Виктор Сбитнев. И острый галльский смысл! (эссе)

/Заметки о неправильности русской жизни/

 В череде однотипных, лишённых какой-либо художественной ценности сериалов изредка высверкивают каратами драгоценной неповторимости такие вещи, как «Штрафбат» или «Ликвидация…». Последняя только что отметилась своим печальным финишем на канале «Победа». Некоторые, очевидно, могут вполне резонно возразить: а почему собственно «печальным»? Одесское восстание бендеровцев не удалось! Банда полностью уничтожена! Её главарь, советский контрразведчик Кречетов и фашистский диверсант Академик в одном лице, дезавуирован и, так сказать, морально развенчан главным героем ленты боевым офицером и начальником одесского розыска  Давидом Гоцманом! Просто, ни дать – ни взять, классический  хеппи-энд! Но тревожное состояние  остаётся. И это даже не тревога, а какая-то сосущая Тарричеллева пустота… Её  как будто нарочно хитро-мудрые создатели практически военного фильма взяли да и перекинули в нашу сугубо мирную, вполне себе буржуазно-обывательскую  действительность.

Помните последний серьёзный разговор безусловно честного и гуманного Гоцмана с уже обречённым на «высшую меру социальной защиты» двуличным и жестоким Кречетовым? Хорошо изучивший Кречетова в деле Гоцман спрашивает его: А зачем тебе, профессионалу,  всё это? Немцев мы давно победили, а ты всё продолжаешь убивать… наших? Ты же – русский! И Кречетов с некой «дальновидной» тоской признаётся, что немцев он не любит, но нынешних «наших» ненавидит! За что? А за то, говорит, что «вы вечно со всеми в этом мире воюете, а у своих всё отбираете!» И вот когда эта, так сказать, прощальная оценка момента повисла в художественном пространстве, я отчётливо почувствовал, что она адресована отнюдь не  Гоцману и СССР, а в аккурат нам с вами. То есть современной России, а говоря языком нашей политологии, — её внешнему  и внутреннему содержанию, кричащие противоречия между которыми  делают  неповторимую, однажды данную Господом и, словно песок сквозь пальцы,  истекающую нашу  жизнь неправильной!

 Впрочем, эту неправильность мы ощущали и раньше… Может, десять, может, тридцать, а может, и всю сотню прожитых после 1917 года лет. Это ощущение, безусловно, менялось  в зависимости от «дыхания» приходящих и уходящих вождей и распространяемого ими по огромной стране «выхлопа». Грубо говоря, если Сталин, попыхивая трубкой,  «накрывал» пресловутой 58-й своих ближайших сподвижников, то эта же 58-ая сверкала и на лбах партийцев абсолютно всех  обкомов, горкомов, райкомов и парткомов бескрайнего СССР, и если от Ельцина несло на весь британский аэропорт  коньячным перегаром, то и в буфете на костромском вокзале круглые сутки торговали «дешёвым сучком» или загашенной в подсобке фруктовкой. Но неправильность нашего времени, в силу особых, чисто российских психо — эмоциональных  особенностей, переродилась из категории сугубо социальной и даже где-то бытовой в категорию, в самом широком смысле слова, мировоззренческую  и даже историческую! То есть существенная, а местами (например, в Хабаровске) даже значительная (!) часть населения стала явственно ощущать приближающуюся  перспективу обязательной расплаты за свой пассив в отношение этой глобальной неправильности. Александр Блок ещё в начале двадцатого века вооружил русскую интеллигенцию чрезвычайно точным термином на этот счёт – «возмездие». Увы, всем нам, а не только нашим властителям, очень скоро придётся жестоко отвечать за нашу вялость, уступчивость и — как следствие — преступное согласие с этой   неправильностью нашего настоящего существования.  Ровно год назад покидавший сей мир русский поэт Юрий Бекишев  успел покаяться сразу за всех нас:

 

Нет надежды, нету веры, нету Бога.

Жизнь нехороша, темна, убога.

За душой бессмертной ни гроша.

Ах, длинна осенняя дорога!

Вслед глядят мои родные строго.

Дождь прошёл и в стёкла задышал

в моём доме. Ничего не видно

впереди. О господи, обидно,

словно  кто-то за меня решал,

как мне жить. А как я жил – мне стыдно.

 

Стыд – это уже очень многое, в сущности – покаяние, которое, согласно нашей Вере, искупает человеческий грех. Вот только Поэт, при всём к нему уважении, не Иисус, и ему  в одиночку не по силам искупить грех целого народа — вялое равнодушие к  деяниям своих «властителей и судий». Говоря проще,  речь идёт о нашем русском  равнодушии к устройству жизни внутри  страны и соответственно — к своей собственной жизни! Власть строит порядок протекания повседневного бытия всей нации без какого-либо живого интереса к условиям его протекания. Для неё имеют значение только так называемые внешние факторы, «наружный шум», о губительности которого для русской души красноречиво предупреждал в своём «Молчании» другой поэт и вместе с тем видный российский дипломат, десятилетие проживший в Германии, Фёдор Тютчев:

 

Лишь жить в себе самом умей:

Есть целый мир в душе твоей

Восторженно-тревожных дум, —

Их оглушит наружный шум,

Дневные ослепят лучи.

Любуйся ими. И молчи!

 

В этой связи нельзя не вспомнить лейтмотив   опубликованной в 1890 году работы самого русского немца Фридриха Энгельса «Внешняя политика русского царизма»: «Вся опасность мировой войны исчезнет в тот день, когда дела в России примут такой оборот, что русский народ сможет поставить крест  над традиционной завоевательской политикой своих царей и вместо фантазий о мировом господстве заняться своими собственными жизненными интересами внутри страны, интересами, которым угрожает крайняя опасность». Поистине символическая перекличка с оценкой немецкого диверсанта Кречетова! Что русский царизм, что нынешний кремлёвский патриотизм: ментальный «интерес» к жизни иных государств и почти полное безразличие  к  бытию собственного народа. Или,  как мягко говорят об этом нынешние политтехнологи, «президент проводит  вполне успешно внешнюю политику, однако внутренняя требует серьёзной экономической и финансовой коррекции».  А вот что думал об этом несоответствии в  российской политике  Фридрих Энгельс, сравните: «Даже среди русских революционеров (сегодня это российская оппозиция! – В.С.) обнаруживается подчас относительно слабое знакомство с этой стороной русской истории. Это объясняется, во-первых, тем, что в самой России довольствуются на этот счёт лишь официальной легендой… а во-вторых, многие настолько сильно презирают царское правительство, что считают его неспособным ни на какие разумные действия, не способным отчасти в силу ограниченности, отчасти вследствие коррупции. В области внутренней политики это, впрочем, верно… А внешняя политика – это безусловно та область, в которой царизм силён, очень силён». Совпадение – почти сто процентов! И это спустя полтора века! Может, Энгельс  ошибается? Может, это тоже попросту некая официальная коммунистическая легенда? Отнюдь… Именно из-за неё эту статью наотрез отказался печатать в 1934 году – к 20-летию начала первой мировой войны – советский журнал «Большевик». Нет, Энгельс – прежде всего, выдающийся учёный-фактограф, гениальный аналитик текущих процессов материального мира. Идеология – удел уже умершего ко времени написания «Внешней политики…» Карла Маркса. Просто налицо так называемые «перекрёстные рифмы истории»! Нынешняя «демократическая» Россия как структурно, так и концептуально  мало чем отличается от царской империи конца девятнадцатого века, то есть исторически пересекается с ней: метрополия и колонии, Москва с Петербургом (только в обратном порядке) и остальная – за МКАДом — Россия, «обнулённые» сроки властвования и почти нулевые возможности гражданского волеизъявления. Впрочем, в данном контексте для нас важнее не «нулевые возможности», а близкие к нулю желания и подавленная Воля  российского народа.

В самом деле, я всё решительней  прихожу  к неутешительному  выводу о том, что в нашей нынешней всеобъемлющей стагнации, в конечном итоге, повинны не Путин, Кремль и наша власть, о чём каждодневно «шумит» Интернет, а миллионы и миллион6ы нас, русских.  Про очевидную коррупцию, которая ужасно влияла и влияет на всю внутреннюю российскую политику и, в конечном итоге, и привела и приводит к войнам,  переворотам и неизбежному истреблению как духовной, так и материальной независимости, писал ещё Энгельс. Но куда важнее, что он, классик девятнадцатого века, как и нынешние Меркель, Макрон и весь Запад, серьёзно опасается Российской империи, как «главного оплота, резервной армии всей европейской реакции… потому,  что одно уже её пассивное существование представляет для нас угрозу и опасность». Прошу обратить внимание на это прозорливое «её пассивное существование…».  Как говорится, если бы только власть! Но что цари? Дело случая!

Цари, я мнил, вы – боги властны,

Никто над вами не судья,

Но вы, как я, подобно страстны

И так же смертны, как и я.

/ Гаврила Державин /

Александра Второго убили единомышленники Александра Ульянова – народовольцы, а Александр Третий до срока умер от цирроза печени, ибо злоупотреблял алкоголем. Поэтому я не думаю, что «обнуление» сроков президентского правления в России придумал и инициировал сам Путин. Я даже уверен, что это не так. Его, по большому счёту, придумали мы сами, его величество верноподданный русский народ! Разумеется, технически это выполнила наша пилящая бюджет верхушка, но, так сказать, духовное наполнение изошло от нас с вами, жителей города Глупова, которых так дальновидно боялся немецкий учёный Фридрих Энгельс и ненавидел немецкий диверсант Кречетов. Если не верите, что немцы и их западные соседи боятся нас и сегодня, включите телевизор, наберитесь терпения и посмотрите новости… желательно сразу на всех российских каналах (?). Сначала вас «оглушит наружный шум», то есть наши неоспоримые успехи в Европе, Азии, в Карабахе, Сирии, Аргентине, в Приднестровье и т.п., потом польются «легенды» про успехи внутренние, о чём также предметно упоминал Энгельс: президент начнёт выполнять заветные желания несчастных детей и стариков, а премьер со своими вицами станут произносить какие-нибудь волшебные цифры роста благосостояния и всеобщего преумножения и прививания (исцеления!) от пандемии. Затем непременно покажут  чудака из глубинки, который либо изобрёл вечный двигатель, либо взял такую высокую ноту, которую до него не брал никто даже в оперных театрах Италии и Франции… Вы спросите меня, а при  чём же здесь страх перед Россией со стороны Европы и Запада? А от того и страх , что ТАМ давным-давно поняли главные причины той неправильности, которая лежит в основе всего современного русского бытия и соответственно исходит из российских СМИ. И эту транслируемую россиянам информацию сегодня, благодаря интернету и иным современным средствам коммуникации, имеют возможность принимать практически  все европейцы и американцы, китайцы и японцы: мифы о нашей избирательности и «особом русском пути». А в сущности – уже не легенды и не мифы, а кое-как сляпанную пошлую пропаганду мнимых трендов, ложных фетишей, затёртых схем чужого благополучия. Они, наши раздражители из «внешней жизни», уже давным-давно научились жить иначе, пройдя через «не могу», через горечь потерь и утрат, но, в отличие от нас, сделав из этого разумные выводы. Поэтому сегодня они  просто серьёзно опасаются нашей оставшейся при нас неправильности, в которую ещё совсем недавно мы умудрились затащить едва ли ни половину всего Мира! Лично мне это вполне понятно. И дело здесь, по большому счёту, ни в тоталитаризме или либерализме, коммунизме или капитализме… Оставим политику лидерам наших политических партий и  депутатам, Жериновскому и Зюганову, Пескову и Навальному. Сами же, преднамеренно запамятовав обо всех этих сколь бесконечных, столь же и бессмысленных общественно-политических шоу, сосредоточим своё внимание на размеренном и неторопливом развитии разумного человеческого бытия. Его изучением и запечатлением во «внешнем» мире занимаются гораздо охотнее и самозабвеннее, чем у нас. И, слава Богу, некоторые российские  каналы по-прежнему ретранслируют на российского телезрителя эти многочисленные «караты» ненашей тележурналистики. Возможно, и у них есть свои Скабеевы и Шейнины, Леонтьевы и Киселёвы и даже врачи типа наших Малышевой и Мясникова, но не они занимают сердце и разум не менее половины земного населения. Кто именно? Разумеется, ТЕ, что делают это бытие естественней, комфортней и осознанней, то есть ПРАВИЛЬНЕЙ! Скажем, такие неустанные трудяги, как герой документальной «ветеринарной саги» доктор Пол.

Этот 75-летний американский врач голландского происхождения просто каждодневно лечит кошек и собак, свиней и лошадей, коз и овец, кроликов и кур, ослов и лам. Изо дня в день он помогает телиться бурёнкам, исцеляет от мук продолжения рода породистых домашних кобелей и хряков, опиливает зубы страдающим от неправильного прикуса конягам, а порой, увы, и усыпляет неизлечимо больных кошечек, которые своими страданиями заставляют мучиться и своих сердобольных хозяев.  То есть он пытается укрепить в материальном, духовном и эмоциональном мире фермеров штата Мичиган  основы сформированного веками созидания во имя таких  простых и понятных вещей, как достаток,  справедливость, радость и добро. Это совсем другой патриотизм, система совершенно иных скрепов между миллионами людей и той шапкой институтов управления, которую мы привыкли именовать властью, а сегодня в России — уже и Режимом. Вы можете себе представить доктора Малышеву в обшарпанном коридоре районной поликлиники какой-нибудь Чухломы? Я – нет. В её напичканном роскошью американском дворце – легко! Вот и любимец нищих российских бабушек накаченный тренажёрами доктор Мясников всё чаще видится мне не в прохудившихся лачугах Африки, о которой он так любит рассказывать, — с градусником и клизмой, а в своём подмосковном особняке, возле камина, — с вальяжной собакой и стаканом глинтвейна. Вспомним по случаю, что всё тот же доктор Энгельс написал хрестоматийную «Роль труда в процессе превращения обезьяны в человека». Поэтому американские, европейские, австралийские и японские  режиссёры, сценаристы, операторы и многочисленные водители, лётчики, проводники, водолазы и разного рода многопрофильные консультанты, создав уже сотни серий о докторе Поле  (как он в реальной жизни залезает корове в матку), и тысячи иных уникальных работ   о врачах со скальпелем, фермерах – с лопатой для навоза, ковбоях – с ведёрком овса, астронавтах – с кровавым потом от перегрузок, разработках НАСА и проектах по исследованию тающих ледников, насыщенных пластиком морских глубин, вырубаемых джунглей Амазонки, о  тектонических сдвигах земной коры, кропотливом изучении атмосферных изменений и спектров соседних галактик, просто продолжают трудиться всё в том же самом направлении, в котором  трудились при Энгельсе и Ломоносове, Копернике и Спинозе, Аристотеле и Архимеде, как и  всегда трудились адекватные люди десятки,  сотни и многие тысячи лет назад. И это неустанное мыслительное и мускульное движение  было и остаётся залогом позитивного развития любого народа, любой страны. Простые американцы и голландцы восхищаются жизнью таких же, как они, работяг, а не обласканных властью снобов, которые, в сущности, ничем не отличаются от шустрых и крикливых телеведущих жирно проплаченных из нашего с вами бюджета «свёрстанных» Кремлём помпезных шоу и якобы обсуждений.

…Вот так у нас укрепляется неправильность. Сначала это ощущают всего лишь один-два процента, потом – пять, потом – десять, потом… Но если там у них, во вроде бы благополучном мире, это неприятное  ощущение моментально приводит к направленной на исцеление реакции, в нашем… неблагополучном эта неправильность, как пресловутый «хитрожопый» коронавирус, лишь переходит в так называемые бессимптомные формы. И, продолжая неправильно жить, мы лишь виновато вздыхаем да поминаем в своё оправдание спасительную русскую классику:

Всё то, что гибелью грозит,

Для сердца русского таит

Неизъяснимы наслажденья…

А если серьёзно, то, как уже было осторожно замечено выше, красивыми легендами о «наслажденьях» мы попросту пытаемся оправдать свою гибельную трусость перед свободой выбора и проявлением гражданской воли. Отсюда и салтыковские глуповцы (сатирик Салтыков-Щедрин в молодости весьма долго служил губернатором и образы персонажей «Истории одного города» писал со своих подданных), и горькое признание автора «Чайки» и «Дяди Вани» в том, что ему каждодневно приходится «выдавливать из себя раба», и все эти босяцкие песни о Соколе и Буревестнике… Недаром, Ленин обозвал «заслуживающим всякого презрения халуём и хамом» всякого лишённого самостоятельности человека, который к тому же эту несвободу оправдывает и даже приукрашает (легендами). А ведь едва ли не все наши начальники и руководители — сверху до низу —  согласно устоявшимся за последнее деятилетие догматам, практически полностью подпадают под это ленинское определение. Но самое ужасное, как замечено выше, заключается в том, что халуйство им внушено от рождения так называемой окружающей средой, то есть нами, рядовыми русскими людьми, которым некогда выгонять вон своих тупых начальников и ходить на выборы депутатов и президента, ибо на приусадебном участке у соседа Кольки поспела брага, и он просил помочь поднять ему сруб бани…

Вполне допускаю, что  эти горькие скептические наблюдения могут оценить и как  хитрую пропаганду либеральной идеологии, и даже как клевету на русский народ! Ведь в самом деле, разве у русского народа нет своего «особого пути», если не только Иван Ильин, но даже Александр Солженицын красноречиво показали и доказали  это при помощи талантливо развёрнутых историко-публицистических инсталляций.  Да, кто ж с этим  спорит? «Да, скифы мы, да, азиаты мы…», но ведь совсем рядом с нашей уникальной  Евразией «и острый галльский смысл, и сумрачный германский гений», и избранность еврейского народа, и «есче польска не згинела!», и ещё тьма удивительных и неповторимых в своей ментальности результатов общемирового этногенеза!

 

        

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.