Виталий Пажитнов. И медленно ложилась тень на склон пологий… (повесть)

 

На каменистый склон

Ложились мягко тени

Сквозь шорох дум неспешных

И дней которых были

Когда-то суету и бег

Где день сегодняшний и день вчерашний

Были рядом

И свет надежд, тревог, сомнений, размышлений

Светил им также и дарил

Порою свой совет.

 

 

 

1

 

 

 

Низкое в этот вечер солнце очень хорошо освещало эту широко раскинувшуюся в даль немного ниже их стоянки ровную каменистую долину, простирающуюся в даль почти на 70 километров и в поперечнике имевшую почти везде примерно одинаковую ширину где-то около 50 километров. Это очень живописное широкое и ровное каменистое плато плотно окружал почти ровный прямоугольник весьма высоких горных склонов, перед которыми примерно километров на 15 – 20 простиралась весьма причудливая и широкая скалистая полоса предгорий, через которые в эту долину втекали 3 большие полноводные реки, впадавшие в 2 весьма больших глубоких немного вытянутых вдаль озера, соединённых друг с другом широкой протокой и располагавшихся примерно посередине этого плато. Из дальнего озера в самом конце вытекал весьма широкий и бурный речной поток, впадавший примерно километров через 30 прямо в воды довольно близкого от этой долины Тихого океана, а первое озеро находилось совсем недалеко от места их стоянки, — примерно в 8 километрах и немного левее от них, где-то в километре по широким и не очень высоким ступенчатым каменным плитам с дальних гор также стекал не очень широкий порожистый речной поток, дальше уже спокойно и ровно протекавший по этой долине и впадавший в недалёкое от них озеро. Сравнительно недалеко сзади их стоянки также начинались следующие первые пояса этих многокилометровых и весьма довольно высоких и широких каменных пластов, чем-то очень напоминавших какие-то немного странные ступени какой-то весьма причудливой гигантской длинной лестницы, из которых собственно состоял почти весь спуск с этих далёких высоких горных вершин.

Место это было совершенно безлюдным, — ближайшая небольшая деревушка местных индейцев находилась примерно в 65 километрах по ту сторону этого горного пояса, в 30 километрах от перевала и если кто-нибудь из местных жителей и появлялся в обычное время на этой долине, то это было примерно 2 – 3 раза в год и очень тесно связанно с местными религиозно-оккультными обрядами и праздниками.

А наши герои как расположились здесь на этом месте 7 лет назад, так после этого даже ни разу и не задумывались над сменой места их лагеря, поставленного ими на одной из этих крайних каменных плит-ступеней и совсем недалеко от их места стоянки находился последний, немного обрывистый спуск к самой этой долине. Около их большой и аккуратно обложенной по краям камнями палатки уже минут 20 горел мерно потрескивая дровами высокий вечерний костёр, их большой стояночный чайник подвешенный над огнём уже начинал потихоньку закипать. Олег, сидевший немного с краю около невысокого молодого дерева отложив в сторону тетрадку со своими записями поднялся, подошёл к костру, посмотрел на чайник и кивнув сидевшему с другой стороны у такого-же молодого дерева и возвышавшейся здесь довольно высокой скалы за просмотром таких-же своих походных записей Сергею снял закипевший чайник и поставил его рядом со столом. Когда Сергей подошёл к палатке Олег уже достал большую жестяную коробку с чаем, насыпал его в чайник и закрыв крышку вытащил из бокового кармана сигарету прикурил и подошёл к своему стулу за их большим столом. Сергей также уже уселся на своё место и разминая сигарету посмотрел на своего друга и немного помолчав сказал:

— Ну что-же, наш вечерний чай готов, спасибо.

— Да уж не за что. Жалко что с Доном у нас сейчас пока нет связи.

— Ну они ведь нас предупреждали что со связью возможно будут какие-нибудь сбои.

— Ну что, если у Дона с Манеосом всё будет в порядке, то обратно они вернуться где-то дней через 10 – 12.

— Если всё будет в порядке, то скорее всего так.

— Они вышли из лагеря почти две с половиной недели назад, а так как место это достаточно интересное, то совершенно неудивительно будет если они там даже и немного задержатся.

— Ну что-же, дорога до того нашего заброшенного горного города составляет где-то около 3 дней, так что если они через неделю закончат свой осмотр руин и остатков этого очень древнего города и этих двух озёр, то где-то дней через 10 их можно будет уже ждать. Да, жалко что у нас сейчас небольшая проблема со связью, — последнее сообщение они выслали 3 дня назад и сообщили что у них скорее всего возможны небольшие проблемы с интернетом, — какие-то небольшие технические неполадки и с тех пор пока связи не было. Но они обещали что если со связью будут какие-нибудь сбои, то они как только разберутся, то сразу-же сообщат.

— Да, жалко что наша телефонная связь просто не достаёт до этого места и остаётся только переписка через наш походный ноутбук. Ну что-же, недаром Дон когда-то немного работал программистом и я надеюсь что скоро мы получим от них какие-нибудь известия.

— Да, и я тоже.

— Ну и уж в крайнем случае, дорогу сюда они знают прекрасно.

— Ну, я всё-таки считаю что связь у нас с ними будет.

— Да, и я тоже.

— Да, но всё это конечно-же хорошо, но ужинать-то мы собираемся?

— А как-же, и наш чай уже успел как раз весьма прилично завариться.

— Ну что-же, доставай тогда наш термос с поджаренными макаронами.

— С удовольствием.

И Сергей вытащив из под полога палатки их большой термос с заранее ими приготовленным ужином (который они иногда, не очень часто но использовали) поставил его на стол и они разложив по мискам вечернюю трапезу неспешно перекусили традиционными горячими макаронами с консервами и налив в чашки чай закурили. Вечер стоял очень тёплый, солнце висело самой над линией горизонта так что стемнело бы примерно где-то через полчаса, а довольно причудливые пурпурно-красные и немного алые облака довольно скорого заката уже давно вытянувшись над дальним краем простиравшейся перед ними широкой долины.

— Нет, а всё-таки какие красивые здесь закаты.

— Да, совершенно согласен.

— Да и место мы выбрали здесь ведь совсем неплохое.

— Три месяца назад как раз исполнилось 7 лет нашего здесь пребывания.

— Да, и мы тогда устроили здесь небольшое застолье.

— Да, и кстати тогда ведь мы были здесь все впятером.

— Совершенно верно, ты, я, Дон, Манеос и прилетевшая тогда на 3 недели к нам на стоянку Лена.

— Да, а интересно всё-таки, где сейчас лазают и что там разбирают в этом старом заброшенном городе наши Дон и Манеос?

— Где они сейчас могут лазать? Ты же ведь прекрасно помнишь, как широко раскинуты руины этого древнего индейского города, а чего стоит только одно это здание огромного горного храма?

— Да, и не говори, что-что, а этот храм – так это что-то просто фантастическое.

— И я точно также считаю. Так что где они сейчас там лазают и что там осматривают… Да, и ещё эти два горных озера по краям этого города.

— И озера очень глубоких.

— А ведь если верить преданию местных индейцев, то на самом дне этих озёр находятся два очень древних и очень священных для них храма, и что по два раза в год, всё время в одно и тоже определённое время из этих озёр идут просто очень-очень яркие лучи света, и что этот свет…

— И что этот свет настолько яркий, что его очень отчётливо видно как ночью так и днём, и что длятся эти свечения обычно где-то около недели, иногда немногим больше.

— И кстати, а ведь если вернуться к преданиям тех-же индейцев, этот свет – это ни что иное как Сам Взгляд Их Верховного Бога, который когда-то очень давно опечалившись непослушанию и беспорядкам среди живших когда-то здесь людей выпустил две свои большие слезы, и они упав на землю превратились в два этих озера, и что они с тех пор и стали как будто бы «его вторыми глазами», которые он открывает всё время по два раза в год чтобы посмотреть на живущих сейчас людей и на все их дела.

— Да, ты прав, только на самом деле эта легенда гораздо более большая и очень интересная, и в ней кстати ведь подробно рассказано и о истории всех этих мест, об этой долине и об этом большом озере рядом с нами и о тех руинах такого-же древнего города на его дне.

— Да, совершенно верно, но только сейчас мы говорим о наших двух друзьях и о тех двух далёких горных озёрах и этом их загадочном свечении. А остатки руин этого затопленного города мы всегда совершенно спокойно можем посмотреть и сами, — они совсем недалеко отсюда.

— Извини, я с этим совершенно согласен. Да и кстати об наших друзьях, ведь Дон как раз и отправлялся туда чтобы застать один из таких периодов этих «светящихся озёр», поэтому они с Манеосом туда так и спешили.

— Ну что-же, и они не опоздали.

— Да, и тем интереснее будет их рассказ об этом походе.

— Ну а вот в этом ты можешь даже и не сомневаться, — уж что-что, а рассказ их будет точно большим и достаточно подробным. Ты что, не знаешь, ведь если Дон за что-нибудь берётся…

— Да, пожалуй ты прав.

— И я больше чем уверен что времени они там не теряют, — его у них и так не очень много в этой экспедиции.

— Да, но они так решили, а Манеос так вообще просто умолял сходить туда чуть позже, — это время он считал не очень безопасным и говорил об этом очень осторожно.

— Да, совершенно верно, и это также связанно с одним из старинных индейских поверий.

— Да, во время свечения этих озёр…

— Да, но как бы там не было, но Дону просто очень нужно было посмотреть как раз на эти «светящиеся озёра», и он настаивал…

— Да, и хоть и не с первого раза, но Манеос согласился, и они пошли.

— Да и кстати, а пошли ведь они туда потому что это очень нужно и интересно для всех нас, ну а так как Дону это было особенно очень интересно, то мы просто передали ему его счастливый жребий.

— Ну что-же, будем ждать с ними связи.

— Будем ждать.

— Да, а как ещё по чаю?

— С удовольствием.

Олег поднялся, налил в чашки чаю, Сергей затушил в их большой пепельнице сигарету, подул на горячий чай, сделал два небольших глотка и поставил чашку – пускай чуть-чуть остынет и посмотрев на уже начавшее заходить за горизонт солнце вытащил ещё одну сигарету, прикурил и немного помолчав сказал:

— Ну что-же, через несколько минут здесь будет опять уже темно.

— Да, я сейчас достану из палатки нашу лампу.

— Да, уж пожалуйста.

И Олег понялся, зашёл в палатку и через минуту вышел держа их универсальную походную лампу с отличной регулировкой яркости света и настроив её свет на средний уровень установил её посередине стола.

— Ну что, так наверное лучше?

— Да, конечно-же.

— Ну что, допьём наш чай и ещё немного посидим?

— Да, пожалуй, только я сегодня не стал бы задерживаться здесь надолго и моё предложение – так это ещё немного посидеть здесь, а потом особо не рассиживаясь идти уже ложиться.

Олег с небольшой улыбкой посмотрел на своего товарища, прикурил сигарету и ответил:

— Ну что-же, раз уж ты так считаешь, то что-же, не буду особенно тебе возражать и сам с удовольствием тоже лягу немного пораньше.

— Ну вот и договорились.

— Да и кстати, а этот сорт чая и правда совершенно не похож на все остальные.

— Так ведь Манеос нас предупреждал перед уходом оставляя нам эту пачку, — он специально сказал что здесь собран особый сорт местного чая и что он совершенно особенный.

— Да, то-то мы уже второй день это уже замечаем.

— Это специально собранный, отобранный и высушенный по старинному индейскому рецепту чай, так что то, что мы сейчас пьём – это нечто особенное.

— Да, и это заметно.

— Да и кстати, а какая сегодня большая луна.

— Так сегодня же полнолуние.

— Полнолуние?

— Совершенно верно.

— А… Да, вспомнил, ты совершенно прав.

Олег докурил сигарету и погасив её в пепельнице отпил немного чая. Их костёр уже потихоньку погасал, только крупные обгоревшие ветви ещё немного поблескивали небольшими язычками пламени и мерно потрескивали в тишине стоявшего вечера. Олег сделал ещё один глоток чая и немного улыбнувшись сказал:

— Да, а чай этот и правда немного особый. Ага, а вот уже и Млечный Путь стал отлично виден.

— Ну что-же, давай допиваем этот чай, и идём?

— Да, давай.

И через несколько минут два наших друга поднялись, неспешно собрали всё со стола и потушив остатки костра пошли в палатку укладываться. И пока они там мирно и безмятежно отсыпаются мы возьмём на себя смелость немного отвлечь нашего читателя и в нескольких словах немного вкратце сообщим ему небольшую информацию об основных героях этого нашего повествования. Да, начать мы это можем собственно с самого начала и сообщить ему что оба наших осыпающихся сейчас друга после окончания университета и двух лет работы в одном достаточно уважаемом конструкторском бюро несколько внезапно оставили эту работу и примерно после года различных поездок и туристических походов гостя в одном небольшом селении в юго-западной части Южной Америки случайно разговорившись с одним из местных проводников услышали от него что действительно есть одно такое место, да и такое, какое они всё это время на самом деле и искали… И через месяц после долгого похода наконец-то увидев его они сразу-же поняли, — да, а это — оно… Да, а это как раз и было то что они больше года искали и о чём они пока ещё только мечтали уже несколько лет подряд… Да, это затерянное далеко в горах и от всякой цивилизации место, вся эта как казалось совершенно бескрайняя долина, опоясанная широким высоким горным поясом… Да, а это и было то что им было нужно. И 7 лет назад в начале лета они и поставили здесь эту свою стоянку и с тех пор сначала втроём (вместе с местным проводником и их советником (а также полноправным членом их уединения Манеосом)) который почти сразу-же согласился составить им компанию и роль «горного проводника и подсказчика», а 5 лет назад вместе с также присоединившимся к их компании их старым знакомым Лондонским филологом Доном они большую часть всего своего времени проводили здесь, в этой долине (выезжая «на большую землю» в свои города и страны только чтобы уладить небольшие деловые и домашние дела). Да, и вот уже почти 7 лет длилось это их «добровольное отшельничество» вдалеке от всего этого «безумного, безумного мира» и всех его проблем, место где им совершенно никто не мешает и откуда им издалека гораздо лучше был виден и весь-весь этот «безумный мир» и все его проблемы, болезни и пробелы и где можно было тихо и спокойно все их разложить и достаточно внимательно и подробно рассмотреть и проанализировать.

Да, так здесь и жили 3 наших философа, их местный проводник и товарищ и их подруга (которая в виду «особых семейных причин» к большому сожалению всех присутствовала здесь немного реже) но которой всегда были очень рады и которая всегда очень ровно вписывалась в их компанию и всегда немного оживляла и вносила весьма нужное и дружеское разнообразие во всю атмосферу их стоянки.

«Связь с большим миром» у них налажена была достаточно хорошо, — примерно раз в 2 с половиной – в 3 месяца к ним из ближайшего «цивилизованного» города прилетал их небольшой но очень вместительный и маневренный вертолёт, успешно полностью осуществлявший всю проблему транспорта и перевозок, два рабочих ноутбука исправно снабжали их всеми нужными новостями, также в постоянном рабочем виде у них содержались их небольшие «походные» планшеты а связь с этим ближайшим городом и несколькими небольшими поселениями в сравнительной близости вполне поддерживали их радиотелефоны (только в некоторых местах на этих горных просторах (и в том числе и в том старинном городе где сейчас плутали Дон с Манеосом эта связь почему-то совершенно не работала)) и там им приходилось поддерживать всю связь только через специальные походные планшеты и ноутбуки.

Мы не сделаем большого открытия немного особо упомянув здесь что все 4 основных участника этой стоянки имели большие склонности к различным наукам и в частности к литературе и философии, все они писали очень неплохие стихи, постоянно вели всевозможные записи в своих неизменных походных тетрадях (в которые часто входили и результаты их бесед и разговоров и их сугубо личные мнения и размышления по очень большому ряду проблем и вопросов) и что за последние 4 года Сергей с Олегом выпустили по 2 книги стихов, около 2 десятков научных статей и весьма серьёзных и востребованных философских работ в различных весьма престижных мировых журналах, а также и по несколько художественных книг с подобной тематикой и поднимаемыми вопросами. Что же касается Дона и Лены – они также принимали участие в составлении большинства этих статей и трактатов и у Дона в этом году вышла вторая его художественная книга, а также в этом году у него и у Елены состоялись первые презентации их стихотворных сборников. Так что всё это уединённое время проведённое на этой стоянке у наших героев было весьма неплохо заполнено не только их различными беседами и размышлениями на многие интересующие их вопросы, а также и весьма неплохими и часто очень востребованными научными и очень неплохими литературными работами.

Так что пока два наших товарища мирно отсыпались в своей палатке мы вкратце рассказали нашему читателю несколько слов и об наших героях, и о том месте где они находятся и где будет происходить почти всё действие этого нашего повествования и так и оставив их спящими и досматривающими свои предутренние сны мы спешим потихоньку закончить это наше небольшое отступление и предоставить дальнейшее действие уже им самим.

 

 

 

2

 

 

Олег проснувшись немного полежал прислушиваясь к мелодичному пересвисту небольших юрких южных пернатых, потом неспешно потянувшись встряхнул головой и расстегнув свой спальник присел, отпил немного оставленного с вечера чая и посмотрев на спавшего Сергея решил его не будить приподнялся и аккуратно пробравшись к выходу из палатки вылез наружу. Солнце уже достаточно высоко светило где-то за этими предгорьями и подойдя к костру он с небольшой улыбкой посмотрел на покрытые большими каплями крупной утренней россы камни вокруг их костра, потом вернувшись к палатке стёр такую-же крупную влагу с их стола и стульев и усевшись на своё место не без удовольствия вытащил первую сигарету, немного размял её и закурил. Ну что-же, день сегодня должен быть хорошим, да и ведь сегодня они собирались пройти к недалёкой от них речушке и немного там сполоснуться а заодно конечно-же порыбачить, — да, ведь что-что, а рыбалка здесь всегда была отменная. Да, и так как все участники этой стоянки ещё с детства были просто заядлыми рыболовами, а рыба здесь водилась весьма даже интересная, то… То на какое-то время в их походном рационе сегодня вечером должны будут появиться и весьма изысканные рыбные деликатесы, — иначе этих южных хариусов трудно даже и назвать. Ну ладно, пора уже понемногу начинать готовить завтрак, — Сергей ещё пока спит, а чайник… Да, а чайник пора уже ставить.

И Олег поднявшись вытащил из-под полога палатки их походный «примус» и разведя его наполнил чайник и поставил на огонь. Большой костёр они разводили обычно ближе к вечеру, а так как на сегодня у них был намечен ещё и поход к местной речке, то раньше 6 часов они разжигать его конечно-же не будут. Да, а это ещё и экономия дров, — ведь тоже чего-чего, а растительности и каких-либо пригодных деревьев на этой каменистой местности было совсем немного и им очень часто приходилось совершать довольно дальние походы к нескольким не очень большим, но всё-таки вполне лесистым участкам немного выше вдоль по склону чтобы периодически немного пополнять запасы своих дров. Хотя их стеллаж с дровами ровно стоявший под тентом сбоку их палатки регулярно пополнялся с каждым рейсом их вездесущего и незаменимого небольшого вертолёта, однако и эти запасы тоже иногда скудели и им приходилось опять отправляться к этим небольшим лесным участкам в свои походы за дровами.

— Ну что-же, Сергей ещё вроде не проснулся и не стоит пока его будить, — подумал Олег и закурив сигарету посмотрел на нагревающийся чайник и на простиравшуюся прямо перед ним широкую долину. – Да, сейчас ещё свежо, это с предгорий… И кстати, ведь мы на днях собирались сходить в небольшой поход к нашему озеру, — вот уж и правда, загадочное место. Да, эти остатки какого-то очень древнего индейского города, торчащие там прямо из берега, — это просто что-то уникальное, — ведь все постройки там оказались скорее всего в результате какой-то вулканической деятельности и сотрясений просто погружёнными в каменное дно этого озера и на поверхности у берега мы можем рассмотреть только торчащие там верхушки некоторых из наиболее крупных уцелевших строений. А ведь все эти здания и построения и не очень-то обычные для этих мест, — там можно рассмотреть и угадать остатки зданий бывших похожими когда-то на какие-то античные постройки и строения, да, эти колоннады, эти несколько почти античных портиков под водой не очень далеко от берега, да это всё просто немного странно… И что это был за город, и какова его история… Хотя, хотя ведь в этой древней местной легенде кое-что сказано и об этом городе, да и вообще-то не только об нём… Да и кстати, надо будет перед этим походом ещё раз перечитать это древнее предание, — да, ведь и написано всё оно так…

— Да, а ты как я смотрю уже неплохо здесь устроился, да и чайник уже закипает, — проговорил незаметно появившийся и усевшийся у входа в палатку Сергей. – Да, а чего-же ты проснувшись не догадался немного подтолкнуть меня?

— Да знаешь, ты так прекрасно спал что я просто не хотел тебя будить.

— Да ну ладно, спасибо, хотя не так уж долго я ещё проспал.

И Сергей тоже закурив поднялся, положил на стол взятые им из их «холодильника» колбасу и консервы для бутербродов и сев на стул рядом с Олегом потянулся и немного улыбнувшись сказал:

— Да, а если не секрет, то о чём это ты здесь так задумчиво размышлял, глядя на эти просторы? Не о нашем ли походе на рыбалку?

— Ты знаешь, как тебе сказать… Да, и конечно и об этом тоже.

— Да? Ну вот и прекрасно, — я лично об этом мечтаю ещё с позапрошлого вечера, и если мы часов в 11 выйдем отсюда…

— То через полчаса мы будем уже у этого горного потока, как раз там где он впадает в эту низину и где находится тот небольшой плёс чуть ниже перекатов, и то достаточно глубокое место где мы собирались немного сполоснуться и поплавать.

— Ну что-ж, тогда если в 11 мы выйдем, то где-то час — полтора мы проведём на этом плёсе, потом сполоснувшись пройдём немного ниже, спустимся в долину и уже там, на нашем месте…

— А об этом как я уже и говорил, я мечтал ещё позавчера, — там мы быстро натаскаем столько этих цветастых южных хариусов, что нам вполне их хватит на два месяца.

— Да, мы завтра заведём нашу коптильню, всё как обычно.

— Ну что-же, если мы случайно где-нибудь там не задержимся, то часам к 6 должны будем уже вернуться на нашу стоянку.

— Ну что-же, тогда и весь сегодняшний вечер, и почти весь следующий день у нас уйдёт на разбор этого улова.

— Совершенно верно, и не в первый это раз. Да, и ещё что-что, но и вполне приличная уха где-то на закате…

— О, а в этом ты можешь не сомневаться, это будет точно. Да, а остальное мы закоптим уже завтра днём.

— Ну что-же, если мы хотим в 11 уже выйти, а сейчас у нас уже примерно половина 10, так давай мы сначала всё-таки немного перекусим, — ответил Сергей открывая закипевший чайник и засыпая в него заварку, — да, а после этого у нас как раз остаётся время чтобы нормально собраться и всё подготовить.

— Совершенно согласен.

— Да и кстати, а бутерброды мы будем жевать без булки и без хлеба?

— О, сейчас, сейчас.

— Да, и прихвати заодно сахар.

— Да, конечно.

И где-то в половину 11 Сергей вытащив и поставив на открытое место для подзарядки их солнечные аккумуляторы (полного заряда этих батарей вполне хватало на две недели автономного питания для их ноутбуков и для всякой другой их техники) кивнул Олегу и также приземлился на своё место за столом. Время ещё было, и по своей традиционной чашке чая с перекуром «на дорогу» они как раз вполне укладывались.

Ровно в 11 они поднялись, взяли свою большую сумку со сменным бельём и походным обедом и подхватив незаменимые лёгкие телескопические удочки неспешно пошли к недалёкой быстрой чистой речке.

Ну что-же, плескание и «омовение» в небольшом прохладном омуте у последнего изгиба этой речушки прошло просто превосходно и переплыв по последнему разу этот небольшой разлив они выбрались на берег чуть выше по течению и опустившись на заранее расстеленные на песке полотенца открыли сумку и налив по чашке чая не без удовольствия предоставили уже жарковатому солнцу обсушивать последние следы этого купания. На солнце было действительно довольно жарко, — примерно градусов 35 и только постоянно поддувавшие сверху довольно прохладные воздушные потоки приносили нужную свежесть и прохладу как-то и уравновешивали это жаркое солнце. Наши друзья выпили по чашке чая, прикурили, несколько минут помолчали глядя на действительно прекрасный пейзаж этой долины, который весьма удачно и живописно дополняли несколько весьма примечательных и причудливых скал, стоявших немного вдали около самого ближнего спуска и когда Сергей предложил своему соседу ещё по чашке чая Олег удовлетворительно кивнул, отвинтил крышку термоса и наполнил их чашки.

— Да, а быстро мы обсохли.

— А что ты хочешь, мы же ведь совсем недалеко от тропиков и от этого жаркого солнца нас спасает только то, что мы сейчас находимся довольно высоко, почти в горах.

— Да, почти. Ну что, ещё минут 20 мы здесь немного полежим, потом берём наши удочки и идём туда, вниз.

— Ну что-же, давай. И извини меня, но всё-таки хорошо что окончательно обгореть нам здесь сейчас уже просто не суждено.

— Обгореть? Да ты меня смешишь, мы же уже несколько лет назад загорели здесь уже так, что наш цвет кожи стал почти таким-же как и у местных индейцев, так что нас иногда даже путают.

— Да и правда, порой почти не отличить, особенно когда мы выбираемся куда-то на «большую землю».

— Ну, хотя это бывает и не очень часто, но в общем ты прав.

— Ну что, полежим здесь ещё минут 15, и пойдём.

И минут через 20 убрав всё своё пляжное в сумку и взяв свои лёгкие удочки они подошли к ближайшему спуску с этого карниза, спустились часто перепрыгивая с одного большого камня на другой и встав уже на этом каменном плато обошли то место где эта речушка делала последний свой прыжок и немного пройдя вдоль её уже ровного русла остановились на своём месте. Там этот спокойно протекающий по ровному руслу на этой каменной поверхности поток было просто совсем не узнать и взяв свои удочки они прошли немного дальше по течению и расправив лески кивнули друг другу. Сергей стоявший чуть подальше первый взмахнул длинным лёгким удилищем и легко закинул свою мушку на середину быстрого и ровного потока. Быстрое течение сразу-же подхватило его лёгкую наживку и немного утопив её протащило где-то метров на 15, потом леска внезапно упруго остановилась и чуть подождав очень резко дёрнулась вглубь.

— Есть, — сказал он также уже закинувшему свои снасти Олегу и когда очень сильно сопротивлявшаяся и часто выпрыгивавшая из воды крупная малиново-фиолетовая рыбина с большими ярко пурпурными плавниками была почти у самого берега удочка Олега точно также согнулась и он довольно кивнув Сергею с улыбкой сказал:

— Ну что, а кажется началось.

— Да и не кажется, а точно, — ответил Сергей уже снимая с крючка довольно крупную и упорно ему сопротивлявшуюся рыбину.

— Ну как ты думаешь, — сколько мы их сейчас наловим?

— Когда у каждого будет килограммов по 12 этого улова, тогда сразу-же прекращаем.

— Да, ты прав, если больше, то тогда мы просто не успеем с ними разобраться.

— Совершенно верно, — ответил Сергей снова размахнувшись удочкой и забрасывая свою снасть. – Ведь если мы часть этой рыбы и засолим, то тогда её останется ещё столько, что наша коптильня… Ага, а вот и следующая.

И крепко придерживая почти пополам согнувшуюся удочку он осторожно стал выводить к берегу ещё одну такую-же крупную и упорно сопротивлявшуюся рыбину.

— Ага, и у меня тоже, — ответил ему Олег, точно также подсёкший такую-же резкую и неожиданную поклёвку.

— Да, и если будет так и дальше, то где-то в половине 6 мы будем уже у нашей стоянки.

— А ты разве в этом сомневался?

— Да нет, а вообще-то, — как тяжело она идёт…

— А просто она у тебя немного побольше. Попробуй немного ослабить леску, и когда она отплывёт метра на 3 – то тогда подсекай её снова и выбирай леску уже быстрее и без остановок.

— Да, есть такое… Да, а действительно, — уже полегче.

— Ну что, ещё минут 20 такой рыбалки, а потом – перекурим.

— Совершенно согласен.

И как они и предполагали без двадцати шесть они уже подходили к своей стоянке и каждый держал вместе со своей удочкой по большому пакету, почти наполовину заполненному крупной и постоянно беспокойно трепыхающейся и подпрыгивающей рыбой и подойдя к своей палатке они положили эти мешки с тенистой стороны и крепко прижав их камнями (чтобы что-нибудь из их улова случайно не упрыгало куда-то) присели на широкий большой камень, вытащили по сигарете, прикурили и Олег немного помолчав посмотрел на их сумку и обратился к Сергею:

— Да, а ты не помнишь, а в нашем большом термосе случайно не осталось ещё чая?

— Чая? – Немного задумчиво ответил Сергей, — да, а ты знаешь, но по моему чего-то ещё оставалось, сейчас посмотрим.

И дотянувшись до сумки он вытащил их термос, слегка встряхнул его и улыбнувшись ответил:

— Да, а тут ещё примерно почти по целой кружке.

— Да? Так это же прекрасно.

Сергей согласно улыбнулся, вытащил их походные кружки и вылив в них остатки из термоса передал одну Олегу и достав сигарету посмотрел на ещё высокое солнце, потом на то место где они сложили свой улов и отпив немного чая прикурил и выпустив небольшое облако дыма отпил ещё немного чая и сказал:

— Ну что, а порыбачили-то мы сегодня и действительно неплохо.

— И не говори.

— Ну так что-же, давай тогда сейчас ещё немного посидим, допьём этот чай, перекурим и потихоньку начнём. Да, ты сейчас займёшься нашим костром, а я тем временем немного разберусь с этим уловом, — мы его вполне можем на ночь оставить в нашем небольшом каменном колодце с левой стороны.

— Да, после последнего дождя на прошлой неделе воды там ещё вполне достаточно, а так как эта каменистая яма достаточно глубокая, то эти рыбёшки могут совершенно спокойно проплавать там даже несколько дней.

— Ну, на несколько дней мы всех их оставлять конечно не будем, но несколько отборных рыбин для нашей ухи мы обязательно там оставим на неделю – на полторы. Да, а с остальными – завтра утром мы наладим нашу коптильню, и с самого утра…

— Да, согласен, и ведь все вместе больше 2 дней они здесь просто не проживут, — им тут просто будет очень тесно.

— Совершенно согласен. Да, итак если мы завтра часов в 10 начнём коптить первую партию, то где-то к 3 часам весь наш улов уже будет практически полностью готов. Да, это завтра, а сейчас пока ты будешь заниматься костром я пока распределю всё это отловленное и отберу пару приличных рыбин для нашей вечерней ухи.

— Ура, великолепно. А я тогда пока вытащу нашу посуду и всё необходимое.

— Согласен.

— Рыбу ты начистишь, или вместе?

— Да лучше вместе, так быстрее.

— Ну ладно, иди, а я ещё тогда начищу картошку и соберу всё необходимое.

И где-то через час после этого весь улов уже мирно плескался в весьма глубокой ямке-выемке немного сбоку от их площадки а над большим и часто потрескивавшим отборными сухими дровами костром уже закипал распространяя весьма знакомый для всех рыбаков запах большой котелок с просто замечательной и совершенно отборной ухой. И минут через 15, когда всё было уже готово и они вдвоём осторожно сняв котелок с ухой с огня повесили над ним большой чайник и немного помолчали, потом Олег слегка подмигнув Сергею сказал:

— Нет, сейчас лучше не спешить, сейчас ещё не стоит, — пускай немного настоится.

— Согласен.

— Да, а пока давай сюда миски.

— Да, вот они.

— Да, итак ждём ещё минут несколько, а потом…

Ну а потом расставив миски с этой наваристой и попахивающей свежим костром ухой на столе они немного подождали, потом Олег взял ложку, посмотрел на сидящего рядом Сергея и немного подмигнув сделал первую пробу.

— Ну и как?

— Уф, горячая… Ещё не остыла.

— Так она и должна быть такой.

— Да, ты прав. Ну что, начинаем?

— Ну, давай, приятного аппетита.

И минут за 30 они справились с этими мисками и немного посидев глубоко вздохнули, улыбнулись друг другу и спросив:

— А немного попозже может быть и ещё по одной?

— Да, только конечно немного попозже.

— Да, а кстати, а тебе это случайно сейчас ничего не напомнило?

— Э… Это ты о чём? Случайно… Случайно не о наших ли прошлых рыбалках?

— Да, и о них, и о тех временах, когда мы в молодости всё это ещё только начинали. Да, и кстати, если немного об этом и немного и о тех временах… Этот запах палатки и костра, свежей ухи, недалёкого озера или реки… Тебе это ничего сейчас случайно не напомнило? Мне например сейчас хоть и не надолго, но почему-то вспомнилось как будто бы я и правда немного побывал где-то вечером у нас на Вязьме или где-то в Подмосковье, — рыбачья лодка, палатка, костёр…

— Да, и у тебя тоже были такие-же воспоминания? Да, а я почему-то немного вспомнил наши вечера на Селигере, Большую медведицу, полярную звезду…

— Лучше и не говори, — хорошие это были времена, наше студенчество, постоянные выезды за город, все эти наши любимые заветные места.

— Да, а я кажется понимаю о чём ты сейчас говоришь, — просто некоторые особенности обстановки, какие-то предметы или что-то и давно знакомое иногда как-то затрагивают какие-то из линий в нашей памяти, и вспоминается при этом что-то дорогое и хорошее, какие-то особенные ценности и что-то очень ценное, какие-то такие и чем-то дорогие моменты из нашего прошлого, да, и все эти хорошие времена…

— Хорошие времена? Да, но ты знаешь, а по моему это даже и что-то гораздо побольше… Да, это не просто хорошие времена, это – вся наша молодость и юность, это все наши студенческие годы, это то, что останется у нас в памяти уже на всю-всю нашу долгую жизнь.

— Да, я согласен, в этом ты прав. Память…

— Да, совершенно верно, память, наша память. Наша память, и не больше и не меньше. И где бы мы не были, где бы мы не жили, — она так или иначе но тоже всегда будет с нами, и она всегда будет иногда напоминать нам о чём-то, всегда и вплоть до самых-самых последних наших дней. И с этим просто ничего не сделаешь, — это вся наша жизнь, вся наша природа, это всё её законы.

— Да, а как-же ведь хорошо всё это запоминается… И как будто бы просто почти вчера всё это было… Да, хотя мы сейчас и на совершенно другой стороне нашей планеты, и времени и всего прошло уже столько…

— Да, ты совершенно прав, но я ещё раз повторяю и возвращаюсь опять к этим нашим вечерним беседам, — да, ты не забывай что иногда ведь и время и пространство имеют значения лишь часто только иллюзорные, а например то, что мы здесь оба только что вспомнили – это как раз и есть эти самые чистые и светлые страницы, которые тихонько светясь в нашей памяти очень часто освещают просто нам всю-всю нашу дорогу, в каких бы тьмах или потёмках она бы иногда не проходила. Да, ты можешь здесь немного улыбнуться, — ведь сколько мы уже об этом говорили, но это очень часто и есть как раз тот самый свет, который часто просто сам ищет и отыскивает нам дорогу даже в самой-самой полной темноте.

— Да, ты прав, бывало такое, было… Ну да ладно, давай немного всё же перервёмся и вернёмся к нашему и скромному… Да, и ты только посмотри какой сегодня чудный вечер, — и эти облака, и вся наша долина… А то что мы недавно вспомнили – так это и правда то, что иногда и вспоминается порою как-бы несколько ассоциативно, но это просто чистые и светлые мгновения и полосы которые когда-то были в нашей жизни, да, и здесь я с тобой совершенно согласен.

— Да, ты прав, а вечер сегодня и правда чудесный. Да, и насчёт дальнейшего нашего времени…

— Э, кстати, а насчёт дальнейшего, — а ведь мы кажется собирались отдать ещё небольшое должное нашему сегодняшнему улову и ещё немного отведать этой и правда замечательной ухи.

— Да, а в этом ты прав, только её надо будет ещё немного разогреть.

— О, а это мы быстро.

И Олег поднялся, подвесил котелок с ухой над огнём и немного подмигнув Сергею сказал:

— Да, а мы кажется совершенно забыли даже перекурить занявшись сразу нашим разговором.

— Ну, это не беда, давай перекурим.

— А тем временем и уха наша подогреется.

— Да, она ещё и не совсем остыла.

Через 20 минут, когда котелок с ухой уже почти закипел и тарелки их снова были наполнены они подождали примерно около минуты, потом снова посмотрели друг на друга и снова принялись за это лакомство. Ну и пожалуй мы можем здесь немного улыбнуться, но во время поглощенья этой второй порции рыбацкого ужина у Олега в памяти на небольшое время просто невольно всплыли довольно густые камыши с плавающим около кувшинок поплавком, а Сергею припомнился вечер над озером с соснами и лёгкий дымок от костра рядом со стоящей около самой воды палаткой.

Ну что-же, лакомство из этих южных хариусов вышло у них в этот вечер и правда действительно просто отменным и через полчаса сидя с горячими чашками чая и поглядывая на очень низкое красноватое солнце, готовящееся в окружении малиновых, пурпурных и ярко-оранжевых облаков уже очень скоро спуститься за линию горизонта они прислушиваясь к мерному потрескиванию высокого костра и покуривая свои любимые сигареты иногда обмениваясь не очень частыми фразами. Настроение у них было просто отличное, свежий воздух с предгорий уже полностью прогнал все остатки жаркого дневного солнца принеся столь долгожданную прохладу и они облокотившись к спинкам стульев с удовольствием наблюдали эту вечернюю картину.

— Да, а какие здесь всё-таки красивые закаты.

— Да и не только закаты, но и все эти места.

— Да, а в этом ты прав.

— Южная Америка, заповедные места.

Олег затянулся сигаретой, потом отпил немного чая и посмотрев на далёкие краски этого заката немного улыбнулся и сказал:

— Да, а всё-таки хорошо что мы сегодня ещё и сполоснулись.

— Так что-же ты хочешь, когда здесь стоит здешнее лето, или по нашему – зима, мы постоянно туда бегаем почти каждый день, а иногда и по два раза.

— Не скрою, совершенно верно. Благо оно уже почти кончилось и сейчас у нас стоит почти осеннее время.

— Да и кстати, — наши аккумуляторы уже готовы, — индикаторы горят на них обоих.

— Ну вот и прекрасно, надо будет не забыть занести их в палатку.

— Да уж постараемся не забыть.

Сергей поставил свою чашку на стол и налил в неё чая, Олег немного подумал и также последовал его примеру.

— Ну что-же, давай допьём этот чай, посмотрим на этот закат и пора будет уже ложиться. Ведь завтра утром нас ждёт работа со всем нашим сегодняшним уловом и хорошо если мы часов до 3 успеем с этим справиться.

— Да уж наверное должны. И кстати, когда пойдём ложиться, забери с собой наши аккумуляторы, — совсем не стоит оставлять их снаружи.

— Да, конечно, иначе все они просто промокнут от утренней россы.

И они замолчали, сделали ещё по глотку чая и посмотрели как ярко красное солнце начинает потихоньку заходить за линию горизонта.

 

 

 

3

 

 

Олег утром проснулся также первым и посмотрев на часы увидел что уже половина девятого глубоко зевнув немного потянулся, приподнялся и посмотрев на мирно спавшего Сергея подумал – а может полежать ещё минут 15 – 20, а потом… Да, но тут он вспомнил их вчерашний поход на рыбалку и то что у них на сегодня с утра в обязательном порядке было запланировано… Да, что уж тут поделаешь, — подумал он ещё раз глубоко зевая и выбираясь из спальника, — да, а Сергея пока ещё можно не будить, а вот чайник можно уже ставить, — Сергей проснётся скорее всего как обычно минут через 20 – через полчаса. Да, а пока, — подумал он выбираясь из палатки и посмотрев на усыпанные как обычно крупной утренней влагой стулья и стол немного улыбнулся, взял их обычную мягкую губку и стерев эту крупную россу со стола и стульев сел на своё место, и посмотрев на утреннюю долину похлопал себя по карманам, — да, а пока конечно-же надо перекурить, — да, а где-же сигареты? А, вот – и вытащив из бокового кармана пачку сигарет он вынул одну, прикурил и положив пачку на уже сухой стол посмотрел на их вчерашнее кострище и на стоявшие рядом со входом удочки усевшись поудобнее несколько раз затянулся и выпустив большой клубок дыма подумал: а хорошо же они вчера всё же порыбачили и что сегодня с утра у них работы будет… Да, а работы со всей этой живностью будет немало. Да и кстати, — пора ставить чайник.

И вытащив из-под полога палатки их примус он взял чайник, подошёл к небольшой цистерне с чистой водой и наполнив его развёл примус и поставил его на огонь. Чайник сразу-же немного недовольно зашипел, Олег сел на стул и выкинув уже догоревшую сигарету посмотрел на залитую ярким солнечным светом долину и на ясное синее безоблачное небо. – Да, если Сергей не проснётся когда вскипит чайник, то тогда придётся его уже будить, — сегодня у нас просто нет времени чтобы так отсыпаться, — ведь шутка ли сказать, опять разводить нашу коптильню и прокоптить весь вчерашний улов. Да, если мы сначала и думали засолить и завялить немного из этих рыбёшек, но вчера вечером мы немного подумали и всё-таки решили все их закоптить. Да, ведь эта вяленная рыба у нас и так осталась ещё с прошлого раза. И он достал ещё одну сигарету, прикурил и посмотрел на чайник – да, а он закипит уже минут через пять… Ну что-же… Ага, а вот кажется проснулся и Сергей. И действительно внутри палатки послышался довольно тихий шорох и почти неслышно появившийся из входа Сергей улыбнулся Олегу и подойдя к столу сел на своё место.

— О, а ты опять сегодня встал раньше, — да, почему-то и меня опять не разбудил.

— Ты знаешь, ты так спал, что будить тебя было просто жалко.

— Да? И наверно напрасно. Ну что, с добрым утром?

— Да, с добрым утром.

— Ну ладно, я сейчас принесу чего-нибудь для нашего завтрака.

— Да, и прихвати заодно и наши чашки, — ведь мы вчера их занесли в палатку.

— Да, сейчас, захвачу.

Олег потянулся, ещё раз окинул взглядом расстилающуюся перед ними долину и затянувшись сигаретой протёр губкой их пепельницу и выпустив небольшой клубок дыма затушил её.

— Да, а вот и наши бутерброды, о, да и чайник закипает, — проговорил присаживаясь на своё место Сергей, — да, а утро-то какое замечательное.

— Да, совершенно согласен. Ага, вот и чайник закипел. – И Олег поднялся, погасил горелку и поставив чайник на землю засыпал в него заварку, пододвинул его к столу и сев на своё место глубоко вздохнув сказал:

— Ну что, и когда мы ко всему приступим?

— Да сейчас, позавтракаем, подготовим нашу коптильню и начнём.

— Ну, совершенно никаких возражений.

— Ну вот и прекрасно.

И в 10 часов уже вычистив от налетевшего мусора находившуюся сзади их палатки в глубокой каменной выемке весьма приличную коптильню они уложили и разожгли особые, специально для этого привезённые дрова какого-то южного дерева, обладавшего весьма своеобразным лёгким ароматом и выложив на широкой решётке довольно своеобразной коптильни первые ряды больших разноцветных хариусов оставили их там коптиться, а сами пошли к палатке и неплохо разгоревшемуся костру.

Поставив ещё раз чайник они уселись за столом, закурили и посмотрев на довольно причудливо выступающие вдалеке скалы и каменные утёсы дальнего второго верхнего плато этой очень длинной и высокой каменной лестницы (из которой состоял почти весь спуск с предгорий и на самой нижней ступени которой был раскинут их лагерь) и подождав пока закипит их чайник налили по чашке и потихоньку переговариваясь закурили. Через час с небольшим они решили посмотреть что у них там в коптильне и подойдя к ней увидели что там уже всё в самом полном порядке и вскоре за первой партией они уложили туда и вторую, ещё через час с небольшим подошёл черёд и для третьей и где-то около 3 часов упаковав уже готовую рыбу в специально подготовленные мешки они положили её в палатке рядом с их «холодильником» и подкинув свежих дров в костёр уселись на свои места.

— Ну что-же, вот мы и пополнили и немного разнообразили наши запасы, и теперь этого копченья должно нам хватить ещё месяца на 2, если не больше.

— Да, даже если не больше.

— И кстати, ведь через месяц с небольшим сюда прилети Алькедо на нашем вертолёте и подвезёт все основные припасы для этой стоянки.

— Да, и ещё если Лена успеет вернуться сюда к этому времени, то она тоже прилетит сюда этим рейсом.

— Да, если успеет, то должна.

— Не говори, и вот уж кому мы будем рады, так рады.

— Кто бы здесь спорил. Да, а давно уже её здесь не было.

— Ну ты же знаешь, — у неё там ситуация сейчас не очень-то простая.

— Да, и ещё и её брат…

— Да, но вроде бы они как то там уже разобрались, и если она успеет, то через месяц снова будет с нами.

— Да, хорошо бы.

Сергей потушил в пепельнице сигарету, посмотрел на костёр и немного улыбнувшись сказал:

— Ну что, а как насчёт немного пообедать? У нас ведь ещё осталась эта первосортная уха, да и ещё немного есть и на второе.

— О, а это без возражений.

— Ну что-же, давай тогда разогреем эти наши запасы и заодно поставим чайник.

— Согласен, давай.

И они поднялись и подошли к уже хорошо разгоревшемуся костру.

И где-то через полтора часа, сидя уже со своим чаем и неспешно дымя сигаретами они потихоньку разговорились и решив что всё-таки прекрасно что они оставили несколько вчерашних рыбин плавать в их освободившемся бассейне, — это ещё две большие и хорошие ухи, да, а больше эти хариусы здесь увы, но просто не проживут. Да, и ведь ещё сюда скоро должны будут вернуться и Манеос с Доном, — да, а интересная всё-таки должна у них выйти экспедиция, — ведь эти древние руины и правда совершенно непростые и хотя бы о примерном возрасте этих построек и очень большого храма посередине даже трудно что-то и сказать… Да, особенно об этом храме, — ведь этот большой и очень хорошо сохранившийся храм с многочисленными площадками и многоэтажными рядами галерей был не построен, а просто целиком весь очень тонко и точно как-то вырезан какими-то непонятными но очень точными инструментами прямо с бокового края уходящего оттуда далеко вверх высокого горного склона.

— Да уж, и чего-чего, а всяких фотографий и различных видеосъёмок они должны будут привезти оттуда столько…

— Ну, уж в этом можно даже и не сомневаться. Да, а интересно будет всё-таки на это посмотреть, — ведь не зря же они там столько лазают.

— И всё-таки интересно, — удастся ли им найти в этих руинах какие-нибудь небольшие реликвии или какие-нибудь другие ценные вещи и изделия, по которым можно было бы определить их возраст?

— Не знаю, не знаю… Да, а эти городские постройки я всё же не стал бы так сразу называть руинами, — ведь некоторые городские строения там сохранились просто на удивление неплохо, а если взять этот храм – так это чудо сохранилось там и вовсе идеально, — всё, и эти многоэтажные и очень чётко спланированные длинные галереи, украшенные вырезанными в камне рисунками и барельефами, и эти многочисленные и весьма загадочные статуи…

— Да, ты прав.

— А ведь с какой точностью и тонкой резкой всё это было там вырезано…

— Да, ведь вся эта постройка оказалась там просто вырезанной прямо из горной породы, а такого чуда если честно, то почти нигде и не встретишь.

— Согласен, ну и точность была у этих горных строителей…

— Да, есть только несколько подобных памятников на территории Индии и Ближнего Востока, но здесь, в этих отдалённых местах…

— Да, а это означает то, что и эти места тоже когда-то были не такими уж и отдалёнными.

— Да, и судя по всему ты прав…

— Ну ладно, может быть ещё по чаю?

— Да, только его сначала нужно разогреть.

Сергей поднялся, взял их чайник и подойдя к костру подвесил его над огнём. Олег тем временем закурил, посмотрел на залитую солнцем и казалось бы совершенно бесконечную долину и ещё раз выпустил большой клубок дыма.

— Ну что, а время-то уже, через полчаса стемнеет.

— Да, совершенно верно.

Сергей тоже вытащил сигарету, прикурил и выпустив такой-же клубок дыма немного подумал и сказал:

— Да, а до прихода Дона и Манеоса давай-ка как мы и собирались всё-таки сходим к этому нашему озеру.

— Давно туда собирались. Да, давай пойдём туда через 3 дня и так как мы там заночуем, то надо будет проверить и заодно и проветрить походную палатку.

— Да палатка-то наша просто отличная, я сам в последний раз её сворачивал. Да, а вот только немного проветрить её не помешает.

— Да, но это завтра.

— И кстати, — а чайник-то уже закипел.

— Уже закипел? Да, совершенно верно.

Сергей поднялся, наполнил их чашки и поставив чайник рядом со столом кивнул Олегу на стоявшие сахар и молоко. Олег согласно кивнул, подвинул свою чашку немного поближе и насыпав в неё сахара немного подумал, но потом следуя примеру Сергея также добавил туда и немного сгущённого молока. Ну что-же, вечер стоял прекрасный, чай был замечательный и они почти не заметили как прошло всё это время и только когда вокруг стояли уже приличные сумерки Сергей потушив свою сигарету посмотрел на стемневшее небо, на своего товарища и сказал:

— Ну что, пора уже ложиться.

— Ложиться? Сергей, ты знаешь, — ты ложись, а я ещё немного посижу здесь у костра и посмотрю на эти звёзды.

— А, собираешь материалы для своей новой книги?

— Да, что-то вроде этого.

— Ну что-же, тогда успехов тебе в этих вечерних размышлениях, ну а я пошёл на боковую.

— Давай, спокойной тебе ночи.

— Да, и тебе тоже самое. Ты ещё долго собираешься здесь просидеть?

— Не знаю, может час, а может быть и больше.

— Ну ладно, приятно тебе пофилософствовать, а я уже пошёл.

Сергей поднялся, залез в палатку, включил походную лампу начал готовиться ко сну. А Олег подкинув ещё немного дров в костёр налил себе чая, прикурил и когда свет в палатке погас ещё раз пожелал своему другу «спокойной ночи», за что тот поблагодарил его и взяв из пепельницы сигарету выпустил клубок дыма, посмотрел на отчётливо проступившие яркие звёзды и глотнул немного горячего чая.  Вообще-то такие вечерние посиделки под звёздами у костра у них были просто традицией, — постоянно то Олег, то Сергей часами просиживали здесь у костра коротая это вечернее время над различными размышлениями и своими записями, которые они вели постоянно и с завидной регулярностью и сегодня Олег, уже давно мечтавший немного отвлечься от всего и посидеть часок-другой прислушиваясь к пощёлкиванию костра под этими звёздами и полной луной решил всё-таки дождался этого времени и немного посидеть в вечернем свете от костра. Да, просто посидеть, попить чаю, может быть немного подумать о чём-то, — ведь какие-нибудь темы для размышлений очень часто иногда приходят просто сами, особенно в такое время и в таких заповедных местах.

Он отпил ещё чая, погасил догоревшую сигарету, устроился поудобнее на своём стуле, — звёзды были очень яркие и их было столько… Да, вон там очень хорошо видно созвездие Южного креста, вон там, чуть левее… Нет, а какая сегодня яркая луна… Да, а тут он был прав, — что, что, а темы для различных размышлений просто очень любят и такое время, и такие места и обычно приходят сами и почти что сразу. Ночь стояла тёплая, немного прохладный воздух с предгорий только иногда шевелил не очень высокое пламя костра, который иногда спокойно и мирно потрескивал сухими дровами.

— Да, а интересное всё-таки здесь место. Да, эта долина… Нет, а всё-таки интересно, — а сколько её лет? Да, к сожалению ответ здесь может быть только приблизительным. Но то, что эта долина имеет явное вулканическое происхождение, — уж это то ясно просто сразу. Да, а место всё-таки здесь просто уникальное, — не очень-то и часто такое можно где-то встретить… Да, ведь бывают часто и похожие места, иногда даже и почти одинаковые, но – это только почти, только почти… Да, а найти где-нибудь второе такое-же место – этого просто уже не получится, это всё равно что найти где-нибудь второй такой-же Гранд Каньон… Да, и ещё ведь все эти места имеют и каждое свою историю, с каждым таким местом всегда связанны различные и часто многочисленные местные легенды и предания, а сами эти легенды… Да, ведь если честно, — то за многими из них иногда и действительно что-то стоит, — какие-то очень древние события и истории, часто какие-то важные вехи и факты. Да, только за давностью столетий местный фольклор почти всегда доносит до нас часто искажённые и по разному приукрашенные сказочные рассказы и предания, да и нам часто остаётся только разгадывать древнюю письменность и разнообразные картинки Египетских и Южноамериканских пирамид и других подобных мест… Да, а кстати, а эта старинная легенда местных индейцев, описывающая историю этого места и особенно некоторые её особенности, сохранившиеся в этом практически устном предании – это просто уникальное и совершенно особенное исключение, ведь звучит всё это предание так, как будто бы всё это сказание только что было списано с какой-нибудь из Европейских Библейских книг или апокрифов, — да, а язык и манера повествования и литературные обороты звучат в ней так, как будто бы всё это было взято этими очень далёкими от всех этих источников и от всякой большой культуры дикими индейскими племенами и списано прямо оттуда… Да, и шутка-не шутка, а вот где и даже очень долго можно поломать голову, — ведь этот текст так записан у них на их особом священном камне, как будто бы это написал кто-нибудь из бакалавров европейского университета в каком-нибудь и незапамятном году, но однако это место так далеко от основных путей заселения этих джунглей европейцами и само это племя на самом деле ведь почти первобытное и с белыми людьми они познакомились только лишь в начале прошлого века… Нет, это то конечно невозможно. И ведь если посмотреть на некоторые особенности и подробности, очень тесно связанные именно с этими местами о которых говорится в этом предании, и особенно отдельно взять тот факт что при переводе этого индейского текста на европейские языки он совершенно ровно встаёт и по манере изложения и по стилю написания в один ряд с основными известными нам имеющимися у нас крупнейшими религиозными источниками… Да, то тут-то и напрашивается вывод: — а ведь если разобраться, то эта древняя индейская легенда — так ведь это же не что иное, как скорее всего тоже что-то откуда-то оттуда, что-то из того далёкого времени, каким-то чудом сохранившееся этими почти что примитивными сейчас племенами в этих достаточно далёких и труднодоступных местах, да, это то, что оставили нам эти «древние люди», — это след совершенно другой и совсем неизвестной нам цивилизации, небольшой фрагмент истории которой и содержит в себе это местное предание… Да, ведь и иначе просто и не объяснить то каким точным и чётким слогом оно все записаны и особенно – всё то, что там записано и о чём в нём говорится… Да, и ведь эта легенда на самом деле представляет из себя не что иное, как самый настоящий и даже удивительный подробный исторический рассказ, и факты того что в ней так достаточно точно описано мы очень ясно видим и здесь в этом озере, в этих руинах о которых в ней говорится и в том горном городе и в тех двух озёрах… Да, обязательно завтра-же надо будет ещё раз и повнимательней её перечитать… Да, просто обязательно… Ну что, и не подогреть ли ещё раз чайник? Да, пожалуй.

Олег поднялся и налив в чашку немного ещё не совсем остывшего чая повесил чайник над костром и сделав несколько небольших глотков подумал: — Да, а ведь что, что, а чай у нас здесь всегда просто самый отборный. Да, а насчёт этой долины, этой легенды, этого города и всех этих дошедших до нас древних постройках и особенно некоторых надписей на них и того что в них написано… Да, пожалуй я могу немного обобщить эту тему, но по моему, особенно если посмотреть и на эту нашу легенду, то многие из этих записей могут хранить в себе рассказы и другие сведения о совершенно загадочных людях и совершенно других цивилизациях, существовавших когда-то и возможно очень-очень давно на этой нашей планете, а также возможно и живших вместе с какими-то «уже нашими» местными племенами в те очень древние и далёкие от нас времена. Да, и эта местная легенда – это кстати тоже только подтвержденье всему этому. Да, о существовании их у нас на Земле в те очень от нас далёкие времена или как мы с Сергеем более склонны считать, появившиеся здесь ещё гораздо раньше, за сотни тысяч лет до появления первых пещерных людей, а эти записи, а также и все эти пирамиды и другие подобные сооружения – это то, что они нам оставили. Да, а кто они были, откуда они прилетели и куда потом делись – этого то точно мы совершенно не знаем. Да, и здесь пожалуй следует немного повнимательнее взглянуть на наши древние источники, — на Библию и её апокрифы, на Коран, Индийские Веды, особенно взглянуть на религию и предания Древних Шумер и Месопотамии а также и на мифы Древней Греции – ведь часто во многих из них есть очень интересные намёки на что-то для всех них общее а часто просто и во многом совпадающие места, которые конечно-же официальной церковью нигде особо не отмечены и как бы просто не считаются, но если посмотреть на них с документально-исторической точки зрения, то тогда перед нами предстанут уже не просто религиозные догматы, а уже самые настоящие исторические повествования, содержащие несколько порою фантастические, но всё-таки очень точно совпадающие друг с другом рассказы о событиях и фактах, существование которых даже наша современная археология сейчас уже неоднократно подтверждает, но официальная наука в ответ может пока лишь только разводить руками.

Он допил остатки уже остывшего чая, посмотрел на чайник, — он уже минуты полторы наверное кипел, снял его с огня и налив горячего чая подумал: — Да ну ладно, что это я сегодня так глубоко залез в одну из тем наших с Сереем вечерних частых разговоров, — да, ведь чего, чего, а их у нас за эти годы было просто предостаточно. И хотя мы с ним в последние годы и немного отошли от этой нашей исторической тематики, но всё равно все эти всевозможные новые находки и часто просто необъяснимые факты, в последнее время всё так и выплывающие наружу… Да, всё это также иногда касается нашего внимания. И он отпил немного чая, закурил сигарету и посмотрев на созвездие Южного Креста немного посидел и выпустив небольшой клубок дыма закончил эту цепочку своих размышлений:

— Да, и ведь ещё и этот старинный город, расположенный совсем недалеко от нас и который тоже упоминается в этом местном древнем предании, — ведь это-же тоже также что-то оттуда, — мы ходили туда 4 раза и каждый раз эти очень ровно и гладко обрезанные и подровненные стены из больших и чем-то очень ровно вырезных каменных плит, и тем более эта огромная громадина горного храма, тоже просто поразительно точно и тонко вырезанная прямо в горной породе… Да, а этот храм – это разговор вообще особый и скоро оттуда вернутся наши Дон с Манеосом и что-нибудь новое они наверняка ещё с собою привезут. Я в этом не сомневаюсь.

Он наклонился, поднял чайник и налил ещё чая. Ну что-же, ночь светила звёздами, настроение у него было очень хорошее и посидев там ещё минут 30 он поднялся, убрал все следы их ужина и тоже пошёл спать.

 

 

 

4

 

 

В этот раз первым утром проснулся Сергей и ещё минут 15 полежав глядя на яркую полоску света у входа приподнялся, аккуратно выбрался из палатки и смахнув обычную крупную россу со стула присел, минут 5 просидел облокотившись об спинку прислушиваясь к мелодичным трелям местных разноцветных канареек, посмотрел на оставшиеся в чайнике остатки чая и вылив их слегка сполоснул его, налил воды, вытащил из под полога палатки примус и разведя огонь поставил на него полный чайник. Да, а Олег пусть отсыпается. Интересно, сколько он ещё сидел здесь вчера вечером? Наверняка опять часа полтора, если не больше. Ну а я пока подготовлю всё к завтраку.

И осторожно зайдя в палатку он вытащил из «холодильника» свежий хлеб и приправу для бутербродов, посмотрел на Олега – спит и также осторожно выбрался наружу. Снаружи было ещё немного прохладно и Сергей зевнув подошёл к своему месту и хотел уже положить всё на стол, но остановившись перед блестящим и покрытом обильной крупной влагой столом немного даже улыбнулся. Да, конечно-же он молодец, но куда-же теперь можно всё это положить? И сложив все припасы у входа в палатку он взял их обычную губку, протёр весь стол а заодно и стул Олега и только после этого положив перед собой их утреннюю трапезу сел на своё место и посмотрев на почти догоревшую в пепельнице сигарету вытащил ещё одну, прикурил и выпустив большой клубок дыма несколько минут посидел глядя как над широкой и обычно очень хорошо просматривавшейся долиной ровно стелется широкая пелена лёгкого утреннего и немного неожиданного тумана. Ну вот и чайник закипел, прекрасно, — Сергей поднялся, поставил его на небольшую подставку на столе и только он засыпал чай, как вход палатки немного вздрогнув раскрылся и появившийся на площадке Олег слегка зевнул, подмигнул повернувшемуся и с небольшой улыбкой посмотревшему на него Сергею, также улыбнувшись вытащил сигарету и подошёл к столу.

— Да, а я кажется вовремя. Да, у тебя тут и чайник закипел, и бутерброды уже почти готовы. С добрым утром.

— С добрым утром, присаживайся.

— Спасибо.

— Да, и долго ты вчера вечером смотрел здесь на звёзды?

— Долго? Да где-то часа полтора, может быть чуть побольше.

— Ну и как?

— Что, звёзды? Красивые.

— Ну ладно, давай сначала немного перекусим, а потом…

— Да, а потом уже поговорим.

И где-то минут через 40, поставив ещё раз чайник два наших товарища глядя на небольшие облачка ещё не до конца развеявшегося утреннего тумана уже неспешно разговорились об их ближайших планах и о скором походе к этому и правда немного необычному ближайшему озеру. Когда чайник закипел они налили себе по чашке и только поставили чайник на место как в палатке очень ясно раздался звонкий сигнал с их дежурного походного планшета. Они переглянулись и сказав что это Дон быстро зашли в палатку, Сергей взяв светящийся планшет высветил на экране сообщение и кивнул Олегу, — да, это от Дона. Они вдвоём склонились над экраном и прочитали: «Привет, наконец-то мы наладили нашу связь, — перебои были чисто технические, но теперь всё в порядке и мы с Манеосом сейчас находимся в старом городе, на нашем месте недалеко от храма и в виду нескольких новых находок и того что мы здесь нашли мы задержимся здесь ещё дня на 4, может быть немного больше. Ну а сейчас мы попробуем закинуть вам на наш ноутбук наиболее интересные из наших фотографий и нескольких видеосъёмок, а после этого будем ждать связи с вами. У нас всё в порядке и давайте теперь сделаем постоянное ежедневное время для связи в 15 часов. Пока это всё, сообщите когда придут наши фотографии».

— Ну и как тебе это?

— Ты знаешь, — а по моему просто отлично. Ну вот и связь с нашими путешественниками.

— Ну, ты знаешь, а пожалуй здесь всё-таки правильнее «с нашей экспедицией».

— Да, тут ты совершенно прав.

— Ну ладно, я сейчас включу наш ноутбук, а потом пойдём и попьём всё-таки чаю.

Олег открыл крышку их ноутбука, проверил его подключение к аккумуляторам и включив его посмотрел на Сергея и немного подмигнув сказал:

— Да и кстати, а чай то наш наверное совсем уже остыл.

— Ну, уж ты не беспокойся, зато чайник точно ещё горячий.

И выйдя из палатки они допили свой и правда немного остывший чай, потрогали чайник – горячий и закурив налили себе по чашке.

— Ну, и что-же у нас на сегодня?

— На сегодня… Да, ты знаешь, я вчера вечером…

Но тут их разговор прервал небольшой гудок из палатки и мягкий голос очень вежливо сообщил им что к ним на почту только что пришло одно письмо.

— Ага, а это почта от Дона.

— От кого же ещё, пошли посмотрим.

— Пойдём.

И так и оставив свои чашки почти нетронутыми они соскользнули в палатку. И всё совершенно верно, на их ноутбуке на знаке почты стоял знак +1 и они открыв почтовый ящик увидели письмо от Дона: «Присылаю вам в этом письме фотографии, которые могут вызвать у вас особый интерес. Все фотографии разложены по папкам, каждая папка подписана и под всеми фотографиями я обозначил место и особенности всех изображений. Как я считаю, это всё будет потом для всех нас очень интересно. А вы пока загрузите всё это в память компьютера, а когда мы вернёмся я прибавлю к ним все остальные фото, которые я пока ещё не успел конвертировать. Пока это всё, до следующей связи, Дон».

Внизу под присланным письмом находился и сам файл этими с фотографиями и загрузив его в память компьютера они открыли эту папку и перед ними сразу выросла стопка из 30 таких-же папок с фотографиями и немного подумав они решили открыть одну из них и посмотреть, что-же там прислал их друг.

Сергей посмотрел на Олега, и когда он кивнул ему нажал на мышь и открыл самую верхнюю папку. Сразу-же перед ними появилось около 50 фотографий и они увеличив их посмотрели на первую – это было как раз одно из тех двух озёр, стоявших по бокам этого древнего города и на этом вечернем фото было очень хорошо видно как вся вода в этом озере была чем-то очень ярко освещена и вся очень ровно светилась (причём очень ясно было видно что освещена она была из самой глубины) и очень хорошо видный широкий столп света, исходивший из этого озера и уходящий довольно далеко уже почти в ночное небо. Они несколько минут молча посмотрели на это фото и немного увеличив фотографию Сергей сказал:

— Да, а всё-таки хорошо что они успели как раз к времени этих «светящихся озёр».

— Да, не зря они тогда так спешили.

— Ну и как ты думаешь, что-же это может быть?

— Не знаю… Так как это свечение происходит постоянно и уже не одно столетие, то скорее всего на дне этих озёр находится какие-то нам пока неведомые светильники… Да, ты помнишь это предположение об древних кристаллах?

— Да, конечно-же помню.

— Так и мы можем вполне предположить что на дне этих озёр скорее всего находятся какие-нибудь древние источники энергии, и скорее всего это могут быть и те самые легендарные кристаллы. Ведь если следовать старинным легендам, эти кристаллы могли содержать и вырабатывать столько энергии, что многим нашим учёным и атомщикам даже и не снилось… Да, это рассказы и предположения что этим вполне обладали древние Атланты и Гипербореи, что когда-то особые виды этих кристаллов стояли и на вершинах их пирамид…

— Да, а это вполне возможно. Ты посмотри сюда, — какой яркий свет, и это повторяется по два раза в год уже в течении многих столетий. Да, и идёт-то этот свет из-под воды, где любое наше современное изобретение уже просто бы за это время заржавело или вышло из строя, а я думаю что ты не будешь сомневаться что этот источник света всё-таки искусственный. Да, и ещё тут обязательно надо вспомнить и то местное предание о том, что на дне этих озёр находятся два каких-то загадочных сооружения, два старинных и особенно священных для всех них храма, а что это были за храмы – это просто загадка и скорее всего они были совсем не простыми и эти источники света вполне возможно напрямую связанны с ними…

— Да, конечно, я с тобой согласен.

— Ну-ка, а приподними повыше эту фотографию, ведь там похоже было ещё и что-то написано.

— Сейчас.

Сергей поднял это изображение немного вверх, и тут они увидели под фотографией написанное мелким подчерком небольшое пояснение от Дона.

«Это изображение перового озера, сделано оно было на следующий день после нашего прибытия и как вы видите, свет этот действительно очень сильный а источник этого свечения находится глубоко под водой, скорее всего на самом дне. Да, и обращаю ваше внимание на то, что источник этого свечения наверняка искусственного происхождения и что свет этот очень ясно виден как ночью, так и днём. На других фотографиях есть снимки и второго озера (озёра эти совершенно одинаковые). В этой папке мною помещены по 25 фотографий этих загадочных озёр и некоторых их прибрежных участков, а в других папках вы найдёте фотографии города, наиболее интересных из сохранившихся строений и конечно-же и особо – этого древнего храма, его расположения и его уникальных скульптур, барельефов и рисунков».

— Да, как Дон и писал выше, он просто пометил все эти фотографии своими небольшими пояснениями.

— Совершенно верно.

— Ну что, посмотрим дальше?

— Давай.

На следующей фотографии было тоже такое-же озеро с тем-же свечением, только немного с другого места и в более позднее время, на 8 других примерно тоже самое и просмотрев их они остановились и решили всё-таки перекурить и выйдя из палатки и увидев свои чашки с совершенно остывшим чаем оба вздохнули и Олег улыбнувшись сказал:

— Да, а мы кажется хотели ещё и попить немного чая.

— Да, но только горячего.

— Совершенно согласен, — и Олег поставив на огонь чайник сел рядом с Сергеем, прикурил и выпустив несколько крупных колец сказал:

— Ну что, сейчас попьём этот чай, ещё немного перекурим и продолжим дальше просмотр нашей «почты»?

— Да, конечно, конечно. Да и кстати, насчёт этих озёр, — а ты помнишь старинную местную легенду, в которой говорится что «Когда их Верховный Бог выглянул из своего дома на солнце и посмотрев на дела людей опечалился и выпустил две большие слезы, и они упав образовали эти два озёра и что с тех пор он 2 раза в год открывает эти свои глаза, также находящиеся как бы вместе с этими его слезами на дне этих озёр».

— «И сморит оттуда на всех живущих сейчас людей и их дела и на всё происходящие на этой земле»

— Совершенно верно.

— Да, и ведь я вчера вечером как раз вспоминал об этом древнем сказании и ещё сегодня собирался обязательно ещё раз перечитать его, — ведь манера изложения этого почти устного предания практически полностью совпадает с теми стихами и образами, какими были написаны некоторые из книг и Старой Библии, и особенно Нового Завета…

— Да, и ты тоже это заметил? Я лично ломаю над этим голову уже почти 4 года, и ты знаешь, — это сходство…

— Да, и ты тоже? Так что-же ты раньше об этом не говорил?

— Да, ты знаешь… Да просто как-то не приходилось…

— Да уж, знаешь, разговариваем мы здесь иногда по вечерам, и казалось обо всём уже переговорили, а вот кое о чём-то мы и позабыли…

— Да, кое о чём, и весьма интересном.

— Да, и причём для обоих.

— Ну ладно, вот и чайник закипел.

— Ну что, по чаю?

— С удовольствием. А потом ещё немного посмотрим нашу почту.

И весь этот день они почти полностью провели рассматривая эти фотографии, очень часто останавливаясь над какой-нибудь из них минут по 20 – 25 и особенно внимательно её рассматривая и делясь своими соображениями и предположениями. И когда они закончили этот осмотр и выбрались из палатки часы показывали почти 5 часов.

Немного поговорив они развели свой вечерний костёр, разогрели остатки ухи и вытащив на второе по большому копчёному хариусу перекусили, налили чая и потихоньку переговариваясь незаметно перешли к вечерней теме их частых разговоров. Начали они конечно-же с полученной сегодня почты.

— Да, ну и как тебе всё-таки эти строения, — да, даже и не сама громада этого храма, а те уцелевшие городские постройки, которые Дон сфотографировал с разных сторон и особенно тщательно?

— А, это ты говоришь об этих целых монолитных стенах, явно чем-то очень ровно выпиленных из горной породы и которые часто стоят там в центре города?

— Да, о них, о тех стенах каких-то зданий, состоящих из очень больших, 7 – 8 метровых каменных блоков с очень ровными гранями и специально показанными Доном в увеличенном виде следами явной механической обработки, с какими-то отчётливо видными спилами и срезами. Ведь ты я надеюсь не будешь возражать что все эти спилы и срезы и некоторые видные на них следы каких-то возможно случайных глубоких вырезов и каких-то тонких пилений были оставлены какими-то очень большими и явно механическими фрезами или другими подобными им инструментами и что это очень похоже на другие подобные следы от таких-же резцов и около тех-же Египетских пирамид, и ещё и…

— Да, и совершенно ясно то, что ни эти древние индейцы, так-же как и древние Египтяне просто не могли обладать такими большими и точными высокотехничными инструментами, и что эти следы…

— Да, и что все эти следы так и остаются для нас пока что лишь полной загадкой, — да, и кто были эти строители, и что они здесь делали…

— Не скрою, ты прав. Ну что, долить тебе чаю?

— Да, пожалуйста.

— Да и кстати, я вчера вечером, когда ты уже спал немного подумал над этим и над тем, что различных гипотез и предположений относительно этого может быть очень много…

— Очень много?

— Да, очень много, — ты вспомни наши разговоры и весь объём того, что мы имеем по этим вопросам, — ведь он и правда очень и очень большой, а если включить сюда различные гипотезы и предположения, иногда выдвигаемые и некоторыми нашими историками и другими людьми науки и которые очень часто можно встретить и в различных обсуждениях и дискуссиях в интернете, то… То вопрос это ведь и правда очень большой и что-же всё-таки когда-то действительно происходило на нашей Земле и в различные времена – ты знаешь, здесь-то мы как-раз можем лишь только теряться в различных догадках и предположениях, и все они такие, что извини, но если собрать хотя бы какие-нибудь из них и попробовать их как-то связать, то все наши знания и наши предположения тут же и упрутся просто в тупик, извини меня, но только просто в тупик. Ведь если попробовать выстроить хотя бы какую-нибудь одну теорию, ну например об Атлантах и если взглянуть на эти времена немного повнимательней, то вроде бы да и возможно, но… Но если взять и посмотреть на этот вопрос повнимательней, то все мы увидим лишь только то, что уж слишком размыто и расплывчато предстают перед нами почти все имеющиеся у нас факты, догадки и предположения, и если продолжить чуть-чуть подальше – то мы просто упрёмся в один простой факт, в тот факт что мы просто совершенно ничего об этом на самом деле не знаем…

— Да, не знаем или может быть просто почему-то не должны и не можем об этом всё знать.

— Да, согласен, иногда даже просто создаётся такое ощущение.

— Да, но ладно, похоже мы с тобой опять довольно далеко залезли. Да, так что давай немного отвлечёмся, попьём чая и поговорим лучше о чём-нибудь земном и сегодняшнем.

— А ты знаешь, — а тут как раз никаких возражений.

Они налили себе чая, закурили и посмотрев на эту каменистую долину несколько минут посидели и помолчали. Первым прервал эту молчаливую паузу Олег.

— Да, а чай и правда неплохой. И кстати, а как тебе эти низкие облака там вдали над долиной?

— Как? Просто очень неплохо. Да, очень неплохо, особенно вон те, которые снизу. Нет, а всё-таки красивое здесь у нас место.

— Совершенно согласен.

— Да, и это место очень красивое, и есть ещё много – много других таких-же прекраснейших мест на нашей бедной и увы, весьма многострадальной планете. Да и не смотри на меня так, — ты же и сам прекрасно всё об этом знаешь.

— Да, пожалуй.

— И ты знаешь, я сейчас хотел бы немного отвлечься от нашего недавнего разговора, и поговорить немного о том… Да, о том, что просто очень бы не хотелось чтобы когда-нибудь из-за каких-нибудь безумств или безумцев всё это просто бы исчезло… Да, ведь сейчас стоит хоть кому-нибудь из них нажать на какую-нибудь из этих и уже достаточно многочисленных «красных кнопок», то потом… Ведь мы сейчас просто полностью напичканы всевозможными ядерными и другими подобными разнообразными арсеналами, и если какой-нибудь безумец когда-нибудь решится хоть на один вооружённый выпад, то почти сразу-же по цепной реакции сработают и другие такие-же ответные выпады, ну а уже после них…

— Лучше и не говори, после них может быть уже почти что всё что угодно, но вот только увидеть все эти последствия удастся лишь очень и очень немногим, а чуть позже – боюсь, что и почти никому.

— Да, совершенно верно, ведь всю вторую половину нашего 20 века мы почти полностью провели увлёкшись идеей «могущества технологий» и верой «во всемогущество человека и человеческого разума» и провели всё это время в изобретении и совершенствовании всевозможных видов орудий массового уничтожения и достигли в этой области таких успехов и возможностей, что уже лет 40 мы все уже просто сидим на одной очень большой и сверхмощной бомбе, и не хватает порою просто одной спички чтобы это всё просто взорвалось.

— Совершенно верно. Просто когда мы добрались до секрета расщепления атома и были сброшены две первые бомбы на Хиросиму и Нагасаки, мы не остановились и продолжили дальше, — всё, вся эта «гонка вооружения», дошедшая очень скоро до того что имеющегося ядерного запаса было уже столько, что его вполне хватило бы на то, чтобы просто разнести всю нашу бедную планету на мелкие кусочки, но мы всё равно придерживаясь не очень дальновидного и просто даже детского лозунга «кто-же всё-таки сильнее» не остановились а только просто продолжили и дальше изобретать всё более и более совершенные и эффективные стратегические средства и «новейшие виды вооружений», естественно для благих целей крепко и прочно «держать свои границы на замке» и чтобы быть готовым достойно «дать отпор любым агрессиям»…

— Да, а чём наша беда – так это не только в том что мы не просто не остановились, а даже в том, что останавливать или хоть как-то затормозить и предупредить это безумство было увы, почти просто некому… Да, конечно-же об этом и говорили и были постоянные общественные протесты и демонстрации, но всего этого увы, было просто очень мало.

— Да, конечно-же, ведь здесь везде были очень сильно задействованы различные заинтересованные и очень многочисленные государственные интересы, а иногда и просто государственные амбиции, а против них… А против них мы и сейчас почти что просто ничего не можем сделать.

— Да, конечно-же у нас всегда был и какой-то фактор сдерживания, — это и тот эффект который вызвали два первых взрыва в Хиросиме и Нагасаки, немногим позже – это и авария на нашей Чернобыльской АС, а также и то что сейчас почти всем нам понятно, что все мы уже просто сидим на большом и огромном ядерном котле…

— Да, увы, понятно то всем, но пока только толку от этого… Да, и очень многим нам пока остаётся только верить или надеяться пожалуй лишь только на какое-нибудь чудо.

— Да, и не секрет что и нам с тобой тоже. Ну ладно, может быть ещё по чаю?

— Да, согласен, и пожалуй пока хватит об этом грустном…

— Тебе с сахаром?

— Да, пожалуйста.

— А молока?

— Нет, лучше просто с сахаром.

— Ну, тут я с тобой согласен.

— Да, а какой красивый сейчас вид.

— Да, закат сегодня просто замечательный.

И они посмотрели на низкое солнце в окружении немного дымчатых синевато-красноватых облаков, ближе к солнцу плавно переходящих в оранжево-красные и ярко-малиновые и полюбовавшись несколько минут этой картиной немного вздохнули.

— А ты заметил какое спокойствие и даже какое-то величественное и первозданное настроение витает сейчас над нашей долиной? Все эти краски, весь этот воздух сегодня опять пронизан этим величественным покоем и спокойствием.

— Да, согласен, и даже этот воздух. Как это всё красиво и спокойно. Да, и к счастью такую картину можно здесь пронаблюдать довольно часто.

— И каждый раз это просто прекрасно.

— Совершенно согласен.

— Ага, а смотри, — а вот и опять те три гордых кондора.

— И опять на закате.

И они посмотрели как три большие ширококрылые птицы подлетели к краю долины немного левее их небольшой речки и меньше чем через минуту скрылись за возвышавшимися вдали большими и причудливыми скалами.

— Да, и опять их трое, и опять почти на закате.

— О, вон смотри, — вон там, чуть левее от солнца, там опять появилось такое-же синевато-зелёное облако.

— Да, ты прав, как и в прошлый раз.

— Ну что, давай ещё по чаю?

— Давай.

— И заодно закурим.

— Без возражений.

Выпив по чашке чая и выкурив по сигарете они налили ещё по одной, немного помолчали и взяв со стола сигарету Олег прикурил, немного подумал, потом глубоко затянулся и выпустив большой клубок дыма отпил немного чая и немного задумчиво сказал:

— Да и кстати об нашем разговоре, Сергей, — ты знаешь, а я хотел бы сегодня ещё вернуться и к той теме, в которой мы живём, очень часто общаемся и вроде бы неплохо её понимаем и разбираемся.

— ? Да а это ты о чём?

— А это я об наших новых технологиях, которые просто ворвались в нашу жизнь в конце 20 – в начале 21 века, — это наши компьютеры, сотовые телефоны, спутниковая связь и многое и многое другое и подобное.

— Да, я совершенно с тобой согласен и тоже не скрою тот факт, что для многих и к тому времени уже весьма взрослых людей все эти просто неожиданно открывшиеся вокруг них и перед ними возможности и технологии были просто по крайней мере очень-очень неожиданными и часто даже и вовсе пугающими.

— Да, совершенно верно, — очень и очень неожиданными и часто и вовсе пугающими. И причём – для очень и очень многих.

— Хм, — если просто, то для очень большого большинства, а если чуть подробнее, — то ты прекрасно знаешь сколько людей сейчас живут практически ничего о них почти не зная и даже и не представляя, что-же это такое. Да, и это в цивилизованных странах, — местные племена индейцев и прочих дальних жителей мы просто не считаем.

— Ну, их то мы можем пока и вовсе не считать, — это всё их почти не касается, а если и как-то касается – то только на домашнем и часто просто примитивном уровне.

— Да, это пока. Или – только пока. Но ты не забывай о том, что вся наша природа, природа человека сама по себе очень консервативна и очень многое из нового воспринимается ей часто просто очень-очень осторожно. Да, это и природные инстинкты, — инстинкты самосохранения, выработанные и укреплённые ещё с самого детства привычки и понятия, особенности среды пребывания и интеллектуальный уровень многих, а иногда особенно частенько в среде каких-нибудь обитаний или обществ – часто и интеллектуальный уровень многих тех, кто стоит в той среде чуть-чуть но повыше. Это и сама природа человека, это и основные законы человеческого общения и его связанности, привязанности и взаимосвязанности с окружающей его средой. Но а что мы имеем в связи с этим прорывом, со всеми этими «нано-технологиями»… Да, а ты знаешь, — а это ведь очень и очень широкий и на самом деле действительно сложный вопрос, и просто так его затрагивать – это займёт у нас пожалуй слишком много времени. Да, и поэтому – давай-ка мы поговорим об этом лучше завтра, — у нас с тобой будет ещё целый вечер и тогда мы и попробуем рассмотреть какие-нибудь из сторон и граней этого действительно очень большого и очень непростого вопроса.

— Да? Ну что-же, согласен.

— Ну вот и прекрасно, а сейчас давай-ка лучше ещё нальём себе чаю и немного посидим под этими яркими звёздами.

— Да, а ты прав, — вечер сегодня был и правда очень красивым, а эта ночь – как продолжение этого вечера, тоже спокойствие, такая-же царящая вокруг умиротворённость и эта лёгкая и свежая прохлада.

— Да и кстати, надо тогда ещё немного подогреть наш чайник.

— Согласен.

И они ещё около часа после этого просидели под этими яркими звёздами и когда их костёр начал уже потихоньку потухать они поднялись, убрали со стола всё нужное и неспешно пошли к себе укладываться.

 

 

 

5

 

 

Весь следующий день они провели просматривая те фотографии которые вчера прислал им Дон и в начале 7 немного перекурив снова уже сидели с чайными чашками за своим столом и опять наблюдали почти такую-же как и вчера немного зеленовато-синюю и снова дышавшую каким-то особым покоем и спокойствием долину. Сергей отпил немного чая горячего чая, потом подумал и насыпал в него ещё пол ложки сахара, перемешал и задумчиво глядя на низкие полосы облаков у горизонта вытащил сигарету, прикурил и также немного задумчиво сказал:

— Ну что-же, а наша долина сегодня ведь почти такая-же, как и вчера.

— Да, как я люблю её и этот вид когда она такая.

— И не ты один.

— А это кстати я прекрасно знаю. Нет, а правда, — красиво.

— Да, и красиво и немного загадочно.

— Совершенно с тобой согласен, — есть здесь и такое.

Сергей отпил немного чая, ещё раз затянулся сигаретой и глядя куда-то вдаль над чем-то ненадолго задумался, потом выпустив ещё одно крупное облако дыма глотнул немного чая и также задумчиво продолжил.

— Ну что-же, так как эти фотографии мы почти все уже разобрали, — да, а Дон и правда немало потрудился лазая по этому городу, — да и теперь мы можем уже спокойно здесь посидеть и как мы вчера и договаривались, немного побеседовать и поделиться тут несколькими мыслями продолжив наш вчерашний разговор.

— Да, ты прав, и я нисколько против этого не возражаю.

— Ну что, тогда давай сначала допьём этот чай?

— А разве он нам мешает?

— Нет конечно, но всё же…

— Ну что-же, давай.

И оба друга допили свой чай, вытащили по сигарете и Сергей выпустив ещё один густой клубок дыма сначала немного подумал и начал.

— Ну что-же, мы с тобой вчера остановились на всех этих наших новых достижениях и на том как они приживаются и принимаются нашими современниками сегодня.

— Да, совершенно верно.

— Да, а тут я могу сразу-же продолжить и отметить то, что все эти технологии очень незаметно и плавно уже влились в быт, в сознание и в повседневную жизнь почти повсюду и что теперь даже в школах вместо наших обычных тетрадей детей у нас учат физике, математике и даже правописанию на небольших ноутбуках и планшетах. Да, конечно-же в этом есть и свои большие плюсы и большие минусы, да, есть и то и другое, но ты знаешь – я лично сейчас даже немного завидую всем нашим школьникам и студентам, начинающим каждый свой урок с уже достаточно хорошо освоенным небольшим ноутбуком или планшетом. Ведь ты тоже не будешь отрицать того, что в наши времена нам такое даже и не снилось.

— Да, совершенно верно, в этом ты прав.

— Ну что-же, это об плюсах. А плюсов здесь и правда просто очень много.

— Да, Сергей, а что ты скажешь о таком тезисе – «что если в 20 веке нам всем нужно было «учиться, учиться и ещё раз учиться», то в 21 всем нам придётся не только «учиться и учиться», а ещё и постоянно «учиться и ещё раз переучиваться», да, «учиться и учиться постоянно переучиваться». Да, ведь этот прогресс будет также развиваться и дальше, так что такую перспективу мы очень часто можем пронаблюдать и сейчас. Но ладно, а сейчас давай мы с тобой попробуем немного просмотреть на такую сторону этого вопроса: — А как ты думаешь, — вся эта наша новейшая «эпоха НТР», все эти «нано-технологии» — а как ты думаешь, а насколько все они могут быть для нас опасны?

— Вот это да, начали мы сначала с их плюсов, а теперь ты сразу хочешь посмотреть «на минусы»?

— Да, и особенно несколько повнимательнее взглянуть на этот вопрос и обратить твоё внимание на то, что все эти на самом деле просто совершеннейшие «нано-технологии» — это технологии примерно конца 21 века, а не конца 20 и начала 21…

— То есть ты хочешь сказать, что они как бы «немного опередили своё время»?

— Да, в принципе так, — и вполне возможно то что мы с их открытиями сейчас даже как-бы и «немного опередили своё время», и то что почти все мы пока ещё не доросли как следует до того должного уровня сознания и понимания, который требуется для работы с такими точными единицами, и получается простой и уже давно нам предсказанный парадокс – это то, что все эти машины и уже давно частенько гораздо умнее любого человека, и с этим глупо даже спорить. И вот здесь-то всем нам и надо быть по крайней мере просто очень и очень осторожными. Это и то что и сейчас мы часто можем даже наблюдать некоторые, пока ещё не очень серьёзные попытки «создания контролируемого, или даже контролирующего» Искусственного Интеллекта, который может спокойно действовать в больших и глобальных масштабах и может стать просто очень опасным оружием в случае применения его и в каких-нибудь корыстных или же в чьих-нибудь и не всегда особенно благих и дальновидных целях, в построении и возведении всевозможный сложных и часто очень сильно запутанных высоких финансовых и конечно-же и политических пирамид. Да, и в этом, и в этом кстати тоже. Да, и в каких-нибудь политических целях или же просто в целях каких-то особых крупных финансовых и коммерческих проектов и предприятий… Что кстати в принципе сейчас по своей сути одно от другого почти вполне неотделимо. Да, это и то, чем нас уже пугали разные фантасты, и многое и многое другое…

— Да, Сергей, но давай мы всё-таки сейчас будем просто исходить из того факта что все эти новейшие научные разработки – это всего лишь машины, да, всего лишь компьютеры, ноутбуки и другие средства, помогающие человеку довольно быстро решать и исправлять различные и часто даже очень трудные проблемы и вопросы. Ведь согласись, — только для этого все они и были созданы.

— Да, к нашему счастью в этом ты конечно-же прав, — да, и вроде все они работают «на благо человека и по знаку человека». Да, но вот где здесь и кстати и беда, — ведь и люди все вообще-то очень разные, и понятия «о благе» у всех у них тоже кстати очень часто бывают весьма и весьма довольно различные. И то что для многих «есть действительно благо», то для кого-то (или для каких-то других) таким «благом совершенно не является», а часто даже и наоборот. И он (или они) точно также могут подать свой знак этому «техническому чуду», и последствия этого просто очень быстро могут стать для всех для нас просто очень-очень большими и очень печальными.

— Так, согласен, и если сейчас рассматривать одну из этих «минусовых» сторон того, что мы сейчас уже имеем, то тогда…

— Да, совершенно верно, и если эти технологии и сейчас у нас уже такие, то они также не будут стоять на месте и также дальше будут совершенствоваться и совершенствоваться, и превратятся уже просто в «супер-технологии», с помощью которых…

— И с помощью которых вся эта линейка «плюсов и минусов» тоже соответственно вырастет и естественно будет требовать уже просто очень особого и пристального внимания, чтобы не дай Бог…

— Да, совершенно верно, и чтобы не было какого-нибудь «не дай Бог», вот где собственно всем нам уже и придётся просто уметь постоянно «учиться и переучиваться», чтобы как-то но контролировать положение и различные ситуации и чтобы не дай Бог когда-нибудь не выпустить на свободу по недосмотру или из-за какого-нибудь попустительства или ошибки какого-то или чьего-то очень опасного и совершенно реального «Франкенштейна».

— Да, а в этом ты прав, — «уметь учиться и переучиваться»… Но ты знаешь, я всё-таки надеюсь, что…

— Надеешься? Ты знаешь, — и я тоже надеюсь.

— Да, ты совершенно прав, — надеяться, и кстати надеяться «очень на многое» – это пока что то, что всем нам только остаётся.

— Совершенно верно, — надеяться, ведь мы же все «под Богом ходим».

— Да, ты прав. Да и кстати, как ты смотришь на то чтобы ещё раз подогреть наш чайник?

— Да, ты знаешь, — а на это я смотрю просто крайне положительно, также как на этот прекрасный, опять немного неожиданный и совершенно свежий закат. Ты только посмотри какие краски сейчас гуляют по нашей долине.

— Да и я смотрю и удивляюсь этому уже минут 20.

— Да, и опять это дыхание свежести и какого-то величественного спокойствия… Нет, и сегодня вечер тоже просто чудесный.

— Ну что, ещё закурим?

— Пожалуй.

И минут через 15, когда это спокойное солнце уже спускалось за линию горизонта и два наших старых товарища неспешно попивали чай и дымили своими сигаретами любуясь красками этого заката Олег налил себе ещё чашку, размешал сахар и положив сигарету в пепельницу немного вздохнул и сказал:

— Да, а закат сегодня и правда опять необычный. Ну что, принесём сюда нашу лампу?

— Сейчас, схожу.

Сергей встал, зашёл в палатку и быстро найдя их дежурный светильник вернулся и поставил его посередине стола. Олег удовлетворённо кивнул ему, подождал пока он усядется на своё место и отпив немного чая ещё раз посмотрел на тонкую полоску света у горизонта и продолжил дальше.

— Да, Сергей, а я вообще-то ещё вчера хотел вкратце поговорить с тобой и об другой стороне нашего сегодняшнего вопроса, а если точнее, — то ещё об одном и очень остром вопросе, — это о проблеме нашей молодёжи, а если точнее – то я сегодня хотел бы немного поговорить об одной из самых пожалуй на мой взгляд основных и опасных проблем нашей молодёжи, — это об молодёжной наркомании, об уходе нашей молодёжи в наркотики и об многом другом, тесно связанном с этим и чему уже очень давно пора просто кричать «караул».

— Ну вот, а ты знаешь, — а я примерно неделю назад посмотрев один из выпусков последних новостей тоже как раз весь вечер продумал над этим, — очень ясно в них тогда был выведен как раз этот вопрос. И ты знаешь, а это вопрос то этот действительно большой, и даже очень большой. Во первых, — это очень доступное и быстрое распространение этой гадости среди нашей молодёжи, особенно в среде школьников и студентов. Да, это просто «караул», поскольку человек, а особенно молодой человек «подсаживается» на эту гадость просто очень быстро, часто почти моментально, — ведь современные наркотики такие, что подсадка на всех на них очень и очень быстрая, если даже и не просто мгновенная, а если человек на них уже «подсел» и стал наркозависимым, то после этого просто «бросить их» и «завязать» с ними почти всегда ни физически, ни морально он уже просто не может, — он может быть сможет на время остановиться, сделать перерыв, но бросить… Но действительно бросить и завязать с этим могут лишь только единицы из десятков и иногда из сотен тысяч, и увы не больше… Да, это те единицы, которым просто повезло. А остальные сотни тысяч…. А остальные десятки и сотни тысяч остаются просто-напросто уже совершенно безнадёжно обречены или на довольно быструю и уже скорую смерть, или на проведение оставшихся годов жизни сначала в наркологических, а после и в психиатрических лечебницах и часто просто в совершенно невменяемом и нечеловеческом виде…

— Да, в наши молодые годы срок жизни наркомана «на дозе» составлял всего примерно где-то 6 – 8 лет, но это старые наркотики. А всё это новое, все эти новые кислотные порошки действуют обычно почти что совершено сразу, подсадка на них почти моментальная и все эти кислотные наркотики такие, что почти совершенно сразу «срывают все планки» у тех кто с ними познакомился, — и ты знаешь, а это уже просто что-то страшное.

— Да, совершенно верно и это-то как раз и не смешно, — это то что из простого и нормального человека просто очень быстро делает почти что полностью совершенно безнадёжного больного и больного часто просто обречённого, и очень часто если болезнь запущена или пошла как-то не так, то извини меня, то уже почти только просто дебила… Такие сейчас у нас производятся наркотики. А то что эта болезнь так просто и уже довольно давно процветает среди нашей молодёжи – это просто «караул».

— Да, а кстати, ты помнишь и про такой тезис – «если хочешь полностью истребить своего врага, — то тогда просто начни с его молодёжи».

— Да, конечно, конечно-же помню, и вот что особенно – что всё это как раз то и очень и очень печально. Ведь сейчас мы боремся как уже частенько получалось в нашей истории даже и не с кем-нибудь и не с кем-то, а просто по сути почти уже сами с собой…

— Да, и не ища особенно врага истреблять самих себя… Да, а всё то что творится сейчас – это всё и конечно-же чья-то очень большая жажда денег, все эти процветающие сейчас центры наркотических плантаций и всех всевозможных поставок оттуда, различные сети лабораторных изобретений новых их видов и их распространителей, очень часто на своём пути встречающие только просто нашу глупость и наши недосмотры и зачастую и вовсе просто царящую в этих вопросах нашу общую безалаберность и недальновидность.

— Да, совершенно верно, это и то и другое и третье. Ну и что мы можем ещё сейчас сказать как-бы  в утешение и может быть пока и в заключение, — это и то что здесь по этому вопросу действительно могут положительно подействовать и помочь проводимые сейчас уже достаточно серьёзные государственные меры, да, это конечно-же и общественное внимание и обеспокоенность этой проблемой и возможное ужесточение мер за продажу и распространение наркотиков, это конечно и возможные поиски работ с желающими избавиться от этого наркоманов и естественно и надежда на то что не в очень далёкое время и наша медицина также возможно сможет помочь нам найти какой-нибудь выход из этого бедствия. Да, ведь лекарство от рака мы как будто бы уже изобрели. Так ведь может и на это тоже что-нибудь найдётся.

— Да, и может быть и наша медицина в этом вопросе тоже станет не совсем бессильна.

— Очень хочется в это верить.

— Да и ещё и то, что бережённого Бог бережёт.

— Да, совершенно верно, и ещё и то что бережённого и Бог бережёт.

— Ну что, давай ещё по чаю?

— Знаешь, с удовольствием.

И так они просидели под этим ночным небом потихоньку переговариваясь и поглядывая на большие и яркие звёзды ещё около часа и когда они пошли к своей палатки вокруг уже стояла глубокая южная ночь.

 

 

 

 

6

 

 

Намеченный на следующий день поход к озеру им всё-таки пришлось отложить, — проснувшись утром и выйдя из палатки они сразу же встретились с довольно серым небом и очень сильным ветром, отдельные порывы которого достигали временами примерно 15 – 20 метров в секунду и о каком-либо походе даже и говорить не приходилось. И весь этот день они провели закрывшись у себя в палатке и просматривая фотографии, которые недавно переслал им Дон а также прослушивая сводки последних новостей и просматривая различные статьи и разные интересные подборки в большом интернете. Под вечер этот ветер стих также внезапно как и начался и они выбрались наружу и разогрев свой ужин немного посидели и решили что если и завтра утром всё будет спокойно, то тогда пожалуй они сходят в этот свой небольшой поход к озеру.

Проснувшись утром и увидев над собой чистое ясное небо они быстро позавтракали, проверили своё походное снаряжение и посидев немного «на дорогу» поднялись, взяли свои рюкзаки и застегнув на молнию вход палатки неспешно пошли к ближайшему спуску в долину. Идти было довольно легко, — 8 с половиной километров вдоль их немного изгибистой и уже спокойной речки мирно и безмятежно протекавшей немного левее их пути. Собственно и на озере у них было свое старое и постоянное место для стоянок, располагавшееся примерно в 700 метрах правее по берегу и дойдя через полтора часа до широкой бухты на берегу этого озера они как обычно остановились и ненадолго присев на берегу перекурили.

— Ну что, сейчас докурим и на наше место?

— Да, конечно. Может быть по чаю?

— Нет, это лучше мы уже на нашем месте.

— Ну что-же, согласен.

И они посмотрев на этот весьма резко здесь обрывавшийся примерно на 2 метра край береговой линии и на тянувшийся дальше довольно далеко и полого ещё метров на 25 – 30 до 5 метровой глубинной отметки у самой воды береговой участок докурили, потом Олег посмотрел на тающую вдали линию горизонта взглянул на Сергея и сказал:

— Пошли?

— Да, пошли, там всё должно остаться как в прошлый раз.

— Ну, а много ли мы там оставляем?

— Кроме нашего походного катера почто что ничего.

— И интересного настроения от проведённого здесь времени.

— Да, пожалуй что и этого. Ну что-же, пошли.

И они одели свои рюкзаки и пошли вдоль обрывистой линии берега к своей недалёкой стоянке. Да, а картинка этого берега была и правда весьма интересной, — везде за довольно обрывистой линией сверху следовал пологий, 25 – 30 метровый состоявший примерно из 10 – 12 весьма отчётливо видных выступающих каменных пластинчатых плит ступенчатый спуск к воде и так как озеро было довольно большим, — где-то около 20 километров, то естественно дальнего берега не было видно и впереди простиралась лишь чистая гладкая водная гладь. Солнце было не очень жарким, чайки как обычно вовсю резвились над озером и идти им было довольно легко.

Место которое они выбрали для лагеря находилось примерно в 700 метрах оттуда и всё оно было окружено весьма достаточно уникальными и довольно удивительными достопримечательностями. Во-первых, совсем недалеко о их лагеря располагалось довольно большое и обложенное по краям камнями место традиционных религиозных обрядов и праздников местных индейцев, — это было примерно 70 метровое каменное каре, посередине которого стояли два каменных столбца и большой и чем-то достаточно ровно обтёсанный камень, очень напоминавший какую-то несколько угловатую человеческую фигурку, обращённую лицом к озеру. Как рассказали им местные индейцы, иногда (примерно 3 – 4 раза в год посещавшие это место) основано оно было очень и очень давно и из их разговоров они поняли что все религиозные обряды и ритуалы, передаваемые из поколения в поколение на этом священном месте совершались здесь уже далеко не одно столетие, — «Ещё с тех далёких пор, когда здесь не было белого человека». Место это было довольно интересным, а вот под ним, на берегу и на протяжении примерно километра на этой обмелевшей береговой линии находилось кое-что и правда довольно загадочное и для наших друзей гораздо более интересное…

А это были находившиеся как раз на этом обмелевшем берегу и в береговых водах озера остатки какого-то загадочного древнего городища, а если точнее – то даже не полные остатки, а просто выступающие из этой каменной поверхности верхние части и крыши каких-то строений, вся остальная часть которых находилась просто достаточно глубоко под землёй (а если немного точнее – под этой ровной каменной поверхностью). Как это так оказалось и почему так случилось – это так и осталось почти для всех загадкой, но нашим друзьям нетрудно было догадаться что этот довольно большой когда-то город просто провалился вниз в результате какого-то сильного землетрясения, сопровождавшегося скорее всего сильным извержением какого-нибудь из находящихся поблизости вулканов. Но находившиеся сверху очень ровные крыши и верхние части каких-то очень грамотно построенных зданий явно говорили о высокой культуре строителей и живших когда-то здесь людей. Да, ведь шутка-ли, — все эти выступающие из-под земли постройки почти полностью состояли не из кирпичной или каменной кладки, а из больших и очень тщательно обработанных каменных плит, таких-же как и в том верхнем древнем городе… Да, из очень ровных каменных плит или таких-же больших и явно чем-то вырезанных и просто опиленных каменных блоков. Эти крыши и верхние этажи этих весьма больших сооружений возвышались здесь обычно где-то на два – три метра над поверхностью, но было и несколько больших и очень хорошо сохранившихся и находящихся уже под водой зданий, возвышавшихся где-то на 4 – на 5 метров и вид этого «вырастающего из-под земли» города сначала очень удивил наших друзей, но позже немного обследовав местность они нашли ещё одно такое-же древнее городище и с другой стороны их речушки, впадавшей здесь в это озеро и там оно простиралось где-то ещё на полтора километра, а когда они решили проверить, — что-же там, под водой… То тогда, на второй год их стоянки надев свои лёгкие акваланги и спустившись под воду они без особого труда нашли довольно недалеко от берега (обрывавшегося здесь почти на 30 метровую глубину) ряд больших и очень хорошо сохранившихся строений, только самой нижней своей частью уходящих «под дно». Да, ну и удивление же было у них, встретив здесь под водой этот древний и очень загадочный город, временами просто очень напоминавший различные постройки уже нам знакомой античности – те же здания со встроенными колонами и ажурными сводами, несколько таких-же уже знакомых почти чисто античных украшенных колонами лёгких портика и другие и очень искусные сооружения… С тех пор обследовав все эти ближние воды и найдя ещё такие-же постройки примерно в 4 километрах с другой стороны этой речки они остались всё-таки в недоумении – кто-же всё-таки всё это строил и каков примерно может быть возраст всех этих сооружений? А это всё так и осталось для них вопросом.

Но наши два друга уже почти подходили к своему лагерю, — чистой ровной площадке недалеко от этого обрывистого берега, на котором на безопасном от воды расстоянии лежал на камнях их весьма просторный сборный катер а также недалеко от берега стоял их небольшой железный шкафчик с лодочным мотором, с их подводным снаряжением а также и со всеми необходимыми предметами для лагеря. Подойдя к этой площадке и скинув с себя рюкзаки они немного осмотрелись, потом присели на небольшую скамейку сооружённую ими из нескольких продолговатых и ровных камней, закурили и немного посоветовавшись решили сначала поставить палатку, потом немного перекусить, а во второй половине дня спустить на воду их катер и вечером совершить обычную уже водную прогулку и проплыть немного вдоль берега подальше по направленью к речке.

Немного посидев они вытащили из рюкзака походную палатку и уже через час с небольшим около их ярко жёлтой палатки исправно горел небольшой походный примус (постоянно хранившейся в том небольшом походном шкафчике) и успешно разогревал большой походный чайник, также взятый из того-же хранилища.

— Ну что, ты убедился что у нас здесь всё на месте?

— А я и не сомневался. Да и что здесь может пропасть? Местные индейцы ничего из нашего снаряжения не трогают, это наш давний старый договор, да и прийти сюда они должны только через 2 месяца, когда начнётся их очередной религиозно – ритуальный праздник. Разве что только от каких-нибудь местных грозовых ливней что-нибудь могло немного повредиться, но их довольно давно уже не было, и здесь полный порядок.

— Да и кстати, а ведь все основные религиозные праздники местных жителей напрямую связаны и с этой долиной, и с этим озером.

— Да, я очень хорошо это помню.

— И кстати, а ты помнишь их легенду, связанную с этим озером, с этой долиной и с этими постройками?

— А как-же, а как-же… Да, это очень интересное предание и его очень трудно забыть. Ты кстати помнишь как оно звучит?

— Да, конечно.

— А ведь там упоминаются и очень интересные временные и исторические намёки, а также и история образования этого озера и всё то, что-же когда-то произошло с этим городом.

— Так, так, подожди… Сейчас… Да, вот так вот звучит их немного многим странное но просто поразительно и даже изумительно подробное предание: — «Когда-то очень и очень давно, когда солнце вставало не только из-за горизонта а ещё и из-за второй большой земли, лежавшей далеко дальше за большой водой наш Верховный Дух и Отец выглянул тогда из своего дома за солнцем и посмотрев на наши земли опечалился глядя на живших тогда здесь людей и сказал им: «Насколько я вижу что все вы всё рано всё также непокорны и всё также устремляете наконечники своих стрел и друг на друга и даже на небо, то я не могу уже больше всё это видеть и всех вас так оставить. И по этому пусть уж сбудется сие». И он загрустил и из глаз его выкатились две большие слезы, и когда они упали на эту землю то земля вдруг затряслась, горы отошли в сторону и на том месте где жили эти люди, обратившие наконечники своих стрел в небо земля разверзшись опустилась вниз, с неба полил большой дождь и быстро затопил этот город и только после этого земля и горы перестали трястись. Так и появилось здесь это озеро, а те две большие слезы упали высоко в горы и превратились в два волшебных и очень глубоких озера, и через эти озёра Наш Верховный Дух и Отец теперь видит всё что творится у нас и по его знаку у этого озера вскоре тоже поселились люди чтобы охранять это место и поставили около них такие-же большие стены. Ну а этот случай пусть служит и уроком всем нам, когда мы смотрим и на своих братьев, и на небо».

— Браво Олег, браво, ну ты и декламируешь, и почти дословно.

— И не «почти», а совершенно.

— И как ты только всё это выучил и запомнил?

— Да просто я буквально на днях вспоминал эти строки и просто удивлялся тому, с какой академичностью все они были записаны и дошли до наших дней. Потом я ещё раз перечитал тот дословный рассказ вождя и шамана местного племени, очень точно списанный им с древней надписи на их Большом Главном Камне, — и ты знаешь, эта академичность и даже почти каноничность, которая звучит в переводе того рассказа, который удалось сохранить до наших времён этому почти что первобытному племени просто поразительна. Как будто бы читаешь какие-то из стихов, которыми были записаны когда-то и Ветхий и Новый заветы, — сходство очень большое и просто поразительное… Нет, а это всё и правда что-то очень необычное и почти невероятное.

— Да, и какие подробности сохранились в этом тексте… Да, и сохранились они так… Да, и «выглянувший из своего дома за солнцем», и то что «это было очень и очень давно, когда солнце вставало не только из-за горизонта, а ещё и из-за второй большой земли, лежавшей дальше за большой водой», — ведь это прямой намёк на наши археологические раскопки и скорее всего ещё на какой-то другой материк…

— Старые рассказы о народах Атлантов и Лемурии.

— Да, скорее всего они, и тот высокий технический уровень, который мы видим здесь и в верхнем древнем городе.

— Да, и пожалуй не только в них одних.

— Э, погоди, а мы опять заговорились, — наш чайник уже почти наполовину выкипел.

— Э… Да, верно, верно.

— Так что давай сначала попьём чай, немного перекусим, а потом…

— Нет, а всё-таки как прямо в этом дошедшем до нас местном предании виден рассказ о какой-то очень сильно развитой цивилизации, бывшей здесь когда-то в те незапамятные времена, да и сам этот текст записан так…

— Да, но ты всё же лучше достань наши бутерброды и чашки, и ты знаешь…

— Да, сейчас.

— А эту местную легенду кстати можно будет ещё раз перечитать у нас на стоянке, — ведь текст-то этот правда уникален.

— Совершенно согласен, и когда мы вернёмся, то надо будет перечитать его ещё раз, и повнимательнее.

— Да, обязательно. Вот твои бутерброды.

— Спасибо.

— Да, а чай-то какой горячий.

— Да ну ладно. Ну а чем мы сейчас займёмся?

— Сейчас? Ну, а сейчас мы пожалуй давай допьём этот чай, немного перекусим, а потом…

А потом, где-то в 5 часов они уже оттолкнулись от берега, Сергей сидевший на корме завёл мотор и их желтовато зелёный катер плавно отплыв по инерции метров на 15 развернулся, быстро набрал скорость и вышел на большую воду. Проплыв немного дальше их стоянки они как всегда остановились около чуть-чуть выступавших из-под воды верхушек 3 каких-то высоких колон какого-то когда-то большого здания, поговорили и взяли курс к недалёкому устью речки. Да, остатки этого древнего города так и выступали на этом участке на берегу и из-под воды и ещё раз посмотрев на эту береговую полосу они посоветовались и отплыв подальше от берега остановились и поныряв и поплавав в этой вечерней прохладной воде опять забрались в катер и начали неспешно обтираться.

— Ну, и как тебе это купанье?

— Как всегда, превосходно.

— А рыба-то какая здесь крупная.

— Да уж, не говори.

— Нет, а правда жалко что нормальные акваланги нам привезут только в этом году. А то наши то пожалуй слишком слабоваты.

— Не беспокойся, — этим рейсом нам доставят самые настоящие глубоководные.

— Ну вот тогда можно будет как следует поплавать и посмотреть, что-же здесь находится в этих глубоких водах. Ведь насколько мы успели заметить в прошлые разы, здесь в глубине тоже остались какие-то строения.

— Совершенно верно, и строения совершенно не маленькие. Ну что, одеваемся?

— Да, ведь мы уже обсохли.

— Давай, на тебе твою рубашку.

— Спасибо.

И когда они оделись и закурили слегка покачиваясь на лёгкой набегающей волне солнце уже довольно низко висело над линией горизонта.

— Ну что, поплыли домой?

— Поплыли.

Сергей включил мотор, развернул катер и они стали приближаться к еле видневшейся на далёком берегу ярко жёлтой палатке.

На следующее утро они немного походили по ближнему берегу, потом посидев у палатки и попив чая прошли к тем видневшимся загадочным остаткам построек у устья речки и походив там с полчаса и сделав несколько фотографий этих прямо выступающих из камня зданий вернулись в свой лагерь. Там они развели примус, немного перекурили а потом вытащив на берег свой катер свернули и убрали в рюкзак небольшую палатку, ещё немного перекурили и убрав всё остальное в свой береговой шкафчик немного посидели «на дорожку», поднялись и посмотрев на так-же весело кричащих что-то чаек пошли в обратную дорогу.

Вернувшись в свой лагерь они сложили рюкзаки, посидели немного и на вопрос – будем ли мы сегодня разжигать костёр Олег немного подумав сказал что сегодня это не очень-то обязательно и они достали большой примус и поставили на него чайник. Пока их нехитрый ужин разогревался Сергей зашёл в палатку и почти сразу-же крикнул Олегу – Эгей, а у нас кстати опять небольшие новости от Дона.

— Ну и что он нам пишет?

— А он пишет то что у них там в горах второй день идут сильные дожди и что их возвращение задерживается на несколько дней. Да, и если завтра утром дождь кончится, то они планируют начать своё возвращенье через 5 дней.

— Да, прибавь 3 дня им на дорогу и тогда если всё будет удачно, то вернутся они где-то через 8 дней.

— Кстати, чайник вскипел и через пару минут подогреется и наша трапеза.

— Ну и отлично. А рюкзаками давай мы займёмся уже завтра утром.

— Совершенно согласен.

Сергей закурив немного поворошил их макароны и удовлетворительно кивнув сказал что уже почти готово.

— Ну вот и прекрасно. Да, где там наши миски?

— Мы их оставляли как всегда на старом месте. Да и кстати, прихвати заодно и всё для чая.

— Да, сейчас.

И где-то через час с большим аппетитом поужинав и небольшими глотками отпивая горячий чай Сергей посмотрел на вечернее солнце, достал сигарету, прикурил и обернувшись к своему соседу немного вздохнув сказал:

— Да Олег, а как там наши недавние фотографии?

— Как, как, в самом лучшем виде. Я два дня назад специально ещё раз все их просмотрел. Да и что с ними может быть?

— Да это я просто к тому, что пожалуй надо будет попробовать послать все наши имеющиеся материалы а заодно конечно-же всё то что принесёт вернувшись Дон ещё раз в Юнеско. Хотя на прошлые наши послания они даже и не ответили, — наверное посчитали их за фотомонтаж или ещё за какую-нибудь шутку, но всё-таки надо будет ещё раз попробовать. Ведь это всё для них должно быть просто очень интересно.

— Да, а то наше послание также как и несколько наших статей скорее всего просто затерялись среди массы таких-же сведений и сообщений о неожиданных находках и открытиях, которых сейчас в заинтересованной прессе столько…

— Да, а те наши статьи скорее всего оказались просто похороненными под другими такими-же журнальными материалами, которых сейчас и правда больше чем хватает.

— Ну что-же, а мы всё-таки всё равно попробуем.

— Конечно.

— Да и кстати, а как у тебя с твоей книгой над которой ты сейчас работаешь?

— С книгой? Да уже перешёл за середину рукописи, пишу не спеша как и сам ты видишь примерно по странице – по две в 3 – 4 дня. Ну что-же, пока всё нормально, потихоньку придумываю и делаю пометки для дальнейшего сюжета.

— Ну что-же, а здесь тебе удачи.

— Да ну что ты, ты же прекрасно знаешь что здесь дело уже в свободном времени и в возможности всё спокойно и нормально обдумать. А и того и другого у нас здесь просто предостаточно. Да, ведь и ты только 5 месяцев назад закончил работу над своей книгой.

— Да, что верно то верно. И кстати, — а её уже вовсю читают, уже есть свой читатель.

— Ну так и что-же ещё надо, — кто-то читает – и спасибо.

— Согласен. И всё-таки удачи тебе закончить работу над своей вещью.

— Спасибо.

— Ещё по чаю?

— Давай.

— Да, а всё-таки надо будет ещё раз попробовать отправить в Юнеско наши фотоматериалы и подробное картографическое местонахождение этого места и верхнего города.

— И ещё раз прибавить подробное описание горного храма в верхнем городе.

— Совершенно согласен. Да, и ещё вернутся наши Дон с Манеосом и наверняка не с пустыми руками. Вот тогда-то и можно будет это сделать.

— Уф, а чай-то какой горячий.

— А ты что хотел?

Когда солнце село они ещё минут 20 посидели вместе, потом Сергей сказал что идёт ложиться а Олег решив немного задержаться налил себе ещё чаю, размешал сахар и глядя на далёкие звёзды подумал: — Нет, а всё-таки это место их стоянки… И как долго они его искали… И это озеро с остатками какого-то очень древнего города. А как ведь хорошо на этом озере, — эта свежесть и эта прохлада… И каждый раз… Нет, а всё-таки это прекрасно. И Олег ещё около часа просидел под этими звёздами и когда луна уже стала потихоньку перебираться к левому краю долины он допил остатки чая, сполоснул чайник и убрав всё со стола пошёл спать.

 

 

 

7

 

 

Всё следующее утро они разбирали свои рюкзаки и просматривали сделанные на озере фотографии, а в полдень небо затянуло, с предгорий подул довольно прохладный ветер и наши друзья уже собиравшиеся разжечь обычный костёр отложили эту затею и забравшись под полог палатки посматривая на это серое небо стали ждать. И верно, минут через 20 вокруг ещё больше стемнело и скоро по брезенту их палатки застучали первые капли дождя.

— Да, а довольно давно-же его не было.

— Ну, для этих мест это нормально.

— Да и кстати, надо связаться с Доном и узнать, как там у них с дождём.

— Да пожалуйста. Сейчас докурю и попробую послать им запрос.

— У них там лило два дня.

— Вполне возможно что и этот к нам принесло оттуда.

— Да ты знаешь… Принесло то его действительно откуда-то оттуда, но вот только хотелось бы чтобы он к нам пожаловал не на несколько дней, а хотя-бы до утра.

— Ну а это уже мы увидим. Дождь то кстати льёт пока не очень сильный.

— Да уж, как будто ты не знаешь эти тропические ливни.

— Да, я их знаю довольно неплохо и вполне возможно что этот будет не очень долгим.

— Да, хорошо бы. Ну ладно, пойду и попытаюсь связаться с Доном.

— Ну, им с Манеосом конечно-же привет.

— Обязательно.

Олег нырнул внутрь а Сергей посмотрев на льющиеся капли дождя докурил сигарету, немного посмотрел как дождь барабанит по уже появившимся лужам и вытащив под полог примус разжёг его и поставил разогреваться чайник. – Ну что-же, раз пошёл дождь, то тогда посидим перед ноутбуками и немного покопаемся в своих записях. Да, и всё-таки интересно, — у Дона там также льёт? Ну ладно, это Олег сейчас узнает. И тут как раз раздался и голос Олега из палатки.

— Есть почта, пришла.

— Ну и что он пишет?

— Сейчас, сейчас, прочитаю ответ.

— Ну и что там у них?

— А у них, а у них… А у них уже не сильный дождь как в последние два дня, а уже просто понемногу покрапывает. Да, и ещё он пишет что на востоке небо у них уже светлое и что скорее всего сегодня вечером это закончится.

— Ну что-же, хоть это хорошо. А ты давай, вылезай, с ноутбуками мы посидим потом.

— А я уже вылез, — сказал появившийся под входным пологом и усевшийся рядом с Сергеем Олег и посмотрев на греющийся чайник улыбнулся и спросил:

— Ну что, обедать будем макаронами?

— Да, как всегда, — бульонные кубики, макароны с консервами и крепкий чай.

— А если прибавить сюда и пару наших копчёных рыб?

— Немного нашего копчения? А что, давай.

— Ну вот и прекрасно, я полез за нашими походными кубиками и макаронами.

— Давай, чайник уже почти закипел.

— Ну вот и прекрасно, давай по чашке бульона и по этой здоровой рыбине.

— Э, да сегодня у нас просто праздник.

— Да, вполне возможно, — на, держи.

— Спасибо.

— Да, а рыба то какая!

— Так ведь сами ловили.

— Не говори.

А пока они перекусывали отдавая должное этой мягкой рыбе и чуть позже подоспевшим макаронам с тушёнкой дождь стал ещё сильнее а когда они перешли на чай то крупные брызги уже настоящего тропического ливня просто прогнал их внутрь и там немного послушав как крупные капли стучат по их палатке Сергей подмигнув Олегу включил их двухкассетный магнитофон и заигравший «Иглз» вызвал у них обоих улыбку и поставив чашки с чаем на небольшой столик они уселись немного поудобнее и Олег немного подмигнул и сказал:

— Ну что-же, вот и полило по настоящему.

— Да и кстати, надо застегнуть как следует вход, — низ мы так и оставили открытым, а так мы минут через 20 и здесь уже промокнем.

— Да и кстати, надо будет ещё открыть и крышку у нашей цистерны с питьевой водой, — пускай пока набирается.

— Да, конечно, это я сейчас, — и Сергей поднялся, накинул дождевую непромокаемую куртку, немного посмотрел наружу на льющиеся струи дождя и быстро выскочил из палатки. Меньше чем через минуту он вернулся и сказав — «порядок» стряхнул с куртки воду и застегнув до конца вход скинул свой дождевик и снова сел на своё место. Олег немного подмигнул ему, отпил немного чая и спросил:

— Ну что-же, и какие у нас планы? Садимся за ноутбуки?

— Да, похоже что до вечера дождь не прекратится. А что касается наших планов, — то я сейчас немного покопаюсь в своих записях, а ты если хочешь, то можешь садиться за ноутбук хоть сейчас.

И через полчаса Олег засел перед ноутбуком а Сергей достав кипу тетрадей отобрал две последние и открыв одну из них где-то на середине стал неспешно и иногда делая небольшие поправки карандашом в своих записях её перечитывать. – Да, вот это всё правильно, вот здесь я немного пропустил, да, а дальше… Да, и вот тут ещё немного подправить. Да, а этот дождь – а правда, немного и не ждали, но это как обычно. Так, кажется кассета доиграла, надо перевернуть… Сейчас… И ещё… И ещё мы с Олегом хотели… Да, надо его спросить…

— Олег, ты сейчас не очень занят?

— Да не очень особо, но если ты подождёшь минуты 3, то тогда…

— Ну ладно, это совершенно не срочно. Давай уже лучше через 2 часа, когда вылезем на наш чай.

— Хорошо, согласен.

А через 2 часа выйдя из палатки они увидели над собой уже почти чистое небо и только небольшие капли мелкого оставшегося дождя напоминали о прошедшем только что ливне. Закурив и присев под навесом они посмотрели на эти облака, на большие и широкие лужи и немного посоветовавшись решили – а не устроить ли им небольшое разнообразие и не побаловаться ли ещё раз отборной ухой, — ведь у них в «бассейне» как раз сейчас спокойно плещутся и отдыхают ещё несколько этих отборных южных рыбин.

— А что, а ведь это-же просто прекрасно. А я про них и почти позабыл.

— Ну, не удивительно, зато я вспомнил. Так что ты пока набирай воды и разводи наш примус, а я сейчас схожу за нашим ужином.

— Идёт.

И пока Сергей разводил примус и набирал воды Олег подошёл к их «бассейну» и сразу же увидел двух прыгающих около него и жадно пытавшихся захватить ртом воды в большой каменной луже рыбин, выпрыгнувших во время дождя из переполненного уже до краёв небольшого каменного бассейна.

— Ну что-же, а вот и наш улов.

И подобрав этих двух прыгавших и глотавших ртом воздух рыбин и сказав им «что сами виноваты» он посмотрел на мирно плававших в резервуаре двух других, погрозил им пальцем и вернулся к палатке. Когда он подошёл их котелок уже стоял на примусе и они вдвоём быстро очистив эту рыбу закинули её туда и через сорок минут отборная уха была уже готова. Усевшись за столом и глядя на вечернее солнце они немного посидели, потом Сергей разлил уху по мискам и они немного подождав принялись за это вечернее лакомство. Да, уха была и правда просто отменной и закончив с ней они разлили по чашкам вечерний чай и глядя на готовящееся к закату солнце закурили и Олег немного вздохнув сказал:

— Да, а какая сейчас вокруг свежесть после этого дождя…

— Это всегда так, пора бы и привыкнуть. Нет, а правда, — хорошо.

— Да, и уха получилась снова отменной.

— Ну, уж это мы умеем. Да, и у нас ведь остались ещё две такие-же рыбины для следующего раза.

— Да, они там сейчас плавают.

— Долить тебе чая?

— Да, если не трудно.

— Ну что, ещё немного посидим?

— Да, конечно.

Легли они примерно минут через сорок, когда большое в этот вечер солнце уже скрылось за горизонтом и на ночном небе уже минут 20 ярко светили большие и крупные южные звёзды. Олег устроившись поудобнее в своём спальнике погасил их походную лампу и закрыв глаза подумал: — А как-же хорошо всё-таки отсюда виден Млечный Путь… Да, и эти крупные звёзды… Да, и уха сегодня была просто отменная… Хотя – о чём это я это? Да, а всё это остальное ведь уже завтра, а сейчас – спать, спать…

Утром первым проснулся Сергей и стерев как обычно обильную утреннюю россу со стола и стульев немного посидел послушав птичьи трели, потом разжёг примус и поставив на него чайник кивнул вышедшему из палатки Олегу.

— Ну как спалось?

— Как спалось? Да просто прекрасно. С добрым утром.

— С добрым утром.

— Давно проснулся?

— Да где-то минут 20 назад.

— Ну ладно, утро вроде ясное, настроение тоже, — как посвежело после вчерашнего дождя.

— Да, а в этом ты прав.

— И какие будут наши планы на сегодня?

— А сегодня, а сегодня давай сперва осмотрим нашу площадку и окрестности, ведь ливень вчера был приличный, ну а потом разберём остатки снаряжения а ближе к вечеру немного посидим с ноутбуками, — там в последних новостях опять пошли какие-то шевеления, да и ещё я вчера нашёл пару статей в которых упоминались некоторые наши работы, и я думаю что тебе это тоже будет интересно.

— Да? Ну что-же, посмотрим что там они об нас пишут.

— Да, обязательно. Да, вот и чайник вскипел.

— Ну что, давай по нашим бутербродам?

— Давай.

Их площадка вокруг лагеря была в полном порядке, даже дрова аккуратно накрытые плотным тентом были только немного подмочены снизу да и ещё одно из молодых деревьев рядом с их площадкой оказалось повалено. Они походили среди этих больших и широких луж, заглянули в «бассейн», в котором как ни в чём не бывало плавали две большие рыбины и накрыв полную до краёв цистерну с водой вернулись к своему столу.

— Ну что, наша площадка вроде-бы в полном порядке.

— Совершенно верно. Только одно молодое дерево, но это скорее всего молния. Ну что, ещё по чаю?

— Без возражений.

Весь дальнейший день они провели занимаясь небольшими лагерными заботами и мелкими починками, а ближе к вечеру как и договаривались с утра сели перед своими ноутбуками и просмотрев сводки последних известий, где опять наблюдалась напряжённая обстановка вокруг Сирии и кое-какие проблемы в Турции вышли перекурить. Сергей прикурил, Олег тоже и посмотрев на залитую вечерним солнцем и как казалось в этом солнечном отсвете немного желтовато оранжевую долину потрогали чайник и посоветовавшись решили что костёр сегодня разводить не будут а сейчас ещё немного перекурят и посидят ещё часок – полтора у своих ноутбуков.

— Да, Олег, а ты кстати утром говорил что вчера вечером где-то проскочили упоминания о каких-то наших работах.

— Совершенно верно, и я тебе сейчас их покажу.

— Ну и что о нас пишут?

— Там сначала идёт статья со ссылкой на наши работы об особенностях грамматики и письменности некоторых южноамериканских племён и народов, а потом почти такая-же статья с нашими фотографиями и описанием древнего города за этим горным поясом, а потом…

— Того места, где сейчас бродят Дон и Манеос?

— Да, счастливо им вернуться, да, а потом я заглянул на литературные страницы наших издательств, и ты знаешь, — а комментариев и отзывов о наших книгах там даже очень прибавилось.

— Ну и какого они характера?

— А характера они такого, что все наши художественные работы снова будут переизданы, и уже гораздо большими тиражами.

— Да? А вот это уже интересно.

— Ну ладно, сейчас ещё немного посидим здесь, а потом сам всё посмотришь.

— Согласен.

Да, а статья об работе двух русских и одного английского исследователя относительно некоторых особенностей дошедшей до нас письменности и знаковых изображений древних Южноамериканских народов выставлена была действительно крупным планом и в ней был особенно отмечен тот подход, который был использован этими темя учёными в изучении и разборе этих древних текстов, а также проведение ими нескольких интересных похожих аналогий к подобными письменными и знаковыми изображениям в некоторых старинных Индийских и некоторых сохранившихся тихоокеанских островных письменных источниках. Вверху этой статьи стояли две их фотографии и немного посмотрев на них они улыбнулись и Олег быстро отыскал вторую статью, в которой говорилось об очень странном и совершенно неизученном старинном южноамериканском городе, в котором предварительные обследования проводили двое русских и один английский исследователь и которые просили заинтересованных лиц наконец обратить своё внимание этим уникальным и совершенно необычным постройкам и строениям. Внизу этой статьи были приложены несколько их фотографий этого древнего храма и общего вида на город и дочитав эту заметку они сделали небольшой перерыв а потом перейдя на литературные страницы их книжного издательства не без удовлетворения прочитали некоторые из отзывов об их работах а также особенно большое объявление о решении издательства «в связи с повышенным интересом читателей» об ещё одном переиздании всех их книг уже расширенными тиражами.

— Ну что, идём на повышение? – шутливо сказал Олег.

— Да, похоже что так.

— Ну что, посмотрим ещё чего-нибудь?

— Да ты знаешь… Солнце уже скоро сядет, а посмотреть все эти заметки и материалы мы можем просто когда угодно, так что давай заглянем туда в другой раз, а сейчас пока ещё светло лучше пойдём и чего-нибудь перекусим.

— Ну что-же, без возражений.

Они выбрались из палатки, разожгли свой примус и подогрев остатки вчерашней ухи разлили её по мискам, поставили на огонь чайник и при свете заходящего солнца принялись за свою трапезу. Когда стало уже совершенно темно Олег вынес из палатки их походную лампу-светильник и поставив её на столе они налили себе ещё чаю и поглядывая на уже яркие звёзды продолжили свой неспешный разговор.

— Ну что-же, а нас однако иногда замечают.

— Да, согласен.

— Ну что-же, и с нашими книжными делами всё сейчас просто отлично.

— Совершенно с тобой согласен, читают, — и это хорошо.

— Да, а в этом большом мире всё по-прежнему. Опять эта война в Сирии, теперь уже и попытки какого-то вооружённого миротворчества здесь, в Венесуэле и в Турции снова всё не очень чисто и мирно…

— Да, весь этот безумный, безумный мир.

— И к сожалению никаких особых иллюзий относительно всего нашего дальнейшего будущего даже и не находится. А если какие-то и находятся, то слишком уж все они призрачны.

— Да, тут я с тобой совершенно согласен. Да и ещё раз, — основная беда та вся в том, что вот «игрушки» то у этого нашего «безумного мира» становятся всё серьёзней и серьёзней…

— Да, всё серьёзней и серьёзней, всё серьёзней и опасней…

— И увы, с этим трудно что-то сделать.

— Да, и порою остаётся просто только надеяться на «какое-нибудь чудо».

— Увы, к сожалению, — да. Или надеется на какое-нибудь чудо, или ждать того что кто-нибудь из наших безумцев когда-нибудь попробует это новое оружие, и очень быстро «обожжётся». Быть может хоть это заставит остальных остановиться и призадуматься.

— Да, к сожалению всё это так… И если наш земной мир когда-нибудь серьёзно обожжётся от какой-нибудь такой опасной игрушки, то может быть хоть это заставит его приостановиться и одуматься.

— И отказаться от этих опасных игрушек.

— И к сожалению, вполне возможно что только после этого.

— Конечно этого не очень бы хотелось, но возможно что и так.

— Да, а это всё просто печально.

— Совершенно согласен.

— Ну ладно, Бог то со всем этим. Может быть ещё по чаю?

— Не возражаю.

— Ну и отлично.

Сергей налил горячего чая, они немного помолчали глядя на далёкие яркие звёзды и через пару минут Олег вытащив сигарету прикурил, ещё раз взглянул на небо и немного вздохнув продолжил.

— Да, а ты знаешь, а я сегодня хотел бы ещё ненадолго вернуться к теме наших прошлых разговоров и ещё ненадолго уделить небольшое внимание нашей истории. Или – нашей неизвестной истории.

— Да? Ну что-же, давай. И это наверное и об этих городах, которые остались нам от наших древних предков?

— Да, пожалуй что так, — и об этих городах и пирамидах и о том, что мы видим и в том нашем верхнем городе и здесь, на берегу нашего озера…

— Не скрою, — да, а это всё странно. И всё это опять невольно наводит на мысли о том что все мы на этой земле – совсем не первые и что ещё задолго до нас когда-то здесь жили такие-же далеко не глупые и достаточно весьма могущественные наши предшественники, и что возможно…

— И что возможно они также шли по такому-же пути как и мы, — продолжил мысль Сергея Олег.

— Да, совершенно возможно, по такому-же или по очень похожему.

— Ну здесь всё-таки более уместно что «по какому-то и очень похожему», — скорее всего это будет вернее.

— Да, и ещё и то что у них также были такие-же технические и военные средства.

— Совершенно согласен, — именно очень совершенные технические и военные средства, да, и эти «орудия массового уничтожения». И примеров тому если немного внимательнее посмотреть, то можно найти просто много.

— Да, то что технические средства наши предки или кто-то кто был с ними использовали крайне совершенные – это мы можем видеть и на тех фотографиях каменных блоков со следами явно очень тонкой технической обработки, которые прислал нам Дон и на таких-же блоках с теми-же следами, торчащими из каменного дна нашего озера.

— И далеко не только в них одних, — улыбнулся Сергей.

— А что касается этих похороненных под каменным слоем остатков города на нашем озере, — да, и если этот город оказался под землёй в результате какого-то сильного вулканического извержения…

— Да, только из-за него. Ведь и вся наша огромная долина тоже имеет явное вулканическое происхождение.

— С этим я совершенно согласен. Ну а куда-же тогда тоже девались все те кто когда-то строил эти постройки, все эти здания и многое и многое другое… И почему мы о них почти что ничего не знаем?

— Точно конечно-же не знаю, но знаешь… Но знаешь, — а по моему за всем этим стоит и скрывается просто очень и очень большая и очень серьёзная тайна… И вход в эту тайну пока для всех нас по-моему кем-то когда-то был просто-напросто очень и очень прочно закрыт. Да, и кто это были, и почему… И эту тайну очень трудно даже хоть чуть-чуть приподнять, и я даже не знаю – удастся ли нашему или ближайшему к нам поколению хоть как-то серьёзно приподнять край этой таинственной завесы, точно не знаю… Не уверен… Может быть что-то о чём-то – это очень возможно… Но остальное – я точно конечно-же не могу это утверждать, но по моему, — вход туда для всех нас смертных кем-то и очень тщательно когда-то был просто-напросто закрыт… Я конечно-же точно не знаю, но может быть…

— Да, к сожалению и я тоже об этом не один раз думал… Да, о том что вход туда всем нам просто-напросто закрыт, закрыт и очень тщательно замаскирован.

— Да, и очень тщательно замаскирован…

— Ну ладно, может быть ещё по чаю?

— А что, годится.

— Да, и давай уже без этих разговоров, а то больно это всё печально и даже чем-то очень похоже…

— Согласен, а здесь я с тобой согласен.

— Да, пожалуй поживём – увидим. Тебе с сахаром?

— Да, пожалуйста.

— Сейчас допьём этот чай, и пойдём уже ложиться.

— Да, пожалуй, итак мы уже засиделись.

— Ну ничего, у нас это иногда бывает.

— Да, а какие крупные звёзды…

И через 30 минут они уже устраивались в своих спальниках, настроение у обоих было отличным, — да, ведь через неделю к ним вернётся Дон с Манеосом и уже меньше чем через месяц прилетит и вертолёт с большой земли и к ним скорее всего опять присоединится и их Лена… Да, и они уже вчетвером, да нет же, даже впятером будут… Да, конечно-же будут, конечно-же будут…

 

 

 

8

 

 

Ну что-же, и последующие 3 дня протекли очень быстро, а на 4 день пришло сообщение от Дона что их экспедицию уже можно считать успешной и что завтра утром они собираются начать своё возвращение. Наши друзья пожелали им удачной дороги и написали что через 3 дня будут ждать их уже в лагере.

— Ну что-же, счастливого им возвращения.

— Да, это 3 дня пути. Один день до перевала, а потом ещё два дня по этой стороне до нашего лагеря. Ну что, хорошего им пути и чтобы в это время не было дождей. Да, а долговато на этот раз продолжалась их экспедиция.

— Долговато? Для поверхностного осмотра это вполне нормально.

— Да, пока что только для поверхностного. А для более подробного и углублённого, который собственно здесь необходим потребуются просто годы, даже десятки лет. Только тогда более и менее точно можно будет говорить о времени этих построек и изучить и прочитать эти многочисленные рисунки и надписи на галереях храма и в некоторых других местах. И конечно-же сделать нужные замеры и провести необходимые раскопки. Да, а пока поверхностный осмотр – это всё, что мы можем.

— Да, конечно, конечно. Но всё-таки я уверен что Дон вернётся в лагерь совсем не с пустыми руками.

— Если честно, — то и я тоже.

— Ну что-же, будем их ждать.

— Согласен.

И последующие 3 дня за небольшими работами и мелкими починками в лагере пролетели почти незаметно, а под вечер 3 дня когда они разожгли костёр и собирались уже устроиться на своих обычных местах Олег доставая сигарету посмотрел вверх и тут-же его лицо засветилось весёлой довольной улыбкой. И он прикурил, сказал Сергею посмотреть на склон, наверх и отойдя чуть дальше от палатки замахав воздухе руками громко крикнул:

— Эй, наверху, мы вас видим! С прибытием!

И действительно, потихоньку спускавшиеся с большого уклона где-то метрах в 400 от них две небольшие фигурки тоже посмотрели в их сторону и левый из них, Дон заметив что в лагере их увидели также поднял свою руку и помахал им в ответ.

— Ну вот, всё нормально, вот они и вернулись.

— Совершенно верно, и минут через 20 уже будут здесь.

— Так, что у нас с ужином?

— Как всегда, макароны с мясом.

— Отлично, иди разогревай, а я пока поищу немного в нашем НЗ.

— Ты насчёт той маленькой бутылки с коньяком?

— Да, а то уж ты не догадался.

— Ура! Тогда — торжественная встреча.

— А ты разве сомневался?

— Да нет конечно…

— Ну, тогда иди разогревать макароны.

И действительно где-то минут через 10 в лагерь громко лая просто влетела мохнатая собака Манеоса (с которой их проводник почти никогда не расставался) а ещё минут через 10 две хорошо им знакомые фигуры подошли к лагерю и дружески встретившись и обнявшись с поджидавшими встречающими подошли к палатке и сбросив свои большие рюкзаки уселись на поставленные у стола Олегом ещё утром стулья.

— Ну что, с прибытием?

— С прибытием, с прибытием.

— Ну, а вы на этот раз немного задержались.

— Да, а этому были причины.

— Ну что, а может мы сначала перекусим?

— С удовольствием.

— Олег, как там наша трапеза?

— Совершенно готово.

— Ну вот и прекрасно. Олег, держи миски.

— Держу.

— Ну, и что-же вы там разыскали и чем там занимались?

— Да, а знаете, а здесь не без новостей. Но только давайте поговорим об этом чуть попозже.

— Без возражений. Да, вот ваши миски, это тебе Дон, а эта Манеосу.

— Большое спасибо.

И примерно где-то через час, когда солнце стало потихоньку приближаться к линии горизонта Дон уже успел рассказать о том, что очень интересных фотографий они успели сделать просто много, — там на галереях этого храма они нашли такие интересные изображения и барельефы, что все их надо будет рассмотреть просто очень внимательно. Что касается остальных достопримечательностей, — То вы можете и не поверить, но в этом городе когда-то существовал и очень хорошо налаженный и действительно грамотно проложенный водопровод, а внутреннее расположение помещений в уцелевших домах явно говорит о том, что жители этого города были по крайней мере цивилизованны, и что ещё им с Манеосом удалось привезти оттуда около трёх десятков найденных там различных статуэток, украшений и других представляющих особую ценность предметов. Да, но это они конечно посмотрят уже завтра, а сейчас – ещё по чаю?

— Да, конечно, сейчас, сейчас.

— Да и кстати, Манеос сегодня будет ночевать в большой палатке, вместе с нами.

— Да, конечно, конечно, ведь места там много.

— А свою палатку я поставлю как обычно на её прежнее место уже завтра утром.

— Как тебе будет угодно.

— Да, а вот и закат.

— И как обычно красивый. Олег, принеси нашу лампу.

— Сейчас.

Проснувшись утром Олег тихонько толкнул лежавшего рядом Сергея, они поднялись и выйдя из палатки пока двое их путешественников досматривали утренние сны развели костёр, приготовили всё к завтраку и когда Дон с Манеосом вышли из палатки их уже ждал горячий чайник и разложенный на столе завтрак.

— Ну что, с добрым утром.

— Да, и вас тоже. О, а здесь всё уже готово! Вот спасибо.

— Совершенно не за что. Давайте, присаживайтесь.

— С превеликим удовольствием.

Отдав нужное должное приготовленному завтраку и свежей копчёной рыбе Дон с Манеосом потихоньку рассказывая о своём походе перешли к чаю и закурив сигарету Дон перешёл к рассказу о небольших находках, сделанных ими в этом городе и рассказав об нескольких небольших статуэтках, найденных ими на территории храма ненадолго замолчал, весьма многозначительно посмотрел на присутствующих и не без гордости продолжил:

— Да, а кстати среди этих статуэток есть две и совершенно особенные. Да, совершенно особенные, и не из-за того что все они сделаны из чистого золота, а из-за того… Вы помните то загадочное изображение, несколько лет назад найденное в одном из таких-же горных храмов в Индии, изображавшее немного странную человеческую фигурку, стоящую как-бы на каком-то облаке?

— ? Нет, возможно что-то и было, но сейчас вспомнить…

— Подсказываю, эту скульптурку человека, как-бы стоящего на каком-то облаке если её перевернуть, то на плоской стороне этого облака можно увидеть очень тонко вычерченное изображение и орбиты всех планет нашей солнечной системы, — и это изображение мы все вместе рассматривали 4 месяца назад здесь, у нас в лагере на наших ноутбуках, эта увеличенная и показанная с нескольких сторон и ракурсов фигурка…

— Так, так, а что-то припоминается… Да, точно, было такое.

— Да, естественно было, так вот… Так вот, эти две фигурки, которые мы нашли в этом храме были очень сильно похожи друг на друга, и одна из них оказалась совершенно точной копией той, что была тогда найдена в Индии.

— ?

— Да, совершенно верно, я и сам когда рассматривал сначала не поверил, но потом, когда рассмотрел повнимательнее…

— Ты не ошибаешься?

— Да нет же конечно, да мы и сами можем всё это проверить. И к тому же это изображение всех наших планет внизу…

— Да, конечно… А ты знаешь, а это уже интереснее.

— Тем более.

— Ну что, тогда давайте сейчас поможем Манеосу поставить на место его палатку, а потом…

— А потом на всё это и более детально посмотрим.

— Согласны.

— Ну что, ещё по чашке чая, и за палатку?

— Идёт.

И довольно быстро установив на таком-же обложенном по краям камнями (как и большая палатка) месте палатку своего проводника (и точно такого-же полноправного члена их стоянки и всех их походов) они выпили ещё по чашке чая и перебрались в большую палатку, где Дон вытащил из рюкзака 2 пакета с их находками и отложив один в сторону сказал что здесь в основном монеты, немного гравированных мелочей, бытовые предметы и несколько наконечников стрел развязал второй и попросив немного внимания высыпал часть его содержимого на коврик у входа. Все с нескрываемым интересом склонились над ним, — да, а этот пакет был весь наполнен всевозможными небольшими медными, серебряными и небольшими золотыми статуэтками и все минут 5 посмотрели на них пытаясь что-то отобрать или выбрать из этого, но Дон немного отвлёк их от этого созерцания и попросив немного внимания вытащил из пакета две небольшие но очень тщательно отлитые и почти одинаковые фигурки.

— Да, а вот и они.

— Они?

— Ну-ка, а можно поближе?

— Да, а это что-то очень похожее.

— Только похожее? – улыбнулся Дон.

— Так пошли и проверим по нашему компьютеру.

— Без возражений.

И открыв ноутбук они довольно быстро нашли в закладках то самое изображение такой-же Индийской фигурки, и тут все вопросы пропали и они несколько минут молча разглядывали три эти очень похожие друг на друга изображения, причём два из них просто полностью и совершенно верно совпадали, — да, это точно были две одинаковые фигурки. Да, совершенно одинаковые, но только найденные в совершенно различных частях света…

— Да, а это очень интересно…

— Да, и значит что я тогда в храме тоже не ошибся.

— Да, и все трое они стоят на каком-то облаке.

— На облаке? Не совсем, — вы видите – и на этих статуэтках и на этой фотографии все они стоят не на самом клубящемся облаке, а сначала на небольшой прямоугольной подставке.

— Да, и самое главное, — улыбнулся Дон и перевернув эти фигурки показал всем тонко вычерченное изображение с большим кругом посередине и 9 поменьше по краям. От всех этих кругов отходили очень тонкие круглые линии, также составляющие девять окружностей.

— А это вам ничего не напоминает?

— Да, а это мы кстати помним, — изображение нашей солнечной системы. Такое-же как и на той Индийской скульптурке…

— Да, и вот наша Земля, вот это Марс, это наверное Венера…

— Да, а это просто крайне интересно…

— Я тоже так считаю.

— Да, и ведь эти рисунки совершенно одинаковые, а эта траектория орбит…

— Да, удивишься порою…

— Совершенно верно.

— Ну что, посмотрим на остальное?

— Да, сейчас…

И когда солнце уже потихоньку начало склоняться они усевшись за вечерним столом с традиционным чаем с большим интересом слушали рассказ Дона об некоторых подробностях этой их экспедиции. Разговор шёл как раз об этом необычайном свечении, исходящем из этих озёр около города и Дон, заставший как раз последние 4 дня этого свечения вёл свой подробный рассказывал о том, что-же всё-таки ему удалось пронаблюдать.

— Да, итак этот необычный свет шёл из этих озёр и ночью и днём?

— Да, совершенно верно, и свет этот насколько мне удалось пронаблюдать, был явно искусственного происхождения.

— Да, вот незадача… Интересно, что-же это могут быть за светильники?

— Да вроде без каких-нибудь понятий… Точнее, есть некоторые предположения, но все они такие…

— Дон, извини, но если здесь раскинуть и эти возможные догадки и предположения?

— Да, но тогда во-первых, вы конечно-же помните ту древнюю индейскую легенду об этих озёрах, о этом городе и этом ярком свете?

— Легенду… Да, конечно-же помним…

— И то что в ней рассказывается что эти два озера – это как-бы те две слезы их Верховного Духа и Отца, или Всевышнего которые у него выкатились когда он посмотрел на дела людей, живших тогда на земле, и что после этого…

— И что после этого тот город, который находился в долине оказался просто затоплен и его остатки находятся сейчас на дне нашего ближнего озера, а на том месте где упали эти его слёзы появились два этих очень глубоких озера, через которые он дважды в год «открывает своё зрение» чтобы посмотреть и на всех нас, и на все наши дела…

— Да, совершенно верно, и ровно 2 раза в год происходит и это свечение.

— И с совершенно ровным интервалом, — ровно 2 раза в год.

— Совершенно верно.

— Да, и ещё в этом предании насколько я помню особенно отмечено то, «что глаза у него просто необычайной чистоты и ясности, и что от них никогда и ничего не укроется, что они просто ясно всё видят»

— Ты здесь цитируешь строки старинного индейского предания.

— А разве это не так?

— Нет, а всё-таки, — и оба эти озера расположены по краям этого города, и на ровном расстоянии…

— И то что и город этот весьма странный.

— Да, а как здесь эта гипотеза об неких всемогущественных древних кристаллах, которые могли делать просто всё что угодно, и даже то что мы не можем себе сейчас и представить?

— Да, а как это сходится с этой легендой… И с этим свечением…

— Да, а если вспоминать о народах древних Атлантов и Лемурии и об их священных всемогущественных кристаллах… Да, и то что на дне этих озёр тоже находится что-то подобное…

— Даже может быть и не совсем подобное, но такое-же и тоже из этой группы.

— Ну что-же, хоть я и не слышу вашего явного «да», но говорю здесь что это – совершенно возможно.

— Да, совершенно верно, — совершенно возможно.

— Да, вы правы.

— Ну что, ещё по чаю?

— Да, и принеси пожалуйста нашу лампу, — уже почти стемнело.

— Сейчас.

— Так, итак пока что мы с этим свечением можем констатировать лишь только то, что нам это всё почти совсем не ясно и не совсем понятно.

— Да, не ясно и не известно.

— Да, ну что-же, а вас – с возвращением.

— Да уж, спасибо.

— Ну что, ещё немного посидим?

— Да, давайте.

— Да, и ещё насчёт этих двух статуэток, ведь на них изображена крепкая фигура какого-то и судя по всему одного и того-же человека, стоящего явно на облаке. Да, и на одной из этих статуэток он держит в руках какую-то палку, уходящую нижним концом в это облако. Интересно, а что это может быть? Копьё? Посох? Весло?

— Да ты знаешь, — почти что угодно. Может быть копьё, может быть посох «гром изводящий», об этом нам только лишь догадываться.

— Да, пожалуй, и кстати, а что ты думаешь насчёт того, чтобы…

 

 

 

 

9

 

 

Последующие дни почти полностью были проведены осмотром находок и фотографий привезённых Доном и Манеосом а также внимательным разборам их рассказов о некоторых особенно интересных моментах этой экспедиции. Ну что-же, время шло, настроение у всех было вполне располагающим и примерно через полторы недели вечером собравшись у костра и немного переговорив они решили через день и теперь уже всем вместе отправиться к их речке на рыбалку. Конечно-же это предложение было сразу-же одобрено единогласно и через день утром собрав с собой всё нужное в 11 часов они вышли из лагеря и дойдя до этого горного потока и по традиции остановившись около широкого и глубокого места немного там сполоснулись, поныряли, поплавали и немного ещё посидев на этом диком пляже поднялись и пройдя вдоль речки до последнего высокого уступа постояли посмотрев на брызги этого небольшого водопада и потихоньку начали спускаться.

Рыбалка как обычно вышла вполне удачной и через 2 часа поддерживая тяжёлые мешки с пойманной рыбой они уже приближались к своему лагерю. Так как через несколько часов уже темнело они разожгли костёр, подготовили большую часть улова к завтрашнему копчению и выпустив как обычно несколько рыбин в небольшой бассейн с большим удовольствием принялись за приготовление ухи.

Уха вышла и правда отменная и с превеликим удовольствием уговорив по полторы миски этого лакомства они принялись за свой вечерний чай. Низкое солнце очень хорошо освещало простиравшуюся перед ними долину и они потихоньку переговариваясь и попивая чай смотрели на открывавшуюся перед ними картину и немного поговорив их разговор опять вернулся к экспедиции Дона и Сергей, стряхнув пепел с своей сигареты посмотрел на вечернее солнце и вздохнув несколько задумчиво сказал:

— Нет, а всё же те фотографии которые вы привезли надо будет ещё раз внимательно пересмотреть и некоторые которые мы специально отобрали – ещё раз и повнимательней.

— Это случайно не те на которых сфотографировано несколько весьма интересных панно, на трёх из которых находится довольно точное и подробное изображение звёздного неба?

— Да, с довольно точным изображением звёздного неба и что особенно интересно – с довольно чётко и точно очерченным изображением нескольких созвездий.

— Да, пожалуй тут я с тобой согласен. И ты знаешь, — но по моему эти фотографии нам обязательно надо будет отослать нескольким нашим хорошим знакомым. Ведь насколько мы их знаем и помним, они сразу-же их очень заинтересуют.

— Да, тогда туда обязательно надо будет прибавить фотографии и описание этих подводных свечений в озёрах, и ещё…

— Да, и ещё и этих двух статуэток, третья из которых сейчас находится в каком-нибудь из Индийских музеев.

— Или же в чьей-то частной и очень богатой коллекции.

— Да, вполне возможно и такое.

— Но я думаю что это не составит нам особых проблем.

— Совершенно с тобой согласен, — не должно.

— Ну что, ещё по чаю?

— Давайте.

— Да, а завтрашний день мы почти весь проведём за копчением нашей сегодняшней рыбы.

— Совершенно согласны.

— Нет, а уха опять получилась просто сказочной.

— Ты разве ещё не привык к этому? По-моему, — уже пора.

— Нет, а всё-таки она здесь всегда совершенно особая.

— Ну ладно, давайте допьём этот чай, — и ложиться.

— Да, ведь завтра у нас коптильня.

— А небо-то какое чистое.

— Олег, если не трудно, подлей ещё немного чая.

— Да, сейчас.

Утром опять проснулся первым Олег и немного полежав и подумав потянулся, зевнул и выбравшись из спальника вылез из палатки. Крупная утренняя росса как обычно обильно лежала на их столе и стульях и немного посидев он взял их утреннюю губку и стерев её оттуда сел на своё место, ещё раз зевнув достал сигареты и прикурив прислушался к утреннему верещанию местных пернатых. Быто ещё немного прохладно, над свинцово поблескивающей долиной висела лёгкая дымка тумана и немного посидев он решил что пора ставить чайник. Он достал стоявший у входа примус, поставил его на обычное место и только он развёл огонь как из стоявшей поблизости палатки проводника вышел сильно загоревший Манеос и приветственно кивнув подошёл, молча взял чайник и набрав в него воды поставил на огонь.

— Ну что, с добрым утром?

— С добрым утром, с добрым утром.

— Да, а ещё немного прохладно.

— Так это же с гор. Через полчаса здесь всё уже прогреется.

— Да и кстати, когда вскипит чайник надо будет будить и всех остальных.

— А вот это уже совершенно необязательно, — ответил выходивший из палатки Сергей и кивнув достающему сзади все нужные мелочи к завтраку Дону опустился на своё место.

— Ну что, с добрым утром?

— С добрым утром, с добрым утром.

— Ага, а над долиной опять висит туман.

— Да, это уже его остатки.

— Да, Дон, прихвати заодно сигареты.

— Да, обязательно.

— Ну что, раз все уже встали, то тогда…

— То тогда сейчас позавтракаем и можно будет уже расчищать и разжигать нашу коптильню, ведь рыбы мы вчера принесли сюда столько…

— Да, этого запаса должно будет хватить месяца на два с половиной, если не больше.

— Да, если не больше, — если посмотреть сколько у нас ещё осталось с прошлого раза, то месяца на 3 – на 3 с половиной.

— Да, пожалуй ты прав.

— О, а вот и чайник закипел.

— Ну и прекрасно, тогда сейчас немного перекусим, и начнём.

И через 2 часа первая партия прекрасной копчёной рыбы была уже готова и немного перекурив они уложили на железный противень вторую, поставили его на место и так как рыбы было и правда очень много, то решили что если всё будет нормально и до 4 часов они со всем этим справятся, то вечером обязательно разведут свой костёр и посветят весь вечер разговорам и приблизительным разбором всех их дальнейших планов.

Как они и предполагали в начале 5 с копчением было всё уже закончено и собравшись у костра и разогрев котелок со вчерашней ухой они с большим аппетитом поужинали и налив горячего чая потихоньку перешли к своим ближайшим планам. Да, а первое и самое основное событие которого все они ожидали, это был уже скорый прилёт их вертолёта с большой земли и конечно-же может быть и возвращение их Лены. Да, Елены, которой по неожиданным семейным делам и причинам пришлось довольно надолго задержаться у себя дома в Москве и к которой все они очень привыкли и без которой… И без которой весь их лагерь стоял как-бы наполовину пустой и бездушный, да, Елены которой им всем сейчас просто очень и очень не хватало. Да, конечно-же они все по ней уже очень соскучились, да и ещё Лена – это было как раз то звено, которое вносило в жизнь их лагеря ту самую живую жизнерадостную струйку, просто «оживляло» его и которой сейчас всем им просто очень не хватало. Да, и кстати через 3 дня она должна будет прислать им свой предварительный ответ, — прилетит она сюда с этим рейсом или может быть им придётся ждать следующего раза.

— Да ну что-же, 3 дня – это не очень-то и много.

— Да, но всё-таки хотелось бы…

— Да, нам всем бы хотелось, но вот через 3 дня мы что-нибудь и узнаем.

— Да, хотелось бы, хотелось… Да ну ладно, через 3 дня мы всё узнаем. А пока ты лучше расскажи, — как там у тебя продвигаются дела с твоей книгой?

— Как дела? Да начинаю писать уже третью часть, осталось примерно страниц 50 – 60. Но ты же знаешь, — написать – это одно, а вот потом переписывать и исправлять уже написанное, вставлять некоторые пропущенные моменты, убирать и изменять то, что написано как-то не точно…

— Ну что-же, а для этого у нас есть ноутбуки, а перепечатывать на них наши рукописи и сразу-же автоматически всё поправлять и редактировать – так к этому мы все уже так давно привыкли, что грех даже жаловаться.

— Да, вот здесь нам техника только в помощь.

— Итак, ты сидишь сейчас уже за завершающей частью?

— Да, примерно так.

— Ну что-же, удачи тебе, вдохновения и побольше свободного времени.

— Спасибо, а это вроде есть.

— Да, а я сейчас временами делаю отдельные наброски, небольшие этюды, своеобразные миниатюры и знаешь, — уже начинает вырисовываться какой-то целостный сюжет.

— Да? А это уже интереснее, — ты не очень-то особенно любишь говорить о таких вещах.

— Совершенно согласен. Ну что, давай ещё по чаю?

— Давай, с удовольствием.

Ночные звёзды светили как обычно ярко, большой полумесяц висел над самым центром долины, настроение у всех было просто прекрасным. И посидев ещё около получаса без своей лампы а просто при свете костра они поднялись, Манеос с Доном убрали всё со стола и докурив по последней сигарете все отправились по своим палаткам.

Последующие 2 недели в их лагере протекли очень спокойно и мирно. Сергей с Олегом целыми днями проводили время сидя над своими записями и набросками, Дон постоянно прогуливался по предгорьям и спускался к большому озеру фотографируя некоторые удивительные остатки этого старинного города, иногда Манеос составлял ему в этом компанию а по вечерам они как обычно собирались все вместе у костра и проводили вечерние и ранние ночные часы за неспешными разговорами и беседами. Но в один из этих дней, когда все были в лагере Дон вышел из палатки, улыбнулся, посмотрел на всех и весьма многозначительно и торжественно сказал:

— Ну что-же, а у нас кстати есть и весьма важное известие.

— Что? А что именно?

— А вы не догадываетесь? Ведь через 3 дня к нам прилетает наш вертолёт, и вместе с ним к нам…

— И вместе с ним прибудет всё-таки и Лена?!

— Да, совершенно верно, она уже на месте.

— Ура, наконец-то! Значит и дома у неё всё нормально, и у нас теперь будет…

— Да, совершенно верно, — та проблема о которой она упоминала 10 дней назад при последней нашей связи устранилась очень просто и вчера вечером она уже прибыла на место.

— Ну что-же, а давно-же её здесь не было.

— Да, а вот и место для её палатки, всё в порядке.

— Ну нечего скрывать, — да, все мы действительно по ней уже очень соскучились, так что давайте готовится к скорой встрече.

— Ура, а к этому то мы всегда готовы.

— Да, кстати, и надо будет как следует расчистить площадку для вертолёта.

— Ну всё, через 3 дня ждём гостей.

И все эти три дня они провели в приподнятом и оживлённом настроении, за день до прилёта их транспорта Олег с Доном сходили на речку и выловили несколько приличных рыбин, которых сразу-же выпустили в вольеру с водой и на следующее утро Сергей встав пораньше сел у ноутбука и когда у знака почты высветилось что «получено новое сообщение» он сразу-же открыв его и прочитав: «Вылетаем» очень быстро написав: «Всё готово, площадка расчищена» разбудил своих друзей и они посмотрев это сообщение дружно выбрались из палатки.

— Ну что, если они сейчас вылетают, то часов через 5 уже должны быть у нас.

— Ну, не совсем через 5, примерно через 4 с половиной, может чуть побольше.

— Да, примерно так.

— Ну что, разведём костёр?

— А что, давайте, а то всё время примус и примус…

— Да, и новый запас дров у нас сегодня будет, — старый-то уже почти заканчивается.

— А ты что хотел, хорошо что ещё ходим по окрестностям и смотрим какой-нибудь сушняк.

— Да, но его здесь очень мало.

— Ну ладно, пока Дон с Манеосом разводят огонь набери воды в чайник, а я пока займусь бутербродами.

— Согласен.

И как они и предполагали через 5 часов немного гудя и хлопая в воздухе крыльями их транспортный вертолёт завис над посадочной площадкой, немного качнулся и пошёл на посадку. Все встречающие конечно-же уже давно стояли вокруг транспортной площадки и когда вертолёт достаточно прочно встал на землю и выглянувший из окна Алькедо кивнул головой и открыл дверь, то сначала из глубины салона появилась и спрыгнула к встречающим их очень ожидаемая белокурая подруга, а потом и сам пилот и их старый товарищ выключив двигатель спустился на землю, подождал пока немного утихнут первые расспросы и обнимания собравшейся впереди компании и когда прибывшую спутницу наконец-то отпустили и Сергей с Олегом улыбнувшись стоявшему около вертолёта Алькедо кивнули и подойдя пожали руки.

— Ну как, всё в порядке, да, и теперь вы будете здесь уже впятером.

— Да уж, правда. Ну как прошёл перелёт?

— Совершенно нормально.

— А что сейчас в стране?

— ? Да у нас всё спокойно, лишь изредка заезжают небольшие группки туристов.

— Ну, значит всё как всегда.

— Так, а я вам всё привёз как обычно, только с новым катером пока не получилось, — слишком большая конструкция и он ещё не совсем готов.

— А как с нашими аквалангами?

— Всё в полном порядке, в этих вы сможете спокойно погружаться на глубину до 250 – 300 метров.

— Да, а вот за это спасибо.

— Ну что, пойдём попьём чаю, а потом начнём всё это выгружать?

— Да, пожалуй.

И они подошли к большому костру и совсем недавно заваренному чайнику. Когда все уселись то первое внимание и разговор пошёл конечно-же о Лене, — к ней прямо посыпался целый ряд всевозможных вопросов: «Ну как твои дела, как всё устроилось», «надолго ли к нам в этот раз», «как там Питер и Москва», «не было ли для нас какой-нибудь почты». Ну что-же, и Лена улыбнувшись отвечала всем и по возможности по порядку. Да, у неё всё нормально и её брат уже совершенно поправился, у нас дома в Питере и в Москве всё в совершенном порядке и когда она вылетала, то в Москве стояла такая дивная погода… Да, и на этот раз она думает задержаться здесь где-то месяцев на 8 – на 10, — конечно как пойдут события и обстановка, но примерно – где-то так. А что касается почты — то это конечно-же, вот, это Сергею и Олегу от родственников, а это – от однокурсников и Сергею ещё это письмо и эта накидка от Аллы. Да, для Дона мне просили передать вот эти три письма, эту книгу и вот этот милый сувенир от его старых товарищей. Да, а Манеосу также есть специальная небольшая посылка, она осталась пока в вертолёте, но там он наверняка найдёт всё что ему нужно и небольшое письменное послание от родных и детей. Да, а в остальном всё вроде как обычно, и она дома с особым вниманием просмотрела присланные ими недавно фотографии и её особенно заинтересовали те снимки старого города, которые недавно сделал Дон, и она считает… Да, и она считает что некоторые из них им просто нужно обязательно пересмотреть здесь вместе и внимательнее, и что ещё… Да, а здесь в лагере всё точно также, да, и её место, и что ещё…

— Да и кстати, мы конечно-же можем здесь сидеть ещё долго, но наш верный Алькедо и его вертолёт долго ждать просто не смогут, так что давайте мы сначала выгрузим всё то что он привёз к нам в лагерь, ну а уже потом…

— Да, да, конечно, мы кстати все уже готовы.

— Ну вот и прекрасно.

— С чего начинаем?

— Пойдём к вертолёту, а там Алькедо нам покажет.

— Да, конечно, конечно, — ответил уже поднявшийся Алькедо.

Разгрузка привезённого заняла где-то около полутора часов и выгрузив последние штапеля сухих дров и поставив их рядом с палаткой они опять собрались у костра, разогрели немного ухи и ещё раз спросив Алькедо – может быть он всё-таки задержится, на что тот улыбнувшись ответил что нет, он с удовольствием, но в этот раз ему сегодня надо будет обязательно вернуться. Они дружно дохлебали остатки приготовленной ухи, ещё с полчаса посидели с горячим чаем и видом на эту залитую ярким солнцем долину, после этого Алькедо посмотрел на часы, потом на всех остальных и улыбнувшись сказал что ему уже пора. Он встал, все остальные тоже и неспешно пошли к стоявшему невдалеке вертолёту. Немного постояв и перекурив Алькедо открыл дверь кабины, они ещё раз попрощались и закинув в салон пакет с почтой он залез на своё место, все ещё раз пожелали ему удачного возвращения и захлопнув дверцу он ещё раз кивнул им и включил мотор. Все отошли немного подальше и через несколько минут, когда юркий вертолёт уже скрылся за возвышавшимся слева началом предгорий они ещё немного постояли и пошли к палатке.

— Ну что, давайте сначала разберём и уложим как следует все эти привезённые припасы?

— Да, давайте, благо это не очень-то и долго.

— Ну, с чего начнём?

— Да давайте сначала уложим как следует и накроем наши дрова, а потом можно будет взяться и за всё остальное.

— Идёт.

Через два часа разравняв и уложив как следует всё привезённое они снова уселись около костра и немного перекурив решили что сначала нужно поставить на место Ленину палатку, потом они перечитают свою почту и уже когда все соберутся за вечерним столом, то тогда они спокойно посидят и побеседуют. Ленину палатку они поставили быстро, — она как обычно стояла рядом с палаткой Манеоса и пока она устраивала своё жилище все разошлись по территории и распечатав привезённую почту стали перечитывать прибывшие к ним с несколько другой стороны земного шара домашние посланья и открытки.

Когда солнце стало уже ближе к линии горизонта и их часы показывали примерно начало восьмого все они собрались за столом около снова разгоревшегося и мирно потрескивающего костра и Лена с Доном начали колдовать над их вечерним ужином, то настроение у всех было просто отличное. Краски заката как всегда были просто прекрасными и Олег с Сергеем потихоньку переговаривались о домашних новостях и задумчиво покуривая поглядывали на соцветие собравшихся закатных облаков, Дон снял с огня большую сковородку с готовым ужином и передав её Лене поставившей это жаркое на стол сказал – А вот всё и готово, — также сел на своё место.

Ну что-же, специально привезённая и совершенно не сладковатая (как обычно бывало в этих краях) картошка и отличная банка специальной резанной тушёнки вызвали всеобщее ура и одобрение и опустошив эту большую сковородку все с огромным удовольствием перешли к вечернему чаю с небольшими выпечками, привезёнными Еленой и когда солнце уже скрылось за горизонтом на столе появилась их походная лампа и так они просидели ещё около часа, и только когда с предгорий довольно прохладно подуло, только тогда они погасили остатки уже догоравшего костра и разошлись по своим палаткам.

 

 

 

10

 

 

Ну что-же, как и ожидалось с приездом Лены вся жизнь в лагере заметно оживилась и посвежела и если в первые дни она занималась практически тем что отвечала на всевозможные вопросы и расспросы, то через неделю с небольшим она занялась уже и лагерем и прилежащими к нему местами. Да, первое что можно отметить, так это то что сравнительно недалеко от их стоянки находился небольшой зелёный уголок с двумя десятками довольно высоких деревьев и невысоким кустарником и с приездом Лены у них снова началось проведение почти всего основного времени в этом сравнительно небольшом зелёном уголке невдалеке от основной стоянки, — там, за небольшим скалистым уступом примерно метрах в 700 они опять расчистили их старое местечко среди этой зелени и высоких деревьев и перенесли туда место для дневного костра и не без удовольствия проводили там время прислушиваясь к трелям пернатых и глядя на эту долину сквозь заросли высокой травы и стоявших у края не очень высоких зелёных кустарников.

Так что жизнь в лагере снова оживилась и потекла опять своеобразно, ровно и не скучно. У Олега и Сергея гораздо быстрее и легче пошли их книжные работы, а что касается Лены… А что касается Лены, то она почти всё своё свободное время проводила перед ноутбуком с фотографиями и видеосъемками последней экспедиции Дона к этому загадочному городу и очень часто звала туда Дона и подолгу подробно расспрашивала его об этом походе и особенно об некоторых и очень её интересующих отдельных мелочах. Да и на их посиделках у костра она постоянно в разговорах возвращалась к теме этой экспедиции, и вопросы её были такие, что невольно заставляли задуматься над ними и немного поломать головы над некоторыми фактами и всех остальных. Да, конечно-же всем было очень ясно видно что тема этого города её просто очень интересует, а по мере того как она составляла свои вопросы и делала некоторые объяснения, то этим и довольно быстро заинтересовались и Олег с Сергеем, а также и недавно побывавший там но тоже видно снова очень озадаченный и вновь чем-то сильно заинтересовавшийся Дон. Да, и благодаря Лене тема этого вопроса и этого города снова и снова стала посещать их всех всё чаще и чаще, и теперь то Олег, то Сергей, иногда точно также и Дон в своих размышлениях и разговорах всё чаще и чаще стали возвращаться к этой теме, особенно часто в их разговорах упоминалось это загадочное здание горного храма и вот, и вот в один из таких тёплых дней собравшись втроём и поговорив обо всём этом они немного посоветовались, обсудили все стороны этого вопроса, немного подумали и всё-таки решили. Да, и всё-таки решили, а если быть чуть-чуть точнее, — то решились. И вечером, собравшись у костра и дождавшись того момента когда Лена попробовала опять задать несколько уже обычных вопросов об этом городе и этом походе все ненадолго замолчали, переглянулись и молча кивнув Сергею предоставили ему слово.

— Ну что-же, как мы все прекрасно видим, и этот город и этот храм просто уже совсем не дают тебе никакого покоя… Да, конечно жаль что ты не смогла прилететь сюда немного пораньше, когда туда отправились Дон и Манеос… Да, но ты знаешь, мы сегодня немного переговорили, и ты знаешь, — а ведь эти вопросы по этому городу были и раньше почти также интересны и нам, но ты знаешь, — благодаря твоей активности и твоим расспросам он вновь точно также стал очень интересен нам снова, и мы сегодня немного посоветовались и решили – раз уж этот вопрос и правда такой не простой и такой интересный, и собственно интересный он всем нам, то почему бы нам ещё раз не сходить туда, и теперь уже всем вместе? Ну, как тебе такой план и такое решение?

— Да, и правда? Так это-же просто прекрасно! Ура, ура! Это же правда просто отлично! И, и вы знаете…

— Да, мы примерно догадываемся.

— Да, и ещё мы можем сообщить что подготовку к этому походу мы начнём уже завтра утром, и что займёт она у нас примерно 4 – 5 дней. Так что это примерно трое суток пути через западный перевал, а потом там уже у этих старых стен ты уже сможешь сама всё посмотреть и обсмотреть уже детально. Да, конечно-же не только ты, но и мы тоже, ведь не секрет что и у нас тоже есть довольно много вопросов к этим древним стенам.

— Ну как, теперь ты довольна?

— Да, конечно, вы ещё спрашиваете!

— Да, а ты знаешь, — и мы все кстати тоже. Ведь всё-таки этот вопрос и нас тоже очень касается, и знаешь, — спасибо, ведь благодаря тебе и твоей активности и некоторым нашим размышлениям уже завтра утром мы начинаем наши сборы.

— Да, а сейчас – давайте ещё по вечернему чаю.

— Согласны.

И через пять дней уже совершенно готовая экспедиция из 5 человек и одной собаки отправив предварительное сообщение на базу немного посидев утром у примуса с чаем поднялась и оставив свой лагерь пошла к находившемуся примерно в километре от их стоянки довольно ровному проходу на первый на их маршруте довольно высокий скалистый подъём. Весь переход прошёл весьма ровно, ночевали они в двух палатках (специально предназначенных для подобных экспедиций) и в конце второго дня перейдя через довольно высокий перевал, почти сразу за которым следовал довольно резкий спуск они заночевали при небольшой минусовой температуре и пройдя ещё один день остановились на последнюю ночёвку на довольно ровном участке перед последним на этом пути спуском. Утром, спустившись по этому ровному и довольно пологому склону, выходившему прямо в большую и широкую долину они спустились с последних уступов и остановились у первых построек этого и правда весьма древнего, очень своеобразного и правда на редкость хорошо сохранившегося индейского города.

Да, а город этот был и правда уникален… Довольно хорошо сохранившиеся стены, а иногда и целые коробки обычных бытовых одноэтажных зданий, тянувшихся от окраин к центру вдоль уложенных довольно неплохо местами сохранившейся плиткой улиц ведущих к большой широкой площади в самом центре, которую окружали большие и часто очень неплохо сохранившиеся остатки каких-то когда-то больших и богатых построек, дальше от этой площади проходила очень широкая и также обставленная по бокам остатками каких-то больших и роскошных особняков и зданий улица, упиравшаяся… Упиравшаяся в ещё одну такую-же площадь около возвышавшегося здесь где-то на километр довольно высокого горного склона, сразу за которой и находилось то самое, весьма загадочное и совершенно неповторимое сооружение этого горного храма, просто вырезанного в этой горной породе и находящегося в глубокой и вырезанной далеко вглубь этого склона нише.

Сама эта ниша простиралась где-то до 600 метров в ширину, высоту она имела где-то около 500 метров и уходила вглубь примерно метров на 400 – 450. По бокам этого углубления тянулись вырезанные на различной высоте многоэтажные ряды тонко и весьма художественно украшенных различными разнообразными картинами и изображениями широких каменных галерей, в центре был просторный вход в большую внутреннюю залу, а посередине этого пространства стояло большое и полностью покрытое различными барельефами, глубоко вырезанными рисунками и небольшими скульптурами островерхое здание, соединённое с основной со стеной храма и с большой аркой центрального входа двумя довольно высокими отгородками – барьерами, также полностью украшенных разноцветной резьбой и стоявшими сверху и по бокам скульптурами с двумя большими и широкими проходами посередине, открывавшим простым людям и паломникам проходы к этому строению и к входу этой арки. Да, вот такое было это сооружение, к которому собственно и отправилась сюда наша группа и пройдя по уже известному им маршруту мимо здания этого храма вдоль горной стены они дошли до небольшой глубокой ниши в этом склоне, в которой они обычно останавливались во всех своих походах в эти места. Место это было и правда довольно удобным, — оттуда совсем недалеко было и до храма и до одного из этих двух озёр, расположенным по самым краям этого очень старого города.

Там они остановились, расставили свои палатки и сходив к озеру за водой разожгли примус. Ну что-же, немного обустроившись на этом месте и оставив у палаток собаку Манеоса они свой первый день – ещё где-то около 5 часов светлого времени провели в походе к этому храму и за осмотром ближайших городских построек, которые… Да, которые действительно почти все были выстроены не из кирпича или каменной кладки, а из больших и целостных каменных блоков, просто как-то вырезанных из этой горной породы, чем собственно и объяснялось то что большинство из этих домов так и не оказались разрушены и простояли в довольно целом и часто неплохо сохранившемся виде и до самых наших дней. И кстати, весьма любопытный факт – ведь в этих домах сохранились не только одни эти стены, но очень часто и внутренняя планировка этих жилищ, разделение их на комнаты и какие-то мастеровые и служебные помещения и в них иногда случалось найти или отыскать и какие-нибудь предметы быта и сохранившейся бытовой обстановки, дающие какое-то понятие о жизни и укладе бывших их хозяев. И побродив немного по городу они вернулись снова к храму, — до заката солнца оставалось ещё немногим больше часа и постояв и походив под этими каменными сводами они остановились около островерхого здания посередине этой площадки, немного помолчали и первым немного вздохнув сказал Сергей.

— Нет, а Лена была совершенно права. Сделать такое, и человеческими руками… Да, и Дон был здесь очень недолго. Да, и очень похоже на то, что этот наш поход сюда немного задержится, — на какое-то и возможно весьма неопределённое время, ведь только чтобы осмотреть всё это должны уйти целые месяцы, а мы, если нам удастся…

— Так я же ведь вам про это и говорила.

— Да, и ты была права.

— Да, а времени у нас чтобы немного полазать здесь по этим стенам – немногим меньше двух месяцев, — ведь потом начинается сезон дождей, а до его начала нам обязательно надо будет уже вернуться.

— Да, согласен, ну что-же, тогда при этих осмотрах мы просто будем исходить из этих временных рамок.

— Ну что, начнём осмотр уже утром?

— Да, так что подъём у нас будет ранний.

— Нет, а эти галереи, — а как же все они вырезаны?

— Как? А этого мы, если честно, — не знаем. Но если мы будем внимательны…

— Да и кстати, а ведь в этом городе ещё сохранились остатки какого-то и довольно хорошо проложенного водопровода, идущего от этих двух озёр…

— Да, совершенно верно, и это тоже.

— Нет, а эти бордюры, и эта резьба…

— Ну ладно, постоим ещё немного и пойдём к нашей стоянке.

— Да, а воздух-то какой здесь спокойный… И эта прохлада, и этот покой… Как будто и не было этих сотен лет…

— Ты совершенно прав… И атмосфера здесь… Не даром это было священное место.

— Было? А по моему оно таким-же и осталось.

— Да, и по нашему мнению тоже.

— Ну что, ещё немного постоим в этом спокойствии, и пойдём.

— Да, скоро уже стемнеет, а подъём у нас будет ранним.

И они ещё немного постояли в тени этих стен и неспешно пошли к своим палаткам.

Наутро проснувшись и наскоро перекусив они взяли с собой то небольшое необходимое, которое могло им пригодится и пошли к сооружению храма. Да, именно к сооружению, — по другому просто трудно было даже назвать всю эту систему вырезанных в каменной стене многочисленных и уходящих далеко вверх галерей, проходов и переходов между ними, различных сооружений, находящихся как на открытом пространстве так и в различных внутренних помещениях и залах, а также и место многовековых поклонений и различных религиозных обрядов.

Сначала они осмотрели то островерхое центральное здание, стоявшее посередине внутренней площадки и ещё раз убедившись что всё оно как снаружи так и внутри было покрыто всевозможными и не всегда понятными изображениями и какими-то надписями и ещё полутора десятками почти целиком сохранившихся скульптур в центре этого строения с особенно выделенным возвышенным местом напротив входа, где скорее всего находился когда-то бывший алтарь и некоторые другие особенности этого довольно странного помещения. Наши друзья провели там около двух часов пытаясь разобрать что-нибудь из этих рисунков и вырезанных на камне изображений и под конец просто сфотографировав всё это вышли и медленно пошли, временами останавливаясь перед такими-же изображениями и скульптурами на боковых стенах этого прохода и также фотографируя их к большой арке входа в Главный Внутренний Храм.

Когда они вошли в эту огромную залу, посередине которой также находилось довольно высокое сооружение с 3 стенами (вместо четвёртой стены в нём было просто оставлено широкое и чистое место для прохода) а внутри вокруг вдоль стен всей этой залы высились многочисленные скульптуры различных древних богов и полубогов (иногда среди них встречались также и скульптуры различных животных) и постояв несколько минут решая с чего-же здесь лучше начать они подошли к центральному зданию с проходом почти во всю стену…

И когда они вышли из этой залы до заката солнца оставалось уже где-то чуть больше получаса, и они вздохнув оглянулись на всё это, посмотрели друг на друга и молча пошли к своим палаткам.

На третий день своих исследований, уже ближе к вечеру когда они проводили свой осмотр одной из этих галерей, точно также полностью покрытой такими-же резными картинками и изображениями они собрались на перекур около одной из внутренних лестниц ведущих на верхний этаж и сначала немного помолчали и первым с небольшим вздохом высказал своё мнение всё-таки Дон.

— Да, конечно-же всё это очень прекрасно, но ведь это такая громадина…

— И кстати совершенно непонятно, как эти «дикие люди», которые как обычно представляется жили здесь раньше смогли «просто сделать всё это» — ведь это совсем невозможно…

— Для тех древних индейцев, описание, культуру и историю которых мы «как будто бы знаем», это просто совершенно невозможно.

— Да вот и все мы об этом.

— Да, а эта поразительная архитектурная и художественная точность и верность этих работ и всех очень точно выверенных промеров и измерений, и те средства с помощью которых эти как будто бы почти дикари смогли так искусно и точно «просто вырезать» эту огромную часть этой горной громады и к тому-же настолько искусно, что в ней остались все эти постройки, все эти галереи, все эти скульптуры и ещё просто очень многое, чему место как минимум только в музее…

— Да, ребята, но вы знаете, всё это конечно-же очень хорошо, но скоро уже опять стемнеет, а на сегодня – давайте потихоньку заканчивать этот наш осмотр и давайте обо всём об этом поговорим лучше в нашем лагере, дома.

— Ну что-же, вполне согласен, возражать здесь просто нет смысла.

— Да, и мы тоже.

— Ну что-же, тогда делаем последние на сегодня фотографии этих барельефов, и идём?

— Да, конечно.

Когда они вернулись в лагерь было ещё светло и пока Лена разжигала примус и разогревала их ужин они перекурили и снова продолжили свой разговор.

— Нет, какими бы сказками кого не кормили, но я никогда и ни за что не поверю что и этот город, и тем более этот храм были построены простыми и обычными людьми. Нет, за всем этим кроется кое-что гораздо более большее и гораздо образованнее чем эти первобытные тогда племена, поселившиеся уже потом в этом городе, и я вообще-то склонен думать что и мы со всем нашим прогрессом и всеми нашими достижениями и снова катящимся куда-то в «трын-тарары» миром.

— Да, тут ты пожалуй прав, — те технические средства, которые были использованы при строительстве всего этого были настолько совершенны, что пожалуй мы и сейчас ещё не совсем доросли до этих технологий.

— Это ты об этих некоторых неожиданных следах явных технических средств на многих этих камнях как в этом храме так и в городе?

— Да, и об нескольких явно высверленных скважинах на той галереи, которые мы нашли сегодня днём, — ведь это явные следы каких-то очень совершенных сверлений, и к тому-же на такую глубину и так совершенно ровно и гладко, что мы уже совершенно вправе заверять что этот город – город загадок.

— Да, а кто были эти люди, которые здесь работали… И люди ли это были?

— А этого то мы и не знаем. К сожалению, но не знаем.

— Э, подождите, — а эти два озера по краям этого города, из которых по два раза в год появляется это совершенно загадочное свечение?

— Так, а это уже ближе… Даже – близко… Так, а что нам обо всём этом говорят сохранившиеся древние предания? Да, и если вспомнить эту древнюю легенду…

— Да, а ты прав… Сейчас, подожди… Да, как же там было… Да, вот, а об этих озёрах там говорилось… Сейчас, это записано было примерно так: — «когда их Верховный Дух и Отец выглянув из своего дома на солнце и взглянув вниз на землю чтобы посмотреть на дела людей и увидев что все они всё также непокорны сразу сильно опечалился и сказал им: «раз я вижу что все вы всё также непокорны и по прежнему нацеливаете наконечники своих стрел и друг на друга и ещё и на небо, то я не могу уже всё это так оставить и пусть уж сбудется сие» и выпустил из своих глаз две большие слезы и земля задрожала, тот город людей направлявших свои наконечники своих стрел на небо провалился под землю и оказался на дне большого озера а эти слёзы упав на землю превратились в два этих озера, из которых Он теперь два раза в год смотрит на землю и на всех людей живущих на ней и на все их дела». Да, примерно так.

— Почти дословно только не с самого начала и немного не до конца. Ведь там ещё было сказано: «И когда тот город затонул он повелел рядом с этими озёрами поставить новые городские стены чтобы все помнили об этом когда смотрели бы и друг на друга и на небо» Может быть немного и не точно, но приблизительно так.

— Да, совершенно верно.

— Так, так, так, — а ведь если вспомнить это древнее предание немного повнимательней и с самого начала, — ведь там говорится и кое-что и совсем не маловажное, что тоже как раз по теме нашей сегодняшней беседы.

— Да, ты прав, так, сейчас, подожди – надо всё это поточнее вспомнить… Вот, а начинается оно так: «Когда-то, очень и очень давно, когда солнце вставало не просто из-за горизонта а ещё и из-за ещё одной большой земли, лежавшей за большой водой…»

— Так, извини, — но это первая остановка, — ведь это предание – это-же не что иное, как самый настоящий исторический документ, дошедший до нас как почти устное предание одного из индейских племён… Так, ты извини, но давай теперь дальше, — там есть ещё кое-какие подробности и пояснения ко всему этому.

— Да, так, пожалуйста, сейчас… «И когда он выглянул из своего дома из-за солнца и увидел всё то что творится на этой земле, он опечалился и сказал…»

— Так, а теперь очень важный момент, и давайте здесь будем повнимательнее.

— Да, а дальше примерно так: «И тогда сказал он людям живущим в этом городе: «Поскольку я вижу что все вы всё также непокорны и поднимаете наконечники своих стрел и на своих соседей и ещё и на небо»»…

— Так, а вот здесь извините, — но пожалуйста ещё один раз стоп.

— Ты можешь и не говорить, — как это похоже на то, что творится сейчас в нашем мире…

— Да, и даже очень похоже…

— Да, но пожалуйста, лучше продолжим.

— И тогда… Извиняюсь если не дословно, но «И тогда он сказал: «И за это я истреблю непокорных, и горы и земля начали трястись и город этот ушёл под воду»…

— А вы не вспоминаете здесь Содом и Гоморру и Мёртвое море?

— Нет смысла и спорить, — похоже. Так, а что там дальше?

— «И после этого он опечалился, выронил из глаз своих две слезы и они упав на землю превратились эти два озера и стали «вторыми его глазами», которые он открывает с тех пор 2 раза в год, чтобы»…

— Так, а вы извините, но у нас кажется были какие-то вопросы, когда мы отправлялись в эту экспедицию?

— Да, какие-то были… Но по моему, здесь всё сказано достаточно и ясно и понятно.

— И что тот город, который вызвал Его недовольство – это те самые руины на берегу и на дне того озера, около которого мы сделали стоянку…

— Совершенно верно.

— А этот город остался совершенно целым.

— Да, только лет 400 как в нём уже просто никто не живёт.

— А эти люди…

— Извини, но – «В те далёкие времена, когда солнце вставало ещё не из-за горизонта, а ещё и из-за одной земли лежавшей за большой водой»…

— Да, ты прав, и пожалуй разные вопросы здесь излишни.

— Да, и что когда-то была ещё одна большая земля, где жили…

— К сожалению кто и как там жил нам так и не понятно, но эта легенда итак объясняет нам очень многое.

— Да, и что люди с «той земли» были в те времена и здесь, и что эти города – это всё их работа.

— Да, а кто же это были… Атланты… Может быть ещё и Лемурия…

— Скорее всего кто-то из них.

— Да, ведь сохранилось столько легенд о них и о их уникальных способностях и возможностях… Да, это была какая-то древняя и очень могущественная цивилизация, и кто-то из них был и здесь. Да, а насчёт легенд и преданий…

— Совершенно верно, ведь сохранились различные предания и о Гиперборее или об Арктиде, что-то и об Пацефиде… И скорее всего это были люди, обладавшие совершено для нас уникальными способностями и возможностями, представители какой-то совершенно развитой и могущественной цивилизации, которые по каким-то причинам вдруг также бесследно исчезли и оставили нам только эти легенды и слухи.

— Да нет, не только, — и ещё эти памятники.

— Да, ты прав, и эти города и многочисленные Египетские, Южноамериканские, Африканские и Азиатские пирамиды и памятники…

— Да, а здесь ты конечно-же прав.

— Так что знаете, — а по моему мы все сейчас только можем сказать, что в действительности-то мы все «просто ничего не знаем», — просто почти совершено ничего ни о нашем далёком прошлом, ни о том кто-же всё-таки мы все такие и даже откуда мы здесь.

— И не повторяем ли мы здесь сейчас какую-то, и уже когда-то бывшую с этими народами историю…

— К сожалению, и это тоже может быть верно… И до поразительности просто на что-то похоже…

— Совершенно согласен.

— Ну что, может быть ещё по чаю?

— Да, я сейчас, — ответила Лена и снова быстро разожгла примус. – Просто чайник надо подогреть, а то пока мы здесь разговаривали он уже успел остыть.

— Ну что-же, давайте по чаю, — ответил Сергей и зажёг сигарету.

— Ну, и какие-же у нас теперь будут планы работ в этом городе и на сколько примерно мы планируем здесь задержаться?

— А какие работы… Да вы знаете, — почти точно такие-же, только я советую повнимательнее присматриваться к этим храмовым рисункам и изображениям, — очень может быть что мы сможем найти среди них что-нибудь особенно для нас интересное. Да, а об времени… Ведь чуть меньше чем через 2 месяца здесь начинается сезон дождей, а до его начала мы обязательно должны будем вернутся на нашу стоянку. А так как эти дожди могут начаться и чуть пораньше, то полтора месяца – это максимум что мы можем отвести на эту экспедицию и эти исследования.

— Да, к сожаленью мы здесь с тобой согласны.

— Так, ребята, а вот и наш чай.

— Спасибо, Лена.

— Да не за что.

— Так, и давайте ещё немного о нашем времени, — ведь за полтора месяца мы успеем осмотреть пожалуй только верхнюю часть этого храма, и ещё может быть…

— Да, и ещё мы успеем немного побродить по берегам этих озёр, — там ведь тоже остались несколько весьма интересных строений.

— Да, совершенно верно, ведь и эти озёра, и это свечение…

— Да, а здесь я опять вспоминаю легенду о тех волшебных кристаллах этих древних людей…

— Хочется верить что людей и далёких наших предков.

— Да, извини пожалуйста, но было ведь сказано: «И сотворил тогда Господь человека по образу и духу своему». Так что…

— Так что давайте уж мы лучше допьём этот чай.

— Да, совершенно верно, а потом пора будет уже и потихоньку укладываться.

— Ну что-же, совершенно согласен, — ведь подъём у нас ранний.

— Да, и ведь ещё работы у нас в этом городе…

— Да, работы нам ещё много, но теперь по крайней мере мы будем знать над чем и с чем мы работаем.

— О, совершенно с тобой согласен.

— А это кстати и весьма немаловажно, — теперь мы будем хоть точно знать, чего-же мы здесь ищем.

— Да, и может быть чего-нибудь и найдём.

 

 

 

11

 

 

Работы в здании этого гигантского храма велись уже больше месяца, — за это время был составлен план расположения всех его ходов и переходов, было обнаружено около 15 ранее не замеченных весьма обширных внутренних помещений и залов, вход в которые часто проходил через довольно длинные коридоры, входы в которые снаружи были и правда не очень приметны, а также было определенно ещё около 7 похожих засыпанных мест, которые тоже могли вести куда-то дальше в подобные залы. За это время им удалось найти в этом храме и в городе около 70 имеющих довольно большую историческую и археологическую ценность небольших но очень ценных изделий, — небольшие статуэтки и фигурки из золота и серебра и драгоценных камней, (причём почти все находки в городе были сделаны Манеосом, постоянно занимавшимся ежедневными походами вместе со своим лохматым барбосом по городу и окрестностям и составившего за это время весьма точную карту самого города и всех ближайших к нему мест). И если ещё посчитать те тысячи весьма интересных фотоснимков особо отобранных ими вырезанных в камне рисунков, барельефов, скульптур и некоторых особенно интересных мест, то работы эти были весьма и весьма успешны.

Время перевалило уже за полдень и вся группа ходила и осматривала одну из верхних галерей, также украшенную всевозможными рисунками и врезанными в камне картинками и изображениями. Сергей оторвался от рассматривания своего участка и ничего нового на нём не обнаружив – всё те же привычные религиозные сцены и сюжеты, вроде бы ничего нового посмотрел на также с не очень большим вдохновеньем рассматривающего свой участок Дона и просто уже прохаживающегося и осматривающего стены этой галереи Олега и сказал:

— А не устроить ли нам небольшой перекур?

— Да, а заодно и не попить немного чая?

— Согласны, общий перекур. Эй, Лена!

А Лена, уже минут сорок очень внимательно смотревшая какое-то и по всей видимости очень её заинтересовавшее изображение казалось бы даже их и не слышала.

— Эй, Лена, ау, да ты где?

— Э, — а она вон там, — вон, у изгиба.

— Эй, Лена, оторвись, у нас перекур.

— Нет, нет, вы подождите, подождите… Нет, но вы только посмотрите на это!

— Эгей, а она кажется что-то там нашла.

— Пошли посмотрим.

— Пошли.

И они подошли к сидевшей у боковой стены галереи Елене и увидели её очень внимательно изучавшей какое-то и даже им чем-то знакомое изображение на этой стене, с обоих сторон которого высились ряды каких-то очень отчётливо вырезанных на этом камне надписей, причём и сами эти надписи что-то отдалённо всем им напоминали.

— Привет, а что это ты здесь отыскала?

— Э, а это ведь и правда, — что-то немного знакомое.

— Да, а Лена…

— Сейчас, сейчас, ещё одну минуту, — ответила им их подруга, очень внимательно глядя на какие-то из строчек этих надписей.

— Так ты что, действительно понимаешь и то, что там написано?

— Да, только подождите, подождите, сейчас…

Все молча переглянулись и отошли на несколько шагов от Лены стараясь ей не мешать. И минут через пять видимо дочитав что-то на этой стене до конца она оторвалась от этого чтения и немного растерянно посмотрев на своих друзей улыбнулась, привстала и придя наконец в себя глубоко вздохнула и ещё раз всем им улыбнулась.

— Э, Лена, ты что это здесь разыскала? Да, и этот рисунок, и эти записи, — да, а это и правда ведь что-то немного знакомое…

— Да, и мне кстати тоже.

— Да погоди, дай нормально прийти в себя нашей Лене, и она сама похоже сразу-же всё нам расскажет.

— Да… Да, вы правы, и вам это тоже знакомо? Так это просто тем лучше… Да, и вы знаете что это за изображение?

— И эти знаки, которые ты к нашему удивлению так внимательно читала?

— Да, и эти надписи тоже… Дело в том, что эта картинка – это не что иное, как точная копия одного из древних Шумерских храмовых изображений, которое я знаю просто отлично, — ведь все вы прекрасно знаете что я уже очень давно увлекаюсь и интересуюсь всеми древними Шумерскими мифами и преданиями…

— И что даже в университете твоя дипломная работа была как раз на эту тему.

— Да, совершенно верно Олег, и спасибо что ты это вспомнил. Так вот, это изображение – точная копия одного из дошедших до наших времён точно такого-же вырезанного на камне изображения на стенах одного из Шумерских храмов, и то что вам оно немного известно – не удивительно, — фотографии этой картины очень часто можно встретить во многочисленных исторических, религиозных и даже туристических журналах, буклетах и прочих различных источниках. А эта надпись – вы можете сначала не поверить, но ведь и она тоже написана на древнем Шумерском языке, а его я благодаря своим интересам к этой древней религии когда-то успела хоть конечно-же и не полностью, но всё-таки довольно неплохо выучить…

— Так, итак эта картинка и эта надпись…

— Совершенно верно, точная копия того, что было когда-то изображено и написано в древней Месопотамии…

— Да, порою и глазам своим не поверишь…

— А ты точно в этом уверенна? Хотя – извини, зачем я это говорю.

— Совершенно точно, Дон, совершенно.

— Так, тогда если это так… Так, а тогда давайте сейчас сфотографируем всё это на наш планшет, а когда вернёмся на стоянку, то мы просто сможем перенести всё это на наш ноутбук и сразу-же найти там оригинал того древнего Шумерского изображения и просто сравнить их.

— А это кстати сделать будет совершенно просто.

— Так, Олег, где наш планшет?

— Вот он, всё готово.

Сфотографировав это изображение и особо крупным планом эти надписи они не стали тянуть время и сразу-же вернулись в лагерь, где включив походный ноутбук благодаря подсказкам Лены без особого труда довольно быстро нашли и то изображение. И результат был тут-же совершенно оправдан, — да, два совершенно одинаковых изображения и более того – два почти что полностью одинаковых текста…

— Нет, вы знаете, а это однако…

— И кстати и то, что здесь также написано о встрече и о совещании Священных Глав с посланниками от Ануаков… А если точнее, — то даже и с кем-то из самих Ануаков…

— Ну что, сходство совершенное.

— Да, Лена, а ты можешь прочитать эти тексты?

— Я уже пробовала, — не всё, но частично это прочесть можно.

— Так, подождите, а ведь к этим текстам здесь можно найти и перевод, — Лена, займёшься?

— С удовольствием.

И за вечерним чаем, уже закончив все дела и убедившись что тексты на их фотографиях и на таком-же изображении на территории древних Шумер совершенно одинаковы они перекуривая снова подняли вопрос, — а сколько ещё продлится эта их экспедиция.

— Нет, но вы знаете, пожалуй нужно ещё попробовать посмотреть на тех верхних галереях, где мы нашли это изображение, — может быть там что-нибудь ещё мы и отыщем.

— Да согласен. Но наше время уже подходит к своему концу, — чуть больше чем через две недели опять должны начаться эти летние дожди, и до этого времени нам обязательно надо будет вернутся в наш лагерь.

— Совершенно согласны.

— А что касается этого храма, — то мы ведь за всё это время успели осмотреть примерно только половину этого сооружения, а об более подробном изучении и может быть раскопок тех ходов, которые также ведут в какие-то залы…

— Ну уж лучше не продолжай, — здесь нужна уже не одна, а несколько больших и совершенно оснащённых экспедиций и конечно не секрет что это изучение здесь должно быть просто многолетним. Да, а мы с нашими небольшими силами итак уже сделали здесь всё что могли.

— Да, пожалуй возражать здесь не будем.

— Так что давайте, — осмотрим ещё повнимательнее эти верхние галереи, потом ещё раз осмотрим те постройки на берегах этих озёр, и потом нам уже лучше будет здесь не задерживаться.

— Совершенно согласен, — нам обязательно надо будет вернуться до начала дождей.

— Ну что-же, тогда завтра утром мы начинаем заключительную часть нашего похода.

— Да, совершенно без возражений.

— Ну что, ещё по чаю?

— Да, конечно, он ещё горячий.

И следующие семь дней они провели изучая и рассматривая различные участки этого загадочного сооружения, потом вечером собравшись на стоянке и решив что с храмом пожалуй хватит последние три дня провели рассматривая несколько довольно загадочных и интересных построек на берегах этих озёр и закончив с этим они собравшись на стоянке и подвели краткие итоги этой экспедиции. Да, а они были не такими уж и маленькими, — был составлен полный план расположения этого храма, было найдено около 70 небольших золотых и серебряных статуэток и мелких поделок, была сфотографирована большая часть представляющих большой исторический и научный интерес вырезанных в камне различных картин, хорошо сохранившихся скульптур и видов разных мест этого храма, а чего только стоили то недавно найденное ими изображение, точная копия одного из Шумерских рисунков с точно такими-же письменными текстами и несколько особых, замеченных ещё Доном вырезанных на камне больших и широких картин с подробными картами звёздного неба и несколькими особо тонко очерченными созвездиями… Да, так что этим походом они могли даже гордится, — ведь за такое короткое время им удалось и не так уж и мало… Но всё это было конечно прекрасно, но вот и пришло всё же и время их возвращения. И они решили что ещё один день они проведут у этих горных стен, ещё раз сходят к горному храму, потом походят по берегам озёр и вечером проведут все сборы и на следующее утро начнут своё возвращение.

Так собственно всё было и сделано и через день проснувшись и свернув свои палатки они немного посидели с горячим чаем «на дорогу», потом поднялись, надели рюкзаки и неспешно пройдя мимо храма вышли к окраинам города и дойдя до того места где они почти два месяца назад сюда спустились стали подниматься вверх по хорошо им знакомому пологому склону.

Вечером остановившись на ночёвку перед перевалом они немного посидели с разогретым на примусе ужином, потом забрались в свои палатки и проснувшись рано утром сразу-же увидели вокруг замёрзшие лужи и ровно поблескивающую на ближайших камнях небольшую тонкую кромку льда, — да, температура ночью здесь была минусовая и разогрев на примусе свой нехитрый завтрак они свернули палатки и стали приближаться к перевалу. На самом перевале было довольно прохладно и спустившись вниз они остановились у подножия большого скалистого карниза и немного передохнув и согревшись чаем снова продолжил свой спуск. Почти весь день они прошли достаточно спокойно, только под вечер у них случилась небольшая остановка, об которой мы расскажем пожалуй немного поподробней и детальней.

Уже ближе к вечеру, когда часы показывали 6 часов они проходили весьма скалистый и уходящий по бокам высоко вверх участок Дон оглянулся и посмотрел на лево, потом пройдя ещё немного посмотрел туда ещё раз повнимательнее и остановился, несколько минут простоял глядя на весьма причудливый и довольно странный, как будто бы кем-то или чем-то очень ровно выпиленный кусок боковой скалы недалеко от их тропинки и крикнув своим уже ушедшим вперёд товарищам стал ждать их возвращения. Когда они подошли к нему и сначала с удивлением спросив – «В чём дело?» он показал им на этот очень ровный, как будто бы даже чем-то отшлифованный гладкий вырез в скале и сказал:

— Нет, вы меня конечно извините, мы и в этом городе и даже на месте нашей стоянки не раз встречались со всякими и совершенно необъяснимыми и неожиданными фокусами, но однако, — а что вы скажете на это, — и он кивнул им на этот начинавшийся метра на полтора выше их дорожки гигантский, почти 200 метровый и как будто бы чем-то когда-то очень гладко и очень ровно зачем-то выпиленный оттуда кусок этой скалы.

— Так, это-же…

— Да нет, вы присмотритесь лучше повнимательнее, да, поднимитесь на этот устой, — продолжил Дон и ловко зацепившись за край этого «бортика» поднялся на широкую и совершенно ровную и как будто чем-то очень гладко отполированную площадку, тянувшуюся метров на 50 в ширину над их проходом дальше вдоль всего этого довольно высокого ровного среза.

Все также поднялись и с небольшим удивлением осмотрев это место подошли к уходящей здесь под прямым углом вверх очень ровной и временами поблескивавшей на солнце своими отполированными кварцевыми участками стене и переглянувшись посмотрели на Дона, который тем временем отошёл к краю этой площадки и очень внимательно рассматривал что-то на верхней части этой стенки.

— Ну что, а довольно-таки ровно, — немного улыбнувшись сказал Сергей, — да, довольно ровно и есть такое ощущение, что это даже чем-то кем-то отшлифовано… Да, только интересно, — зачем…

— Да, а это есть… Да, есть такое ощущение что кто-то когда-то просто вырезал зачем-то отсюда большой кусок этого горного участка…

— И оставил здесь просто этот ровный и гладкий вырез.

— Да, совершенно верно, и ещё есть почему-то такое ощущение, что те, кто это сделал, все они были просто какими-то, но очень большими…

— Да, совершенно верно, и мне тоже это также показалось…

— Да, и вот почему я здесь и остановился, — ответил им Дон. – Да, и ещё, а что вы скажете вот об этом? – и он показал на ряд очень ровных и довольно больших круглых отверстий, тянувшийся примерно в 20 метрах почти над ними. Их было около 15 и все они были сделаны с одинаковыми интервалами и на одной и той-же высоте. Все немного отошли подальше, чтобы получше всё это рассмотреть, но тут Дон опять отвлёк их и показал на ещё 4 таких-же отверстия, находящихся с левого края и сравнительно невысоко, — примерно всего где-то в 3 метрах. Они все подошли туда, немного посмотрели на них и посоветовавшись кивнули друг другу и Сергей с Доном встали под крайним из них, сложили свои руки и Олег немного приподнявшись опёрся об них, ухватился за край этого отверстия и через несколько секунд уже нырнул туда. Это отверстие вело в совершенно ровный и гладкий цилиндр примерно 7 метровой глубины, заканчивавшийся таким-же безукоризненно ровным и круглым окончанием. Олег 5 минут пробыл там осматривая этот загадочный вырез и потрогав эти гладкие и как будто бы отшлифованные стенки и безукоризненно ровный и круглый конец осторожно вылез из этого отверстия и кивнув своим друзьям сказал:

— Да, а внутри всё просто безукоризненно ровно и гладко, вглубь этот ровный цилиндр ведёт на 7 метров и заканчивается таким-же ровным и гладким кругом. Да, как будто бы всё это когда-то было просто высверлено каким-то неизвестным и весьма совершенным инструментом…

Они отошли немного в сторону и Сергей окинув взглядом эти отверстия сказал:

— Да, а интересно всё-таки, кто и зачем всё это делал?

— Ты ещё спрашиваешь? Ты знаешь, и нам всем это тоже точно также интересно.

— Да нет, я даже не спрашиваю, я просто это говорю.

— Да, конечно-же всё это не очень понятно.

— И все эти одинаковые и ровные вырезы…

— Да…

И они спрыгнули с этой платформы, прошли ещё минут 40 и уже почти в темноте остановились на вторую ночёвку. На утор третьего дня быстро собрав свою стоянку они стали спускаться всё ниже и ниже и вот около часа они вошли в широкий зелёный участок, располагавшийся с краю довольно высокого горного уступа. Рядом с ним протекала иногда подпрыгивая на камнях довольно широкая горная речка и они пройдя немного остановились, немного поговорили и единогласно решили остановится на этом зелёном участке на стоянку. Ну что-же, место было очень неплохое, сушняк для костра они набрали очень быстро и через час на хорошо разгоревшемся костре уже разогревался их обед и висевший сбоку чайник.

— Ну что, а неплохое место, ведь правда?

— Да, и мы кстати можем здесь немного и передохнуть, и даже… Да, и даже и заночевать. Как вам такое предложение?

— Да, и заночевать?

— А что, а это неплохая идея. Да, и я лично «за».

— Да и мы все кстати тоже.

— Ну что-же, тогда единогласно. Итак пока мы останавливаемся здесь, а уже завтра утром идём в последний переход до нашего лагеря.

— Ну вот и прекрасно, ведь и правда, место просто замечательное.

— Да, мальчики, а вот и наш обед готов, — сказала Лена вместе с Доном поднося миски с походной трапезой к сидевшим и добавив что чайник уже закипает и за ним досмотрит Манеос также села на широкое лежавшее здесь дерево вместе со всеми.

— Так, ну что-же, тогда давайте сначала перекусим, попьём чаю а потом сразу и поставим палатки?

— Конечно.

Когда они пообедали и поставили свои палатки Олег с Сергеем подошли к костру, прикурили и Олег взглянув на место их стоянки посмотрел на поросшим мягкой травой и низким кустарником крайний край этой площадки, за которым следовал довольно высокий и продолжительный спуск вниз, на ещё одно такое-же плато и кивнув на это место предложил:

— Ну что-же, а знаете, а сейчас давайте-ка мы переберёмся все лучше туда, вот там на траве у этих камней, где кончается эта площадка и открывается весьма отличный вид на эти горы и на лежащие внизу предгорья и немного посидим в тени этих деревьев.

— Давайте, согласен, да и эта скала справа и правда весьма примечательна.

— Ну что, идём?

— Да, и давайте тогда возьмём с собой и чайник с чашками, — он совсем ещё горячий.

— Идёт, это просто прекрасно.

И они поднялись и перенеся свои чайные принадлежности к небольшому промежутку между стоявшими там деревьями уселись на мягкую траву и поудобнее устроившись разлили свой чай и с удовольствием осмотрели открывавшуюся им оттуда картину. А вид с того места был и правда прекрасный, — эти высокие горные склоны и лежавшая далеко внизу под ними и уходящая всё дальше и дальше насколько хватало глаз скалистая долина, слева от них стекающая с этого склона обрывистым водопадом и таявшая далеко внизу изогнутой тонкой ниткой шумящая недалеко от них речка, яркое синее небо с небольшими и немного крылообразными облаками… Настроение у всех было немного приподнято-спокойным и весьма умиротворённым, поход прошёл вполне удачно и завтра днём они будут уже в своём лагере…

— Нет, а хорошее всё-таки здесь место, — сказал немного улыбнувшись Сергей.

— А пожалуй здесь все места просто очень хорошие, — улыбнулся ему в ответ Олег.

— Да, не спорю, ты прав.

— Да и кстати, о нашей экспедиции и о наших планах, — ты помнишь, мы с тобой недавно смотрели некоторые отзывы на одну из наших статей, посвящённой этому городу.

— А, это те снимки, которые мы сделали в прошлом нашем походе. Да, а они там были выставлены самым крупным планом.

— И с очень неплохими комментариями.

— Да, согласен.

— Так вот, ведь мы тогда ещё говорили с тобой и о том, что пора писать ещё одно письмо в Юнеско, — должны-же когда-нибудь они это всё-таки заметить. А теперь, после этого нашего похода, если прибавить в это послание и ту фотографию изображения точной копии того рисунка на старинных стенах Древних Шумер, и тех двух статуэток которые привёз оттуда Дон, и эти изображения с точными картами звёздного неба…

— Да, а это-то они должны уже будут заметить.

— И моё предложение, — когда вернёмся в лагерь и немного разберёмся с итогами этого нашего похода, давай не будем затягивать время и отправим отчёт об нашем путешествии прямо туда.

— Да, ну что-же, кто бы против этого только возражал…

— Эй, а смотри-ка, опять три орла, и летят сейчас совсем недалеко от нас…

— Да, правда, я даже и не заметил как они здесь появились… Да а кстати, — это не совсем орлы, это местные горные кречеты.

— Да, ты прав, совершенно верно. И как ровно летят…

— Да, и кстати, а как ты думаешь, а кто-же всё-таки были эти люди, построившие все эти города, имевшие такие знания и возможности…

— Конечно точно этого мы все не знаем, но по моему это были…

— Смотри-ка, а они ведь летят сейчас прямо сюда, да почти уже мимо нас.

— Да, а они уже совсем близко. Да, а о том, кто-же это были…

— Кхх, кх, кх, — прошумели пролетавшие в это время мимо них пернатые, — Кх, кх, — А они ведь действительно были… Да, были… Кхх, кхх.

Все с огромным удивлением посмотрели на пролетевших только что мимо них неожиданных говорящих пернатых, которые сделав круг и подлетая уже обратно снова также что-то крикнули и снова выкрикнув своё «кхх, кхх» довольно ясно проговорив: — И очень хорошо и действительно были – прохлопали крыльями и опустились на крайний выступ скалы немного справа от них.

— Ого, а это что…

— А это то, что после вашего письма в Юнеско в этом городе уже скоро будет просто очень много народа. Кхх, кхх, кхх, — ответил им крайний из этих неожиданно приземлившихся гостей.

— Да? Наконец-то приедут? – ответил этому неожиданному говорящему пернатому Олег.

— Да, а вам лучше будет поменять ваше место стоянки. Там тоже скоро будет очень много людей.

— Да?

— Да. А так как эта долина вам просто очень понравилась, то перебирайтесь лучше к дальнему озеру на другую её сторону, — там вас никто не потревожит, там место чистое и вам там понравится.

— На другую сторону?

— Да, туда, на то место где в озеро впадает такая-же речка и где вокруг неё стоит такой-же зелёный участок. Вы его неплохо кстати знаете.

— Да, спасибо за совет.

— А спасибо вы будете говорить уже потом.

— А извините…

— Извиняем, а у вас всё будет прекрасно, только почаще будете у себя дома и ещё… Кхх… Кхх… Да, и ещё через год Олег поженится с Леной, и у них всё будет тоже прекрасно.

— Да? Да…

— Да, и не забудьте отправить ваши фотографии, — их сразу заметят и заинтересуются.

— Да, спасибо, а вы извините, а вы…

— Спасибо, не за что, — ответил крайний из них, потом послышалось знакомое пернатое кхх-кхх и они все трое шумно взмахнув крыльями взлетели над этой скалой, оглянулись на них и полетели в долину.

— А извините, а почему, а почему… — крикнул им вдогонку о чём-то ещё хотевший спросить их Сергей.

— А потому, а потому, кхх, кхх, — послышался им уже удаляющийся и почти еле слышный ответ, — Кхх, кхх, а потому что вам здесь понравилось и потому что все вы наши гости. Кхх, кхх, кхх…

Когда эти пернатые отлетели все несколько минут просидели просто молча, потом Олег с Сергеем переглянулись и немного помолчав сказали:

— Ну уж и правда, и сказал бы кто-то раньше, — не поверили бы…

— Да, но вроде бы они нам всё подробно объяснили.

— Ну что, пойдём подогреем наш чайник, а то он опять уже совсем остыл.

— Да, пойдёмте, — ответил Дон и все поднялись и пошли к пощёлкивающему крупными сучьями костру.

— Да, а всё-таки красивые здесь места, — ещё раз сказал немного улыбнувшись и присаживаясь на широкое дерево у костра Сергей.

 

Заключение

 

И на следующее утро вернувшись в свой лагерь они распаковали свои рюкзаки, посидели вечером у костра и через несколько дней, когда полили эти южные тропические ливни они составили своё послание, ещё раз перечитали его и все вместе просмотрев все прилагаемые ими фотоматериалы отправили его по уже хорошо им знакомому официальному адресу. Ответ им пришёл просто на удивление быстро и вместе с ним просьба ещё раз поточнее указать координаты а если можно то и картографическое местонахождение этого города и этой долины. Отправив им эти координаты они стали ждать скорого окончания этих тропических ливней, — для них было совсем не секрет что очень скоро им надо будет менять место их лагеря, а дальнее озеро было им довольно хорошо знакомо и то местечко о котором говорили им тогда эти пернатые было им достаточно хорошо известно. Да, а то что им придётся скоро уже туда переселяться было ясно всем, и похоже что и мохнатой собаке Манеоса тоже.

И через два месяца после окончания этого сезона дождей они уже удобно расположились в очень хорошем зелёном месте в устье широкой полноводной реки, впадавшей в трёх километрах от их нового места в это очень живописное глубокое дальнее озеро, картина этой долины была здесь совершенно точно такой-же как и на их старом месте, а на месте их бывшей стоянки уже примерно недели три вовсю работали группы приехавших наконец-то для изучения этих довольно для них неожиданных так хорошо сохранившихся таинственных развалин групп археологов и любопытных любителей таких неожиданных находок. Да, и чтобы закончить это наше повествование мы можем ещё в заключении сообщить читателю и то, что та небольшая группа пернатых, предупредивших наших романтиков и посоветовавшая им подыскать себе место на этой стороне долины не ошиблась, и ровно через год Олег и Лена поженились и что всё у них сложилось просто как нельзя лучше. Ну а мы на этом заканчиваем этот наш рассказ и надеемся что читателю было не скучно пока он вместе с нашими героями немного побывал и побродил в нескольких довольно интересных живописных и немного романтических местах, а того что этих мест и правда довольно трудно отыскать где-то на карте – вы уж извините, но если немного постараться и особенно если у читателя есть неплохое настроение и чувство воображения, — то тогда наверно иногда, но всё-таки возможно.

 

Спасибо за внимание, надеюсь что эти строки не были для вас скучными, и это уже и конец.

 

 

Всё.

 

 

Январь – апрель 2019 года.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.