Игорь Иванов. Пересвет и Осляба «Задонщины» – Михаил Черниговский и Михаил Тверской (статья)

В Краткой редакции «Задонщины»  прототип Пересвета – св. князь Михаил  Черниговский.  Прототип Ослябы – св. князь Михаил Тверской.  Прототип Якова, сына Ослябы, — Александр Тверской, сын св. князя Михаила  Тверского.  «Вещий сивка», на котором  Пересвет «поля свистом перегораживает», – конные воины Юрия Всеволодовича Владимирского.  «Свист» Пересвета – свист стрел. «Вещий сивка» — намек на коня Вещего Олега. Текст Краткой редакции «Задонщины», сопровождает псалом 88.

Статья является продолжением авторского цикла статей под условным названием «Непрочитанные страницы древнерусской литературы». Это «Подложность «Поучения Владимира Мономаха»»,  «Непрочитанные страницы «Слова о полку Игореве», «Задонщины» и «Сказания о Мамаевом побоище»», «Война за киевский престол, Ч.1, Ч.2», «Василий Буслаев и Иван Иванович Молодой. Стригольники и новгородско-московская ересь в былинах о Василии Буслаеве», «Реальные исторические деятели в «Сказании о житии Александра Невского», «Сказание об Индийском царстве. «Непрочитанные» страницы».

Рукописи «Задонщины. КБ – Собрание Кирилло-Белозерского монастыря, ГПБ (краткая редакция в сборнике 1470-х – 1480-х г.г.). И-1 – ГИМ (пространная редакция, начало утрачено, в сборнике 1530-х—1540-х г.г.). И-2 – ГИМ (фрагмент из середины пространной редакции произведения в сборнике конца 15 начала 16 века). С – Собрание Синодальное, ГИМ (пространная редакция, но сходная с КБ, в сборнике середины 17 века).  Ж – Собрание Жданова, БАН (фрагмент из пространной редакции, из начала произведения, в сборнике второй половины 17 века). У – Список Ундольского, ГБЛ (пространная редакция в сборнике 1660-х годов).

Краткая редакция «Задонщины». Описание боя и победы русских воинов: «Тогда соколи и кречати, белозерскыя ястреби борзо за Дон перелетеша, ударишася на гуси и на лебеди. Грянуша копия харалужныя, мечи булатиыя, топори легкие, щиты московьскыя, шеломы немецкие, боданы бесерменьскыя».  Прим. Боданы – кольчуги.

Далее идет текст с разговором Пересвета и Ослябы, двух персонажей старого времени, наблюдающих за битвой, вспоминающих свою судьбу: «Того даже было лепо стару помолодитися (Так хорошо, что старому молодым хочется стать). Хоробрый Пересвет доскакивает на своем вещем сивце, свистом поля перегороди, а ркучи таково слово: «Лучше бы есмя сами на свои мечи наверглися, нежели нам от поганых положенным пасти». И рече Ослябя брату своему Пересвету: «Уже, брате, вижю раны на сердци твоем тяжки.  Уже главе твоей пасти на сырую землю, на белую ковылу — моему чаду Иакову. Уже брате пастуси не кличють, ни трубы не трубят, только часто ворони грают, зогзицы кокуют, на трупы падаючи».

Уже брате пастуси не кличють, ни трубы не трубят, только часто ворони грают, зогзицы кокуют, на трупы падаючи». Это видение Ослябой состояния Русской земли во времена деятельности его и Пересвета.

ПЕРЕСВЕТ – МИХИЛ ВСЕВОЛОДОВИЧ ЧЕРНИГОВСКИЙ.

Прототипом Пересвета послужил князь Михаил Всеволодович Черниговский. Михаил Черниговский поехал в Орду по требованию Батыя за ханским ярлыком на княжение. Перед отъездом Михаил принял постриг от своего духовного отца, решив не принимать принятых в Орде религиозных обрядов. В Орде Михаил отказался их исполнить, был казнен (1246).  Ключом для определения того, что прототипом Пересвета является Михаил Черниговский, служат слова Ослябы к Пересвету:  «Уже, брате, вижю раны на сердци твоем тяжки.  Уже главе твоей пасти на сырую землю…».

Сказание об убиении в Орде князя Михаила Черниговского и его боярина Федора.

 

« И тут приехали убийцы, соскочили с коней и, схватив Михаила и растянув ему руки, начали бить его кулаками по сердцу («раны на сердци твоем тяжки»). После этого повергли ниц на землю и стали избивать его ногами. Так продолжалось долго. И вот некто, бывший прежде христианином, а потом отвергшийся христианской веры и ставший поганым законопреступником, по имени Доман, отрезал голову святому мученику Михаилу и отшвырнул ее прочь («главе твоей пасть на сырую землю»)».

В Краткой редакции «Задонщины», Дмитрий Иванович, выступая в поход, садится на «борзого коня», а «хоробрый Пересвет доскакивает на своем вещем сивце, свистом поля перегороди…».  Вещать-сообщать о чем либо. Сивый – серый, седой. В прошлые времена слово «сивый» употреблялось в значении старый.  Фразеологизмы, связанные со словом «сивый»: « Врет как сивый мерин. Бред сивой кобылы».

Разгадка «вещего сивца» кроется в летописных сообщениях о конфликте Новгорода в 1224 году с великим князем Владимирским Юрием.  В конфликт оказался вовлеченным и Михаил  Черниговский.

Тогда Всеволод, сын Юрия, сидевший в Новгороде, тайком ушел от новгородцев  в Торжок.  Д. Иловайский по летописным источникам  пишет об окончании конфликта:  «Находясь  в то время в размирье с Новгородом за своего сына, великий князь занял Торжок, потребовал выдачи ему враждебных бояр и велел сказать новгородцам: «Я поил коней Тверцою, напою и Волховом».  «Твой меч, а наши головы» — отвечали новгородцы и начали готовиться к обороне. Юрий смягчился, дал им мир и посадил у них Михаила Черниговского».  См. Д. Иловайский «Становление Руси».  Описание конфликта есть в Новгородской первой летописи старшего извода.

Получилось все иначе. От татарского меча Юрий лишился головы в битве на Сити,  Михаил Черниговский лишился головы в Орде, а Всеволод, сын Юрия, был убит татарами при взятии Владимира. Поэтому «сивко» и назван иронически « вещим».

Ирония автора  по поводу «вещего сивца», уведенного у князя Юрия «конокрадом» Михаилом, будет не полностью раскрыта, если не упомянуть об обстоятельствах бегства Юрия  после поражения владимиро-суздальской рати в битве на Липице в 1216 году от смоленско-новгородской рати, возглавляемой Мстиславом Удатным.  Д. Иловайский, согласно «Повести о Липецкой битве», пишет: «Юрий Всеволодович побежал в стольный Владимир. Имея тучное сложение, он заморил трех коней, и только на четвертом пригнал к городу, в одной сорочке, подклад седельный и тот бросил для легкости». См. Д. Иловайский «Становление Руси».  Сведения о сокрушительном разгроме владимиро-суздальской рати, едва упомянутые в Лаврентьевской летописи,  вошли в летописание в двух редакциях «Повести о Липицкой битве». Древняя (краткая) редакция появляется в Новгородской I летописи старшего и младшего изводов, пространная редакция Повести записывается в Новгородской IV, Софийской I летописях.

Сокращенный текст из «Жития благоверного князя Георгия (Юрия) Всеволодовича»: Недол­го спу­стя по­сле бит­вы на Сити воз­вра­щал­ся с Бе­ло­озе­ра к сво­ей пастве Ро­стов­ский епи­скоп Ки­рилл.  Сре­ди мно­же­ства мерт­вых тел свя­ти­тель узнал по ве­ли­ко­кня­же­ско­му оде­я­нию те­ло ве­ли­ко­го кня­зя Ге­ор­гия, но ту­ло­ви­ще его ле­жа­ло без го­ло­вы.  Взял он те­ло кня­зя, при­нес его в Ро­стов и здесь по­хо­ро­нил его в со­бор­ном Бо­го­ро­дич­ном хра­ме. Через неко­то­рое вре­мя бы­ла най­де­на и гла­ва кня­зя, при­не­се­на и при­ло­же­на к те­лу. Но­вый ве­ли­кий князь Яро­слав Все­во­ло­до­вич в 1239 го­ду по­слал в Ро­стов за те­лом бла­го­вер­но­го Ге­ор­гия. Гроб во Владимире был по­ло­жен в со­бо­ре Успе­ния Пре­свя­той Бо­го­ро­ди­цы, где ле­жал и Все­во­лод, отец кня­зя Ге­ор­гия. Здесь случилось чу­до: гла­ва свя­то­го Ге­ор­гия, от­се­чен­ная та­тар­ским ме­чом, при­рос­ла в гро­бе к те­лу, так что не вид­но бы­ло на те­ле и сле­да от­се­че­ния ее.

Какова была судьба Всеволода Юрьевича?

Уходя к реке Сити для сбора там войск против татар, Юрий оставил оборонять Владимир сыновей Всеволода и Мстислава под руководством  воеводы Петра Ослядюковича. Татары осадили город и привели к стенам Владимира Юрьевича, брата Всеволода и Мстислава  захваченного ими при осаде Москвы.

Лаврентьевская летопись сообщает: «А татары отошли от Золотых ворот, и объехали весь город, и расположились лагерем на видимом расстоянии перед Золотыми воротами — бесчисленное множество воинов вокруг всего города. Всеволод же и Мстислав пожалели брата своего Владимира и сказали дружине своей и Петру-воеводе: «Братья, лучше нам умереть перед Золотыми воротами за святую Богородицу и за правоверную веру христианскую»; но не разрешил им этого Петр Ослядюкович. И сказали оба князя: «Это все навел на нас Бог за грехи наши», ведь говорит пророк: «Нет у человека мудрости, и нет мужества, и нет разума, чтобы противиться Господу. Как угодно Господу, так и будет». Владимир был взят татарами штурмом, погибла вся семья Юрия Всеволодовича. Лаврентьевская летопись не останавливается подробно на обстоятельствах и месте гибели Всеволода, упоминая лишь о его гибели во время битвы уже внутри города.

В  Ипатьевской летописи, приводятся  иные сведения о трагической участи князя Всеволода Юрьевича: «Татарам же из пороков по граду бьющим, стрелами без числа стреляющим; се увидев князь Всеволод,  яко крепче брань належит (что крепче становится натиск), убоялся, ибо и сам был молод, вышел сам из города с небольшой дружиной, неся с собой дары многие, надеясь от него (от Батыя) живот (жизнь) принять. Он же, словно свирепый зверь, не пощадил юности его, велел перед собою зарезать, и град весь избил…».

Слова Пересвета: «Лучше бы есмя сами на свои мечи наверглися, нежели нам от поганых положенным пасти». Из обстоятельств новгородских и владимирских событий понятно, что данные  слова Пересвета частично  обязаны ответу  новгородцев Юрию («Твой меч, а наши головы»), частично словам Всеволода («Братья, лучше нам умереть перед Золотыми воротами за святую Богородицу и за правоверную веру христианскую»). Предположение автора  данной статьи как понимать фразу Пересвета будет изложено далее.

«Хоробрый Пересвет доскакивает на своем вещем сивце, свистом поля перегороди».

Свист Пересвета это свист стрел, что можно узнать из следующего материала. «Новгород и Новгородская земля. История и археология». 11/97. Материалы научной конференции. Слово о музыкальной археологии России. В. И. Поветкин.

«В 1991 г. в Новгороде на Федоровском раскопе в слоях второй половины XII-XIV вв. были найдены два костяных наконечника стрел (Ф-17-42; Ф-17-102). Необычность их состоит в том, что у каждого из них имеется по одному боковому отверстию (рис. 2-3). Каково назначение таких стрел? В труде И. Е. Забелина «Домашний быт русских царей в XVI и XVII ст.» сообщается о различных стрелах: «Да ящик, а в нем северги и тамарики и срезни и свисты. Пять гнезд свистов и в том числе гнездо свистов серебреных; четыре гнезда костяных; в том числе гнездо писаных». 9 Значит наряду с прочими стрелами использовались и стрелы звучащие — свисты. По важности назначения, по качеству изготовления они не уступали другим стрелам: «Гнездо стрел яблановых свисты костяные слоновые кости с белохвосцовым перьем под перьем у свистов перевито золотом…». Материалом для их изготовления часто служила кость: «Свисты костяные слоновые нового дела; (…) свисты костяные рыбьи кости нового дела».10 Звучащие стрелы различались и по устройству и по назначению…».

Когда, где,  Михаил Черниговский, сидя на «вещем сивце», принадлежавшем  Юрию, мог свистом стрел  поля перегородить?

Предположительно, это усобица за власть в Черниговском княжестве  между Михаилом Всеволодовичем  и Олегом Курским в 1226 году. Изгнать Олега Курского с Черниговского стола Михаилу помогали владимирские войска Юрия Всеволодовича, Василько Константиновича и Всеволода Константиновича, племянников Юрия.  Олег Курский отмечен как крепко бившийся с татарами в битве на Калке. Историки отмечают, что летописи о сути, месте княжеской усобицы, происхождении Олега пишут кратко и смутно. М. П. Погодин предполагал, что эти события происходили под Курском. По версии А. Е. Преснякова, в событиях 1226 года участвовал Олег Игоревич, сын Игоря Святославича. По версии других историков, Олег Курский был сыном Святослава Ольговича, князя рыльского, участника похода на половцев в 1185 году. Становится понятно, что «вещий сивец» — конные воины владимирского княжества.

Тень Вещего Олега в Краткой редакции «Задонщины».

Очевидно, что автор Краткой редакции «извлек» «вещего сивца» из Повести временных лет, из рассказа о гибели Олега от коня своего.  Олег был прозван Вещий  после удачного похода на Царьград  в 907 году. ПВЛ: «И приде Ольг Киеву неса злато и паволоки (шелка) и овощи (фрукта) и вино и вьсяко узорочие. И прозъваша Ольга Вещий — бяхо бо людие погани (язычники) и невегласи (неграмотны)». Понятно наличие иронии у автора Краткой редакции. Непонятно, имеют ли авторские намеки отношение к реальным обстоятельствам гибели Михаила Черниговского в Орде?

Почему персонаж, чья гибель совпадает с гибелью  Михаила Черниговского, был назван Пересветом? Можно лишь предположить, что  имя Пересвет  зависимо от прозвища отца Михаила Черниговского – Всеволода Чермного. Чермный (древнеслав.) – темно-красный, багровый, рыжий.

Почитание Михаила Черниговского как местного святого, вероятно, началось в Ростове Великом, где дочь князя княгиня Мария построила церковь Михаила Черниговского. Почитание как общерусского в лике мученика состоялось на соборе 1547 года, перенос мощей Михаил Всеволодовича из Чернигова в Москву произошел при  Иване IV в 1572 году.

Тогда в 1572 году  русские войска под руководством боярина Михаила Воротынского и молодого князя Дмитрия Хворостинина разбили вдвое превосходящие силы крымского хана Давлет – Гирея, шедшего на Москву. Битва состоялась у села Молоди (район между Подольском и Чеховым). Иван Грозный отсиделся в Новгороде, а отблагодарил Воротынского, запытав его до смерти в 1573 году.

ОСЛЯБА И ЯКОВ – КНЯЗЬ МИХАИЛ ЯРОСЛАВОВИЧ ТВЕРСКОЙ И КНЯЗЬ АЛЕКСАНДР МИХАЙЛОВИЧ ТВЕРСКОЙ, СЫН МИХАИЛА ТВЕРСКОГО.

В Ослябе и его сыне Якове угадываются  князь Михаил Ярославич Тверской и его сын Александр, казненные в Орде.  Михаил Тверской был убит  ножевым ударом в сердце, Александру нанесли множество ран, после чего отрубили голову.

Почему Михаил Тверской назван Ослябой?

Рассмотрим поминальный список  в Краткой редакции «Задонщины»: «Тогда же не тури возрыкають на поле Куликове на речке Непрядне, взопаша избиении от поганых князи великых и боляр сановных, князя Федора Романовича Белозерскаго и сына его князя Ивана, Микулу Васильевича, Федор Мемко, Иван Сано, Михаило Вренков, Иаков Ослебятин, Пересвет чернець и иная многая дружина». Указаны: Иаков Ослебятин, Пересвет чернец.

В Краткой летописной повести о Куликовской битве также приведен список имен погибших воинов. Естественно, что список отражает как действительный вклад погибшего в победу, его знатность, так и субъективное мнение составителей списка.  А в Пространную летописную повесть о Куликовской битве в список погибших добавлены новые имена. Среди них: князь Дмитрий Монастырев, убитый в битве на Воже в 1378 году, Дмитрий Мининичь ( Минич), убитый в битве с Ольгердом в 1368 году. Трудно считать включение в список данных имен ошибкой составителя, вероятно, это желание сопричислить их к победителям в Куликовской битве.

Ослябя автором не удостоен права быть причисленным к  победителям на поле Куликовом, не назван он и чернецом. Михаил Черниговский и Михаил Тверской перед отъездом в Орду благословились у духовных отцов, приняв своеобразный духовный постриг. Духовные отцы князей, благословляя князей на подвиг, знали, что, возможно, они идут на гибель. Однако в поминальном списке чернецом назван только Пересвет, прототип  Михаила Черниговского.  Вероятно, имя Осляба производное от слова «ослабевший». Обратимся к словам Кирилла Туровского (Слово о расслабленном): «если кто слеп есть разумом, ли хром неверием, ли сух многих беззаконий отчаянием, ли расслаблен еретическим учением – всех вода крещения съдравы творить». Михаил Тверской если не «расслабленный», то «ослабевший». В богословии «расслабленность», которая является последствием грехов, как болезнь выражается в том, что человек лишен свободного движения.

В четвертую Неделю после Пасхи Церковь вспоминает чудесное исцеление Иисусом Христом в день иудейской Пятидесятницы расслабленного, лежавшего около Силоамской купальни.  Христос сказал расслабленному: «Встань и иди». Больной встал и пошел.  Позднее Христос, встретив этого человека в храме, предупредит его: «Не греши больше». Подробно см. Иоанн Гл. 5,1-16. Вместе с воспоминанием об исцелении расслабленного в некоторых тропарях канона на утрени этой Недели прославляется Архистратиг Михаил (важное совпадение с  имени князя). Прославляется потому, что Евангелие повествует о возмущение вод  Ангелом Господним в купальне Силоамской, около которой лежал больной.  Прим. Канон — богослужебный текст, посвященный прославлению праздника или святого; представляет собой цикл тропарей. Тропарь — краткое молитвенное песнопение, в котором раскрывается сущность праздника, прославляется и призывается на помощь священное лицо.

Следовательно,  неприятие Михаила Тверского автором Краткой редакции  необходимо искать в  делах, порочащих князя.  Среди них  разгром  Торжка в 1316 году.

Михаил, в 1304 году став старшим в роду, поехал в Орду за ярлыком на великое княжение. Следом за ним туда двинулся Юрий Данилович, племянник Михаила. Ярлык Михаил получил, стал великим князем, но не мог решить спора с Москвой из-за Переяславля. Почему и ходил на Москву в 1305 году и около 1307 года. Основные события противостояния Михаила и Юрия состоялись после 1312 года, когда умер хан Тохта.

На ханский престол сел Узбек. В 1313 г. Михаил Тверской отравился к Узбеку за ярлыком на  княжение. После отъезда Михаила в Орду, Новгород предложил Юрию новгородское княжение, которого Юрий давно добивался. Юрий приехал в Новгород с братом Афанасием и князем Ржевским, но  вызванный в Орду уехал, оставив княжить в Новгороде Афанасия. По приказу князя Ржевского наместники тверского князя были арестованы, а новгородские войска, руководимые князем Ржевским, вторглись в тверское княжество, грабя и разоряя земли Михаила, уехавшего за подтверждением своего ярлыка великого князя всея Руси. В отсутствие Михаила  его старший сын Дмитрий собрал тверскую рать и остановил новгородцев.

Михаил Ярославич в сопровождении ордынского отряда вернулся из Орды с ярлыком на Великое Владимирское княжение. А новгородцы вместо того чтобы просить мира, торговаться с Михаилом о цене мира, подстрекаемые Москвой,  вывели свои рати против Михаила под Торжком. 10 февраля 1316 г. новгородцы потерпели сокрушительное поражение. Торжок по обычаю того времени был отдан на разграбление объединенной рати Михаила, в которую входил татарский отряд, в уплату за проделанную ратью работу.

Обратимся к работе Будовница И.У. «Повесть о разорении Торжка в 1315 году» (1960, «Труды отдела древнерусской литературы»)

Извлечение  из «Жития Ефрема Новоторжского», основавшего в XI в. в Новом Торгу (Торжке) Борисоглебский монастырь, публикуемое под условным названием «Повесть о разорении Торжка в 1315 году».

Отрывок из второй редакции Повести о разорении Торжка в 1315 году. Оригинальный текст.

«О жития преподобного отца вашего Ефрема никаково змогом обрести, понеже бо в предндущая лета многи бои быша на град Торжек. Последи же злая пагуба содеяся граду Торшку от князя Михаила Тверского в лета 6823 году. Князь Михаил собра своя воя и прииде ко граду Торшку ратию. Князь же Афанасие выехав против ево с черными людми и с нооугородцы на поле. И бысть бой велик и победи князь же Михаил. Таково бо жестокосердие тогда содеяся на град и на люди. Аще бо едина вера бяше, но злобою горши показася, понеже бо людей тех во граде огню предаде, а иныя в реце потопи, инии младенца остави, но всех поби мужеский пол и женский и смерти предаст, черноризець же и девиц обнажати повеле. потом же их и убивати. И имение града того все пограби и церкви разори и святыя иконы и книги церковныя все поймал. Потом же град весь и святыя обители града того все огнем попали. И тогда град Торжек и обители быша от него в конечном запустении. Тогда и о преподобием Ефреме сущее писание изгибе».

Отрывок из предисловия И. У. Будовица  к «Повести о разорении Торжка в 1315 году»

« Как известно, Михаил Ярославич, убитый вскоре после описываемых событий в Орде, был причислен русской церковью к лику святых. В XVI- XVII вв., когда было составлено житие Ефрема Новоторжского, Михаил Ярославич представлялся русским книжникам князем «благоверным», принявшим от «безбожного царя Азбяка» «мученический венец». В Повести же этот «благоверный» князь новомученик выступает как коварный губитель христиан и разоритель святыни. Это заставляет предполагать, что тот отрывок жития, где описано разорение Торжка, заимствован из старого источника, восходящего к XIV в., ко времени острой борьбы между Новгородом и Тверью, когда Михаил Ярославич воспринимался его политическими противниками не как «блаженный и христолюбивый» князь, каким его рисует, например, Тверской сборник, а как непосредственный враг, долго и упорно добивавшийся подчинения себе Новгорода и не брезговавший для это цели татарской помощью. Таким образом, мы имеем перед собой одно из направленных против Твери полемических произведений XIV в., когда новгородцы, по выражению Воскресенской летописи, «скрежетаху зубы на тверичь за свою обиду, еже на них бывшую» и, естественно, совершенно игнорировали местное почитание Михаила».

Можно предполагать о совпадении  взгляда на Михаила Тверского автора «старого источника, восходящего к XIV в.» и автора Краткой редакции «Задонщины».

Около 1317 года Узбек  ласково принял Юрия в Орде и женил на своей сестре Кончаке. Возвращался Юрий уже великим князем с большим отрядом ордынцев, возглавляемых Кавгадыем. Михаил выступил навстречу им. Войска сблизились у Костромы. Михаил после долгих переговоров с Кавгадыем ушел в Тверь, уступил великое княжение Юрию, оставив за собою только удельную Тверь. Однако Юрий с Кавгадыем решили объединиться с новгородцами и наказать князя. Первыми выступили новгородцы, но,  получив отпор, запросили мира. Юрий с татарами пошли к Твери. Около 5 недель они стояли у Твери, а в это время другая часть их войска опустошила все тверское правобережье Волги. 22 декабря 1317 года Михаил вышел из Твери и разбил Юрия с Кавгадыем. В плену оказались брат Юрия и жена Юрия Кончака. Сам Юрий бежал в Новгород. На следующий день Михаил пригласил к себе Кавгадыя с остатками его рати, богато одарил и отпустил в Орду. После переговоров князья решили ехать к Узбеку для разрешения спора. И в это время в плену у Михаила умирает Кончаковна. Юрий со свитой из князей и бояр, собрав богатые подарки для вельмож Узбека, вместе с Кавгадыем едут в Орду. В августе 1318 года с подарками в Орду отправляется Михаил Тверской. В Орде Михаилу предъявили обвинения в утайке дани, разгроме татарского отряда, отравлении Кончаковны, сестры Узбека. Узбек постановил, что Михаил виноват и приговорил к смерти.

Тверская летопись о казни Михаила Ярославича Тверского  (канонизован в 1549 г.).

«На следующую неделю поставили его на суде связанным. И судивши его, так сказали царю: «Достоин Михаил смерти». На другое утро, в субботу, возложили соху из тяжелого дерева на шею святого Михаила. Когда пошел двадцать шестой день, как он был в такой неволе и безмерном мучении, за рекой Тереком, под великими горами Ясскими и Черкасскими, у города Тетякова, на реке Севенце, рано в среду встал блаженный Михаил и велел начать иерею заутреню и часы. Сам же прилежно слушал с плачем и горькими вздохами. И велел начать правило к святому причащению, и пел сам по книгам, с умилением молясь. И окончив, сел, и сказал сидевшим у него сыну его Константину и всем, кто обычно был с ним: «Дайте мне Псалтирь, тоскует душа моя». И открыв, нашел псалом: «Услышь, Боже, молитву мою»; и прочел до конца. В тот час приняли намерение убить его, и вот один из его слуг вбежал в вежу и сказал: «Господин, Кавгадый и Юрий идут из Орды прямо к твоей веже». Блаженный же сказал, зная, зачем идут: «На мое убиение», — и быстро отослал сына своего к царице. Кавгадый же и Юрий слезли с коней у торга, близ вежи.  Убийцы блаженного, как лютые звери и немилостивые кровопийцы, внезапно вбежали в вежу; он же стоял в недоумении.  И схватили его за соху, и ударили его сильно; и бросили на вежу, и проломилась стена вежи. Он же опять встал. Многие же, схватив, уронили его на землю, и били его ногами. И вот один из беззаконных, по имени Романец, извлек большой нож и ударил в сердце блаженного, в правую сторону, и, вращая ножом, поразил благородное сердце его». Т. е. Михаил Тверской был убит людьми Юрия Московского.

Яков, сын Ослябы – князь Александр Михайлович Тверской.

В 1324 году Дмитрий Михайлович, прозванный  Дмитрий Грозные очи, мстя за отца, убивает в Орде Юрия. Узбек казнит  Дмитрия. Казалось, ярлык должен был перейти Ивану, брату Юрия. Но хан передает ярлык  брату казненного им Дмитрия – Александру Михайловичу.

Почему князь Александр Михайлович получил имя Яков? За прототип взят мученик Иаков Персиянин (421), воин персидского царя, казненный царем за веру во Христа; мученику отсекли руки, ноги, а затем и голову. Существует вариант – Роман Осляба (в монашестве Родион).  Прототип Романа Ослябы  св. благоверный князь Роман Ольгович Рязанский,  ведущий свой род от младшего сына Святослава Ярославовича Ярослава, который на Любечском съезде получил вместе с братьями Давидом и Олегом Черниговские земли.  В 1270 году хан Менгу Темир вызвал его в Орду и поставил перед выбором или мученическая смерть или принять татарскую веру. За твердость в исповедании христианской веры его подвергли казни.

Въ лето 6778 (1274). Убиень бысть отъ поганыхъ Татаръ князь Рязанский Романъ Олговичь. Бысть сице убиение его: заткаша ему уста убрусомъ, начаша его резати розно, и яко розоимаша, остас(я) трупъ единъ, они же голову его одраша, на копие възотнуша. Се новый мученикъ бысть, подобся мученику Иакову Перскому. О возлюбленнии князи Рустии! Не прелщайтеся пустошию, славою света сего, еже хуждьше паучины и яко стень мимо идетъ; не принесосте бо (ни) что (же) на светъ сей, ни отнести что можете; не обидете меншихъ сихъ сродникъ своихъ, аггели бо ихъ видятъ лице Отца своего, иже есть на небесехъ; възлюбите чистоту, (да) радости святыхъ сподобитеся; яко сый блаженный Романъ купи си смертию своею небесное царство и венець приатъ отъ рукы Господня, (съ) сродникомъ своимъ Михаиломъ княземь».  Тверская летопись. ПСРЛ. Т.15.Стб. 403-404

Прим.  «Михаил князь» — Михаил Черниговский.
В 1327 году в Тверь приехал ханский посол Шевкал (Чолхан), двоюродный брат Узбека. Шевкал сильно притеснял тверичей, да еще и согнал Александра с его двора и сам стал жить в нем. Тверичи негодовали, но Александр просил их терпеть. Однако прорвалось. 15 августа татары стали отнимать кобылу у дьякона, который вел ее на водопой. Дьякон поднял крик, тверичи, прибежав на крик, напали на татар. Татары применили оружие, в ответ восстал весь город, татары были перебиты вместе с Шевкалом.

По одним летописным источникам Узбек, узнав о гибели Шевкала, вызвал Ивана Калиту,  по другим Иван Калита сам поехал в Орду немедленно после тверских событий. Вернулся он, ведя  50 000 татарское войско, присоединив суздальского князя. Калита по приказу Узбека вошел в Тверскую волость, пожег ее города, села, людей повели в плен. Александра с семьей,  бежавшего от татар, приютил Псков. Новгород, боясь татар, отказался принять князя. В 1328 году Иван Калита, Константин Михайлович, младший брат Александра Тверского, поехали в Орду. Узбек дал ярлык на великое княжение Ивану Калите и велел искать Александра. В Псков приехали послы от князей московского, тверского, суздальского, от новгородцев, уговаривать Александра, чтоб ехал к Узбеку. С. Соловьев в «Истории России с древнейших времен» по летописным источникам приводит диалог послов и князя: «Царь Узбек всем нам велел искать тебя и прислать к нему в Орду; ступай к нему, чтоб нам всем не пострадать от него из-за тебя одного; лучше тебе за всех пострадать, чем нам всем из-за тебя одного попустошить всю землю». Александр отвечал: «Точно, мне следует с терпением и любовью за всех страдать и не мстить за себя крамольникам; но и вам недурно было бы друг за друга и брат за брата стоять, а татарам не выдавать и всем вместе противиться им, защищать Русскую землю и православное (вероятно, в оригинале правоверное) христианство». Псковитяне не пустили князя в Орду: «Умрем с тобой». Идти на Псков князья не решились, боясь, что Псков призовет на помощь немцев. Князья (псковский летописец уверяет, что это была идея Калиты)  уговорили митрополита Феогноста проклясть и отлучить от церкви  Александра и весь Псков, если те не исполнят требование князей. Средство подействовало, псковитяне отпустили Александра в Литву. Через полтора года, когда гроза стихла, Александр вернулся в Псков. Псковитяне посадили его на княжение. Александр спокойно княжил в Пскове около 10 лет. Псковский стол не наследовался, Псков  сам приглашал князя. Думая о передаче стола в Твери детям, Александр послал  к Узбеку сына Федора узнать о возможности умилостивить хана. В 1337 году Федор сообщил о такой возможности, и Александр приехал в Орду, сказав хану: «Приму и жизнь и смерть». Хан простил князя и отдал ему тверской стол. Не успокоился Иван Калита. Так как мир между князьями не был заключен, то собиратель земли русской с двумя сыновьями в 1339  году бросился в Орду с клеветой на Александра. Затем последовал вызов в Орду Александру, вызов думой Калиты пишет летописец. Вперед себя Александр послал сына Федора, узнать обстоятельства, затем поехал сам. В Орде Александр, ожидая решения Узбека, прожил около месяца. Наконец ему сообщили, что хан приговорил его и сына Федора к смерти.

Тверская летопись об убийстве Александра Михайловича и его сына Федора.

«Князь же Александр, возведя очи свои, велел петь предсмертные молитвы. Когда же закончили петь, посмотрел и увидел черкеса, идущего прямо к его веже, и с ним татар, и выскочил против него. Они же, немилостивые, схватили его, уронили на землю и, сорвав с него одежду, поставили перед Товлубием нагого и связанного. Тот же, беззаконный, стоя верхом на коне в окружении множества татар, испустил, окаянный, крик: «Убейте!» Они же схватили князя Александра и сына его князя Федора, без милости изранили их и, повергнув на землю, отсекли головы им. И так скончались, приняв такую кончину за род христианский».

С. Соловьев в «Истории России с древнейших времен» напишет, опираясь на летописные источники: «Калита уехал из Орды  ранее казни Александра с великим пожалованием и с честью; сыновья вернулись в Москву после смерти Александра с великой радостью и веселием, по словам летописи». Тверской стол перешел брату Александра, Константину Михайловичу. Так как Александр не пользовался татарской помощью, не вступал в военный конфликт с Москвою, то автор Краткой редакции посчитал его достойным предшественником  героев, павших на Куликовом поле.

О периоде, начавшемся со времени  правления Ивана Калиты, практически с разгрома Твери, летописец сообщает:  «Перестали поганые воевать русскую землю, перестали убивать христиан; отдохнули и опочили христиане от великой истомы и многой тягости и от насилия татарского; и с этих  пор наступила тишина по всей земле».  Это сообщение совпадает с мнением автора «Задонщины», изложенным в обращении Дмитрия Ивановича к приехавшим князьям: «Тако рече князь великыи Дмитрие Иванович своей братии русскимь княземь: «Братьеца моя милая, русские князи, гнездо есмя были едино князя великаго Ивана Данильевичя. Досюды есмя были, брате, никуды не изобижены, ни соколу, ни ястребу, ни белу кречату, ни тому псу поганому Мамаю».  Начало времени, когда, по мнению автора «Задонщины», стали русские князья не обижены ни соколом, ни ястребом, ни белым кречетом, ни тем псом поганым Мамаем, это начало времени великого княжения Ивана Калиты.

Слова Пересвета, обращенные к Ослябе: «Лучше бы есмя сами на свои мечи наверглися, нежели нам от поганых положенным пасти». Как их объяснить применительно к  Михаилу Черниговскому и Михаилу Тверскому?  Предположительно, речь идет не о самоубийстве, а о признании ими правоты своих соперников в споре за великокняжеский стол (бог рассудил). Речь идет о сожалении, что не отказались от притязаний на великокняжеский стол, что не потерпели поражения ранее в усобице вплоть до гибели от мечей своих  соперников.

Следовательно, Михаил Тверской, основной соперник московских князей за великокняжеский стол, стол  в Новгороде, подвергший совместно с татарами разгрому Торжок, побеждавший  московских князей и татар на поле боя, автором Краткой редакции  рассматривается как источник бедствий для русской земли. Сложнее искать конкретную вину  Михаила Черниговского, потомка Ольговичей, соперников Мономаховичей по киевскому великокняжескому столу. Михаил Черниговский дважды занимал новгородский стол, на который претендовал Ярослав, брат Юрия. Был соперником Ярослава на киевский великокняжеский стол. А перед нападением татар на Киев занимал киевский великокняжеский стол, затем бежал перед осадой Киева в Венгрию. Итог политики Михаила Тверского и Михаила Черниговского в словах Ослябы: «Уже брате пастуси не кличють, ни трубы не трубят, только часто ворони грают, зогзицы кокуют, на трупы падаючи».

Необходимо учитывать, что Краткая редакция «Задонщины» создана до признания Макарьевскими соборами (1547, 1549 годы) Михаила Черниговского и Михаила Тверского общерусскими святыми.

ОБРАЗЫ ПЕРЕСВЕТА И ОСЛЯБЫ В ПРОСТРАННОЙ РЕДАКЦИИ «ЗАДОНЩИНЫ» И В СПИСКЕ УНДОЛЬСКОГО.

Отрывок из «Пространной редакции Задонщины».

«Пересвета чернеца бряньского боярина на суженое место привели. И рече Пересвет чернец великому князю Дмитрею Ивановичю: «Лутчи бы нам потятым быть, нежели полоненым быти от поганых татар!» Тако бо Пересвет поскакивает на своем борзом коне, а злаченым доспехом посвечивает. А иные лежат посечены у Дону великого на брезе. Лепо бо есть в то время и стару помолодитися, а молоду плечь своих попытать. И молвяше Ослябя чернец своему брату Пересвету старцу: «Брате Пересвете, вижу на теле твоем раны тяжкие, уже, брате, летете главе твоей на траву ковыль, а чаду моему Иякову лежати на зелене ковыле траве на поле Куликове на речьке Непрядве за веру крестьяньскую и за землю за Рускую и за обиду великого князя Дмитрея Ивановича».

И в то время по Резанской земле около Дону ни ратаи, ни пастухи в поле не кличют, но толко часто вороны грают, трупу ради человеческаго. Грозно бо бяше и жалостъно тогды слышати, занеже трава кровию пролита бысть, а древеса тугою к земли приклонишася».

Пересвет, чернец, старец, бывший брянский боярин, приведен на место, определенное ему в войске. Его обращение к князю – свидетельство того, что в отличие от Пересвета  «Краткой редакции», который ведет разговор только с Ослябой, он действующий участник битвы.  Скачет он в «злаченым  доспехе», не на «вещем сивце» как в «Краткой редакции», а на «борзом коне». В списке Ундольского — «добром коне»  В это время иные воины уже посечены, лежат на берегу Дона. В списке Ундольского – берегу Дуная. Чернец Осляба, участвующий в битве, видит на теле Пересвета  « раны тяжкие», предсказывает: «… летете главе твоей на траву ковыль, а чаду моему Якову лежати на зеленом ковыле…». В списке Ундольского Осляба видит на теле Пересвета «раны великие», а Якова называет сыном Пересвета — «чаду твоему Якову». Далее непосредственно после слов Ослябы в Пространной редакции описывается состояние Рязанской земли около Дона — ни рати, ни пастухов, вороны грают, рады трупам человеческим, трава кровью пролита.  Это не описание самой  битвы, а последствие прохода по  Рязанской земле войск Мамая, что ясно по отсутствию человеческих голосов и шума битвы, присутствию только непуганых ворон.

Вероятно, здесь отголосок событий, последовавших после 11 августа 1378 года, когда на реке Воже в пределах Рязанского княжества московско-рязанские войска нанесли татарам  сокрушительное поражение. Мстя за помощь Москве, хан Мамай, собрав новые силы, осенью 1378 года напал на рязанские земли. Олег Иванович оказался не готов к отпору и бежал за Оку. Татары захватили Переяславль-Рязанский, разграбили его и подожгли. Опустошив волости и села, захватив множество пленных, они отошли в свои пределы, отомстив  рязанцам за их помощь Москве во время битвы на Воже. Уже второй раз, ранее случай был в 1373 году, Олег Рязанский  не дождался существенной помощи из Москвы. Очевидно, именно поэтому в 1380 г. он согласился выплачивать дань Мамаю. Однако, желая избежать очередного разгрома своих земель, в то же время,  не оказав татарам никакой реальной военной помощи,  он предупредил  Москву о  приближении Мамая.

Идентичный текст в «Краткой редакции» является заключительной частью обращения Ослябы к Пересвету:  « Уже брате пастуси не кличють, ни трубы не трубят, только часто ворони грают, зогзицы кокуют, на трупы падаючи».  Принадлежность в «Краткой редакции»  этих слов Ослябе позволяет считать, что написанная жуткая картина относится к временам усобиц,  в которых участвовали Михаил Черниговский, Михаил Тверской.

Автор «Пространной редакции» решил  «обрубить концы», ведущие к усобицам времени Михаила Черниговского, Юрия с Ярославом, к усобицам Москвы и Твери, и последствиям усобиц. Однако он решил вдохнуть жизнь прошлого времени в своего Пересвета.

Пересвет, как старец, брянский боярин, –  напоминание о сыне Михаила Черниговского, о местно почитаемом святом  благоверном князе Романе Михайловиче Старом, основавшем в 1246 году Брянское княжество после разорения Чернигова, отличившимся  в борьбе с Литвой.  Первое известное столкновение   Брянского княжества с литовцами произошло в 1263 году, когда большое литовское войском вторглось во владения Романа. Нападение было неожиданным: в Брянске о нем узнали в разгар свадьбы княжеской дочери. Немедленно во главе дружины Роман выступил навстречу литовцам, «бился с ними и победил, а сам ранен был и немало показал мужество свое и приехал в Брянск с победой и честью великой». См. сообщение «Галицко – Волынской летописи» за 1264 год. Ему к лицу золоченые доспехи. По сообщению «Синодального родословца» Роман был убит в Орде по приказу хана Тохты. В 1356 году Брянское княжество было захвачено Ольгердом.

В последовавших за «Задонщиной» произведениях о Куликовской битве образы Пересвета и Ослябы подверглись дальнейшей обработке. При этом за основу были взяты образы Пересвета и Ослябы из Пространной редакции «Задонщины».

Отрывок из текста Никоновской летописи о Куликовской битве. О просьбе Дмитрия Ивановича у Сергия Радонежского: «И начя просити у него князь великий Пересвета и Ослебя, мужества их ради и полки умеюща рядити, глаголя сице: “Отче, даждь ми два воина от своего полку чернечьскаго, дву братов: Пересвета и Ослебя”. Сии бо суть ведоми всем ратници велиции и богатыри крепции и смыслени зело к воиньственному делу и наряду. Преподобный же Сергий повеле им скоро уготовитися на дело ратное; они же от всея душа послушание сотвориша к преподобному Сергию, никакоже отвръгошася повеления его. Он же даде им оружие в тленных место нетленное, крест Христов нашит на схимах, и сие повеле им вместо шоломов возлагати на главы своя и крепце поборати по Христе на враги Его» (Полное собрание русских летописей, т. XI, С.-Пб., 1897, с.53).

ВОЙНЫ С ЧЕРЕМИСАМИ В КРАТКОЙ РЕДАКЦИИ «ЗАДОНЩИНЫ».

Краткая редакция: «Тогда поля костьми насеяны, кровьми полиано. Воды возпиша, весть подаваша по рожнымь землямь, за Волгу, к Железнымь вратомь, к Риму, до черемисы, до чяхов, до ляхов, до Устюга… поганых татар за дышущеем моремь». Прим. Черемисы – древнерусское название народности мари.

Схожий по построению  текст имеется в Слове о гибели Русской земли: «Отсюда до венгров, и до поляков, и до чехов, от чехов до ятвягов, от ятвягов до литовцев и до немцев, от немцев до корелы, от корелы до Устюга, где живут тоймичи поганые, и за Дышащим морем, от моря до болгар, от болгар до буртасов, от буртасов до черемисов, от черемисов до мордвы — то все покорил Бог народу христианскому поганые страны: великому князю Всеволоду, отцу его Юрию, князю Киевскому, и деду его Владимиру Мономаху, которым половцы детей своих пугали в колыбели. А литва из болота на свет не показывалась. А венгры каменные города укрепляли железными воротами, чтобы на них великий Владимир не ходил войной».

Слово о гибели: «… до Устюга, где живут тоймичи поганые и за Дышащим морем». Тоймичи – финские народности, населявшие волость Тойма, расположенную севернее Устюга. Устюг, тоймичи, Дышащее море (Белое море, Северный Ледовитый океан). Четко указано северное направление.

Краткая редакция: «До Устюга (Уст-Юга) поганых татар, за Дышащем морем». Указано юго-восточное направление.  «Устюг поганых татар» это искаженное название местности Устюрт (Уст-Юрт), между Каспийским и Аральским морем.  К этой местности примыкал Хорезм. «Дышащее море» идентично песчаному морю из «Сказания об Индийском царстве»: « …есть у нас песчаное море, оно никогда не стоит на одном месте…».  Можно предположить, что в «Задонщине» название  моря (пустыни) «Дышащее»  обязано частично созвучию с названием местности, где обитали кипчаки, «Дешт и Кипчак», переводимому как степь кипчаков. Кипчаки, занявшие в 11 веке территории современного Казахстана, стали северными соседями Хорезма со столицей Ургенч, известной в русских летописях под названием Орнач. Впоследствии часть Хорезма вошла в состав Золотой Орды. Ургенч можно считать крайней точкой владений Золотой Орды. Ко времени Куликовской битвы далее Ургенча шли земли, уже принадлежавшие Тимуру. Около 1388 года Тимур изгнал Золотую орду из Хорезма.

Обратимся к летописным источникам о походах в земли черемисов, проживавших по обоим берегам Волги, на Ветлуге, в Вятке. Черемисы активно сопротивлялись продвижению русских на их земли.  Поэтому они часто были союзниками татар, ходили в составе казанского войска в набегах на русские земли.

Устюжская летопись под 1462 (6970) годом после рассказа о кончине и погребении великого князя Василия Васильевича сообщает о походах на Черемису и Пермь: «Того же лета посылал князь великий Иван Васильевич рать на Черемису: воевод своих Бориса Кожанова да Бориса Слепаго. А с ними устюжане, да вологжане, да галичане. А шли воеводы мимо Устюга к Вятке, по Вятке вниз, а по Каме вверх в Великую Пермь. Того же лета рать черемисская с татары казаньскими приходили на Устюжъский уезд, на верх Югу реки, на волость на Лоху, повонвали, в полон повели много руских голов. А устюжане ходили за ними в погоню; сугнав их, побили всех, а полон назад отсолонили весь».

 

 

Московский летописный свод конца XV века сообщает, что в 1462 году Великий князь Иван III  «послал на черемису князя Семена Романовича, а с ним многих детей боярских двора своего; и совокуившеся, вси пойдоша из Галича на Николин день, декабря 6, и пойдоша лесы без пути, а зима была велми студена. Тоя же зимы генваря 9, на Крещение Господне, рать великого князя прииде в землю черемисскую, и много зла учиниша земле той; людей изсекоша, а иных в плен поведоша, а иных изожгоша; а кони их и всякую животину, чего нельзя с собою имати, то все изсекоша; а что было живота их, то все взяша, и повоеваша всю землю ту, а досталь пожгоша, а до Казани за един день не доходили и, возвратившеся, приидоша к великому князю вси поздорову». «И была убиения человеческая велика, и кровьми полияся варварская земля; блата и дебри, и озера и реки намостишаяся черемисскими костьми». (ПСРЛ, т.25, стр. 279)

Московский летописный свод конца XV века известен в литературе под названием Московского свода 1479 или 1480 г. Этот летописный свод начинается Повестью временных лет и обрывается на известиях 1492 года. Предполагается, что летописный текст продолжался несколько далее, так как в единственном списке XVI века последние листы утеряны. По своему происхождению летописный свод считается московским. В летописных известиях второй половины XV в. особенное внимание обращено на историю отношений между Москвой и Новгородом.

«И была убиения человеческая велика, и кровьми полияся варварская земля; блата и дебри, и озера и реки намостишаяся черемисскими костьми». Краткая редакция «Задонщины»: «Тогда поля костьми насеяны, кровьми полиано».  Велика вероятность, что на создание  цитируемого отрывка из Краткой редакции оказали влияние сведения, тождественные сообщениям  Устюжской летописи и непосредственно Московского летописного свода о войнах с черемисами 1462 года.

ТЕКСТ КРАТКОЙ РЕДАКЦИИ «ЗАДОНЩИНЫ» В СОПРОВОЖДЕНИИ ПСАЛМА 88.

«Се бо князь великыи Дмитрии Иванович и брат его князь Володимер Ондреевич, поостриша сердца свои мужеству, ставше своею крепостью, помянувше прадеда, князя Володимера Киевьскаго, царя Русскаго».

Пс. 88, 19 От Господа щит наш, и от Святаго Израилева царь наш.

« Кони ржуть на Москве, бубны бьють на Коломне, трубы трубят в Серпухове, звенить слава по всей земли Руссьскои, чюдно стязи стоять у Дону великого, пашутся хоригови берчати, светяться калантыри злачены». Прим. Хоругвь – религиозное знамя с изображением Иисуса Христа, Богородицы или святых. Калантырь – панцирь, доспехи из крупных металлических частей или кожаных ремней.

Пс. 88, 16,17, 18 Блажен народ, знающий трубный зов! Они ходят во свете лица Твоего, Господи (хоругви с изображением Иисуса Христа), о имени Твоем радуются весь день и правдою Твоею возносятся, ибо Ты украшение силы их, и благоволением Твоим возвышается рог наш.

«Тогда же князь великыи Дмитреи Иванович ступи во свое златое стремя, всед на свои борзый конь, приимая копие в правую руку. Солнце ему на встоце семтября 8 в среду на Рожество пресвятыя Богородица ясно светить, путь ему поведаеть. Борис, Глеб молитву творять за сродники свои».

Выделим из текста следующие выражения. «Приимая копье в правую руку». «Солнце ему ясно светит». «Борис и Глеб молитву творят». Им соответствуют следующие строки.  14 Крепка мышца твоя, сильна рука Твоя, высока десница Твоя.  Десница (старослав.) – правая рука.  37 Семя его прибудет вечно, и престол его, как солнце предо мною. 6,7 И небеса прославят чудные дела твои, Господи, и истину Твою в собрании святых. Страшен Бог в великом сонме святых.

« Тогда соколи и кречати, белозерскыя ястреби борзо за Дон перелетеша, ударишася на гуси и на лебеди. Грянуша копия харалужныя, мечи булатиыя, топори легкие, щиты московьскыя, шеломы немецкие, боданы бесерменьскыя».  Прим. Боданы – кольчуги.

Пс. 88, 19 От Господа – щит наш («щиты московские»). 20 Некогда говорил Ты в видении святому своему и сказал: «Я оказал помощь («копия харалужныя…шеломы немецкие, боданы бесерменьскыя») мужественному, вознес избранного из народа»…

«Того даже было лепо стару помолодитися. Хоробрый Пересвет доскакивает на своем вещем сивце, свистом поля перегороди, а ркучи таково слово: «Лучше бы есмя сами на свои мечи наверглися, нежели нам от поганых положенным пасти». И рече Ослябя брату своему Пересвету: «Уже, брате, вижю раны на сердци твоем тяжки.  Уже главе твоей пасти на сырую землю, на белую ковылу — моему чаду Иакову. Уже брате пастуси не кличють, ни трубы не трубят, только часто ворони грают, зогзицы кокуют, на трупы падаючи».

Пс. 88, 39-46, (обращение к Богу) синодальный перевод: «Но ныне Ты отринул и презрел, прогневался на помазанника Твоего, пренебрег завет с рабом Твоим, поверг на землю венец его, разрушил все ограды его, превратил в развалины крепости его. Расхищают его все, проходящие путем: он сделался посмешищем у соседей своих. Ты возвысил десницу противников его, обрадовал всех врагов его. Ты обратил назад острие меча его, и не укрепил его на брани; отнял у него блеск, и престол его поверг на землю; сократил дни юности его и покрыл его стыдом».

Пс. 88 : «Поверг на землю венец его».  «Задонщина» краткая редакция:  «Уже главе твоей пасти на сырую землю.

Пс. 88: «Ты обратил назад острие меча его». «Задонщина, краткая редакция: «Сами на мечи свои наверглись».

Пс.88: «Престол его поверг на землю; сократил дни юности его».  «Задонщина», краткая редакция: «На белую ковылу — моему чаду Иакову». Юности – чаду.

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.