Саша Тэмлейн. Случай в сокровищнице (рассказ)

Зайдя в комнату, Юлька закрепила факел на одной из бронзовых подставок. Алое пламя трепетало, тянулось к ней огненно-золотыми языками: лёгкий сквозняк тянул из  двери. Сокровищница была довольно большой. Сундуки стояли в ряд, на стенках было развешано усыпанное алмазами оружие и ритуальные доспехи. Стояли статуи, отлитые из бронзы и украшенные драгоценными камнями. На полу поблёскивали крохотные лужицы золотых и серебряных монет, высыпавшиеся из треснувших сундуков. И всё это переливалось и мерцало. Юля сглотнула. Столько ей, конечно, вовек не унести. Нужно найти что-нибудь наиболее ценное. Вот это удача!

Пробраться в покои Проклятого было ужасно сложно. В них пребывали существа, далеко выходящие за пределы обычного понимания. А уж сокровищница охранялась самыми настоящими тварями из Преисподней.

Пламя факела трепетало, драгоценные камни таинственно поблёскивали, словно подмигивали ей. Она завороженно прошлась мимо рядов сундуков… Огромный алмаз скатился с подставки и ткнулся ей прямо в ноги, снопом сияющего огня. Загипнотизированная его блеском, она наклонилась поднять его. Коротенькая туника приподнялась, обнажая её хорошенькие бёдра.

— Надо же, какая очаровательная грабительница у нас сегодня, — донёсся от двери холодный и звучный, словно металлический голос. Отражённый от стен, он прозвучал, словно удар бронзового гонга.

Сердце у Юли подпрыгнуло.

Хлюпнув носом, она поднялась. Сердце замерло в груди. Она всё-таки попалась… Губы мгновенно пересохли. Что ждёт её? Четвертование, колесование, дыба? Или её просто милосердно вздёрнут в назидание? Пальцы стали мягкими, непослушными. Она обернулась. Губы дрожали.

У входа, рядом с пламенем багряного факела, стоял демон.

Самый настоящий демон – его тело было чернее пустынной ночи, а глаза – алыми, словно сгусток огня. Сиянием они могли поспорить с гранатами. Он стоял неподвижно, бесстрастно сложив руки на груди. По его нечеловечески прекрасному лику скользнула сардоническая усмешка.

— И что такая хорошенькая девушка делает в сокровищнице Алого мага? — саркастически вопросил он, и голос его был подобен звону колоколов.

Тонкие губы приоткрылись, и он рассмеялся.

Ядовитый серебряный смех задрожал в воздухе помещения, сотнями издевательских молоточков застучал в уши. Воровка всхлипнула. Громадные кожистые крылья демона развернулись и сложились за спиной.

— Быть может, ты всё-таки положишь алмаз?

Юля глазами, полными слёз, посмотрела на вспышку света в руке – она совсем забыла про него. Она послушно присела на корточки, пытаясь сообразить, откуда он выкатился. Кажется, с какой-то небольшой подставки…

— Э-э, нет, не так, — голос демона стал вкрадчивым и бархатным. — Так же, как и подняла. Поднимись и наклонись, не сгибая ножек.

Юля послушно выпрямилась. Какая разница…

Наклонилась и стала искать, откуда выкатилась драгоценность. Её коротенькая туника приподнялась, попка обнажилась. Наконец Юля нашла небольшую овальную подставку из красного дерева; бережно поставила на него пышущую белым пламенем вещицу. Кажется, это её последняя в жизни добыча… Крупные слёзы покатились по её юному лицу. Наверно, она замерла в очень пикантной позе по отношению к демону, но она даже не задумывалась об этом. Какая разница…

— Какая отличная попка, — прозвенел сзади опасно мягкий голос стража. — Прилавки Зелёного Рынка пустуют, а тут такая крошка. И кто бы мог подумать – в сокровищнице!

Юля больше не могла сдерживаться.

Слёзы сами хлынули из глаз. На Зелёной улице находился рабский рынок, где продавали девушек для самых изощрённых и извращённых утех высшей знати. При продаже девушке ставилось особое магическое клеймо, обмануть которое было практически невозможно. Это была дорога в один конец… До конца жизни вылизывать сапоги какого-нибудь высокородного ублюдка…

Слёзы текли и текли, и капали на кристалл.

Горячая рука демона неожиданно легла на её попку. Погладила её.

— Какие бёдра! — восхитился демон. — Потянут на тысячу серебряных келатов!

Юля заревела в голос, размазывая слёзы по лицу. Вторая рука демона легла ей на спину, не позволяя разогнуться. У неё по тайникам суммы были упрятаны намного больше. Да она бы сама себя купила, если бы смогла! С другим стражником, быть может, стоило бы попробовать договориться, но это же демон…

Рука твари пощупала её упругие мячики под туникой.

— И тут тоже неплохо, — одобрил он. — Я даже знаю торговца, который не откажется купить такую крошку.

Юля сглотнула слёзы. Они были горькие.

А может быть, демон всё-таки не устоит перед её чарами? Вон ведь… щупает… чего-то. Да и вообще, он довольно симпатичный, человекоподобный. Только крылья… ну так что ж, крылья? Разве что на спину его положить не удастся… Лицо демона и вовсе было очень красивым, словно изваянным из камня. Чёрного агата. Черты лица были идеальными, аристократически правильными. Демон наконец рывком поставил её на ноги. Ощупал, как кусок свинины на базаре. Попку, животик, грудь. Кажется, остался доволен нащупанным. Она покачнулась и словно бы невзначай упала на него, прижимаясь к его горячей чёрной груди.

— А что, если вы таки не будете меня сдавать? — пролепетала она. — Вы такой могучий, умный, сильный… такая бестолковая воровка, как я, никогда не смогла бы вас обворовать…

Она заглянула в его рубиновые глаза своими полными слёз аквамаринами. Ей даже не пришлось притворяться. Ножки подкосились, и чтобы не сползти на пол, ей пришлось обнять его руками.

И плотно-плотно прижаться.

— Эй, ты чего творишь-то? — на этот раз голос у демона оказался неожиданно хриплым.

— Ноги не держат, — честно призналась она.

Демон подхватил её под попку.

— Слабое какое-то ворьё нынче пошло-то, — проворчал он. — Вот, помню, четыреста пятьдесят семь лет тому назад…

Девушка потёрлась носом о его грудь.

— Не отдавайте меня на рынок, дяденька! — жалобно попросила она. — Клянусь, я сделаю для вас что угодно. Ну, что угодно!

— Что угодно? — задумался демон. — Ну что же, есть у меня одна фантазия…

 

***

 

Звёзды светились ярко и спустились низко, как любопытные зеваки – дабы полюбоваться на парочку, почти не видимую в слабом лунном свете. Она зависла на одном из шпилей громадного дворцового комплекса. Поначалу звёзды подумали, что это каменные статуи-горгульи, потому что у одной из этих фигур были крылья, но чуть позже убедились, что они разговаривали.

— Ну что, какой твой ход? — задумчиво осведомился демон.

— Ну… — панически выдохнула его визави. — Е4?

Она в ужасе оглянулась на воздушную пропасть всего в шаге внизу: там алыми цветами горели огни стражников, обходящих улицы с ночным дозором.

— А нам обязательно играть на крыше?! — взмолилась она.

Демон зевнул.

— Но здесь же так свежо и ничего не отвлекает, — притворно удивился он.

Он облизнул языком великолепной формы клыки.

— Или тебе что-то смущает?

Девушка, как заворожённая, уставилась на его голливудскую улыбку.

— Нет, что ты. Ты ходи, ходи. Такая увлекательная партия!

 

***

 

— Погоди.

Демон протянул Юле что-то тёмное.

— Что это? — вопросительно посмотрела она.

С пресветлого лика луны сползло облачко, и дар вспыхнул сотней ярких лучей в белом свете.

— Алмаз?!

Демон пожал плечами.

— У Хозяина их сотни, пропажу одного он даже не заметит. Если Я ему не скажу.

— Ну ладно… спасибо…

Юля смущённо одёрнула юбочку. Потом поколебалась и, привстав на цыпочки, чмокнула демона в щёку.

— Спасибо.

Демон улыбнулся, расправил огромные чёрные крылья и исчез в ночи. Взметнулся ветер, растрепав волосы Юли и приподняв подол её юбочки.

Демон вернулся в башню.

Его крылья съёжились, лицо стало куда более румяным. На теле появилась одежда. Он молча проследовал в кабинет Алого Мага и вольготно расселся в кресле, закинув ноги на стол. Такая хорошенькая невинная девочка. Зря он её, пожалуй, так напугал. Но иногда так хочется повеселиться…

Даже Алому Магу, держащему в руках половину Хаарессы.

 

А девушка тем временем обхватила шпиль руками и ногами, как самого страстного возлюбленного.

Ночь была индигово-синей, густо-лиловой.

Стена дома и минареты будто тонули в ней. Крупные звёзды трепещущими мотыльками усеяли небо. Звёзды светили так ярко, что походили на большие светляки. Они мигали и помаргивали, будто ветер, несущийся над пустыней, заставлял трепетать их небесные огоньки. Древние башни Джайюна призрачной тенью возносилась над песком. Далеко на востоке появилась рубиновая нить рассвета; небо было слегка зеленоватым. Солнце, пылая кровавым глазом, поднималось из джунглей, чтобы раскрасить их в багряные цвета. Оно словно взяло древние горы Райджуна в малиновую огранку. На север, юг и восток же простирались лишь пески. Древняя, безжизненная пустыня Оойла. Ветер лениво переносил тончайшую пыль, кропотливо сдувал песчинки с барханов.

Девушка застонала:

— Пейзажи тут, конечно, офигенные, и алмаз согревает сердце, но как, чёрт меня побери, отсюда спуститься?!!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.