Маша Смит. Собачий вальс (рассказ)


Весна началась. И это, несомненно, прекрасно, потому что где-то в начале марта в душе поселяется невероятная, но ежегодная надежда, что с первой капелью придёт очередная любовь, а, значит и новые приключения, которых наперекор всему требуют нижние девяносто. Я действительно ждала… Но если бы меня попросили описать то, что, собственно говоря, я жду, вряд ли бы я ответила. Поэтому, как вода от таявшего снега,, я не находила себе места на асфальте жизни и металась в миллионе сомнений, как обрести своё запутанное счастье.
Неделю назад снимали программу в одном из пафосных загородных клубов. Я, абсолютно отвыкшая от подобной развлекухи, и работающая в последнее врем в области политического пиара, испытывала смешанные чувства. С одной стороны я была рада окунуться в такую беззаботную и красиую жизнь хотя бы на сутки, с другой — оно мне надо бродить с микрофоном и камерой среди хмельной толпы и громкой музыки,, а в перерывах рекламировать желанную жизнь ранга luxery. Но неопределённость, рождённая столкновением двух разрозненных мнений сливалась в настроение полного абстрагирования. Роль клубной чиксы воспринималась как маска на один вечер. Театр открыт, зрители в сборе, можно начинать. Клуб находился в двадцати километрах от МКАД в весьма живописном месте. Сосны, львы при входе (в виде симметрично расположенных статуй), поражающее ценой меню и вводящее в состояние финансовой комы винная карта. Я долго выбирала наряд. Остановила свой выбор на узких атласных брюках чёрного цвета, атласном пиджаке цвета морской волны и ботфортах из замши благородного тона кофе с молоком. Украсила всё это кольцом с большим голубым кристаллом известного бренда, и была вполне довольна результатом. Когда я приезжаю в подобное заведение, не могу отказать себе в удовольствии выбрать объект для наглого и бесцеремонного соблазнения. Сегодня выбор был не особо велик. Мне импонировал один из руководителей заведения — молодой человек с гипертрофированной метеросексуальностью. Нет, это совершенно не мой типаж. Но в тот день потянуло на нечто экзотическое. А может просто хотелось игры и катастрофически не доставало второго игрока противоположного тона. Знаете, такие мальчики явно предпочитают блондинок. Статистика. Но я, брюнетка, была готова разбить все стереотипы.
— Знаете, я катастрофически не высыпаюсь…
— Что так? — я поддерживала непринуждённую беседу.
— Мне друзья подарили на День рождения йокшира. Такого классного. Последние дни у него режутся зубки. Он так жалобно плачет. Не представляете.
— Купите калгель в аптеке — хоршая штука, — мне как маме четырёхлетнего ребёнка было легко давать советы относительно прорезания зубов. Но я еле сдерживала смех. Бедный тридцатилетний мальчик. Пора уже укачивать собственного ребёнка, а не мчаться домой к модному щенку.
— Я ложусь в пять, а в восемь он уже просыпается…. — , не унимался мой новоявленный объект.
— Бедненький, — как можно более сочувственно произнесл я.
К чему катиться этот мир? Взрослый, интересный мужик живёт с йокширом! Я возмущена!Хотя, наверное, в этом есть глубокий социальный смысл. Нехватка любви реальной компенсируется заботой о крохотном пушистом комочке. Ему достаточно сказать пару слов, погладить загривок, приласкать в момент зубной боли и он навеки ваш. Знаете, я прекрасно провела съёмку, пофлиртовала с милым собачником и насладилась поездкой в полной мере. В конце концов как-то сокровенно мы поговорили. Пусть и о собаках. Наверное, это своеобразные особенности люкс-жизни.
Этот случай про мужскую привязанность к щенку, который является его забавным домашним счастьем объяснил мне другую непростую ситуацию в моей бренной жизни. Где-то восемь месяцев назад я начала снимать фильм. Хороший, долгий, документальный и качественный. Было не до амуров. Работа, деньги, бизнес, проекты заглушили романтическую сторону вопроса. Предполагалось снимать фрагмент в городе Т****. В планах разговор с коммерсантом высшего звена, политиком и меценатом. В ночь перед поездкой я почувствовала себя плохо, душил кашель, я практически задыхалась. За окном — аномальная сорокоградусная жара, а у меня сильнейшая простуда. Но отменить съёмки нельзя — надо ехать. С утра, собрав последние силы, надев стильный виджак, придав своему телу аромат «Амариджи», я села в машину. Четырёхчасовая дорога утомила, и в чужой год я въехала, как говорится, изрядно пощипанной , но не побеждённой. Мы встречались в оговоренном с его помощником месте. Пекло. Я в глаза не видела этого бизнесмена. Только на фото. Посредник — мой друг, его коллега — не приехал, сославшись на занятость. Я имела наглость подойти сама, представиться и обговорить все нюансы съёмочного дня. Депутат и меценат оказался импозантным холёным мужчинй пятидесяти лет, довольным собой и своей жизнью. Он совершенно не собирался подстраиваться под мой график, у него была своя программа мероприятий, он приехал в Т**** из столицы на день и сделать предстояло многое. Я была обязана вклиниваться в окна, а в остальное время спокойно ждать его снисходительного внимания. Меня это обидило. Но деваться было некуда.
Не буду вдаваться во все перепетии этого ужасного съёмочного дня. Но уезжая, я надеялась всё отмонтировать и больше не встречаться с этим человеком. Хотя один объект съёмки — отреставрированный Храм — так и остался не затронутым. Ну и Бог с ним — решила я и так и не позвонила в назначенное время коммерсанту. Через день позвонил наш общий знакомый и бесцеремонно отчитал меня за забывчивость. Бизнесмен был недоволен моим игнорированием и сетовал на отказ связываться с ним. Пришлось набирать его номер, придумывать логически верные оправдания и назначать новую встречу. Я рассказываю такие мельчайшиие подробности, чтобы выстроить нелогичную и до сих пор, как мне кажется, неразгаданную цепочку наших взаимотношений.
В следующую командировку я уже ехала в его внедорожнике и разговаривала на возвышенные темы, касающиеся истории, политики и литературы. С ним было интересно. Мы сделали потрясающие кадры Храма, прогулялись по аллее, расположенной неподалёку. Я испытывала постоянный дискомфорт, как-то страшно было, только не пойму почему. Скорее всего, боялась показаться глупой, необразованной — в общем, всё это комплексы. Он же наоборот был горд, вальяжен и играл на своей территории. Так всё и началось…
Между нами завязалось подобие дружбы. Хотя, соглашусь с мудрыми в том, что дружба между мужчиной и женщиной — это отношения бывших или будущих любовников. Бывшими мы не были, поэтому всё понятно. Он просто звонил — передать диски, забрать фото, добавить в текст замечания. Потом я придумала предложить ему финансирование детского проекта. Известно, там где начинаются деньги, дружба заканчивается. Но у нас всё было по другому. Его устроила сумма и предложение. Мы отложили начало проекта, обговорив, что деньги будут переведены на счёт телеканала. Потом мы не общались где-то месяца два — дел было много, забот тоже. Я поставила точку — мозгами. Телом же хотела другого. Меня тянуло к нему. Парадоксално и безповоротно. На уровне секса. Я закрывала глаза и представляла, как он прикасается ко мне, как жёстко и по-хозяйски берёт меня в свои объятия, как целует, проникая всё глубже. Я хотела его. Но понимала, что это всего лишь фантазия. Не собиралась я влезать в его жизнь, воплощать сексуальные фантазии наяву. Мне было достаточно официальног общения, не уводящего во все тяжкие. Он позвонил не совсем вовремя. Я была максимально занята работой. Он пригласил на какую-то презентацию, я отказала.
— Куда мне мальчику предпенсионного возраста, — нарочито риторически произнёс он.
Я переживала. Но в общем-то забыла всё это. Решила — отойдёт. Потом позвонила сама — раз, второй. И всё началось заново. Разговоры -часто ни о чём, просто прекрасно было болтать и тешить друг друга взаимным вниманием. Когда однажды он позвонил в восемь утра, я поняла, что, скорее всего, всё это уже не просто так, как представляется. Он пригласил приехать на фестиваль под его эгидой. Я согласилась. И поехала.
Он был горд, встретил, представил узкому кругу бизнес-товарищей и друзей. Если честно, я чувствовала себя дорогим аксессуаром. Он всем своим видом, каждым обращением, взглядом в мой адрес показывал общественности, такой любопытной и внимательной, что между нами нечто большее, чем бизнес. Я где-то интуитивно почувствовала, что его эротические фантазии также включают мой персонаж. На уровне флюидов нам хотелось друг друга дико. Просто невыносимо. Мне казалось, если после ужина, я останусь хотя бы на десять минут, то всё будет. Всё. На мне красное кружевное бельё. И не видя это сквозь чёрное глухое платье, он это чувствует. Как мужчина, он улавливает запах моего тела и моё порочное желание. Всё-таки остаться…? Нет, я уехала, нежно поцеловав его в щёку и оставив голодным. Потом не звонила несколько дней. Он видимо мучился. И возненавидел редкостно.
Я долго не могла вычислить, зачем этому состоявшемуся мужчине, избалованному женским вниманием, общение со мной. Ответ родился после разговора с милым клубным собачником. Наверное, я попросту забавляю этого стареющего ловеласа, как йокшир, как маленький пушистый зверёк., поднимающий настроение, забавляю ровно до того момента, как начинаю просить денег на проекты, отвлекать звонками во время переговоров, присылать смс, когда он едет в машине с женой… Но все эти побочные действия можно воспринимать как утренние гуляния с собачонкой и покупку специального корма, улучшающего шерсть. В общем, всё нашу ситуацию с Сергеем можно было обозначить как «Собачий вальс» — громкий, шумный и совершенно бесперспективный. Хотя как посмотреть…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.