Александр Хакимов. Зоя и Александр (статья)

Несколько месяцев назад в теленовостях промелькнуло сообщение: православная община Германии канонизировала (то есть причислила к лику святых) некоего Александра Шморелля. Признаюсь, я впервые слышал об этом человеке, но это ровным счетом ничего не значит – мало ли о ком я не слышал в своей жизни, невозможно ведь знать всех. Оказалось, что Александр Шморелль – весьма достойный человек, из обрусевших немцев, был гражданином СССР, но перед самой Великой Отечественной войной перебрался на постоянное жительство в Германию. Там довольно быстро влился в ряды антифашистов и принимал активное участие в работе подполья. Был, как водится, выдан каким-то иудой, схвачен гестаповцами и после пыток обезглавлен в тюрьме… Еще один пламенный антифашист, достойный всякого уважения и почитания. Склоняю голову перед памятью борца с гитлеризмом! Но меня царапнул по краешку сознания один факт, о котором настойчиво, несколько раз повторил телеведущий: Шморелль был убежденным антикоммунистом, и из Советского Союза уехал, оказывается, потому, что не мог вынести сталинской тирании…

И вот тут во мне проснулись «злобные псы воспоминаний». В памяти всплыли обстоятельства, связанные со страшной смертью Зои Космодемьянской – юной комсомолки, схваченной и зверски замученной фашистами зимой 1941 года под Москвой. А «злобные псы» активизировались оттого, что с некоторых пор вокруг ее имени начались всякие спекуляции и инсинуации, чего я потерпеть решительно не могу…  Впрочем, все по порядку.

Зоя не была военнослужащим регулярной армии, она была партизанкой (что, впрочем, не меняло сути: гитлеровцы и с пленными солдатами и офицерами Красной Армии обращались столь же бесчеловечно, как и с партизанами). В лютые холода она занималась тем, что на языке специалистов называется «диверсией», а точнее – поджигала деревянные строения, в которых разместились фашистские солдаты и офицеры. Иными словами, лишала врага жилья, складов, и так далее. Прием, частенько применяемый на всех войнах (в 1812-ом, помнится, подпалили аж Москву, чтобы досадить Наполеону Бонапарту). Но в одном из таких рейдов Зоя Космодемьянская была схвачена бдительными немецкими часовыми, и ей пришлось пройти все круги ада, прежде чем к ней пришла смерть-избавительница.

Я по натуре человек мягкосердечный, и не люблю живописать те штуки, которые одни люди (если их можно так назвать) способны вытворять с другими людьми. Жестокость гитлеровцев общеизвестна. Поэтому, не живописуя и не смакуя, просто уточню – фактов ради: девушку много раз гоняли по снегу босиком, в сильный мороз, в одной ночной рубашке; ее избивали стальными прутьями и резиновыми шлангами; ей жгли лицо огнем открытой керосиновой лампы; ей отрезали грудь… Не хочется живописать подробностей. Вы и сами легко можете представить, на что способна компания сытых и озлобленных немецких самцов, заполучивших в свои лапы беззащитную комсомолку. То ли ее мучили просто так, от злобы, то ли выпытывали местоположение партизанского отряда, а она отказывалась говорить, — но, в конце концов, немцам все эти забавы надоели, и они казнили Зою прилюдно, согнав на деревенскую площадь всех жителей. Зою повесили. Перед казнью она держалась мужественно, насколько это было возможно в ее положении, из последних сил крикнула собравшимся на площади, чтобы люди не падали духом, что Советская Армия все равно победит фашистов, и что за ее смерть отомстят… Затем из-под ног у нее выбили скамейку, и несчастная девушка избавилась, наконец, от мучений. От мучений, но не от издевательств: труп комсомолки провисел еще более месяца (фашисты запретили его снимать), и отступающие через деревню немецкие солдаты считали своим долгом выместить свою злобу на мертвой уже Зое…

Несколькими месяцами позднее о подвиге Зои Космодемьянской узнали все. О ней вышла статья в газете, проиллюстрированная жуткой фотографией: окоченевший женский труп со свернутой шеей и отрезанной грудью. Сталин, ненавидимый и порицаемый сейчас многими, отреагировал вполне адекватно: он приказал солдат и офицеров 355-го пехотного полка вермахта (в который входили мучители и палачи Зои) в плен не брать. И наши их в плен не брали, а мочили прямо на месте, и попробуйте кто-нибудь сказать, что это антигуманно или несправедливо!..

Строго говоря, Зоя была далеко не единственной советской девушкой, принявшей мученическую смерть от фашистов. Сколько их было в ту войну, таких несчастных девушек, девочек, женщин… Просто случай с Зоей Космодемьянской стал широко известен и сделался  хрестоматийным.

Я воспитывался в духе уважительного отношения к героям Великой Отечественной войны, и я уважал их искренне, не ради проформы. Я отлично осознавал, какой это был подвиг – подвергнуться вероломному нападению, вначале отступать аж до самой Волги и до самой Москвы, а потом гнать врага до самого его логова и там окончательно прихлопнуть – эта задача для истинных богатырей и настоящих патриотов! В числе тех, кто беспощадно сражался с невероятно жестоким противником, были и совсем молодые люди, и даже дети. И я привык чтить их память. В том числе и память Зои Космодемьянской. Эта память всегда была (да и сейчас остается)  для меня священной.

Но потом началась перестройка и, извините за выражение, гласность. Одной из составных частей гласности стало систематическое и массированное опоганивание и очернение Великой Отечественной войны, а также многих ее героев. Как выяснилось, мы воевали не с теми, не так и не за то. И вообще, как выяснилось, воевали совсем не мы. Для столь масштабной дезориентации советского (тогда еще) народа были привлечены многочисленные специалисты. Засучив рукава, они принялись перелопачивать образы и поступки многих героев Великой Отечественной войны – тех, которых мы с младенчества привыкли считать именно героями в самом прямом, чистом смысле этого слова. Не обошел этот поток мерзкой мути и Зою. Вначале в «Аргументах и Фактах» появилась осторожненькая, подленькая статейка о том, что Зоя Космодемьянская была шизофреничкой и до войны лечилась, а после чекисты якобы ликвидировали ее медицинскую карточку, чтобы не позорить героиню… Правда, эта информация не подтвердилась. Зато на каком-то из российских телеканалов вышел документальный фильм, из которого я узнал для себя много нового. Оказывается, Зою хотели растерзать свои же, русские, за то, что она поджигала дома и хозяйственные строения, и немцы просто-таки отбили партизанку от разъяренных крестьян (спасли, чтобы потом замучить…). Короче говоря, Зоя была выставлена в таком свете, в каком сейчас не выставляют даже маньяков, алкашей и проституток — стесняются. Но квинтэсссенцией фильма стал его финал. Знаете, я привык с искренним уважением относиться к священнослужителям всех конфессий. В том числе я уважительно отношусь к православным священникам, среди них есть немало достойных людей. Но этого попа, которого показали по телевизору, я иначе, как «черт долгогривый», назвать не могу. Такой нестарый еще, сытый и очень упертый поп. В финале фильма к нему обратились с просьбой о канонизации Зои Космодемьянской. Поп ответил категорическим отказом, ссылаясь на то, что Зоя была-де комсомолкой и, следовательно, безбожницей. Тот факт, что Зоя была-таки в детстве крещена, не возымел на попа никакого действия. И тот факт, что фамилия Зои составлена из имен двух святых, Козьмы и Демьяна (весьма символично, между прочим!) поп также оставил без внимания. В конце концов он, чтобы отвязаться от назойливых просителей, быстренько прочитал какую-то заупокойную молитву по рабе божьей Зое, небрежно перекрестился, как от мухи отмахнулся, и ушел. И все. Вот так вот. Юная девушка, добровольно пошедшая на войну с фашистскими захватчиками и преданная ими мученической смерти, недостойна, видите ли, быть святой! И этот факт выглядит особенно возмутительным на фоне возни с канонизацией царской семьи, расстрелянной большевиками. Вот эта канонизация прошла, что называется, без сучка и задоринки. Но лично я усматриваю в этом большую дозу лицемерия, а также политической конъюнктуры.

Мне бесконечно жаль царевича Алексея и его сестер, Ольгу, Татьяну, Марию и Анастасию, расстрелянных в подвале Ипатьевского дома. Дети, ангелочки… По моему глубокому убеждению, дети никогда не должны расплачиваться за грехи взрослых. Хотя, справедливости ради, должен отметить, что это далеко не единственные в истории августейшие дети, которых предали казни… Но от этого никому не легче. Их все равно жаль. И я их считаю невинно убиенными. И факт их канонизации не вызывает у меня абсолютно никаких возражений.

Чуть меньше мне жаль государыню. Женщина, то-се, ей, по сути, я должен сострадать ей так же, как и ее детям… Но не могу. По причине «распутства». О шашнях царицы с Распутиным не говорил тогда только ленивый. Во время Первой мировой войны в России в ходу была скабрезная открытка, на которой изображена была царица, а позади нее стоял всклокоченный Распутин с похотливым взором и держал государыню, извиняясь, за сиськи. Немцы в скабрезности пошли еще дальше: на одной из немецких открыток окарикатуренно изображены были кайзер Вильгельм и Николай Второй. При этом кайзер деловито измерял кронциркулем калибр артиллерийского снаряда, а понурый русский царь измерял с помощью линейки  громадной величины мужское достоинство Распутина… Короче говоря, к факту канонизации Александры Федоровны я отношусь прохладно. В принципе, лично мне все равно, как она себя вела, женщина есть женщина, императрица Екатерина Великая вытворяла еще и не такое… Но как монтируются такое поведение и канонизация? Оказывается, вполне монтируются. Ну да бог с нею, с государыней, то есть.

И уж совсем я не приемлю канонизации Николая Второго Романова – царя, которого в народе прозвали «Николаем Кровавым» после событий 9 января 1905 года (так называемого «кровавого воскресенья»). На фоне всеобщего хлюпанья и утирания слез как-то не принято стало вспоминать, что Николай Второй отдал приказ стрелять боевыми зарядами по собственному народу. В то воскресенье люди ведь не шли брать штурмом Зимний дворец и свергать самодержавие. Они шли к своему царю-батюшке с надеждой, с просьбой о лучшей жизни, с жалобами на самоуправство чиновников. Люди просили мира и хлеба. Они взяли с собой детей, они несли хоругви и иконы. Ответом были ружейные залпы. Царь приказал стрелять не только в живых безоружных людей, но и в лик Христа, и в образ Божьей Матери на иконах и хоругвях! Может, бесславная и позорная кончина Николая Второго была в какой-то мере расплатой и за это страшное кощунство?

Но перестроечные времена перетасовали, образно говоря, всю колоду, а если точнее – передернули карты. Многое встало с ног на голову. Итак, российский самодержец, приказавший расстрелять мирную манифестацию – достоин считаться святым. Комсомолка и партизанка Зоя – не достойна. Господа попы, вам не стыдно? Или антикоммунизм подобен неразбавленному медицинскому спирту – так же шибает в голову и заливает глаза?

Из всего вышесказанного я сделал (для себя) неутешительный вывод:  чтобы в наше тухлое время тебя признали святым, мало, оказывается, быть антифашистом. Обязательно надо быть еще и антикоммунистом…

Мне показывают по телевизору икону с изображениями великомучеников Николая Второго, Александры Федоровны, и их детей – с нимбами вокруг голов, все, как полагается… По мнению священнослужителей, а также многих верующих, члены царской семьи приняли мученическую смерть. Но я не согласен с этим. Разумеется, мало приятного, когда тебя в подвале в упор расстреливают из наганов. Но ведь ни самого царя, ни членов его семьи звери-большевики не пытали, не насиловали, не гоняли их голыми на морозе и не жгли им лица огнем (и слава богу, добавлю мысленно, не терплю подобного рода издевательств над кем бы то ни было, и восхищающие многих сцены расправы озверевшей толпы над Муаммаром Каддафи не вызывают у меня ничего, кроме омерзения). С другой стороны, я видел снимки мертвой Зои Космодемьянской. Бедная девчонка со свернутой головой, с веревкой вокруг шеи, с дырами вместо грудей… Вот ЭТО я называю мученической смертью… И вы как хотите, а в воображении моем давно уже существует икона святой великомученицы-Зои – тоже с нимбом вокруг головы, и со всем, что полагается. Мне думается, что Господь Бог на небе, не подверженный политической конъюнктуре и ненавидящий лицемерие, может распорядиться по-своему – не так, как это сделали служители культа от Его как бы имени. И тогда, вполне вероятно, Зоя причислена им к лику святых и сидит сейчас справа от трона господня. Вполне вероятно. Будет ли сидеть рядом с господом тот самый черт долгогривый? А вот за это поручиться не могу.

В широко известном романе Михаила Булгакова «Белая гвардия» есть такой эпизод. Одному из главных героев романа, доктору Турбину, снится его погибший знакомый, вахмистр Жилин. Вахмистр рассказывает, как он в составе эскадрона белградских гусар, полностью полегшего в бою, въезжает в рай и общается там с самим богом. Увидев в раю роскошные хоромы с красными звездами, вахмистр с изумлением спрашивает, для кого они предназначены, и получает ответ: для большевиков…  «Как же так, Господи, — восклицает Жилин. – Попы-то твои говорят, что большевики в ад попадут? Они в тебя не верят, а ты им вишь какие казармы взбодрил?» На это Бог отвечает: «Ну не верят, что ж поделаешь. Пущай. Ведь мне-то от этого ни жарко, ни холодно. Да и тебе тоже. Да и им то же самое. Потому мне от вашей веры ни прибыли, ни убытку. Один верит, другой не верит, а поступки у вас у всех одинаковые: сейчас друг друга за глотку, а что касается казарм, то тут надо так понимать, все вы у меня, Жилин, одинаковые – в поле брани убиенные. Это понимать надо, и не всякий это поймет». В том же эпизоде, со сном, Жилин продолжает: «Попы-то», — я говорю. Тут он (бог, то есть) рукой и махнул. «Ты мне, говорит, Жилин, про попов лучше и не напоминай. Ума не приложу, что мне с ними делать. То есть таких дураков, как ваши попы, нету других на свете. По секрету скажу тебе, Жилин, срам, а не попы» «Да, говорю, уволь ты их, господи, вчистую! Чем дармоедов-то тебе кормить?» «Жалко, Жилин, вот в чем штука-то»… Так написал Булгаков, и я во многом согласен с ним.

 

P.S.  Ежегодно в день расстрела царской семьи в Екатеринбурге и во многих других российских городах проходят крестные ходы. В рядах паломников я вижу множество детей, которые смотрят на все это чистыми глазами и заученно крестятся вслед за взрослыми. Но я обращаюсь не к детям. Что они могут знать о царе, о войне, о героях истинных и героях мнимых?.. Я хочу спросить у тех теток и бабок, которые с умиленным видом молятся канонизированной царской семье – это, разумеется, ваш выбор, кому молиться, но… кто-нибудь из вас поставил хоть одну свечку за упокой души тех детей, которых застрелили и растоптали в Кровавое воскресенье по приказу Николая Второго? Кто-нибудь проронил по ним хоть слезинку? Вы, конечно, можете на меня рассердиться и не ответить мне, или ответить грубо… но уж богу-то все равно придется ответить, и ответить ему придется вежливо… Подумайте об этом – все вы.

 

                                                                                                       Баку, 3 апреля 2012 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.