Александр Шишкин. Муравейник (рассказ)

В жилых кварталах рабочих окраин Питера есть удивительные места. Называются они незатейливым иностранным словом — «Хостел».  А попросту говоря – общежитием. В одном таком, Богу угодном месте автору этих строк и приходится нынче проживать. Так складываются обстоятельства.

Общежитие-общага, пристанище для всех обездоленных судьбой граждан и некоторых гражданок. Но, второй категории мало. Их почти не заметно. Заведение называется — «Муравейник». И бегут, и ползут сюда «муравьи» едва ли не со всего города. К свету и теплу. Хоть уюта в «Муравейнике» не так уж и много. Главное-тепло, и есть где выспаться и поесть приготовить. Если, конечно, у вас имеются в наличии продукты. В общем холодильнике свою снедь, оставлять без присмотра не рекомендуется. Вмиг «уйдет» в чужую кастрюлю, на сковородку, а затем уже и совершенно не дружественный вам желудок. Один раз я так опростоволосился. Вечером, купил вареников с грибами, луком и картошкой. Думаю, будет мне и завтрак, и обед. Зря я так думал. Искать следы пропавших вареников было делом бесполезным, оставалось лишь предаться сладостным грезам, кои уводили меня в мир гастрономического наслаждения.

Пошел за своими ботинками. Поставил у батареи на ночь. Не нашел. Моя обувь, каким-то чудесным образом «сама вылетела в окно». Благо, что не далеко. Конечно, все это такие смешные мелочи для нашего «Муравейника».

Нас в комнате четверо. Стараемся друг друга поддерживать и продуктами, и деньгами. У кого, что есть. Так проще, так можно продержаться определенное время. Правда, деньги если они появляются, заканчиваются очень быстро.

О себе говорить не стану. Скажу лишь, что возвращение к писательскому труду, очень сильно затянулось. А работать на предприятии, или в каком- либо супермаркете, пока не могу. Боли в позвоночнике, и суставах на левой ноге не позволяют мне полноценно трудиться.

Приблизительно такие же проблемы испытывает и мой первый сосед — Виктор. У него проблемы с ногами. Говорит, что анемия, не чувствует ног. Он постоянно колет какие-то уколы, лишь бы ноги двигались. Витя дважды сходил на работу, и все.  Снова никуда не ходит. Второй сосед- Геннадий, мужик серьезный. Вкалывает ежедневно, от зари, до зари. Не пьет, не курит, раньше, конечно, он и пил, и курил. Так вот, чуть, что не так, можно от Гены и крепко получить.  Данное “удовольствие” с завидной регулярностью получал четвертый житель нашей комнатухи- Сеня. Невысокого роста мужичок, длинная куриная шея, маленькая голова. Как Семен не пьет, так душа душой. А как выпьет, так тут же ночью и обделается. Мокрота и запахи преследовали нас еженощно. Очевидно, он страдал на почве мокроты. Геннадий сначала Сеньку жалел. Вскоре стал предупреждать:

-Еще раз выпьешь и «обоссышься», пойдешь в коридор спать.

Конечно, Сеня, не придал значения словам серьезного соседа. И как-то с пятницы на субботу произошел с Семеном очередной конфуз. Скрыть следы виновному не удалось, хотя он очень старался. Проказник, получил от Геннадия полбу, обиделся,  и отправился искать себе иное место жительства.

Чего греха таить, здесь в «Муравейнике» большинство жителей прикладывается к бутылке. Кто меньше, кто больше, у кого сколько средств на имеется на выпивку.  Работают, и не просто работают- пашут. Большую часть личных денежных сбережений отправляют семьям. А на сэкономленные, по – вечерам «квасят». Надо же как-то получать моральную разрядку. Правда “расслабон” изредка дурно заканчивается. Требования, обиды, споры раздоры. На тебе по морде. Получи обратно. Ссора с Ильнуром- жителем из другой комнаты, получилась весьма тривиальной. Все из-за глупости:

-Ильнур, мы у тебя в холодильнике оставили продукты, надо нам забрать, ужин приготовить.

-Не отдам, пока пиво не принесете. Я что, просто так их хранил?

— Ах ты гад такой, сволочь.

-Я гад и сволочь, пошли выйдем?

-Пошли-

И понеслось. Палкой по голове. Кулаком в лицо. Борьба в партере. Валяние на клумбе. Ильнур потом произнес: “Да ты, что, я же шутил на счет пива”. Ничего себе шутил, люди хотели поужинать, а этот, ста пятидесяти  килограммовый слон, не хотел возвращать, и требовал пиво за хранение.

А в воскресенье двадцать четвертого марта, к нам забрел музыкант. Играл в нашей комнате на саксофоне мелодию из кинофильма “Крестный отец” Сидели, общались, выпивали, разговаривали о литературе. Хвалили Эриха Марию Ремарка, вспоминали произведения великого гуманиста. Как-то даже не верится. Саксофон, Ремарк, водка.

Да уж. Оплачивать мне нужно за койко-место. Четыре дня просрочки. Могут выгнать на улицу. Деньги на банковскую карточку мне пока не капают. На улице что ли буду ночевать?Так не хочется. Никогда такого со мной не было.

Александр Шишкин.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.