жениться. На мне! Я люблю тебя! Скажи мне это! Ну, скажи! Почему вы, мужики, все поголовно,  идиоты!? Почему мы, дамы, должны тащить вас как упрямых ослов?! Работа, деньги, работа! А мы ?!

Тут Кирилл не выдержал, упал перед ней на колени и начал целовать ее ноги.

-Зиночка за что? За что? Зиночка? – разрыдался он — Выходи за меня замуж! Я буду делать все, что ты захочешь! Честное слово! Орешкина! Честное слово!

-Встань! – сказала она, усмехнувшись, – пойдем со мной.

Они вошли к ней в дом.  На кухне сидела ее мать – уже немолодая женщина в старом платье и легкой серой кофте поверх него.

« Кирилл!» — радостно вскрикнула она. Но, Зина отстранила ее, объяснив, что Кирилл скоро уйдет, зашел он только на минуту и что – то еще в этом роде.

На улице уже совсем стемнело и начал накрапывать дождь, когда Зина зажгла в комнате керосиновую лампу. Кирилл, уже одетый во все деревенское, сел на стул. Зина подошла к зеркалу, располагавшемуся возле книжного шкафа и начала раздеваться.

 

 

Она осталась в исподнем, распустила, сложенные в косу и закрученные короной волосы на голове и повернулась к Кириллу, который все это время сидел неподвижно и, не отрываясь, смотрел на нее.

— Ты меня хочешь? – спросила она.

-О, да  — жадно протянул Кирилл, медленно  подходя к ней.

— Иди сюда – она села на кровать, Кирилл снял клетчатую рубаху и сел рядом.

— Поцелуй меня  – сказала она, помолчав.

Он начал целовать ее в нежную шею, влажные сладкие  губы, повалил на спину и погрузил в свои жаркие интимные объятия. Он целовал ее твердые соски, слегка покусывая и обсасывая их, целовал ее живот, лобок и бедра, а Зина, нежно вздыхая, говорила: «Давай! Сделай меня женщиной, а себя мужчиной!» И он сделал. У него пронеслось всё – подсмотренный секс дяди и тети, голая тетя в бане, её большие груди… У Зины грудки были маленькие, упругие, балетные…

 

 

 

Глава 5

 

После школы Зина Орешкина уехала в Батайск. Батайск – прекрасный город: крупнейший центр советского самолетостроения и танкостроения, один из перспективных промышленных центров Амурской области. В промышленности широко применяются ресурсы великой реки Амур. Там она три года проучилась в авиационном училище имени А.К. Серова. Доучившись до старшего сержанта, она оставила училище и вернулась домой. Причина была – репрессии. Дядя Леня сильно изменился: много пил (причем нередко самогон и суррогатный спирт), ходил в одной и той же одежде, мало и очень медленно ел. Приезд Кирилла казался ей выходом из этого тупика.

Глава 6

 

17 ноября 1933 года Кирилл и Зина поженились. Их свадьба была, пожалуй, самым ярким событием в жизни Кирилла. На нем был новый серый костюм, галстук, пиджак, и, даже жилет. Зина была в пышном белом свадебном платье, украшенном многочисленными блестками, складками и туго накрахмаленное. Кирилл окончил  военно-медицинское училище и был зачислен в медсанбат Дальневосточного военного округа, получив должность ординатора. В марте он с молодой женой переехал во Владивосток. Зиночка вскоре родила ему сына.

Дядя Леня умер через месяц после свадьбы Кирилла и Зины от алкоголизма, и тетя Катя уехала на Дальний Восток к племяннику.

 

А в СССР жизнь шла своим чередом. Как – то однажды, в начале 1941 года, когда бесконечно шел снег и стоял средний морозец, Сталин в серой шинели и фуражке прогуливался с Берией, одетом в черное пальто и бурки.  Недалеко от них проезжал черный форд, похожий на тот, на котором когда – то ездил Сталин.

— Да… красивая все – таки эта Россия… А  как звали того шофера, который меня в тридцатом возил? Что с ним сейчас?

— Кирилл, кажется…- ответил Берия – по — моему, он живет во Владивостоке.

— Такой он был  бесхарактерный – не дай бог на фронт его.

Но, Кирилл не слышал этих слов.

 

Начало войны с Японией в августе 1945 года принесла молодой семье новые испытания.  Кирилл и Зина, служившая с ним медсестрой, видели все: раны рваные, гнойные, окровавленные пули, гангрену и многое другое. Для них разгром миллионной Квантунской Армии Советскими войсками стал «второй свадьбой». Их сын Кирилл к тому времени был уже пионером, а дочь Лиза 1 сентября 1945 года пошла в первый  класс.

В это время  Кирилл называл себя «стариком», хотя ему было всего 36 лет. Зиночка же цвела как роза и Кирилл, сраженный ее красотой, скакал перед  ней на задних лапках. «Хорошо, что у меня муж – подкаблучник!- думала она — Как им был, так им и остался!»

 

 

Глава 7

 

Но, война есть война. 8 августа 1945 года начальник Генерального штаба Маршал Советского Союза Александр Василевский получил радиограмму из Москвы. В ней говорилось: «Ввиду того, что японский император отверг предложение  Государственного комитета обороны СССР о капитуляции, правительство СССР объявило правительству Японии войну.» В тот же день были образованы Забайкальский фронт , Первый Дальневосточный и Второй Дальневосточные фронты. Была объявлена всеобщая мобилизация. Кирилл и Зина были мобилизованы на Второй Дальневосточный фронт. 19 августа войска Первого и Второго Дальневосточного фронтов взяли в окружение Квантунскую Континентальную армию. За это время в медсанбат  Кирилла поступило около тысячи раненых. Кирилл понял:  он променял Кремлевскую жизнь, приближение к самому Сталину  на эту гадкую грязь, вонючий госпиталь, мерзкий застиранный халат. Хотел всю войну отсидеть в тылу. Не получилось…

Его раздражало повышенное мужское внимание к Зине. Однажды молодой лейтенант Сергей Серегин сказал Зине: «Правда, что твой муж был личным шофером Сталина?» Зина чуть покраснела. Она ни  с кем не хотела обсуждать эту тему.

 

Она помнила, как  в 1942 году, когда в Сталинграде  наши солдаты гибли сотнями каждый день, Кирилл трахал ее с такой неистовостью, что она боялась, как бы их не застал сын Кирилл. Это были минуты безумной страсти, когда их тела были на пике блаженства, душа пела и голова была пуста и свободна от всех мыслей. Серегин – молодой, не старше двадцати двух  лет, парень, лысый с накачанными мышцами и мощными руками, которые изуродовала война.

18 августа Серегин на своем Т – 34 в одиночку атаковал целый полк японцев, однако его танк был подбит, а сам он получил ожоги обеих рук, которые чудом удалось спасти. Его кисти почернели и были похожи на  небольшие угли, от которых пахло гарью и бензином. На левой руке пальцы пришлось ампутировать полностью, на правой – только указательный и безымянный. И это лишь самая ничтожная жертва войне.

 

 

Глава 8

 

Жара в тот год была страшная. В госпитале царила несусветная вонь, хотя все окна были открыты круглые сутки.

В ходе кровопролитных боев  двенадцатая и четырнадцатая танковые колонны расчленили японскую армию и вынудили ее покинуть Южный Сахалин. Серегин выписался из госпиталя и вскоре погиб. Кирилл облегченно вздохнул; ревность прошла. 28 августа стрельба прекратилась; американская эскадра вошла в Токийский залив.

Кирилл открыл глаза: он спал, стоя за операционным столом. На столе лежал молодой, не старше 19 лет, парень с простреленным ухом. Парень был мертв. « — Прости меня, сынок! – первое, что пришло Кириллу в голову – но где, же Зина? Неужели спит на полу?» Он посмотрел под стол: Зины не было. В госпитале вообще никого,  кроме него не было. И вдруг до него дошли истошные крики, вопли, свист. Он выглянул в окно: по улице бежала толпа рабочих, солдат, матросов, пионеров, октябрят, женщин с криками: «Ура! Слава товарищу Сталину!» Он, шатаясь как пьяный, вышел на улицу.  И тут же его сбила с ног, какая – то женщина. Это была Зина.

— Что про-про-про и с ходит?» — едва выговорил Кирилл.

— Как? Ты не знаешь? – удивилась Зина и ее щеки резко покраснели – Конец войне!!!

Но, Кирилл никак не отреагировал: он мирно спал, лежа  прямо на раскаленном асфальте.    2 сентября был подписан Акт о безоговорочной капитуляции Японии. Вторая Мировая война закончилась.

 

 

 

 

За окном шел град… Я, молча, смотрел на стол, на котором стоял недопитый чай в подстаканниках, лежало недоеденное пирожное.

Было уже семь часов утра.

— Ну, что,  утомил я тебя!- сказал Тимофей Калым — Я не мог не уделить внимания такой известной  драматичной и крупномасштабной теме как, Вторая Мировая война. А, может быть, сочинишь сам что-нибудь?

— Попробую — ответил я, — До конца лета время у нас еще есть. Я приду в воскресенье.

-Буду ждать,- ответил староста, и мы легли спать.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Свет  луны

 

Часть третья

 

Глава 1

 

Прошло несколько дней, с того дня, как Калым рассказал эту историю. И вот, однажды я вбежал к нему в дом с криком «Эврика» и сказал:

-У меня получилось. Вот, послушайте.

-Подожди — сказал Тимофей Калым — Сейчас я налью тебе чаю с земляничным вареньем, и ты все расскажешь.

Я начал рассказ:

В ночь на 27 января 1904 года японский флот совершил внезапное нападение на русскую эскадру в Порт-Артуре и повредил три корабля. В этот же день японская эскадра блокировала в нейтральном порту Чемульпо  русский крейсер «Варяг» и канонерку «Кореец». Расстреляв весь боекомплект, экипажи взорвали «Кореец» и затопили «Варяг».

 

Глава 2

 

1899 год. На вооружение русского военно-морского флота поступил новый крейсер, получивший название «Варяг». По тому времени «Варяг» являлся одним из сильнейших и быстроходных кораблей в классе броненосных крейсеров. Он имел водоизмещение 6500 тонн. При проектной скорости 23, 18 узла в 1904 году имел максимальную скорость хода 14 узлов. Две паровые машины имели общую мощность 20 000 лошадиных  сил. Экипаж состоял из 573 человек. Корабельное вооружение состояло из двенадцати 152 – мм, двенадцати 75 – мм орудий, десяти малокалиберных пушек и шести торпедных аппаратов.  Его командиром был назначен капитан первого ранга В. Ф. Руднев. 29 декабря Кирилл был призван в армию. Он был определен мичманом на крейсер «Варяг», и на седьмой день после собственной свадьбы отправился в Чемульпо.

1 января 1900 года на борту крейсера состоялся  танцевальный вечер. Кирилл был вместе с молодой женой Зиночкой.

-Постой!- перебил Тимофей — Прошло же всего три дня, а не семь!

— Но, мы-то не знаем, когда у них была свадьба,- пояснил я — Кирилл был одет с ног до головы в белое. Только золотой якорь на фуражке выдавал его. Зина тоже была нарядная. Ее рыжие курчавые волосы, белое нежное личико привлекали внимание всех мужчин.

 

Капитан подошел к Кириллу и спросил его:

— Могу — ли я пригласить вашу супругу на танец?

— Конечно, господин капитан — ответил Кирилл. После танца, Зиночка прошла мимо Кирилла, наступив ему на ногу. Он вскрикнул: «Ай!» и, увидев, что ее нет в зале, бросился за ней. Догнал он ее уже в штурвальной рубке; здесь он начал ее целовать, раздевать, затем повалил на пол, раздел, начал целовать ее грудь, живот, затем сам разделся и  приступил к исполнению супружеского долга. Ее твердые торчащие соски были восхитительны. Во время совокупления она истошно кричала, чувствуя, как Кирилл пробил ей целку.

Кирилл проснулся с первыми лучами солнца. Умывшись и одевшись, он подошел к Зине и осторожно поцеловал ее в плечо:

— Зиночек, просыпайся,- сказал он – Капитан скоро придет.

Зина, медленно  открыв глаза, сказала:

— Кирюша. Выйди. Я стесняюсь.

-А ночью не стеснялась,- улыбнулся Кирилл и вышел. И,  действительно,  вскоре пришел капитан: « — Господа! Пойдемте купаться! Чудесная погода на улице!» — позвал он. Погода и впрямь была хороша.  Вся команда уже плавала в теплом море.

 

 

 

Глава 3

 

— Хочешь кофе?- спросил Калым, — И, что же было дальше?

— Кофе со сливками – ответил я – А дальше: любовь – « любовь» Кирилла и Зины стала давать результаты: 16 февраля Зина узнала, что ждет ребенка. Молодых поздравляли все (даже адмирал С.О.Макаров). По настоянию Кирилла Зина сошла на берег; ей нельзя было, больше находится на военном корабле. Кирилл остался служить. Зверская годковщина господствовала на крейсере. Капитан издевался над Кириллом, смеялся, спрашивал, когда же его жена даст ему (капитану). Офицеры поили его из унитаза и спрашивали: ощущал ли он то же самое в постели с Зиной?

— Женщина на корабле – к беде – сказал староста – Продолжай.

Я продолжил:

— В день рождения своего сына, Кирилл прыгал до потолка, смачно целовал товарищей и, даже, выслал Зине на память автограф капитана, оформив его в красивую розовую  рамку. Через 3 дня он все — таки пришел домой. Он зашел как раз в тот момент, когда Зина собиралась кормить сына.

«Как назовем – то его?»- спросила она, улыбнувшись.

«Мы назовем его – Иосиф,» — подсаживаясь к жене, сказал Кирилл.

В октябре 1903 года в день четвертой  годовщины спуска на воду «Варяга» состоялся юбилейный вечер. С Кириллом была вся семья. Он говорил всем: « — Иосиф тоже будет моряком, как и его отец. Через месяц он с мамой уезжает во  Владивосток. Я  приеду к ним через три месяца.»

 

 

Новый 1904-й год Зиночка с Ессей встретили уже во Владивостоке. Переписывались они регулярно. Зиночка писала с тревогой, что очень опасается за его жизнь потому, что 31 декабря 1903 года Россия и Япония разорвали дипломатические отношения и существует реальная угроза войны. 25 января Зина получила последнее письмо от Кирилла; но она этого не знала.

 

 

Глава 4

 

Мы допили кофе, староста  закурил сигарету  и спросил:

-Значит, Кирилл все — таки погиб, и Зина осталась вдовой?

 

— Слушайте дальше. Бой «Варяга» и «Корейца» с четырнадцатью японскими эсминцами вошел в историю и во славу русского оружия. Это был страшный бой, когда вода в море закипала и алела от крови, когда выстрелы и крики командиров заглушали стоны раненых. Виноваты в этом были не женщины, которые, якобы на корабле «к несчастью» и не мужчины, которые сражались «до последнего патрона», «до последней капли крови», а политики и императоры, которые своими необдуманными действиями оставляют вдов и сирот. Нас восхищают победы русских под Измаилом и Сталинградом, но мы искренне негодуем, когда вспоминаем Цусимское сражение. К тому же, война на море – она особенная. Каждый раз моряки уходят – и навсегда. Если Вы думаете что военно – морской флот – это романтика и экстрим – Вы глубоко ошибаетесь. Что касается Зины – она так и не вышла замуж, одна воспитала сына. Он стал музыкантом — скрипачом. Это не монография, не повесть и уж конечно не кандидатская диссертация. Просто  — красивый рассказ о любви.

 

 

 

 

 

Глава 5

 

Лето близилось к завершению, и пора было возвращаться в город. 28 августа я уезжал поездом в Омск. Староста отвез меня на вокзал. На нем было серое пальто и коричневое кепи.  Во время прощания он сказал: « Илья! Приезжай через год. Я знаю еще много таких историй».

«-Обязательно приеду!» – кричал я из окна поезда.

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.