Александр Проскурин. Кто против? (рассказ)

Шутка

Я не безграмотный,

просто у меня такой стиль!

Кто сказал, что кухня, обозначается в морфологическом и синтаксическом определении, как «слово существительное, неодушевленное, женского рода»? Именно — существительное, даже неодушевленное, да еще и женского рода. Лично мне ни одно из этих определений не нравится. И я попробую вам доказать, что кухня — это «прилагательное, одушевленное да еще и мужского рода».

Давайте начнем с последнего — род. Если по правилам русского языка, обращаясь к «Толковому словарю Ожегова», кухня — это «отдельное помещение (в доме, квартире) с печью, плитой для приготовления пищи». То тут вопросов нет. В словаре это слово, действительно, женского рода. И определено именно как место для приготовления пищи. Вот с этого и начнем. Согласитесь, что слово «повар» звучит намного лучше, чем «повариха». Повариха, на мой взгляд, звучит как-то слегка уничижительно. А вот повар — это как «шеф», «хозяин». И представить, чтобы в каком-то ресторане кто-то сказал, что у них работает «шеф-повариха». Да и словосочетания такого, пожалуй, нет. А вот «шеф-повар», это совсем другое дело. Значит, первое приближение к мужскому роду у нас уже есть.

Теперь второе: я не могу представить себе, как бы на флоте назвали женщину на кухне. Это же ясно, что там может быть только «кок»! Не скажешь же «кокша»? Или вот, к примеру, на Востоке есть такая чисто мужская профессия — кебабчи. Естественно, это повар мужчина, умеющий готовить кебаб, блюдо из кусочков жареного мяса.

И что здесь женского? Да ничего! Вот и второе приближение все тоже к тому же мужскому роду.

Теперь об одушевленности. Вспомните, где в ушедшие советские времена можно было обсудить все проблемы, где можно было рассказывать самые антисоветские анекдоты, где засиживались за полночь. Да и мало ли еще чего душевного, одухотворенного происходило на кухне. Да, да, именно там. Значит, одушевление к этому месту уже можно применить. А как, скажите вы, можно готовить «без души»? В то, что ты делаешь на кухне, я уверен, обязательно надо вкладывать душу. Как без этого? Вот смотрите, говорят же, если насолил от души, то значит влюбился. А вот бездушную стряпню и есть не хочется. Значит, можно одушевить «кухню»? Думаю, что можно.

А теперь про «существительное». Да какая же кухня «существительное», и, как мы уже выяснили, вполне одушевленное. Кухня — это явно имя прилагательное. А что такое прилагательное? Это самостоятельная часть речи, обозначающая признак предмета, и отвечающая на вопросы: «какой?», «какая?», «какое?», «какие?», «чей?», «чья»…

Попробую ответить на все эти вопросы. Бывает, заходишь на кухню, а там «какой» — такой запах! Как же тут не повторить за Полиграф Полиграфовичем: «Воздух в кухне приятнее».

Или, смотришь на плиту, а там «какая» — такая прелесть, что и есть сначала жалко. А «какие»? Такие всякие разные разносолы здесь можно найти. Да и с «чей» и «чья» тут тоже нет проблем. Смотришь в раковину, и так хочется спросить: «Сегодня чей черед или чья очередь мыть посуду?»

Хотя, конечно, не только это связывает кухню с прилагательными. Сколько по всем «признакам предмета» можно сказать о кухне теплых, ласковых и нежных слов? Сколько? Да столько, сколько каждый сам себе может представить.

Вот и получается, что если отказаться от правил, то кухня — это одушевленное прилагательное мужского рода.

А вы разве против такого определения?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.