Архив рубрики: Наташа Демидова

Наташа Демидова. СБОРНИК 03

каждый мой мужчина —
моя раковая клетка
и я как ранетка,  как детка
влюбляюсь вновь

я честно свое отстрадаю,
вколю в себя дозу-любовь,
отдам ему все до края,
и перелью свою кровь.

 

могу себе представить, архангел,
как я «попала» опять.
мне бы стремиться к раю,
а я флиртую как блядь.

разовая моя жизнь.
многоразовая моя любовь.

Про Маяковского

Если бы не один человек,
Я бы застрелилась как Маяковский.
Маяковский, ты был такой большой,
Всем казалось, ты такой сильный!

А вот любовь оказалась сильней,
Тоска смертельная по родной душе,
Не то, чтобы нужен был тот человек,
Нужда в другом – даровать свое сердце.

Не взять, а отдать. Ни себе, а тебе.
Растратить себя до последней копейки,
До мысли последней в твоей голове,
До самого края, а вы бы сумели?

Не надо. Не нужно. Забудьте. Простите.
Какая прекрасная нынче погода.
Хорошего дня.

— Как дела? Как дела..
— Да, нормально, как обычно.
Вновь вымучивать слова.
Жаль, послать вас неприлично.
Врать — противно. Правда – гадость.
Вам сказать — вы разнесете,
За углом всем наплетете.
У меня все ХОРОШО!

Там не будет лучше,
Тут останется с тобой.
Там — это твое желанье
Помахать всему рукой.
Попрощаться, далеко уехать,
Самолетом, поездом. Уснуть.
А глаза откроешь на рассвете,
Вроде уже там, а в сердце тут.

я тебя укрою,
проведу рукою,
волосы волною,
ты красиво спишь.
тихо, очень тихо,
сердцу так спокойно,
не дыша читаю,
с губ твой сладкий сон.
спи мое сердечко.
спи моя роднуля.

какая ты умная.
какая ты сильная.
такая серьезная.
ты все понимаешь.
таких не бывает.
ты мне очень нравишься.
ты мне так нужна,
без тебя не могу.
послушай, тут дело одно.
я тебе доверяю.
я женщину встретил.
я ее полюбил.
мне нужен совет.

О большой любви давно не говорят —
ее боятся, ее упрекают.
Кому приспичит вливать в себя яд
за просто так?
О любви все знают.

Большая любовь дуракам нужна,
беспечным увальням, далеким от жизни.
Сегодня для брака любовь не важна:
не будешь сыт от духовной пищи.

И если какой-то болван не знал,
ему растолкует журнальная пресса
Про все этапы, про жалкий финал
большой любви — старомодной пьесы.

Наташа Демидова. СБОРНИК 02

***
не последним и не первым,
и не преданным, и не откровенным,
просто глупым хомяком,
был, удрал, а ночью жрал тайком.

***
Отравимся взаимными упреками,
И от расстройства этого таблетка не спасет.
Такими вот бываем мы жестокими,
Когда на горло гордость жмет.

***
Я ревную тебя к прошлому,
Ты меня к настоящему.
Я ревную тебя по черному,
А ты солнце мое палящее.

***
Только молчанием,
на спешащих куда-то прохожих,
И даже не днями, неделями,
а зима с ухмылкой на роже.

Без последствий все новые,
где-то там, за чертой одиночества,
Все твои обещания,
все твои пророчества.

На страницах исписанных,
все о том же, ничего нового,
Да порою не спится,
только что тут такого особого.

Сигареты и кофе,
и бывает так нагадаешься,
Что весна приснится,
а проснешься — сломаешься.

Только молчанием,
потому что давно все сказано,
Ожиданьем прострочено,
чем-то большим связано,

И причем тут обиды,
когда надо радовать,
И причем тут срывы,
и зачем загадывать.

Все что мне открыто-
на груди — «возрожденный из пепла»,
Мной не будет забыто,
потому что уже спето.

Даже если не хватит мне своих,
глаза закрою,
И скажу, что сказал бы ты:
-Наталья, я с тобою…
17 авг.2004г.

***
Из лета уплывает кораблём
Планета, не жалея ни о чем.
Ловлю прощальных зайчиков звезды
За солнечные хвостики — лучи.

***
тропическая жажда правильных путей…
слабые попытки самоубийства…
тесные юбки девственных мыслей…

***
Звездное
О чем ты там думаешь?
Если бы
Дождаться с тобой круга лунного.
Я спешу
Ты полнишь меня вдохновением.
Я молчу
До самых краев волнение.
Кто-то вверх
Молитвы несутся пулею
Не для всех
Я помню крик в безответную.
Там прострел,
А возле сердца трещина.
Перемен дождется ли если в светлое.
Правдами
Неправдами, но за истину.
Все твое придуманное бессмысленно.
Жги дотла
Зови если очень холодно.
Не пройдет
Отпустит на время в новое,
А потом
Вернется давно знакомою.
Украдет,
Небесное невесомое.
Все поймет,
Обнимет своими распутными.
Будешь ждать *
А может не ждать попутного?
Запивать
Таблетку надеждами мутными.
Заедать
Свободу мечтой минутною.
Оставлять
Ненужное чтобы забылося,
И плевать за левое, чтобы сбылося.
За окном
Пейзаж полотном натянутый,
И огни
Цветными размытыми пятнами.
Сколькими
Я жизни еще обязана?
К звездному
За крылышки привязана.

Письма в Санкт-Петербург

***
Ровным почерком письма строчатся,
Чтоб утешить твое одиночество.
В каждой повести жизни кусочек
И моей и моих дочек.
О цветах, о солнце, о природе,
О хорошей, плохой погоде,
О насущном в прямом смысле,
Я угадываю твои мысли.
Я стараюсь тебя понять,
Помнить, как нелегко ждать.
Как мучительно понимать,
Что не повернуть время вспять.
Кто бы знал, в каких окнах темных
Прошлой жизни луна проплывает,
И тебя за собой увлекают
Силуэты призраков седых.
Есть ли время? Дни недели?
То постели к постели.
Дни летели, сны летели,
Взгляд потух, руки постарели.
Опустело, снежно белым на висках,
Если б знала — успела,
Если б знала — летала,
Не боялась, если б знала…

Муха

***
За стеклом муха живет,
Скоро муха умрет.
Ползает там и жужжит,
Маленький паразит.
Муху тебе не жалко?
Бе не спасет смекалка,
Ей не поможет совет,
Выхода нет.
Ходит муха кругами.
Топчет стекло ногами.
Думает в чем секрет,
Видит то, чего нет.
Там за стеклом народ,
Летает, жужжит, живет,
А здесь глухомань!!!
Летай, не летай!!!
Бесполезно крутилась, злилась,
О стекло головой билась.
Всем на муху плевать.
Никто не желает спасать.
Муха для всех паразит.
У нее неприятный вид.
Провожают брезгливым взглядом,
Если сядет она рядом.
Муху всюду опасность ждет.
У людей вместо сердца лед.
Не хотят они понимать,
А хотят они убивать.
Муха плачет, на волю рвется,
Может кто-нибудь отзовется,
И спасет от стеклянного ада.
Иногда и мух жалеть надо!
А у мухи, возможно, был мух.
Он читал ей газеты вслух.
Он носил ей в лапках крошки,
И у них были детки — мошки.
Нет, никто не знает о том,
Как им здорово было вдвоем.
Они вместе повсюду летали,
На навозных кучах мечтали,
И такая случилась беда.
Может это Мухина судьба?
Может карма у мухи такая?
Мы, конечно, этого не знаем.
Где прихлопнем комара,
Где раддавим паука,
Иногда и таракашку,
Не жалеть же нам букашку?!
Сами мы живем под прессом,
Под кармическим навесом.
Иногда и повезет,
Иногда и рубанет.
А когда дойдем до краю,
Очень хочется нам раю.
А нас давят как букашек,
Как противных таракашек.
Чтоб среду не загрязнять,
И другим жить не мешать.
Вы уже совсем расстроились?
Муху пожалеть настроились?
И представили себя,
Как волнуется семья,
Как нелепа жизнь бывает,
Как все сложится, кто знает.
Муху ждал летальный исход,
Но случилось все наоборот.
Ей конечно повезло,
Жарким утром открылось окно.
Полетела она домой,
Мух ее был жутко злой,
А когда все узнал, — целовал,
Вот такой вот отличный финал!!!

***
Фужеры фиолетовым светясь,
Прозрачной тенью на фарфор ложились,
Глазастые фиалки не стыдясь,
Глубоким синим на огонь косились.
Тянулось время стрелками шурша,
Раскачивались блики от камина,
Рукою тонкой не спеша,
В такт музыке по воздуху водила…

***
По ветру шаль как золотая линия.
Немного жаль твои напрасные усилия.
И день за днем я все милее и красивее,
А ты кусай себя за локти и не жди меня!

***
Узнай меня, тебе всегда я рада,
Я знаю, что сказать, когда ты рядом.
Когда грустишь, когда устал, награда
Мои глаза и руки (все, что тебе надо).
Узнай меня в своей внезапной дрожи,
В случайных совпадениях я тоже,
И в том, что запах тебе мой всего дороже,
Легко. Ты знаешь сам, что мы похожи.
Узнай меня, когда рассвет не сможет
Остановить, и не отложит,
Твое предательство, я чую кожей,
И каждый раз последним оказаться может.
Узнай меня во всем, что тебе сложно,
И в том, что быть с другими невозможно,
Пусть даже если поздно…
Но ты узнай меня!

ДЕВОЧКА-АНГЕЛ И ДРУГ

***
Где-то в белом, далеком, льющемся свете,
Под ветра напором и сорванных с роз,
Душистых, пьянящих, ласкающих щеки,
И нежно щекочущих нос.

Застыла, растаяла в плавном потоке,
Сложила пушистые, а верный пес,
Утопший в зеленой, по самые уши,
Ловил лепестки, как стрекоз.

На краешке неба, друг друга напротив,
В саду, где мечты на деревьях растут,
Болтали о том, куда же уносит их ветер,
Ангел и Друг.

ВЕСНА

***
Подставляя солнцу все свои места,
Я иду по лужам первых дней весенних,
Они смотрят блюдцами чайными в глаза,
Воздух по домашнему теплеет.
Поснимали шапки, и сердца
Горожан как будто подобрели,
И с довольным видом кошки к мартовским котам
По проталинам весенним полетели.
Девушки, улыбками звеня,
Стройно обнажали робкие колени.
Почки набухают, вся земля
Просыпается, и птицы загалдели.
Форточки пораскрывали рты,
Комнаты проветриваться стали.
Шеи, к свету вытянув цветы,
К радости хозяек распускались.
И зашевелилась жизнь,
Полная прогулок и свиданий.
Курочки давай нестись,
А в аквариумах рыбки целовались.
Все это я видела сама,
И не стала сдерживать улыбок.
Улыбаясь, таяла зима.
Улыбались дети проходящим мимо.

все вернули друг другу

***
Отпустил. Ты уже далеко. Всё слова.
По знакомым бессонным тропам ушла.
Пусть звонит. Отключай. Пусть сойдет с ума.
Нелегко, нелегко… Глубоко слова.

Больше нет ничего — твой ответ.
Как не думать, придумай сама.
Поздно, и не к чему выяснять, выключай свет.
Все вернули друг другу, только слова…

Замечаешь печальные взгляды в толпе.
И по радио будто бы только о нем.
Запылившийся старый дневник в руке,
После стольких ты пишешь в нем.

Сколько вдруг между вами минут проросло,
И застыло молчанием навсегда.
Ты кричала, но сердце не слышал никто,
И никто не заметил, что ты одна.

Что-то важное просто ушло в никуда,
И в душе пустота, темнота без дна.
Не беги, не спасут тебя города,
Только время, а время на все свысока.

Все вернули друг другу, только слова…
Если б мог он понять сколько сил,
Чтоб стереть все его телефонные номера,
Глубоко, глубоко впечатанный профиль.

БОЛЬШИЕ НАДЕЖДЫ

***
Большие надежды хронически нежной,
Месяц, может быть два.
Эфирное тело тревожно, несмело
Размякло, как масла кусок.
И стало так сладко, душа от волненья
Как муха в вине поплыла.
Большие надежды и было ли прежде,
Не важно, когда кровь в висок.
Потом как обычно, проснулась, прозрела,
Беспомощно плакал звонок.
Казалось, парила. Казалось, взлетела.
Ударилась лбом в потолок.
И это ее каждый раз убивало,
И не отпускало до сна.
Больше надежды, хронически нежной,
Месяц … Может быть два.

***
Ты ответь мне, как могло случиться,
Если понимали, что родное,
Невозможно, невозможно ошибиться,
Это чувство не скупиться, не подводит.
Время?! хочешь, подарю недели,
Месяц, два, а хочешь — «никогда»!
Никогда, и «да» в чужой постели,
Так случается, так можно иногда.

Чтобы знать на самом деле,
Чтоб понять наверняка,
Что случайно опоздали,
Сглазили, сваляли дурака.

Чтоб потом ее родную,
В память запечатать, хочешь? Я смогу.
Пустоту срифмую, в звук сприсую,
Горлом выйдет в тишину.

Оглянешься и узнаешь по приметам.
Время. Время. Время. Ты поймешь…
Ошибиться больше не сумеешь.
Время. Время… Кто придумал время?!
Не вернешь…

А любви нет, есть привычка.

***
Запретный плод-весна,
И яркие сладкие сны.
Его сомнения — ерунда,
Ее тревоги до поры, до поры.
Роковые обстоятельства,
отступать нельзя.
Небес знамения всеми забыты.
А, между прочим, очень даже зря,
Человеки-боги, Бог и человеки.

А страх ее он трактует как фальшь,
А нежность ее как привычку.
И стоит ли после этого дальше?
Человекобог переверни страничку.

Он сам все решит,
И ей ли не знать,
Что судьба, это просто притча,
Весна — цикличная благодать,
А любви нет, есть привычка.

***
крошится гравий,
сапог совсем промок.
льет.
бьет светом в глаза,
рвет
небо пополам
гроза,
прет,
ветер листву несет.
кот где-то жутко орет,
град по крышам.
звон стекол.
все в дом.
Я забыла ключи!

***
Минус десять — вдвоем под фонарем.
Шепотом снег опускается.
Маленькой звездочкой, снежный ком
В проеме глазном отражается.
Снежное, очень нежное дно
На теплых ресницах плавится.
Застыли под ним, как в немом кино,
Уставившись в небо топталися…
…Бог прищурился, но промолчал.
И вдруг посыпался снег
Метеоцентр об этом знал,
И никто не замечал этот снег.

***
Уметь рифмовать — не значит писать.
Господа! Довольно соплей!
Голова пухнет и тянет блевать,
Чем дальше, тем сильней!!!
Ка-ра-ул! помилуйте, вашу мать!
Где поэт?! Где рупор эпохи?!
Таких бы писак, да в шею гнать.
По горбу за такие строки!!!
Тягомотину развели,
Рассусолили, развели.
Муть болотная ваши стихи!
Соплежуй!!! Обрыгло!!!

***
то, что не следует,
то, что не стоит.
в общем не надо бы,
чувство подводит.
и я качусь!
и сметаю с пути
грудой камней,
и уже не спасти.
главное после
не оторопеть,
не оглянуться,
пожалеть не успеть.
чтоб не сломаться,
не дать упрекнуть,
не испугаться,
себя не спугнуть.

Женщина=Девочка=Весна

***
Женщина в образе зашла в метро.
Ей наступили на ногу.
Замша, обидно. Отраженье в стекло.
Женщина видит мужчину.
Села в троллейбус. Кондуктор. Билет
На пол упал. Затоптали.
Вышла на улицу, из под колес
Брызги на плащ попали.
Вот и случилось! Беда! Беда!
Слезы с ресниц упали.
Девочка плачет. Плачет Весна.
Ангелы петь перестали.

***
Одноклеточный, скромный слог
Живет в моем маленьком сердце.
Беспредельность мою и мой потолок
Умещает в своем он тельце.
Он нашепчет, а я запишу.
Я подумаю — он ответит.
Даром дан, от того дорожу
Чистым звуком его песен.

***
Местное время семь часов.
Каким местом его измеряли?

ЗОМБИ

***
Зомби. Оно тихое,
Курит и глотает дым.
Дым плывет, а время тикает.
Зомби снится Крым.
Утром встает и оденется,
Выпьет и чего-то съест.
Никуда от этого не денется,
Это есть у всех — могильный крест.
Зомби помнит, что однажды все кончается.
Весело безумным и простым.
Оно спит и мило улыбается.
Зомби снится Крым.

***
Срам, какой, от тебя я в угаре!
Посмотри на меня водолаз!
Бесподобно болтая ногами,
Утопаю, чтоб ты меня спас.

***
Меня сводит с ума твой пронзительный взгляд
В потолок.
Так отчаянно, так безнадежно…

***
В городе серых теней,
серых домов, серых дожде
осень.

Я прохожу десятки дверей,
мимо прохожих похожих людей,
И возвращаюсь туда,
где не ждут меня вовсе.

Черным по белому верная ночь
крепкое кофе сон гонит прочь
Я растворяюсь в пыли одиночества.

Каждая черная верная ночь
сводит сума, мне не в силах помочь
небо — молчанья высочество.

***
В ожидании жизни,
кто знает, что будет…
И даже мой сон,
Не даст мне ответа,
А только обманет под утро,
Так он
всегда поступает.

А там за обычным,
Где запах и взгляды,
Дороже всех слов,
Нам будет привычней,
Читать мысли вслух,
И сладкое слово «любовь»,
В сердцах растворится.

Твои мне немые признания
Лучше цветов
И это молчанье так ярко и звучно,
Что даже сверчок,
Затих, чтоб послушать.

А тихие травы
Стелились под нами
И ветер шептал о родном,
О чем-то привычном…

***
Сухофрукты жевать оголтело.
Отключать, чтобы нам телефон.
И любиться, как только стемнело,
Так, чтоб вдребезги мамин фарфоррр!!!

***
Почему женщины уходят от мужчин?
Они ищут своего.

***
ВСЮ ЖИЗНЬ В ОЖИДАНИИ СМЕРТИ.
В ИТОГЕ — БЕССМЕРТИЕ.

ПРАКТИКАНТ

***
Анонимность гарантируем.
Будет все стерильно чисто.
Все ненужное мы ампутируем.
Полоснем, оттяпаем со свистом!

Это что у Вас болтается?
Не мешает? К черту! Вон!
Не волнуйтесь, вмиг поправитесь:
Хирургический закон.

Расслабляйтесь. Кубик морфия.
Здесь почистим, там пришьем.
Заодно и плоскостопие уберем,
Эх, рубанем!

Отдыхайте, не волнуйтесь Вы,
Эй, сестра, прибавь наркоз.
Все срастется, здесь наложим швы,
И чуть-чуть подправим нос.

Вы еще не раз нас вспомните
Добрым словом, вот вам крест!
Если что-нибудь запомните,
Кстати, Вы — мой первый пациент!

***
Рукокрылым и на воле неймется,
Их безумство стихии зовет.
Вопреки всем ветрам! Прорвемся!
Завтра, словно болезнь, пройдет.
Им печаль дорога вдохновением.
Им порою полезно грустить.
Чтоб писать о былом с сожалением,
Что бы слезы свои иссушить,
На листах, на серебряных струнах,
На планшетах, да в чьих-то сердцах!

Закрой мои глаза

***
Закрой мои глаза, не зная как я устала,
Не понимая как этого мало,
Что боль в висках последнее сломало.
Редеющие сны — полночные романы,
Сменяющие день на лживые привалы.
В моей бездомной памяти провалы…
…я родилась седьмого, на Купалу.
Опять на все готовая судьба.
Оставь меня, знаком мне этот почерк.
Чужими не смотри, я среди этих прочих
Крылатого узнаю росчерк.
Разбей на счастье мой бокал вина.
Побудь, пока я не усну, а завтра все сначала.
Полжизни стоило мне, и я поняла:
Что воля-это мое право.

ГОЛУБИНАЯ ПОЧТА

***
Я писала тебе не раз,
Голубиная почта.
Я писала о том, что страх
Независимо и прочно.
Тротуарами под дождем,
Ненаписанного строчкой,
Пачкой скуренных сигарет
Ставлю точку.
Бег часов — взведенный курок.
Память помнит наверно нарочно.
Послесловие — выдох, вдох.
Говорю с тобою заочно.
Адресат — затерянный след,
Лучше авиа и срочно.
Я пишу тебе столько лет…
Голубиная почта.

***
Гладкий глянцевый блеск в глазах.
Прищур, я чую это телом.
Скользящий сверху вниз, едва заметный взгляд;
Не оборачиваться под прицелом.
Звенящий, оглушающий в ушах,
Примета верная — звон погребальный.
Меняю тактику и ускоряю шаг.
Где носит тебя Ангел мой Астральный?
Просчитываю все ходы судьбы,
Случайности – блаженного удел.
Как оказалось истины просты,
Всему, похоже, есть назначенный предел.
Не страх, назойливая дрожь.
Механика, сработавшая в теле.
За поворотом новый поворот. Тупик. Ну что ж…
От страха просыпаюсь. Я в постели’.

***
Не нормативы и наивная посредственность
Достала все же, что ни говори.
Мне лучше жить вдали, иль в сельской местности,
Пускай сожрут меня там дикари.

Осточертело слушать маразматиков,
Владельцев извращенного ума.
Языковым хромая аппаратиком,
Калечат уши и коверкают слова.

Чудилы с Нижнего Тагила!
Хамло из нынешних господ!
Я всех бы на кол посадила!
Да вот своих полно хлопот!

Бабушке

***
Бабушка родная не болей,
Мы с тобою, что бы ни случилось.
Обещай болезни быть сильней,
Что бы поскорее все забылось.
Ты еще душой так молода.
Тебе жить да жить, и не один десяток!
Знай, бабуля, ты нам очень дорога.
От макушки и до самых пяток!

***
Влияние, вливание,
Твое со мной слияние,
Вслепую осязание,
Двойное обоняние.
И нет. И винегрет.
И скользкий липкий след,
Срывающий запрет…
На эту ночь и завтрашний рассвет.

Аэропорт

***
Аэропорт — отправная точка,
Белых, крылатых, больших.
Ты улетишь, ни минуты отсрочки,
Здесь оставляя своих.
Капельки пота на лбу от волненья,
В правом лежит валидол.
Сто обещаний продливших мгновенье —
Временной коридор.
Письма, звонки, бессонные ночки,
Мы тебя не виним.
Аэропорт — отправная точка…
Ты не вернулся к своим.

Зрелый беспомощный мальчик

***
Зрелый беспомощный мальчик,
Складно умно излагает,
Нет, он не просто нарик,
Он о высоком мечтает.

Тычет пальчиком в книжку,
О просветлении духа,
Мама — голандская шишка,
Выручи моего друга.

Гений с судьбой иноверца,
Умудренный концлагерями,
Тюрьмами своего сердца,
Маковыми пустырями.

Ищет свободу в неволе,
И не нужны ему mani,
Тухнет в своем же засоле,
Медиум на диване.

Мама сыночка покормит,
Даст парню на сигареты,
28-ой год оформит,
Трудного детства просветы.

Да, он бесспорно талантлив,
В жанре самолюбованья,
Эгоистично бесправен,
На поводу у желаний.

Грезит о светлом мальчишка,
Верит в свое он призванье,
Вот начитается книжек,
Карму немного поправит.

Станет большим дипломатом,
Может быть даже поэтом,
Или каким-то магнатом,
Будет кататься по свету.

Дунет, забудет о прошлом,
Будет тепло и уютно.
Сложное станет несложным,
Что же еще в жизни нужно.

***
Смотрю на темень за окном
Вдыхаю кислород,
А выдыхаю углекислый,
Несет с попутным в ночь грядущим сном,
Наружу, на бумагу мои мысли.
Все теми же словами об одном,
О неизменном и о снах без слов,
О роли муз пространствах и былом,
Об умудренной седине висков.
Как к слову Бога не прибавить, не убрать,
Меняемся не мы, меняется лишь время.
Кто знает, стоит ли вновь жить и умирать,
Тащить свое нагое бремя.
Девицу черную с косой не миновать,
Она нам всем роднее, чем сестрица,
Зловещая больная благодать,
Веков бессмертная царица.
И снятся мне все те же сны,
Как будто что-то я забыла,
Над черной скатертью земли
Мне не расправить свои крыла.
Томлюсь, не веря в западню,
Желание во сне священней лиры,
И суеверно бьюсь крылом
О стенки чувственного мира.
Границ его мой пыл сильней,
Я вспомнила, что очень важно
Пускаясь в путь за тридевять земель,
Вернуться в дом родной однажды.
И не боясь ни снов, ни тьмы,
Ни девицы во черном платье
Идти вперед на тихий звон струны,
Сердечной жилы сквозь ненастье.

 

 

Прилюдно занимались словоблудием,
Смеялись, потешались простолюдины.
Не нормативно излагали и занудили
Извилистые отроки Иудины.

Грехоприкладство все это с конца и до начала!
С начала до конца, до самого причала.
Когда б их мать от боли не кричала,
Когда б отец их не дал им начала,
Молчали бы их рты, и сердце не стучало,
И пустозвонство это не звучало!

***
Так нужно нам во что-то верить,
Едва ли мне облечь в слова,
Едва ли фунтами измерить,
Желание найти себя.

Нам всем в познание дорога,
Банально, но ведь это жизнь.
И добредя до вечного порога
Мы все еще стремимся жить.

Мы ищем, веря и не веря,
Боясь растаять навсегда.
Страшимся смерти, только время,
Не ждет и смотрит свысока.

Бог есть любовь, но ждем мы кары,

Лишений и зловещей мглы.

Мы перед гневом его малы.

Нас ждут кипящие котлы.

Но как, позвольте, сэры, дамы
Познать того, кто сотворил Вселенную,
Неужто правы Религиозные умы.

Наивно, но я все же верю,
Что Бог поистине мудрей,
Мы просто разучились слышать
Песнь мотыльков и звон полей.

***
Ты безответным не останешься.
Моя пощечина — твой удар.
Моя обида тобой не прощается.
Я Женщина, а ты — Мужлан!!!

***
только о чистом, душою и телом
смело, речисто писать я хотела,
чисто писать без запинок и точек,
что б ты читал меня между строчек.
между глаголов, между частиц,
между моих двух единиц правой и левой.
между — везде.
смело, речисто, при полной луне!

ДРУГ

***
А казалось-то, было сколько всего,
Оказалось, что просто казалось.
Ничего, только как-то больно…ничего,
Это просто наверно усталость.

И не друг и не враг, а так,
И смешно. А какая жалость.
Оказалось, казалось. Такой вот пустяк.
Был как брат. Ничего не осталось.

Только горечь, да соленый привкус на губах,
И не важно то о чем мечталось.
Не сказать всего мне в двух словах,
Как-то сразу все сломалось.

И быть может, нет его вины,
И быть может, я не виновата.
Замело и не видать следы,
Чья это потеря? Чья утрата?

Память все расставит по местам.
Пожалеет. Соберет осколки.
«Ну, прощай». Прощаясь, руку дам.
Улыбаюсь, только вот глаза промокли.

МЕТЕЛЬ

***
Вечерело… и сходила я с ума,
Раскаляла свои нервы до бела.
С ветром в пару закрутила, замела,
Елки, реки, одинокие дома.

Белым нежно целовала гладь стекла,
Завывала, обрывала провода.
Ревновала, миловала, в ночь звала,
Пировала, в реках стынула вода!

Забавлялась, тучи гнала на восток,
Забывалась, снегом падала у ног.
Укрывала покрывалом гладь дорог,
Чтоб по ним вернуться ты не смог.

***
Мы с тобой уж не помним зачем,
Да и кто знает, нужно ли помнить.
Мы с тобой, как и прежде ни с чем,
И нет поводов об этом спорить.
Раздели моих снов пустоту,
Раздели со мной все, что ты сможешь,
Мою немощь, мою глухоту,
Бессловесность, бесчувственность кожи.
Я тебя так хотела любить,
Так хотела себя напророчить.
Я с тобой не боялась творить,
Говорить о разных, о прочих.
Ты мне дал возможность дарить,
Ничего, не желая в ответ,
Ты мне дал возможность забыть,
Чтобы помнить потом тысячу лет.
А теперь я смотрю в пустоту
Обожженной бессмертной души.
Не могу. Нет, уже не хочу!
Ты силен, а я нет. Отпусти.

***
Мы вместе лишь потому,
Что нам не хватает тепла.
Ты верный мой муж, а я так…
Просто чья-то жена.

***
Хамло! Кричу я,
А в ответ ты: дура!
Согласна я. Согласен ты.
Такая вот фигура.

Сон

***
Я здесь, где черты не ясны.
Я здесь, где слова бессильны.
Где чувства вдвойне прекрасны,
А помыслы тайные тыльны.
Я здесь, где реальность напрасна,
Где грань, за пределами тела.
Я здесь, где душа беспристрастна,
Поэтому чувствует смело.
Мне нравится моя тревожность,
Мне нравится трепетность мысли.
Мне люба любая возможность
Быть чуткой к небесной выси.
Мне нравится быть осторожной,
И даже где ясно, домыслить,
Чтоб стала она невозможна
Столь прочная сложность мира.
Мне нравится чувственность ветра,
Ему нет границ и мерила.
Мне нравится, и я согласна
С его беспредельною силой.
Мое отчуждение праздно!
Я даже в ладах с тенью мира.
Мне нравиться ночь и негласно,
Я с нею в беззвучье едина.
В тиши нить времен бесконечна.
В тиши равновесие мира.
Мне нравится соло заката…
Я видела сон! Я парила!

Наташа Демидова. СБОРНИК 01

***
Мосты.
Для тех, кто вернется в дождь.
Дожди.
Все носят зонты, вдруг вновь,
А ты,
Ты без сентиментальных грез.
Реальность — Злой пес.
Сердце!
Я стала нелепая среди вас.
Сердце!
А сверху все льет, я промокла, из глаз
Слезы.
Ну, разве могу я простить и забыть,
Горе.
А сердце болит.
Винить.
Закованы руки в обрывки Злых фраз.
Молчать,
Когда нарывает и хочешь кричать,
И плакать!
Бросать стекло на пол!
Быть может сурово.
Но ты начни снова.
Встречать,
И оставить свои на потом.
Зонты.
Для тех кто вернется сухой под дождем.
А ты,
Ты без сентиментальных грез.
Реальность — злой пес.

 

 

***
Словом стала и упала,
Вниз летела беглым телом,
Таяла и растворяла
Звезды синие, планеты алые.

 

 

***
О твоих изгибах говорят мне руки,
Закрывайтесь глазки, вам приснятся глюки.
Со спины на пузо, а потом на бок,
Спим, твое колено у меня меж ног.
Мы в сплетенье этом не разлей вода,
Как не повернешься рядом ты всегда.
Справа, сзади, слева…вдоль и поперек.
Вместе срок мотаем уже третий год.

 

 

 

***
и стала я небом.
и таяла снегом.
ложилась
туманом
на землю
всем станом,
звучала,
звала,
и мечты окрыляла,
дождям,
и ветрам,
и луне подпевала.
слогала,
влогала в уста,
испаряла,
несмело звенела
и нежно шептала
немые слова.
и себя даровала
векам.

 

 

***
Беспечность порою так одинока,
Я сражалась с собой, я была так жестока.
Я пленяла игрой, и забыла уж сколько,
И распалась на дхармы, на беспечность порока…

 

 

***
Прощальный жест влажных глаз.
Ты вновь уходишь, как в последний раз.
Мы расстаемся и не нужно фраз.
Попробуй все сначала еще раз.
Игра, бессмысленные гонки.
Она все жестче, он прочней.
Весною лед на реках тонкий,
На спор идут, кто посмелей.
А дальше пустота. Им снятся сны немые.
В толпе прохожих, ищут встречный взгляд.
Порою вызов одиночеству в порыве, бросают,
Но судьба, иную, на свой взгляд,
Поет им песнь печальную, и вскоре,
Суеты мира, словно море,
Их поглотят, накрыв своей волной,
На время, обеспечив их сердцам покой.

 

 

***
Мне сравнения не найти
твоим чутким рукам,
столь родной красе…
Твои
так милы
порою
черты.

 

 

***
В безвременном пространстве,
пустующих комнат,
в безразличии лиц,
обращенных назад,
В неизменном спокойствии,
давящим душу,
Задыхаюсь,
в пыли одиночества.
В бессловесных устах,
в безмолвии взглядов,
В безысходности дней,
чередующих ночь,
В безнадеге безмерных
обыденных будней,
Я искала тебя…

 

 

 

***
Отступаю от своих невзгод,
Отрекаюсь от ненужных мыслей.
Из болота, напрямую в брод!
Я безумие, и в том, и в этом смысле!

Поступательность — ненужный хлам.
Я контрастность, мысли на пределе.
Чувствую, что вот-вот сдам,
«very much» в моем уставшем теле.

Знаменатели расставлю по местам,
Вектора направлю, и к постели.
По делам сама себе воздам,
Чтоб проснуться утречком в апреле.

Все теории, увы, не для меня.
Не по правилам, и что же, в самом деле?
Забываюсь. Ну и пусть! Прощу себя…
Как ты смел… О, как мы оба смели…

 

 

***
Любовь моя,
чьи берега,
чьи сладкие фразы,
манящие взгляды,
влекут тебя?

Любовь моя,
родные края,
тебя провожают,
и снова встречают,
а с ними и я.

 

 

***
Катерина прочитала, и сказала «жизненно».
А потом про себя «фигня», мысленно.

 

 

***
Править правила игры,
Перед БОГОМ все равны.
Все на свет мы рождены,
И на смерть обречены.
Суета сует до нас,
Суета и после нас.
Восклицаем, вопрошаем,
К небу руки воздеваем.
Ищем истину, томимся,
Все вокруг познать стремимся.
Топчемся как муравьишки,
И спешим в свои домишки.
Кто живет, кто выживает,
Кто без смысла проживает,
Кто-то думает что знает,
Кто-то верит и мечтает.
Нет ответов. Нет надежды.
Все мы странники как прежде.

 

 

***
Ухожу, не стукнув дверью,
Не сказав ни слова.
Ухожу без сожаленья,
Не глядя сурово.
Странно встретились с тобой,
Странно расстаемся.
Ни о чем меня не спросишь,
и не остановишь.
Ухожу совсем чужой,
обижаться глупо.
Ухожу, ты не поймешь,
не обнимешь скупо.

 

 

***
Звенит, как колокол, тревожным перезвоном
Душа, печалит и томит.
Я ставни закрываю своих окон,
Чтоб заглушить томящий сердца крик.
Я строю баррикады у порога,
Чтоб не проник жужжащих мыслей рой.
Не дом, а крепость, за свою свободу
Я день и ночь веду тяжелый бой.
Что за ненастье, тучи все темнее?
Нет больше сил, держать себя в руках.
Борясь с собой, держу я оборону,
«Бог в помощь», слышу вдруг издалека.

 

 

***
Я сильнее тебя, я слабая,
Я последняя я, та самая,
Что сильнее тебя, но упрямая,
Я твоя «не твоя» желанная.
Жизнь дающая, а значит правая,
Предающая Ева безнравная.
Чувств и слез река первозданная,
Глубина твоих мыслей пространная.
Я в ладонях твоих бесправная,
Твоя боль головная главная.
Медь звенящая, тайны хранящая,
Твоей милости не просящая.
Приду в сердце твое незваной,
Как Джаконда с улыбкою странной,
И отдам все, оставшись бесправной,
Не твоею, твоею желанной.

***
He отпускай меня,
не дай уйти безмолвно.
Объятьем удержи,
желанным нежным словом.
Твое тепло
растопит сердца холод.
Не покидай меня
в стальных судьбы оковах.
Мою печаль
покрой своей любовью,
Взглянув в глаза,
проникнись моей болью.
С щеки слезу
смахни своей рукою.
Не покидай меня.
Мы вместе сломим горе.

***
Не замечали, не замечали,
Не замечали, что рядом был Бог.
Не замечали, не замечали,
Как море волнами бьется у ног.

***
Пусть навсегда исчезнет мой дверной звонок.
Не приходите, я не жду Вас.
Надежды неожиданный рывок Я удеру.
Нет, я не жду Вас.
Надену старые потертые штаны,
И рваный свитер, смою краску.
Вот Вам ответ моей души!
Не стану ждать Вас, НЕТ, не стану!!!
Я буду мыть посуду, а потом полы,
Стирать колготки, зашивать рейтузы.
И попытаюсь вновь забыть, что есть часы,
Чтоб в ожиданье не считать минуты
98г.

***
Я полость. Отражение веков.
Бездомность раздающихся звонков.
Воздушность возносящихся паров,
Слияние их в радугу из снов.

Меня унять твой пыл не смог.
Я удержать его поток.
Меж нами скучный диалог.
Меня читай меж строк.

А что от памяти мне ждать, оков?
И пре.., и пере.., и печальный вздох?
Нет, уж увольте, ну какой в том прок,
Раз ты не смог…

***
Такое чувство, будто все уж сказано,
Написано, другими прочтено.
Какой вам прок с того, что я швыряясь фразами,
Скажу о том, что уж другими сказано давно.
Зачем томить рифмованными строками,
Глаголом жечь уставшие сердца?
Ведь под луною ничего нет нового,
Да и достаточно поэтов без меня!!!
1998-99 г.

***
Как в море расходились корабли,
Как разводились поутру мосты,
Так разошлись, так расквитались вы,
С собою, со своей любовью…
Подкручивала прядь своих волос,
Постукивал нервозно, но вопрос,
Не задал, и пустили под откос
Немое свое горе.
Победой мнимою натешившись вполне,
Он оглянется вслед своей судьбе.
Она окликнет его сотню раз во сне…
А разве стоит?
2000 г.

а душа моя рядом…

***
Проецируя наши желанья,
Скажу «нет» беспощадной надежде.
Я прощаю тебе все признанья,
Что бы знать, с чем сравнить свои прежде.
Очумелость мечтаний ненужных,
Переводит за зря мои нервы.
Ограждаю себя от наружных,
Я сама себе суд, это верно!
Консервирую чувство тревоги,
Развожу кровь дурною травою.
Мне подвластны лишь руки да ноги,
А сама она рядом с тобою…

***
поражать активной наивностью
и играть свою роль непонятную,
необъятную, невнятную,
ложь гуманную, опрятную.
обыграть себя вероятную,
замороченную, занятную,
стать тебе на минуту понятною.
…претвориться собой…

***
Я ломаю былую печать,
Я спешу стать границею МЕЖДУ,
Между тем, о чем стоит молчать…
Я спешу. Я срываю одежды!!!

***
Наивные птахи молчат,
Наивные птахи смеются,
И плачут за грош, за пустяк,
Безумствуя, в небо рвутся.
Нам важно быть выше других,
Нам нужно быть лучше, умнее,
А эти в реалях иных,
Им искренность чем-то важнее.
Им светлым иное дано,
Им чутким порой не понятно,
Как людям чернить не грешно,
Душевность их даже занятна.
Но жаль, что им предрешено
Непонятыми остаться,
И выход найти не дано…
…но искренне плакать, смеяться.

***
Незыблемая обыкновенность.
Непринужденная обыденность.
Безликая серость.
Общественная коллективность.
Дайте веревку и мыло!
Устала то одних и тех же лиц!

***
мне радостно, мне так легко и сладко,
мне чутко, вдохновенно, мне приятно.
я многоточие, я точка многократно,
я разнополая и я невнятно,
я беспричинность мысли, я занятна,
но лишь бы все тебе было понятно.

***
Куда твои мечты глазели,
Когда мои и быть не смели,
Когда мы рядышком летели,
Во что ты верил?

***
Все это блажь, безумие скупой,
Но слишком уж сентиментальной дамы.
Что памятью зовут, а за спиной,
Плаксивой и капризной самой.

***
Телефон предательски молчит,
Будто в чем-то виновата я.
Будто думает он, будто говорит:
«…виновата…виноватая…»
Подниму я трубку, а в ответ,
Длинные протяжные гудки.
Будто про меня забыл весь белый свет.
Про МЕНЯ, про Я, МОЕ, МОИ…

***
Если солнце остынет,
Если ветер утихнет,
Если волны морские уснут.
Ее память всему вопреки не забудет
Его теплых ладоней уют.

***
О мой слух! О мои очи!
Я потухла, звезда ночи.
Я замолкла среди прочих.
Я непрочная среди прочных.
Я заочная порочная,
Не ослепшая дырка замочная,
Не остывшая, полуночная,
Слеза солоноватая, сочная.
Неопознанная, неточная,
Вечно спешащая, срочная,
Озабоченная, нежная очень,
Половина чья-то это точно.

***
Мои слезы — пустая трата воды.
Мои мысли — перевод души,
И никто не верит, что мне всерьез тяжело,
Говорят: «не смеши»

***
Упражняясь в речах, пожатьях плечах,
Бесконечность вопросов в чьих-то очах,
Не унять, не унять.
Прикасаясь улыбкой не сложно прощать,
Но за Злую ошибку повинна молчать,
И принять … и принять.
В этом мире не сложно заведено,
Кто-то ищет всю жизнь, а кому-то дано.
Но итоги всех странствий в значенье — равно!

***
КРЕМ ДЛЯ ТЕЛА, КРЕМ ДЛЯ ДЕЛА
ДЛЯ КАКОГО ДЕЛА МОЕ ТЕЛО?
ДЛЯ КАКОГО ТЕЛА МОЕ ДЕЛО?
И НУЖНА ЛИ Я ЕМУ ТЕЛУ ТВОЕМУ?

***
Вверяю свое сердце разности дорог,
Моим стопам нет более отрады,
Иду навстречу ветру, на восток,
Там солнце ярче, там мне рады.
Своих переживаний не веду учет,
Встречаю взгляды проходящих мимо,
Свобода вновь представила мне счет,
А я смотрю вперед игриво.
Надежда верно не порок,
Но слишком уж она упряма,
Ведет опять со мною диалог,
Уж лучше б все сказала прямо.
А я томлюсь пространством и луной,
Восходами, закатами живу я.
И обхожу надежду стороной.
Своими чувствами уж больно дорожу я.

***
я с тобою не говорю,
не встречаю тебя вечерами,
и звонка твоего не жду,
и не помню, как тебя звали.

***
Его не узнает мятежная память,
Она на измены легка.
И вновь за собою куда-то поманит,
Закроет повязкой глаза.
Ступая по прошлому, словно по краю
Бездонного лунного сна.
Он вспомнит о той, чьи немые желанья
Томили слепые сердца.
Секунды, минуты, года и столетья,
Все в бешеном ритме назад.
На уровне чьей-то непрожитой жизни,
Он вспомнил ее нежный взгляд.
Мосты бесконечные дали, дороги,
Людей разных лица, дома.
Искал он ответ среди этих немногих,
В отчаянье звал сквозь года.
Ее в алом зареве, в огненной страсти,
В безумии рук в безысходности дня …
Волною нахлынула горькая память,
Отдав до конца всю себя.

***
Несмелые мысли мне стали роднее тела,
А смелые, если б, я небо чужое воспела.
Чужих откровений наслушалась и онемела,
Когда-то была я Любовью, Надеждой и Верой.
Любовью была, и любимой меня называли.
Надеждой слыла, но надежды мои болью стали.
И верно я верила, только меня не узнали,
То Любой, то Надей, то Верою называли.

***
Незаметно тихо уйти,
Не оставить нити сомнений.
В перекопанном сердце найти
Уголок слепого забвенья.
На рассвете душу спасти
От ненужных прикосновений,
Незаметно тихо уйти,
Простынь белая на постели….
Дверь неслышно закрыть,
Забыть, запечатать, заколотить,
Растоптать, напоследок УБИТЬ,
ТАК что б точно не вспомнить!!!

***
Гнев свой сломать о твою шею,
Корчиться, кричать, и вырываться.
Доказать тебе, такому дуралею,
Что не прав, и что тебе не оправдаться.
И горчить, и соль тебе на раны!
И зарезать, словом без ножа!
Дураки, и поголовно все бараны!
Одним словом — мужики!

***
Вот два катета, равных мне — гипотенузе.
Я носила их восемь месяцев в пузе.

***
Человеколюбие…
Любить человека…
Я люблю тебя…
Я человеколюб!!!

***
Я на твоей ладони
маленькой черточкой,
Не удержать, отпускаю
птицею в форточку.
Каждой такою ночкой
дремность тревожная.
Я теперь не родная,
я осторожная.
В рамках своих костей,
в рамках бессилия,
В рамках своих страстей,
сделать усилие.
За нелюбовь не воздать,
сбыться и отпустить.
Вовремя опоздать…
Если смогу, то простить.

***
Атрибут твоей жизни —
Мирно спящее тело рядом.
Не горюй и не кисни,
Не томи его долгим взглядом.

***
Отутюжила белый флаг,
На тебе. Сдаюсь!!!
Хочешь, ешь меня,
Хочешь, режь меня,
Я уже не боюсь!!!

***
КА-РА-УЛ!
УЖАС.
КОШМАР.
КАТАСТРОФА.
ОБАЛДЕТЬ.
С УМА СОЙТИ.
СКАПУСТИТЬСЯ И
ЗАСТРЕЛИТЬСЯ!!!!

***
Я зову тебя, слышишь,
Я даю тебе время.
Я считаю минуты,
Отзывайся скорее.
Потому что кленовые
Быстро желтеют,
А зима наползает,
А клетки стареют…

Оливье

***
Докторской грамм триста,
Огурцы любые подойдут.
Очень просто научиться,
Если руки не из з…цы растут.
Варится картошечка в мундире,
Яйца, майонез, морковь,
Баночка горошка, и в квартире
Праздник, и взаимная любовь!

***
Мама межу нами двадцать лет.
Между нами то и это было.
Бытовой мешая винегрет,
Забываешь что здесь следствие,
а что причина.

***
Влюбляешься отважно и навек,
В столовой вместе с нею заправляешься,
Ведешь в кино, потом к себе и, наконец,
Все, что мечталось, получается.
Звонишь ей иногда, она тебе.
Периодически случается.
В итоге ты отец или подлец,
И праздник жизни продолжается!!!

***
И меняла тумбочку на плаху,
И трезвонила, что невиновна я.
А он не поверил, и пошла я на …
Плюнула на все я, и пошла!!!

***
Наедине с твоей душой,
С ее частью, с куском тревоги,
Знаком равенства стану с тобой,
На распутье на вечном пороге.
Время нам ничего не вернет,
Посмотри на меня я чужая,
Мою жизнь и твою сожрет,
Не отпустит, дойдем до края.
И однажды мы все поймем,
И простим и забудем разлуки.
По следам миллионов пройдем,
И поднимем к небу руки.
Эта слабость не наша судьба,
Это только ее ступени,
Этим нам она дорога,
Но однажды откроются двери.

***
Плановое переспатие,
С кем? Ни с кем.
Да так, с одним приятелем.
Ну и как? Никак.
Запуталась совсем,
Надоело быть ничьей,
И быть ни с кем.

***
Единожды сгорев, лишь тлеет.
Печалить и томить не смеет.
Видавший свет не ждет и не верит,
Не ищет и движением мерит
Мечты, расстояния, цели,
Себя, убедив, что успеет,
Воспеть жизни ритм на пределе.
На грани с усталостью в теле.

Наташа Демидова. СБОРНИК 00 (песни)

***
Не надо, не тревожься.
Други, подруги прорвешься.
Хочешь кури. Завтра проснешься, обернешься.
Что они? У тебя свое есть солнце.
Я уйду так легко, что ты улыбнешься.
Посылки из прошлого — слова мои неосторожные.
Это легко, ты уже под небом, ты высоко.
Все, лети. Забывай, что ломали и сердце в кармане.
Впереди пути, все привычки под замком — в чемодане.
Пр:
Аэропорты — столько печали нам обещали,
А мы не скучали, и в разное время рассветы встречали.

 

 

***
Звезды это то, что ты видишь
вечером из окна
Может быть все, что ты слышишь
Это не просто слова
Может быть, все что ты видишь
Это обрывки из сна
Ты плачешь, ты часто дышишь
Просыпаясь, не спишь до утра.
Где-то он есть, но не сейчас и не рядом
Близкий, родной человек
Среди незнакомых лиц и взглядов
Так нужен порою чей-то совет
И все не так и что-то рвется
После новой весны
Наверно судьбою потом назовется
Случайно не забытые сны
Пр:
Белые корабли твоей весны
Белые корабли и теплое солнце,
Белые корабли — это сны и мечты твои
Я вижу что сложно, ты спишь так тревожно.
Те, что рядом ни было, ни есть
Я знаю, что где-то на небе
Кто-то должен это учесть и тебе ответить

 

 

***
Вопреки всем ветрам и дорогам ведущим назад,
Вопреки всем восходам наступит обычный закат.
Все для вольных стоп, а не вольным дарован покой
Я останусь с тобой.

Пр:
Пели звезды, маня за собой.
Ветер на заре повенчался с весной.
А казалось, им был неведом покой.
Я останусь с тобой.

Сон — это сон, а вот слово — удар по рукам, по щекам.
Время придет, и я все отдам, и я все отдам.
Не перечеркну, отвернувшись, не встану спиной.
Я останусь с тобой.

 

 

***
Озимая осень, опадает последняя листва,
Все меньше света на небе ведь чаща облака.
И видимо где-то потеряли сон мои глаза.
Стихи да куплеты мне напевает луна.
Пр:
Северный ветер растрепал волосы Инея полосы признак зимы. Серые, блеклые, здания окнами, Смотрят унылыми взглядами вниз.

Разбитые окна, а впереди холодная зима.
Не вижу в них прока, зачем мне рамы без стекла.
Горячего чаю напьюсь я на ночь, а с утра,
Проснусь и увижу на столе пол стакана льда.
На что горизонты, на что мне холод да зима.
Уж лучше в неволе, зато с кем-то рядом у огня.
На утро проснуться и ощутить что не одна,
И вдруг не увидеть на столе пол стакана льда.