Даша Николаенко. Кэвин и Кэйт (сборник миниатюр)

Кэвин и Кэйт

Даша Николаенко 7

Белое перо упало на чашу весов, и жизнь изменилась. Красивое и такое правильное оно навсегда изменило историю нескольких неважных людей. Вот только знали ли они. Вот только имели ли представление о тайнах мирозданья или хотя бы о тайнах друг друга.Заброшенный дом, стоявший на отшибе, казался таким же мертвым и бездушным, как и все здесь. Не было жизни ни в реках, ни в деревьях, ни в людях.

Медленно передвигаясь из пункта А в пункт Б, такие ненужные и безразличные они проживали день за днем. И так месяц за месяцем, год за годом.

Когда я поселился в этот заброшенный дом, я думал лишь о красоте этих мест, о тишине. Тишине. За многие годы жизни в мегаполисе я мечтал лишь о ней и все бы отдал за нее. Я хотел жить в одиночестве, и поэтому купил этот дом. Но через несколько недель я понял, что не один.

Однажды вечером я прогуливался по саду около дома. Слушал шелест листвы – песню уходящего лета. Я шел медленно, ни о чем не думая. Вдруг я услышал чьи-то шаги позади. Мне все равно, кто это был, я шел и ни о чем не думал. Шаги приближались, становились смелее. Мне все равно. Что-то коснулось моей ноги. Я не смог сделать шаг и потому обернулся.

За моей спиной стояла девочка лет восьми. Она держала меня за задний карман брюк. Она вцепилась в него мертвой хваткой и , казалось, уже ни за что не отпустит. Я улыбнулся. Не обладая приятной внешностью, я понимал, что пугаю ее. Я улыбнулся.

-как зовут тебя? – лишь успел спросить я , как что-то холодное коснулось моей руки.

Передо мной стоял мальчик лет восьми. Он держался за рукав моего пиджака и смотрел на меня большими карими глазами. Я улыбнулся.

-сколько же вас в этом саду? – лишь успел спросить я, когда мальчик и девочка взялись за руки и заплакали.

Все было решено. Все было решено за меня этими маленькими рыжими созданиями. И я не сопротивлялся.

Мы вернулись домой, за всю дорогу не сказав ни слова. Дети держались за руки и не отпускали моего кармана и рукава.

-наверное, вы проголодались? – поинтересовался я, но ответа не последовало. Они лишь переглянулись на секунду и смешно причмокнули.

-да , думаю, вы голодны. Сейчас я придумаю что-нибудь на ужин. А вы пока поиграйте в гостиной.

Я попытался разжать руку девочки и освободить свой карман. Не вышло. Карман остался в ее руке, впрочем, как и кусок моего рукава остался в кулачке мальчика. С тех пор я не ношу брюк с карманами и отказался от пиджаков.

Я отвел их наверх и принялся за ужин. Они сидели тихо, словно мыши. Мне показалось это странным для детей их возраста. Да, с ними определенно было что-то не так.

К моему удивлению, когда я зашел в комнату, чтобы позвать детей к столу, они сидели так, как я их оставил, держась за руки. Казалось, что они и не шелохнулись с того момента, казалось, что и не вздохнули. Я попытался спустить их в столовую, но все мои попытки были тщетны. Они сидели, сидели, и смотрели друг на друга, словно боялись навсегда потеряться из виду. Мне пришлось принести все наверх. Но и тогда они не притронулись к пище. Еще долгие часы я пытался хоть что-то узнать. Как их зовут, откуда они пришли, где их родители. Безрезультатно. И я сдался.

Постелив постель и оставив ужин на столе, я собирался уходить. Я уже открывал дверь, когда услышал тоненький писк. Обернувшись, я увидел сидевших на одной кровати детей, державшихся за руки. Тишина. Я снова попытался уйти, но услышал уже чуть похожий на шепот голос.

-оставит? –спрашивал один.

-оставит. – тихо отвечал другой.

-оставлю!- повернувшись, подтвердил я.

С тех пор мы жили втроем. Многих трудов стоило мне разговорить детей. Я узнал, что зовут их Кэвин и Кэйт, что им по восемь лет, что они брат и сестра. У них были рыжие прямые волосы и карие глаза. Их взгляд завораживал. Казалось, будто они что-то знают, что-то такое знают, что-то сильное знают. Я не пытался спрашивать. Я лишь любил их, а они полюбили меня.

Мы жили в заброшенном доме, стоявшем на отшибе. Снаружи он казался таким же мертвым и бездушным, как и все здесь. Но внутри была настоящая, бьющая через край, жизнь. Звонкий смех, топот маленьких ножек, слезы неудач и крики побед. Было все… до одного дня.

В тот день я, как и всегда, стоял на кухне и пытался приготовить что-нибудь съедобное. Дети сидели наверху. В дверь постучали. Это была пара странных безликих людей. У них были прямые рыжие волосы и пустые карие глаза. Я сразу все понял. Не желая разрушать свой мир… наш мир, я вывел их из дома на террасу. Разговор шел тяжело. Я врал, я так безудержно врал, что крупные капли пота выступили на лбу.

В это время Кэвин и Кэйт были наверху. Обычно такие тихие они решили поиграть. Они взяли подушки и стали резвиться на кровати. Забава, детская безобидная забава.

Казалось, все уже кончено. Я убедил рыжих людей своей ложью. Казалось, все обошлось. Но белое перо вылетело из окна и медленно опустилось прямо на нос рыжего мужчины. Он снял его и посмотрел наверх. Все было кончено…

Белое перо упало на чашу весов, и жизнь изменилась. Красивое и такое правильное оно навсегда изменило историю нескольких неважных людей, несчастных детей, прекрасных детей, моих детей…

Феникс

Тьма окутала мир. Люди забыли тепло солнечных лучей. Забыли свет небесной звезды. Забыли запах свежего хлеба. Но в душе еще тлела надежда на светлое будущее, на скорый конец мрака и начало новой эры! Эры света и магии.

Лишь феникс напоминал о том, что было. О самом невероятном счастье и славе магии. Когда все забыли, он появился вновь, чтобы поднять людей на восстание! Поднять их противостоять тьме, защитить своих близких и этот мир, в котором они когда-то так хорошо и мирно жили.

Звон колокола здесь давно не приносит радости от вечерних молитв. Он провозглашает начало часа мрака и ужаса. Звон колокола стал черной меткой, которую получали жители средиземья каждый вечер. Как только солнце заходило за горизонт, на земле воцарялся страх.

Час мрака. Час безысходности. Каждого, кто оказывался вне убежища в этот час, настигала ужасная кара. Каждого без исключения поглощала тьма. Она являлась в обличии тумана, густого зеленого дыма, затхлого спертого воздуха. Никто не возвращался, никого не находили. Они исчезали бесследно, без криков и стонов, без вздохов и шепота. Растворялись в тумане.

Феникс… Одна надежда, которая заставляла каждое утро биться сердца, делать новый вздох и продолжать жить народ средиземья. Феникс — лучик света в царстве тьмы, и эта повесть о нем.

 

Земля содрогнулась три раза. Пламя охватило лес «Розмори». Померк дневной свет. В мир вошел новый его обитатель – Феникс.

В три года он превращал лед в пламя. В семь метал огненные шары. В шестнадцать овладел магией воздуха. В двадцать пять ему не было равных.

В мире, где позабыли про магию и волшебство, вновь появилась надежда…

Феникс жил и сражался 99 лет. Девяносто девять лет он не знал покоя. Он залечивал раны и бился с туманом. В 99 лет он умер от старости. Туман же остался.

Так и до сих пор люди живут в вечном страхе. Они боятся того, что скрывается чуть далее их носа. Они бояться видеть и быть увиденными. Лишь немногие, кто вышел из своего убежища в час тьмы, познали настоящий мир. Мир без границ и страха. Прекрасный солнечный мир с радужными мечтами и возможностями.

Но стоит все же помнить о Фениксе. У него была цель, к которой он шел 99 лет. Он был погребен, и могила его всегда в цветах. Туман не смеет коснуться их лепестков. Даже он помнит и скорбит.

Феникс сражался и умер за вас. А вы остались за замком, за страхом и ужасом из-за всего лишь тумана. Так воспользуйтесь же возможностью выйти на свет или умрите во мраке.

Месть

Один случайный выстрел. Одна маленькая неточность. Убила. Забыла. Простила.

Один случайный выстрел. Одна маленькая неточность. Осталась. Продалась. Сломалась.

Один случайный выстрел. Сколько горя, сколько слез. Как быстро можно стать несчастным. Как быстро. Один миг, одно мгновение, одна маленькая неточность. И нет. И прах. И воспоминания.

Как быстро можно стать несчастным. Лишь несколько шагов и все кончено. И с ней. И в ней. И навсегда. Но разве это вернет то чувство? Ту радость? То счастье? Нет. Никогда.

Сколько вреда. Сколько беды. Сколько мук и страданий. А что все это . Все это:

Один случайный выстрел. Одна маленькая неточность. Убила. Забыла. Не простила. Никогда не простила. Запомнила и умерла от памяти. Умерла от воспоминаний. Вот и не одно горе. Вот и много смертей. А что все это. Все это:

Один случайный выстрел. Одна маленькая неточность…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.