Исмаил Ибрагимов. Вкус душистого и ароматного хлеба (рассказ)

У каждого человека на этой земле есть дорогие сердцу люди, оставившие добрый след в памяти. Сколько бы ни прошло времени, не будет предано забвению светлое имя неутомимой женщины-труженицы, хранительницы домашнего очага, преемницы славных национальных традиций хлебопечения. С добрым именем матери навсегда запали в мою душу её мягкие и пышные, большие и румяные лепёшки домашней выпечки по старинным традиционным рецептам – символы достатка и изобилия в доме.

Мне часто снятся счастливые мгновенья детства, наш уютный двор, утопающий летом в зеленой изумрудной листве высоких тополей и маклюры – живой изгороди вокруг четырёхэтажного многоквартирного дома центрального микрорайона. Здесь, в сторонке от высотного дома, стоял тандыр, где мама каждый день пекла хлеб. В круглой глиняной печи, служившей долгие годы, из проворных рук энергичной хозяйки-умелицы получались изумительные горячие лепёшки, наполнявшие воздух ароматом свежего хлеба. Сара апа один за другим быстро вынимала из чудо-печки круглые, одинаковые по размеру лепёшки, украшенные причудливыми дырчатыми узорами, сделанными во время заготовки теста с помощью тикяч – специального деревянного инструмента с металлическими прутьями. Складывать она их не успевала. То и дело к ней подходила бегавшая по двору наперегонки неугомонная детвора. Добрая хозяйка тандыра, преломляя на куски свежие чуреки, с радостью угощала всех мальчишек и девчонок, соседей.

Помнится, после выпечки хлеба, когда наш двор погружался в синие сумерки, приходила мама домой с одной или двумя лепёшками.

— Ничего, завтра приду с работы и напеку ещё много лепёшек,  —  говорила своим домочадцам Сара апа. — Хлеб – святой продукт, печь хлеб для меня – самая большая радость. Угощать людей хлебом – добрая традиция в народе. Эта простая истина свята для каждого человека. Хлеб – бесценный подарок Природы, незаменимая пища для человека в любое время. Хлеб – наше главное богатство.

Когда мама произносила эти слова, её светлый взгляд наполнялся теплом открытой женской души. У матери было особенное, уважительное почтение к хлебу. Может быть, поэтому у неё всегда получались необыкновенно вкусные чуреки.

— Хлеб – вечный спутник человека в пути, хлеб согреет душу, сократит дорогу, придаст путнику сил, — приговаривала она. – Недаром в народе говорят: хлеб в доме – счастье в доме.

Навсегда запечатлелись в моей памяти мать-пекарь и глиняная печь – вечные святыни на земле, спутники человеческой жизни. Казалось, Сара апа никогда не уставала. Она всегда  всё делала сама: быстрыми и точными движениями рук месила тесто, добавляя в него свежее молоко, колола дрова, разводила огонь в тандыре, пекла лепёшки.

Когда я поступил в столичный вуз, мама первым делом на дорогу испекла мне чурек.

— В большом городе много хлеба, — говорил я.

— Хлеб не будет тебе лишним грузом, сынок,  —  отвечала мама. – Хлеб-оберег, возьмёшь его в дорогу, и удача будет сопутствовать тебе. Хлеб в этом людском мире вечен, как вечны небо и звёзды, солнце и луна. Хлеб — неизменный спутник людей, украшением дастархана в каждом доме.

Мама знала и рассказывала старинные легенды и притчи о святости и чудодейственной силе хлеба. Помню её рассказ о том, как в далёкие временаодин чабан, когда на пастбище спустились вечерние сумерки, по неосторожности уронил крохи чурека, но в темноте так и не нашёл их. В этом месте пастух воткнул посох, чтобы утром продолжить поиск. На рассвете новогодня он пришёл на то самое место и не поверил своим глазам, увидев посох золотого отлива…

Или легенда о том, как в одном царстве однажды захворал правитель. Изнемогая от недуга, он вспомнил слова одного лекаря о том, что его исцелит вечная на земле для людей пища. Тогда властелин позвал трёх сыновей и велел им найти её. Старший сын принёс отцу гранаты, придавшие старику бодрость духа, средний потчевал правителя грецкими орехами, а младший возвратился к царю с мукой, из которой проворные хозяйки замесили белое тесто и испекли в круглой глиняной печи горячие лепёшки. Отведав вдоволь свежего чурека, правитель ощутил прилив сил и болезнь отступила. Такова целительная сила хлеба.

Когда я возвратился в родительский дом, по-прежнему тандыр и мама были как единое целое, как вечные святыни, согревающие человеческую жизнь. Вокруг глиняной печи уже топал её внук. «Постой внучек,  — ласково обращалась к мальчонке Сара апа. – Возьми в руки хлебушек, —  протягивала ему бабушка маленькую, свежую, тёплую лепёшечку, испечённую для него. Топай, топай, малыш. Пусть чистым и светлым будет твой земной путь!»

Когда мама переехала в другой город, тандыр в её родительском доме также стал   для неё главным местом притяжения. Она по-прежнему пекла хлеб для домочадцев, родных и близких, соседей и знакомых. Помнится один из жарких дней знойного лета того времени. Мать встала с рассветом.  Ей предстояло печь много лепешек для свадебного торжества соседской семьи, хозяйка которой попросила об этом Сара апу . Уж очень хотелось угостить всех гостей вкусным свадебным хлебом. В предрассветный час июльского дня стояла нестерпимая духота. Хозяйка-пекарь, первым делом, просеяла через сито пшеничную муку в большую чашу. Затем, добавив свежего молока, она взялась за замес теста. Проворно, согнув пальцы ладоней обеих рук в кулаки мать быстро, монотонными движениями месила тесто. С её лица крупными каплями катился пот. Она по-прежнему продолжала, прилагая всю энергию месить и месить, до полной готовности теста для первой партии выпечки чуреков. Затем вышла во двор, долго колола дрова, заготовленных еще вечером из сухих стволов и веток карагача и шелковицы.

Жаркий диск солнца только-только поднимался над чистым, синим небом. Даже в раннее утро погода была безветренней. Но нестерпимая духота нисколько не сказывалась на  трудовом настрое пекаря. Она по-прежнему продолжала работать с большим усердием: заправив тандыр дровами, она быстро развела в нём огонь. Пройдя в  кухню, начала аккуратно разламывать проворными руками тесто на одинаковые по размеру формы, которые затем на деревянной доске раскатывала на круглые размеры чуреков, заворачивала их в матерчатую ткань. Потом опять вышла во двор, в тандыре искрились красные угольки, которые хозяйка собрала в середину. Убедившись, что печь раскалилась и готова к выпечке, Сара апа вынесла первую партию заготовленных форм лепешек. Надела камзол, повязала голову простым ситцевым платком и принялась за работу.  С помощью тикяч она быстрыми движениями наносила дырчатые узоры на  готовые круглые формы теста, затем надев варежку, самодельной круглой подушкой прикрепляла чуреки к стенкам тандыра, время от времени опрыскивая водой, чтобы хлеб не прилипал. Жар глиняной печи еще больше накалялся невыносимой духотой. Мама была вся пропитана потом. Но это ей нисколько не мешало. Она то и дело проворно влезала в печь и вынимала из неё горячие лепёшки с румяной корочкой и душистой мякотью. После выпечки чуреки складывались в чаши, заносились в дом и раскладывались стройные ряды на дастарханах, чтобы отстоялись до нужной температуры. Комната наполнялась неповторимым естественным запахом вкусного свежего хлеба домашней выпечки. Все лепешки были одинаковой средней круглой формы, не поджаренные огнём, не треснутые, не разломанные. Лицо хозяйки тамдыра была озарена радостной улыбкой. Сара апа была довольна первой удачной партией хлеба, испеченного для свадебного торжества.

Солнце, поднявшееся в зените, сильно припекало. От раскаленной глиняной печи исходил нестерпимый жар. Но хозяйка тандыра по-прежнему трудилась не покладая рук, без устали, в поте лица, успевая и наколоть дров,  и развести огонь в тандыре, и месить тесто, и печь лепёшки. Хозяйка тамдыра всё месила и месила тесто, пекла и пекла ароматные и душистые лепёшки. За целый день Сара апа просеяла через сито большое количество пшеничной муки, вымесила десятки килограммов теста, выпекла много- много одинаковых по форме круглых румяных лепёшек, не поджаренных, не треснутых, не разломанных, как бы точь в точь по стандарту. Сердце её было переполнено огромной радостью от того, что  свежий домашний хлеб испечён вовремя и с пылу с жару будет подан гостям семейного торжества. Довольна была исполненным заказом и соседка, высказавшая в адрес пекаря теплые слова: « Огромное спасибо за вкусные чуреки! У вас всегда самые вкусные и аппетитные лепёшки, украшающие дастарханы людей».

Время шло. В первые годы независимости нашей  суверенной страны земли многих хозяйств были отведены под озимые зерновые. Проходя у кромки земель с нежными зелеными ростками белой пшеницы, Сара апа испытывала безмерное счастье. Её сердце было преисполнено чувством гордости за родной край, за земледельцев, достойных преемников древних  традиций хлебопашества. На её глазах благодатная туркменская земля превращалась в житницу родного края. Особое восхищение вызывала у неё золотая нива с колыхающимися под лёгким ветерком желтыми, тугими колосьями пшеницы.

Вот уже около четверти века у нас стоит во дворе тандыр. Круглая глиняная печь, установленная мамой, напоминает её добрую хозяйку. В этом тандыре, ставшем семейной реликвией, сегодня пекут румяные и душистые лепёшки невестки сына и внуков Сара апа. Печь хлеб для них, как и для хозяйки тандыра, — самая главная радость, самое любимое и почетное дело. Испечённые ими аппетитные чуреки украшают домашний дастархан, являются главным украшением для гостей и оберегом для детей. Они, как и хозяйка тандыра, ценят вечную святость хлеба, дорожат народными традициями хлебопечения – бесценным наследием, сохранившимся до наших дней. Эта добрая традиция вечна, как сама жизнь на земле.

Исмаил ИБРАГИМОВ.

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.