Светлана Чуфистова. Целина (рассказ)

Бескрайняя степь, будто застиранная простынь, разлеглась на многие километры до самого горизонта, который, впрочем, по цвету мало отличался от неё. Небо от нависших туч всё мрачнело, и вот, наконец, крутой порыв ветра принёс его. Снег повалил крупными хлопьями и тут же густо облепил лобовое стекло. Валерия включила дворники, убрала ногу с педали газа, и «Шаран» поехал медленно, будто крадучись.

– Ну, так и знала – в сердцах произнесла молодая женщина, поверх руля высматривая дорогу. – Теперь домой только к вечеру доберёмся…

На пассажирском сиденье заелозила та, что ещё минуту назад беспечно дремала. Пегая блондинка в коротком пуховике открыла левый глаз.

– Сколько до границы ещё осталось?

– Часа два – ответила Лера. – Спи пока…

И подруга, прислонившись плечом к боковой двери, снова засопела. А Валерия вновь посмотрела на двухполосную. Она уже была еле заметна, а в некоторых местах и вовсе сливалась с заснеженной гладью.

«Да, уж, – подумала про себя Лера – одно слово дала…»

Далой казахи называли свою степь. Любили её отчаянно. Однако Валерии она совсем не нравилась. Как говорится, глазу не за что зацепиться.  Ни деревца тебе, ни озерца, ни горочки маломальской. Правда, на этой земле «без изъяна» иной раз и деревни встречались, но и они были какими-то безлюдными и серыми.

– Ни дать, ни взять целина – отчего-то вслух произнесла Лера.

Она надавила на педаль газа, и машина, пошла быстрее. Хотя торопиться сейчас было незачем. Во-первых, непогода, диктовала свои права, а во-вторых, дела Валерия уже сделала, товар в торговые точки купила, а теперь возвращалась вместе с подругой из Казахстана в Россию.

Лера повернула голову. Приятельница, завалившись на бок, крепко спала. Среднего роста, щуплая, смуглолицая, похожа была на официантку захудалого кабака, вечно нечёсаная, неприбранная. И как не боролась с ней Лера, ничего поделать не могла.

А звали подругу Вилмой. Так нарекли её родители, когда семья  в Прибалтике жила. А вот в России девушку называли по-разному – Виллой, Викой и даже Вилкой. И не напрасно. Острая на язык, на подъём быстрая, преданная, правдивая, и в то же время, обидчивая, капризная, ворчливая. И всё это про неё, про Вилму.

– Да, уж – вздохнула Валерия и тут же попутчицу разбудила.

Та пошевелилась, позевнула громко, потёрла глаза и, наконец, села прямо.

– Ну что, приехали? – поёжившись в пуховике, спросила она.

– Ага, приехали – ответила Лера. – Вон, хватай свой паспорт и беги на пропускной пункт сразу…

Вилка недовольно скривилась.

– Ну чего ты опять начала? Мы же договорились…

– Ничего – пожала плечами Валерия и вспомнила своё ночное приключение.

Было часа два, когда оставив позади российскую границу, подруги на машине к казахской приблизились. Вилка то и дело Леру торопила.

– Ну, давай быстрее – твердила она. – Сейчас народ набежит, и будем мы здесь торчать до самого утра – схватила неугомонная паспорт и испарилась.

Валерия закрыла «Шаран» и вслед за подругой на таможню пошла. На пропускном пункте в очереди перед стеклянным окном стоял молодой человек в кожаной куртке и кепке, да старик в телогрейке. А Вилка уже с представителем закона говорила. В это время Лера раскрыла свой документ, удостоверяющий личность, и мягко сказать, удивилась. С фото на неё смотрела Погодина Вилма Игоревна.

– Ну, Шидда – выругалась Валерия, подняла глаза, но приятельницы уже нигде не было. – Как же она по моему паспорту проскочить смогла? Мы же с ней совершенно разные. А мне что делать? Дааа…

Девушка на мгновенье представила, как закрывают ей въезд-выезд. Но вот уже и её очередь подошла. Руки несчастной ходуном заходили, сердце готово было из груди вырваться. Но Лера всё же решилась. Она приблизилась к заветному окну и протянула чужое удостоверенье личности.

– Здравствуйте – играя ямочками, улыбнулась очаровательная брюнетка и замерла.

Полных казах лет пятидесяти, глянул на фото блондинки, насторожился, сощурил и без того узкие глаза и,… наконец, поставив на документе печать, Валерию всё же выпустил. Девушка покинула таможню ни жива­ ни мертва и вдали у машины Вилку увидела.

– Ну, ты ж скотина! – вдруг выкрикнула она – Ты хоть понимаешь, что натворила?!

Но подруга была спокойна как никогда.

– Да, ладно тебе, Ларина. Ничего ж не случилось. Подумаешь, перепутала паспорта…

– Перепутала паспорта?! – рассвирепела Лера и на подругу двинулась.

Погодина от неожиданности попятилась назад.

–  Лер, ты не права. Сама знаешь, мы для местных все на лицо одинаковые, как и они для нас.  Вот, к примеру, китайцы…

– Я тебе сейчас покажу китайцев! – подошла Валерия ближе, но боевой настрой её покинул  – Садись в машину – скомандовала она – До Кустаная сама рулить будешь и только пискни…

Погодина тут же в «Шаран» прыгнула и после весь день вела себя отлично…

– Лер, хочешь кофейка? – вдруг очнулась Валерия от нахлынувших воспоминаний, посмотрела на попутчицу. – Да – ответила она. – Горячий?

– Горячий – кивнула Вилма. – Из термоса…

Она протянула кружку подруге, и та, не переставая одной рукой держать руль, кофе выпила.

Снег продолжал валить как из ведра, ветер срывал крышу, но Лера всё двигалась.

– А помнишь, как мы с тобой чуть не разбились прошлой зимой под Новосибирском?  – вдруг спросила Вилка.

– Конечно.   Тогда ты ещё хватала меня за руки и выла, пока я машину не выровняла.

Валерия подумала немного.

– А ещё не забуду, как ты свой протез зубной у гостиницы выплюнула, и мы полночи в снегу по колено в поисках его рыскали. И про гречку тоже помню…

– Про какую гречку?

– Которую ты съела в кафе у водителя.  Дальнобойщик за компотом отлучился, а ты умяла его обед с аппетитом.

– Так я ж тогда из туалета вышла, подумала, это ты мне второе купила…

– Гречки твоей на раздаче не было…

– Это я уж потом поняла, когда тебя у кассы с картошкой увидела…

– Да, Погодина, с тобою беда…

– Зато я красивая – не растерялась Вилка.

– Ты то? – Лера развеселилась – Красивая…

В это время, поблёскивая синими маячками, мимо «Шарана» пронёсся кортеж с казахскими номерами. Снежная пыль надолго ограничила видимость…

– Надо же – возмутилась Вилма. – Начальству закон не писан. Мы еле тащимся, а эти летят под сто шестьдесят.

– Не завидуй, – ответила Лера – а то высажу…

Погодина умолкла, но потом вдруг вновь закрутилась.

– Раз уж мы о еде заговорили, может, в столовку заедем, а? Здесь недалеко, километра четыре…

– Опять? – возмутилась Валерия – Ты же уже обедала, да и некогда…

– Ну, давай – заныла Вилка. – Там шурпа…

– Хорошо – наконец, согласилась Лера. – Только быстро…

Посёлок городского типа, как гласила вывеска, ничем не отличался от российских. Те же деревянные дома, ухабы, ржавые трактора, да покосившиеся изгороди. Столовая, в розовый цвет выкрашенная, стояла на окраине села рядом с трассой, называлась «Нур–Султан», и будто Советским Союзом забытая, так и продолжала кормить  заезжих и селян. Русские и казахи здесь существовали мирно, обедали, общались и расходились.

Вилма стряхнула с пуховика снег, сняла варежки, любимую красную шапку-ушанку и, приземлившись за стол у самого выхода, глянула по сторонам. Интерьер вокруг был, честно сказать, простоват. Тюлевые занавески на окнах, скатерти в цветочек, старая мебель, да обои на стенах в мелкий горошек.

– Девушка, здесь не сидят – вдруг обратилась к посетительнице молодая уборщица. – Идите туда – показала казашка рукой вглубь помещения.

– С чего это? – возмутилась Вилка.

– Тут у нас пожилые люди едят…

Погодина повела плечами, но спорить не стала. Вскоре она уже  на новом месте мясо жевала, а за столом, что девушка ещё недавно облюбовала, обедал старый казах. Вилма не сводила с него глаз. Морщинистое лицо, натруженные руки, мутный взгляд.

– Надо же, – говорила она Лере – стариков здесь кормят бесплатно…  Представляешь? А у нас? Старость совсем перестали уважать. А государство? Получите пенсию и ни в чём себе не отказывайте? Новые вещи покупайте, путешествуйте. А то я не знаю, сколько стоит в Европу скататься, да пожить там месяца два. Вон я в Италии жила, дорого…

– Пошли, Италия, – сказала Лера, допила кофе и с места встала.

Дорога им предстояло опасная. Начинался буран, на степь ложились сумерки и туман. Валерия, не переставая рулить, открыла окно, просунула в проём свою руку. Кисть тут же поглотила белая пелена.

– Да, уж – вздохнула Лера – Как ехать, не знаю.  Трассу совсем занесло. И видимость никакая. Сколько до таможни ещё осталось?

– Километров пятьдесят – ответила Вилка. – Хорошо хоть машин мало – девушка подумала немного, послушала, как скрипят дворники, проводила взглядом встречный «Ваз». – Совсем мы с тобой безбашенные. Другие бабы дома сидят, а мы всё катаемся…

– Мы с тобой детей своих кормим. Или забыла? Где сейчас твой муженёк?

– В бегах – вздохнула Погодина. – Наделал дел, а теперь от полиции прячется…

– А тебе сына поднимать…

– Да – задумалась Вилма и замолчала.

А Валерия глянула на себя в зеркало. Интеллигентное лицо, уставшие глаза. Жизнь у неё была не простая. Рано родителей потеряла, а потому всего добивалась сама. Окончила институт, вышла замуж, правда, потом быстро с алкоголиком развелась, зато стала матерью отличного малыша. А ещё три года назад Лера уволилась с предприятия, которое после кризиса разваливалось. И теперь существовала по принципу «Волка ноги кормят». А волчицей она была умной, хваткой…

– Ничего, будет и на нашей улице праздник – наконец, очнулась от забытья Погодина. – Мы ещё с тобою всем покажем!

– Ты то? Дааа… – засмеялась Лера и вдруг резко надавила на тормоза.

Впереди, словно из неоткуда, возникла фура, длинная, большая…

– Вот, зараза! – выругалась испуганная подруга  – Выскочил, как чёрт из ладана! А что, габариты включать не надо?!

Валерия тоже не сразу пришла в себя.

– Ладно тебе. Попробую его чуть дальше обогнать…

Но обогнать грузовую, у девушки не получилось.  «МАЗ» то и дело на обледенелой дороге прицепом вилял, и Лера решила не рисковать. Пристроилась за большегрузом следом и двигалась медленно.

Однако что-то Валерии всё же подсказывало уходить вправо. Но куда? Обгонять препятствие справа нельзя, да и степь рядом, слететь с трассы можно, мало не покажется.

И всё-таки Лера долго не думала, она вывернула руль, и «Шаран» спрятался за фурой.

– Ты с ума сошла?! – закричала подруга, сгруппировалась и руками закрыла глаза.

И в этот момент заскрежетали тормоза. Со встречной полосы на полной скорости в прицеп въехала маршрутка, так, что большегруз от удара поперёк дороги развернуло. Но Лера уже к счастью далеко впереди была. Она оглянулась и остановила «Шаран». В это время Вилка пришла в себя, разогнулась.

– Мы что живы? – спросила она.

– Там люди – будто не расслышав вопроса, сказала Валерия, сорвала с приятельницы шапку, накинула на неё капюшон и выскочила на улицу.

Она побежала в ту сторону, где авария произошла. Ветер срывал с девушку куртку, снежная пелена всё кругом заволокла, однако через минуту Лера уже на месте оказалась. И то, что она увидела, было страшно. Синий микроавтобус наполовину смяло, всюду валялись осколки битого стекла, куски раскуроченного металла.

– Есть кто живой? – крикнула девушка, но кругом воцарилась тишина.

И тут Валерия уловила знакомое рычание. К фуре приближалась машина очередная. И Лера, размахивая красной Вилкиной шапкой, к ней навстречу побежала. Водитель «Тайоты» в снежном тумане заметил девушку не сразу, он резко надавил на тормоза.

– Тебе что, жить надоело?! – выскочил из-за руля молодой парень.

Но Лера не растерялась.

– Там авария! – крикнула она – Фура поперёк дороги встала! Бери шапку – вручила Валерия головной убор казаху. – Маши, чтобы сзади не въехали в тебя и если сможешь, «Скорую» вызывай! Ты же местный. Я просто не знаю, как тут у вас её вызывать!

Лера развернулась и кинулась обратно.

Возле раскуроченной «Газели» уже собрались зеваки, те, что направлялись в Кустанай. А в салоне люди, наконец, пришли в себя. Они стучали в окна, звали на помощь, плакали и стонали. А дверь была заперта. Её перекосило от удара. Водитель злосчастной фуры, низкий щуплый мужик лет сорока, пытался с двумя парнями раздвижную отжать.

Но всё было напрасно, дверь не поддавалась.

Лера подошла к дальнобойщику.

– Лом есть у тебя?

– Да…

– Тащи. Переднюю пассажирскую будем взламывать.

И водитель не заставил себя ждать, вскоре он уже стоял напротив девушки с ломиком в руках.

– Сейчас я оттяну её посильней, а ты подцепляй…

Валерия схватилась за ручку передней, упёрлась ногой в стойку «Газели», дёрнула погнутую дверь на себя, и та вдруг отошла.

– Ничего себе – уставился дальнобойщик на Леру. – Ты что спортом занималась?

–  Ага – кивнула девушка. – Детей вытаскивай…

Она огляделась.

– Вилка, иди сюда! – позвала Валерия подругу, которая вдали от посторонних глаз стояла на обочине и от холода тряслась.

Через секунду приятельница уже была рядом.

– Из «Шарана» неси аптечку и одеяло – скомандовала Лера. – И ремень снимай…

– Зачем? – удивилась Погодина.

– Надо…

Вилма вытянула из джинсов ремень и к машине побежала, а Лера осталась.  Она начала людей принимать тех, что из «Газели» по одному выбирались. Две маленькие девочки, пожилая женщина, старик, юный парень. Все они были живы, но изранены. Внутри лежали мёртвая девушка,  водитель автобуса и молодая женщина, которую зажало. Последнюю мужчины через разбитое окно достали. Ноги несчастной буквально на коже болтались. Её отнесли в снег и там положили. А Валерия села рядом.

– Ты меня слышишь? – спросила Лера пострадавшую.

– Да – не переставая стонать, открыла глаза красивая казашка.

– Я тебе сейчас помогу, ты только не отключайся. Ладно?

– Да…

Валерия сняла с себя шарф, сначала одну ногу женщине выше колена перевязала, затем другую ремнём, что Вилма ей оставила. Подруга, кстати, уже стояла рядом. Она укрыла незнакомку одеялом, увидела на снегу кровавые пятна, отвернулась и заплакала. А Лера осторожно приподняла несчастную, прижала к себе и начала с ней разговаривать.

– Ну, расскажи, дети есть у тебя?

– Есть – ответила женщина.

– А как их зовут?

– Девочку Айбике, а мальчика Байсалом. Они у меня маленькие. А старший сын в армии…

– Ничего себе, какой молодец!

– Да, полгода ему служить осталось…

Лера улыбнулась.

– Встретить тебе его надо, а пока «Скорую» дождаться. Поедешь в больницу, там тебя вылечат, на ноги поставят. И будешь ты снова готовить семье бешбармак. Умеешь?

– Да – вздохнула женщина, посмотрела вокруг блуждающим взглядом, а потом вдруг вся задрожала, выгнулась и снова обмякла.

Валерия повесила голову, замолчала, закрыла бездыханной глаза.

– Она что умерла?! – вдруг испугалась Вилка.

– Да…

– Мы не можем её здесь бросить! – крикнула подруга, подскочила к несчастной и снова её приподняла.

– Не тревожь, – сказала Лера – она крови много потеряла. Мы уезжаем…

– Как? – не поняла Погодина.

– Мёртвым уже не помочь, а живым мы с тобой без надобности…

Девушка встала и, не обращая внимания на завывание сирен,  к машине своей побрела. Снегопад, наконец, заканчивался. На степь опустилась мгла. Нужно было во что бы то ни стало домой возвращаться…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.