Богдан Скаленко. Исповедь дурачка (рассказ)

Здравствуйте! Меня зовут Дима Дролов и я дурачок… Однако в развитии я не отстаю и периодически читаю различные книжки, чьи страницы пестрят обилием различных терминов, имеющих древнегреческое и латинское происхождение. Само собой, сей факт нисколечко не делает меня «умнее», а лишь предостерегает скорей от некоторых заблуждений, чем от глупых поступков как таковых. На сегодняшний день мне 25 лет – я тихий и рефлексирующий алкоголик, хотя в прошлом был отбитым психонавтом; самым что ни на есть “лишним человеком”, но не Николаевской эпохи, а Путинской. Лишний человек Николаевской эпохи принадлежит к сословиям; умеет жирно кутить; тонко плести интрижки; сражаться в дуэлях на пистолетах или шпагах. Лишний человек Путинской эпохи обходится без пафоса: он стоит по горло в стабильности, как типичный наследник пролетариата; его кутёж бюджетный, но более разнообразный и безобразный, чем у лишнего человека Николаевской эпохи; большую часть времени он сражается с реальностью и здравым смыслом, попутно отмахиваясь от пиздюлей – говоря очень кратко, лишнего человека Путинской эпохи можно охаректиризовать фразой: «Не пришей к пизде рукав». Конечно, исполнялову имеет место быть и в настоящем! Правда, с возрастом оно становится более скромным и ничем не примечательным. Сейчас я осознал, что уже достаточно плотно причастился кагором, а значит пора, либо начинать свою исповедь, либо ложиться спать.

Прежде чем погрузиться в эти бесценные обрывки воспоминаний, предлагаю обратить внимание на нижеприведённый мною разбор такого абстрактного понятия, как «Глупость»:
1. Дебильность (медицинская терминология) – представляет собой отставание в умственном развитии. Не стоит воспринимать дебильность, как глупость или патологию – это особенность, при которой сознание не обременено взрослением и растущим количеством потребностей вместе с ним.
2. Глупость как следствие горя или психотравм – это своеобразная компенсация тяжело травмированного сознания, однако этот тип, как предыдущий и следующий находится здесь исключительно в целях ознакомления.
3. Наивность – древнейший тип глупости, который многие знают с детства из фольклора своего народа. В большинстве случаев наивность являет собой недостаток жизненного и социального опыта.
4. Неудачный выебон – когда самоуверенность препятствует логическому анализу вкупе с банальной дальновидностью. Чаще всего неудачный выебон присущ мужскому населению нашей планеты, иногда сопровождаясь нетрезвым состоянием сознания. Лечится вразумительной или же кармической пиздюлиной.
5. Жадность, манипулятивная глупость и авось – самые наипрезреннейшие глупости, являющие собой корысть, из-за которой я решил объединить их всех в один тип. Как же бороться с жадными манипуляторами и Вовками из тридевятых царств? Дима Дролов настоятельно рекомендует гнать их скверной ветошью как можно дальше от себя, но при этом важно сохранять холодный рассудок и не переусердствовать, а иначе влепят 282.
6. Ситуативная Глупость – неспособность трезво оценить ситуацию и своевременно дать адекватный отчёт своим действиям. Такая глупость может иметь самые непредсказуемые последствия: в лёгкой степени приводит либо к удару по лицу (ладошкой или кулаком), либо к разрешению конфликта, но иногда может стать причиной анального изнасилования Моники Беллуччи в подземном переходе (хотя тут больше подходит второй тип глупости… Ну, в принципе этот тоже имеет место быть). В любом случае всегда есть три исхода: нейтральный, позитивный и негативный – чаще всего оценка исхода зависит от угла зрения, с которого был произведён анализ. Все мы имеем право на заблуждения и ошибки, поэтому Дима считает, что к Глупости нужно относиться с уважением, т.к. именно мы сами предаём ей значение, за счёт которого глупость становится глупостью.
*Nota bene! Необразованность не является глупостью! У некоторых личностей она удачно компенсируется наличием опыта, наглостью, самоуверенностью, упрямством, благодаря чему они могут добиваться успеха в этой жизни. Таким личностям чужда даже обыкновенная рефлексия – они делают дела, а не выпадают из реальности на несколько дней – ахуевая от происходящего – и не перестраивают свою систему ценностей, в отличии от нас «дурочков«, что задумчиво смотрят в потолок, бубня себе под нос: «Я знаю, что ничего не знаю».

Не смотря опасность Глупости 6-го типа – она частенько меня спасала и всегда могла  обернуться самыми различными исходами в том числе и поучительными. Как правило, в сочинении нужно привести три примера из русской литературы. Увы, но пресловутая комиссия ЕГЭ не знает, что на чужих ошибках учатся только лохи, трусы и онанисты, а благородный муж – как говорил Конфуций – обходится собственными граблями (за точность цитирования не ручаюсь), поэтому ниже я приведу три примера из личного опыта.

День народного единства

В тот вечер воздух был заряжен особой атмосферой праздника: мало того, что он приходился на пятницу-развратницу, вдобавок на календаре пестрила красным цветом дата – четвёртое ноября «День народног о единства». Есть одна особенность у загадочной русской души: любой праздник, всегда должен сопровождаться крепким алкоголем, поэтому могу предложить такие брендовые продукты, как бутылка водки «Столичная» и плавленый сырок «Дружба» для символического обозначения народного единства. Возможно, кто-то таким образом оправдывает свой алкоголизм, который растёт в России наравне с уровнем бедности. Скорее всего, так исторически сложилось, что на территории РФ и СНГ среднего класса никогда не было, а живущий от зарплаты до зарплаты работяга, проводящий досуг за спиртным и незадающий лишних вопросов – очень удобен для власть имущих. Давайте будем честны: мы живём в безыдейном обществе, пытающимся возвести свои консервативные ценности на обломках величия собственного прошлого. За счёт чего держать крестьян в узде?.. Как говорила Королева Виктория: «Дайте своему народу много пива, хорошего и Жигулёвского, и у вас никогда не будет  революции» (за точность цитирования не ручаюсь). Мне всегда было интересно – что будет, когда закончится Жигулёвское? У меня нет прогноза на этот счёт. Могу предположить страшный кризис под названием «Великое похмелье».

В тот праздничный вечер семейное застолье окончилось очень быстро: краснеющий от злости отец шлёт Диму вон из-за стола; мать уходит нервно покурить на кухню, а Дима спокойно сидит, хлопая пьяными глазками:
– А чё такого? Чё такого я сказал?!
– Ах, скотина, ты ещё не всё сказал?! – отец злобно уставился на Диму – Не всё сказал?! Я аж протрезвел из-за тебя, зараза ты такая! – и действительно, у диминого папы есть такая особенность, когда от злости он может протрезветь за одно мгновение. Стоит Диме положить указательный палец к правому уголку рта и задумчиво посмотреть вверх, как его отец тут же начинает закипать, потому что Дима обязательно выпалит какую-нибудь херь, от которой у всех людей в радиусе десяти метров начнётся приступ испанского стыда.
– Ну, я же о твоём здоровье переживаю… – виновато сказал Дима.
– Всё, застолье окончено! – пробасил димин папа и принялся уносить, допитые и нет бутылки коньяка – Пшёл нахер отсюда, наркоман хренов!
Дело в том, что когда-то старику диагностировали глаукому. Если, кто не в курсе, то марихуана эффективно снижает внутриглазное давление. Она одобрена к лекарственному применению в Канаде, в странах ЕС и США. (с недавних пор, даже в Казахстане и в Украине планируют заняться данным вопросом) Нетрудно догадаться какая опрометчивая рекомендация слетела с диминых уст.
Грустно вздохнув, пьяненький Дима взял со стола свою недопитую бутылку вина, отправившись в свою комнату с понурой головой. Казалось бы, вечер окончен, но для Димы он только начинался. Через пятнадцать минут раздался телефонный звонок:
– Алё?
– Дима, ты где?
– Я дома.
– Тут Саня в армию уходит, пригоняй к нам на проводы.
– Давай в другой раз? Мне только в четверг ЗП переведут.
– Да, похуй, пригоняй.
– Эм… А провожаемый не против?
– Думаешь, я не спросила?
– Окей, а вы где?
– Мы в Атмосфере.
– Ладно, скоро буду – сказал Дима и тут же повесил трубку. Звонила его подруга Лера, они с его товарищем Тёмой уже сидели за столом в местном быдло-баре. Такие злачные места опознаются достаточно легко: гаденький интерьер; полу-мрачное освещение; рядом с унитазом (без сидения) вечно не засыхающая лужа мочи; все посетители сидят в куртках и никто не рискует оставить без присмотра на столе не то что телефон, а даже кружку пива. Временами у входа раздаются крики или случаются драки – идеальное место для свидания, если ты хочешь, свети свои отношения к расставанию. Трезвым в Атмосферу никто не заходит – туда идут, либо за приключениями, либо от безысходности, либо за продолжением банкета, в меню которого обязательно должны входить приключения и безысходность.

Энтузиазм вместе с холодным ветером толкали Диму в бар по мокрому снегу, что хрустел под ногами, созвучно огурчикам между зубами. Вскоре димино внимание переключилось со снежного хруста на агрессивную кодлу, что шла ему на встречу из Атмосферы – самый здоровый и агрессивный её представитель крикнул ему:
– Есть зажигалка, блять?! – находясь в перманентном ахуе, Дима покорно протянул лысому зажигалку. Наступила напряжённая тишина…
– Эй! Вы чё, вчетвером на парня молодого гоните?! – прозвучал возмущённый девичий голосок. Дима узнал в компании быкующей гопоты свою давнюю подругу.
– Анька, ты что ли?! – воскликнул Дима.
– А кто же ещё?! – звонко ответила Анька, после чего агрессивный тип подкурился, злобно впихнув зажигалку обратно в димины руки. Обнявшись с давнишней подругой, Дима поинтересовался, как у неё проходит праздник, на что та сходу ответила: «Лучше всех!», кокетливо засмеявшись.
– Слышь, да я тебя знаю – сказала Диме тёмная фигура, которая не ушла с остальной компанией.
– Откуда?
– Пересекались как-то. Есть сига?
– Не припоминаю особо… Ну да, держи – плучив сигарету димин «знакомый» пошёл быстрыми шагами догонять свою кодлу. Как сказала Анька, это был варщик из соседнего район, что в принципе может прояснять кое-какие обстаетельства знакомства… В свои 18 Аня уже три года как сидела на различных скоростях, но внешне на ней это не сказывалось. Не смотря на стаж, приобретённый вирус иммунодефецита и гепатит С, она неплохо держалась в отличие от многих своих сверсниц, что спустя год марафонов пошли по рукам, начиная терять человеческое обличее. Глядя на эту хрупкую и обаятельную девочку, Дима не мог поверить историям, как она в шестнадцать лет отпиздела мусора. Он был знаком с Аней уже не один год. Раньше они частенько встречались у него в гостях за употреблением алкоголя и гашиша, также несколькло раз употребляли вместе психостимуляторы. Поинтересовавшись как друг у друга дела, они договорились встретиться как-нибудь на следуйщей неделе. Аня побежала обратно в сторону кодлы, а Дима продолжил путь в Атмосферу, успев слегка протрезветь от чуть не состоявшей драки, в которой он наврядли одержал бы победу.

В Атмосфере – как подобает в праздники – царил хаос и народное единство: пьяная бармен Ксюша едва справлялась с возросшим количеством заказов, багровые от алкоголя лица неустанно заполняли относительно небольшое пространство бара. Лера и Тёма, подзывали Диму едва слышными воплями. Поздоровавшись с друзьями, Дима сел к ним за стол:
– Мы уже пивас тебе заказали – Лера протянула Диме бокал.
– Хорошо, спасибо! – ответил Дима – Давайте выпьем за Саню! Чтоб этот год пролетел также быстро и хорошо, как этот вечер! – все чокнулись бокалами и кружками, продолжая застолье на весёлой ноте. В этот день Саня был на вид слегка угрюмым от осознания того, что выпадает из жизни на год в казарму. В дальнейшем Саня с Димой устроили состязание по армрестлингу с какими-то лысыми мужиками маргинальной наружности, сидевшими за соседним столом. Тёма от участия воздержался. Одного из них Дима выиграл двумя руками со счётом в 3/1, второго со счётом 1/3 (и то только левой). Сане в этот вечер не было равных. Он был худощав по телосложению, но при этом очень жилистым и в тот вечер выйграл всех в сухую.
Состязание у ребят закончилось, а у соседей по столику продолжилось, пока один из них не повалил пивные бокалы на Леру и Диму… Поднялся ор. Лерин ор. Она набросилась на виновника (словесно, но могла и с кулаками) так жёстко, что Дима испытал к нему сердечную жалость, пока не посмотрел на свой пустой пивной бокал…
– Да ты, блять, в конец ахуел! Иди пивас нам ставь! – подорвался Дима в эпицентр распрей.
– Слышь!..
– За углом поссышь!
– Не пизди со мной так.
– Не обливай нас пивасом! Смотри, девчонка мокрая, да не там… – не успев договорить Дима тут же словил от Леры подзатыльник:
– Иди, давай! Без тебя разберемся – бросила Лера в димину сторону. Дима нахмурившимся сел на прежнее место. Поддерживая беседу с Тёмой, Саней и Олей (девушка Сани) он быстро отвлёкся от конфликта. Некогда пустой бокал стал наполовину полон: спустя пару глотков негатив смылся с горла по пищеводу. Дима любил такие злачные места за их бедную праздность. Он никогда не встречал в именитых заведениях той эмоциональной общности, которая по праздникам царит в быдло-барах. Конечно, есть обратная сторона медали: ссоры или драки могут вспыхнуть в любой момент, но потухают они также быстро, как загораются. Всё же эта встреча спокойно закончиться не могла. Чуть позже Лера покоцалась с одной нетрезвой дамой, сильно потаскав её за волосы. Дам быстро растащили, Дима даже спешно извинялся за свою подругу. Как оказалось позже, у Леры с этой девушкой были давние счёты. Если Лера сказала, что разобьёт кому-нибудь ебальник, починит шкап или прочитает эту исповедь, то она обязательно это сделает (всё, кроме последнего). Дима всегда ужасался истерической изощрённости в женских драках – как-то укуренным возвращаясь домой, он увидел издалека у местного быдло-ресторана следующую картину: в окружении бухих мужиков одна бабища повалила девушку на груди и наступила ей на волосы, после чего с рывком дёрнула за плечи, оставив причёску несчастной на асфальте, только тогда бухие придурки мужского пола додумались вмешаться в драку.
В скором времени товарищ Дима напился до состояния инфузории-туфельки. Недолго думая, он поспешил ретироваться на своих двух кривых, оставляя в заведении своих друзей по разуму. Летящей, но шаткой походкой Дима покинул злачное место. Нырнув во дворы, он позабыл о том, что нельзя держать руки в карманах, когда шагаешь по гололёдице. Как итог – Дима подскользнулся, ударившись лбом об лёд. Матюкаясь, он кое-как поднялся на ноги и к удивлению физически не пострадал, однако снова упал, изрядно вывалившись в грязи, а в пару метров от него стоял какой-то хуй среднеазиатской национальности, искоса поглядывая на нижний брейк-данс в димином исполнении. Хуй попытался стрельнуть сигарету, коих у Димы не оказалось и тут запахло классикой:
– Тогда я тебе ебальник сломаю! – сказал хуй, склонив головку в телефон. Либо данная угроза показалась Диме весьма неубедительной, либо он давно в кабину не отхватывал, но его реакцию точно нельзя охарактеризовать, как адекватную:
– Аха-ха-ха-ха! Чё, это ты мне? Ты это мне?! – Дима расхохотался и попятился назад, подманивая к себе неприятеля средними пальцами – Ну, давай! Давай, сучка, иди сюда!
Вдруг из-за угла появились три мужика с маргинальными рожами, преграждая Диме путь. Хуй средней азиатской национальности искренне пытался дать Диме леща, но его тут же оттащили, едва тот к нему приблизился. Начался разбор полётов:
– Ты чё дразнишься?
– А хули эта хуила мне угрожает?! – вдруг в этиловых парах и в свете оранжевых фонарей мелькнуло знакомое лицо… Одного из них Дима узнал сразу – это был какой-то урка в возрасте сорока лет, с которым они познакомились в очередном местном гадюшнике. Когда-то, коротая вечер за стаканом в быдло-баре с тривиальным названием «Трактир», Дима и его друзья выпивали, сдвинув столы с малознакомой компанией: один являлся их знакомым, что на следующий день должен был отправиться валить лес в Сибирь за нарушение тяжкой статьи; помимо двух незнакомых мужиков, с ними была одна девушка с пониженной социальной ответственностью, которую Дима тоже знал ранее.
– О, здорово, Вась! Как сам? – от удивления лицо бывшего арестанта малость перекосоёбило.
– Напомни-ка себя.
– Димас!
– Димас? А не ты ли тогда в «Рыбке» выёбывался? (местная пивная) – это был наглый пиздёж! Ни на кого Дима не выёбывается, а если это происходит, то его заботливые друзья и товарищи напоминают о произошедшем на следующий день, не упуская из подробностей малейшие детали, пока он не успел перейти стадию похмельного самобичивания.
– Да ты путаешь! Мы тогда бухали со Стасом и Кристиной в «Трактире» и ещё кем-то, блин… Помнишь, ещё столы сдвигали? – на этом моменте один из злоумышленников не выдерживает и оскалив беззубую пасть, принялся запихивать свои мерзкие пакли в передние карманы диминой куртки со словами:
– Э-э-э, бля! Доставай, чё у тебя там! – Дима мигом протрезвел, резко толкнув противника в грудь:
– Слышь, ахуел меня шмонать?! – Дима сделал несколько больших шагов назад – Пошёл нахуй! – показав средние пальцы на обеих руках он прошёл спиной метров десять, пока не развернулся, уходя быстрыми шагами прочь от места несостояшегося грабежа. Испугавшись, Дима чуть не мусорнулся. Придя в себя, он забил хуй на произошедшее и лёг в кровать, пытаясь поскорее уснуть. Конечно, следующие пару дней его гложило неприятное тревожное чувство, похожее на то, которое обычно бывает после драки. Решив отправиться на место несостоявшегося преступления, Дима опознал куртку того среднеазиатского хуя на одном из строителей, чей объект находился совсем неподалёку от вчерашнего конфликта. Путём сложного эмпирического анализа Дима пришёл к умозаключению, что сея схема была спланирована заранее: тот парень с телефона давал сигнал своим товарищам, чтобы те выскочили из-за угла и окружили жертву, а происходило действием у забора стройки, которая находилась за баром «Трактир».
Всю обратную дорогу Дима недоумевал: «Каким же тупыми ёблами нужно быть, чтобы гоповать в 5 утра синяков выползающих из бара на своих двух кривых?! Их деньги уже давно покоятся в кассе бара! В принципе, можно поживиться трубкой или картой (если своевременно вывести деньжата на левый онлайн-кошелёк), но всё равно стратегия говно и палево».

В данной ситуации глупость 6-го типа сыграла Диме на руку – не воспринимая злоумышленников всерьёз, он не поддался страху, ибо жертва становится жертвой исключительно в тот момент, когда она начинает испытывать страх, пребывая в западне. Эти горе-грабители отлично знают поведение хищника и жертвы, но в тот момент они явно не рассчитывают на неадекватную реакцию, при которой их попросту не воспринимают всерьёз – такая реакция сбивает с толку. Возможно, Диму спасло то, что он своевременно опознал одного из участников несостоявшегося грабежа, однако и пьяная ёбкость тоже сыграла немаловажную роль.

P.S.

И синячьте, блять, в цивильных местах, как нормальные люди! Не уподобляйтесь Диме – его уже не спасти…

Так, что дальше делать будем?

Новый Год – мерзкий праздник. Более мерзкий, чем День Рождения. По факту, это два ритуала, которые люди сопровождают пиршеством, оставляя жирные следы на бескрайней скатерти времени от еды и пролитого алкоголя, дабы подвести итог событий за год или же за всю жизнь. Глупо совершать переоценку собственного бытия, ссылаясь на временные отрезки, скудно склоняя своё путешествие в этом мире к череде неких сюжетов длинною в год – это всё равно, что сравнивать расстояние до продуктового с бутербродом. В отличии от Нового Года – День Рождения является сугубо личным праздником и выедает только душу, пока вино, истина и рефлексия смешиваются в экзистенциальный коктейль. Новый Год – напротив же представляется массовым помешательством, что терзает не только душу, а ещё глаза и уши! Это скорее праздник маркетинга, чем семьи: скидки на санки, скидки бухло, скидки на ёблю (если будете вызывать шлюх в костюме Деда Мороза), скидки на любовь детей, чьи родители дерутся в детских магазинах за трансформеров и пупсов, умеющих плакать, срыгивать и срать. Дорогие, дебилы-шопоголики (не медицинская терминология), подобным пластиковым говном трудно осчастливить современного ребёнка, если он не отстаёт в умственном развитии. Нынешнему малышу нужно качественное железо, например Айпхон Х! Конечно, это очень дорогой подарок. За то вы сможете класть хуй на своё дитя (в переносном смысле) целый год и при любом удобном случае тыкать пальцем в сторону сломанного смартфона. Такой универсальный подарок на все случаи жизни поможет вашему пятилетнему малышу поднять в детском садике свой статус; также можете рассчитывать на полное признание вашего авторитета с его стороны, пока не выйдет новая модель.
Дима искренне презирал праздник вещизма, особенно на фоне падения доходов россиян, ибо с четырнадцатого года жить становилось всё труднее и труднее. Но в тот вечер Диму не интересовали, ни доходы россиян, ни предновогодняя истерия. Он преследовал более высокую цель – гашиш. Дима сидел в гостях у Егора, ожидая очень важного звонка от своего знакомого барыги. Можете даже не спрашивать у Димы его номера телефона, потому что этот жмот отказался платить за рекламу! Самое паскудное в приобретении «наркотиков» – это ожидание, что растягивает одно мгновение на целую минуту. Егор был одним из диминых товарищей, с которым он мог изредка выпить на какой-нибудь вписке или в очередном дешёвом баре. Дима не общалася с Егором настолько тесно, чтобы назвать его своим другом – скорее приятелем. Время шло, и короткая стрелка комнатных часов незримо медленно приближалось к восьмёрке на циферблате. Вдруг на димин телефон поступил долгожданный звонок:
– Алё, бро, ты где?
– Скоро буду в аллее у памятника.
– Через сколько?
– Минут через пятнадцать. Поторопись, а то н а улице, пиздец, какой дубак!
– Добро. Сейчас подгоню – сказал Дима и повесил трубку.
– Ну чё? Чё там? – Егора слегка потряхивало от нетерпения, когда после звонка он обратил в димину сторону свои выразительные карие глаза. В его взгляде было столько надежды, что Диме тут же захотелось его кинуть.
– Да, всё бэнч! Только это… Я там отойду и постою с ним, а тебе нужно будет где-нибудь неподалёку пошароёбиться минуточек пять или десять – сказал Дима задумчиво почёсывая голову: «шваркнуть или не шваркнуть?»
– Ну, хорошо… – немного неуверенно ответил Егор.
– Да, не ссы! Челик ровный – успокаивал Дима своего товарища, после чего они тут же собрались на выход. Обычно Дима никому не помогает в грязных делах, но на этот раз они скидывались на стафф вместе, причём большую часть скинул Егор. Дима всегда был осторожен в подобных делах и не обламывался лишний раз прочитать «новинки» в УК РФ. У гашиша значительный объём начинался с двух грамм, но само его приобретение с 2009-го года стало попадать под уголовную ответственность. Все мы знаем, как при помощи мусорской магии два грамма превращаются в двадцать пять. Но! Самое паскудное, что может случится с человеком – это мотать срок за кусочек гашиша!!! Точнее, за вещество с низким аддиктивным потенциалом и антиканцерогенными свойствами. Можно долго петь песню «Шмаль» с текстом: «Если декриминализовать марихуану и установить на её продаже акцизное налогообложение, то можно привлечь новые денежные средства в госбюджет, вместо того, чтобы спонсировать терроризм и преступные картели за счёт её нелегальной продажи!»; «Марихуана снижает уровень насильственных преступлений»; «Марихуана экологична! Её можно использовать для изготовления бумаги, ткани, пластмассы (конопляный биокомпозит) и даже топлива!» «Медицинская марихуана…»– в общем, старая песня. Понятное дело, что марихуана приносит больше пользы, чем вреда и её декриминализация могла бы вытеснить с чёрного рынка спайс. (смерти от передозировки, а также насильственные преступления на почве его употребления происходят регулярно) Увы, это политика. Запрет на использование марихуаны находится в интересах государства. Проще говоря, декриминализация наносит ущерб целлюлозно-бумажной, текстильной, нефтяной, табачной, алкогольной и фармакологической промышленности. Помимо прочего, эта зелёная госпожа помогает выполнять бесконечно растущему штабу силовиков некурительный план – не идти же этим холёным, да румяным мужикам вкалывать на заводе в цвете лет. Освещение данной проблемы является примером гулупости 5-го типа, но если я призову всех выйти на Красную Площадь помахаться ссаными тряпками, то меня посадят за незаконную организацию митингов; за возбуждение ненависти и вражды к социальным группам «ссаные тряпки» и «жадные манипуляторы».
Парни уже подходили к месту встречи. Дима отправил Егора погулять, позвонив… Хм… Давайте звать его «Чувак»? Подойдя к памятнику, Дима увидел на скамейке чувака, съёжившегося от холода.
– Здорово, дружище! Как оно?
– Да, нормас. Сам-то, смотрю, всё отдыхаешь? – сказал Чувак, поддерживая псевдодружеский трёп.
– Ну, а как же? Сам подумай, чем ещё заняться в наших ебенях?
– Да уж, не густо – Чувак вдруг заторопился – ладно, давай бабки, да я погоню, а то мороз…
– Да, понял-понял – сказал Дима, протянув Чуваку деньги в обмен на стафф. Пока Чувак пересчитывал деньги, Дима нюхал кулак, рассматривая содержимое в ладони: камень имел форму прямоугольника с округленными краями; консистенция была липкой и слегка зеленоватой; сам стафф сильно пахнул бошками – еврик? – спросил Дима.
– Да, сативный – Чувак закончил пересчитывать деньги – сам за оптом гонял в СПБ.
– Заебись. Спасибо, братишка!
– Да, не за что. Обращайся! – парни пожали друг другу руки и разошлись в разные стороны. Стоило Диме сделать несколько шагов в сторону, как тут же на его кнопочный телефон раздался звонок. От неожиданности он спраятал гашиш в карман и, не глядя на экран, ответил на звонок.
– Ну, чё там? Нормально всё? – звонил Егор.
– Э-э… Да, всё хорошо. Ты сейчас-то где?
– Я в «Магнате».
– Хорошо, через две минуты буду – Дима про себя тихонько ругался матом, но ноги сами несли его к месту встречи: «Бля, теперь точно не шваркнуть! В принципе, ещё есть время по-тихому слиться… Хотя, глупо портить отношения с неплохим человеком из-за дополнительного грамма. Но эти полные надежды глаза с раздражающей неуверенностью так и просят наебать!.. А может всё дело во внутреннем страхе перед обязательствами? Хочется быть свободным, точнее вольным похуистом, что предан только себе и руководствуется исключительно собственной выгодой, а так же мелкими пакостями в виде маленьких бонусов-компенсаций… Блять, что с тобой не так?! Не козли, Дима, и отдай пацану его стафф! Можешь как-нибудь потом его шваркнуть, найдя для этого «весомую причину» в виде какую-нибудь мелочи или тонкой нити поступков и следствий, которую можно раздуть до масштаба млечного пути…» – Дима не заметил, как уже подошёл к месту встречи. Егор стоял у входа розничного магазина «Магнат» с полупрозрачным пакетом. Внутри пакета лежала маленькая бутылка с водой, две пачки чипсов с сыром и баклажка пива в два с половиной литра – это ещё до запрета на тару! «…За производство и продажу алкогольной продукции в запрещённой таре должностных лиц предлагается наказывать штрафом от 100 тыс. до 200 тыс. руб. с конфискацией предметов административного правонарушения или без таковой». Дима искренне недоумевает – зачем лишать покупателя более удобного и выгодного объёма пива из низкоценовой категории?! Люди меньше пить не станут, а вторая сиська пива обязательно окажет дополнительный вред экологии. Что за идиотский, блять, закон?! Пусть запретят сверхбогатым уклоняться от уплаты налогов; пусть запретят чиновникам покупать предметы роскоши на госзакупках; пусть начнут давать серьёзные сроки коррупционные преступления, а также введут крупные штрафы депутатам размером в месячный оклад за продвижение идиотских, блять, законодательных инициатив! Но ради Бога – верните в оборот баклажки! (Союз российских пивоваров обвиняет Олега Дерипаску, так как его компания поставляет сырьё для производства алюминиевых банок). Уважаемый Олег Владимирович, предлагаю Вам заняться пропагандой бейсбола или софтбола; лоббировать снижение уголовной ответственности за рэкет с целью увеличения заказов на сырьё для производства алюминиевых бит, но, пожалуйста, уберите свои загребущие клешни от двухсполовиков! Возможно, Вы не пьете пиво в баклажках, но наше население его очень любит! (особенно те двадцать миллионов, что в отличии от Вас находится за чертой бедности) Прошу прощения за то, что резко отхожу от темы повествования, излишне отвлекаясь на гулупость п. 5, просто, из-за лоббирования запрета некоторых славных вещей, у Димы возникает острое жжение в области ниже спины.
Увидев Егора с пивом и чипсами около продуктового магазина, Диме стало немного совестно за то, что он хотел его шваркнуть.
– Всё нормально? – переспросил Егор.
– Всё отлично! Смотрю, ты уже затарился.
– Это нам. К тебе можно вписаться?
– Не, у меня предки дома. А разве назад нам не вернуться?
– У меня уже мама пришла с работы.
– Блин, чего раньше не сказал?
– Э-э-э. Ну, не знаю… – Егор немного помялся, как вдруг Дима нашёл решение:
– Ничё страшного, бро. Я знаю тут неподалёку один дом с отдельной лестничной площадкой, по которой никто обычно не ходит. Там тепло, а ещё и дверь выдёргивается.
Егор согласился и парни направились в многоквартирный дом, с которым Диму связывало множество воспоминаний. Когда-то с наступлением холодов, будучи подростком, он частенько выпивал в нём с компанией друзей. Порой случалось, что кто-то из жильцов вызывал на них мусоров, которых они тут же узнавали по ритму шагов в в берцах (обычно один шёл сверху вниз, а другой снизу вверх) обнаружив угрозу, ребята тут же разбегались по лабиринтам большого одноподъездного дома. Дима хорошо помнил какие двери на этажах закрыты, а какие нет и в большинстве случаев успешно ретировался через пожарную лестницу. Подойдя ко входу многоэтажки, Дима со звоном вырвал дверь из магнитной сцепки, и парни на цыпочках побежали по лестнице вверх. Устроившись, на подоконнике Дима продемонстрировал товарищу гашиш.
– Это хоть не химоза? – с опасением поинтересовался Егор.
– Не, ты чё?! Я же сказал, что челик ровный! – возмутился Дима, подогрев зажигалкой прямоугольный брусочек гашиша. С усилием разделив его от верхнего угла к нижнему перочинным ножом, он протянул Егору ту половинку, что на его взгляд была чуть меньше:
– Слышишь, как пахнет? Это явно не химоза – Димины слова звучали для Егора весьма убедительно, но все вышеперечисленные свойства не гарантировали, что этот гашиш является полностью натуральным продуктом. Помимо химозы на глицериновой основе, существует синтетический полуфабрикат из конопли технического качества. Внешне такой продукт трудно отличить от натурального гашиша, однако этот полуфабрикат настлько силён, что плюшка с такого не должна превышать объём спичечной головки. Нужно быть конченым социопатом, чтобы продавать такой гашиш под видом натурального. На всякий случай Дима поджог краешек своего кусочка и принюхался к дымке – он полагался на рефлекторное отвращение, приобретённое в результате длительного употребления синтетических веществ. Дима мог на расстоянии двадцати метров услышать, как какой-нибудь психонавт, стоя у подъезда, закурит сигарету со спайсом или в каком подъезде коптят лампу с солью. В этот миг всё его тело непроизвольно передёргивалось, тошнота подступала к горлу, а в сознании вспыхивала череда неприятных флэшбэков. К счастью, на этот раз обошлось без всего вышеперечисленного. Пока Дима выливал содержимое бутылочки в форточку и прожигал в ней дырочку, Егор медленно открывал пиво, разливя его по одноразовым стаканам. Дима первым слепил себе плюшку размером с половину ногтя большого пальца и аккуратно заварил её в бутылке на кончике, тлеющей, сигареты. В отличие от спайсового гарика эффект приходит не сразу, а примерно через две-три минуты. Диму накрыла тёмная волна, изменяющая время и движение мыслей без ярко выраженного седативного действия.
– Ну как тебе? – спросил Егор. Дима, приоткрыв рот, улыбнулся и, качнувшись в сторону, протяжно ответил: – Норма-ас-с… Даже шикардос! Егор слепил себе плюшку поменьше, заварив её на заранее подготовленной булавке – он недавно бросил курить и принципиально не использовал сигареты, не смотря на то, что гашиш гораздо насыщенней заваривается именно на сигарете. Некоторое время спустя Егора накрыло не меньше, чем Диму: «Убойный гаш!» – сказал Егор, слегка покашляв.
Парни остались довольны качеством еврика, что изменял их ощущение восприятия времени и пространства, превращая их в резиновую и бесформенную массу, наподобие пожёванной жвачки. Распитие пива под чипсы переплетались со странными диалогами, которые нельзя назвать иначе, как состязание бреда и фарса: «Чел, давай изобретём жижу для вэйпа со вкусом пердежа?»; «Как выгодно использовать суперспособность, при помощи которой можно в мгновение ока превращать абрикос в курагу?»; «Как развести Мизулину на сиськодрочь и сохранить при этом эрекцию» – (последнее придумал Егор) и т. д. и т. п… В некоторые моменты было очень весело, потому что у ганжи есть одно интересное свойство – она полностью обезоруживает человека и способствует, либо дружелюбному объединению, либо отчуждению. Проще говоря: «Либо мы на одной волне, либо на разных». Дима с Егором были на одной – он ещё раз убедился в том, что Егор был добрым парнем, с которым можно очень весело покурить. После первого стакана Дима немедля слепил себе дополнительную плюшку, а Егор воздержался, сказав, что его итак неплохо держит. В отличии от спайса, перекурить с гашиша очень трудно, а серьёзно передознуться – практически невозможно. Дима любил хорошенько курнуть, после длительного перерыва, но учитывая последующие события, Диме следовало бы наотрез отказаться от новой порции и сразу же пойти домой…

Дима с Егором неплохо провели время, не смотря на то, что они пили и курили в тёмном подъезде, у них получилось воссоздать ту должную атмосферу общения, в которой им обоим было комфортно находиться. «Не место красит  человека, а человек место». Допив пиво, товарищи вышли из поъезда и, распрощавшись, направились в разные стороны. Температура на улице была около тридцати градусов Цельсия, вдобавок продувал холодный ветер. Дима очень быстро продрог. Желая хоть немного согреться и поскорее добраться до дома, он стремительно ускорил шаг. Но эффекты воздействия гашиша и алкоголя так и не собирались отступать, из-за чего его походка становилась всё более шаткой.
Покрытые инеем деревья отражали свет фонарей своими бриллиантовыми гранями на фоне тёмно-аспидного неба. Улица была пуста, лишь постсоветские многоэтажки высились, как горы – уродливые и прямоугольные горы. В них горели, практически все окна. Дима шёл, шатаясь, домой и смотрел на пустоту улиц; в горящие окна многоэтажек: «А ведь тут живут люди!.. Каждый день в каждом окошке происходят вспышки счастья и трагедий. Человек очень маленький по сравнению с этой многоэтажкой, но его бытие куда больше. Даже маленький человек – это прежде всего душа, отражающая целую эпоху. Пустая многоэтажка станет мусором без человека, а человек без крова останется человеком. Дима, видишь эту мелкобуржуазнную застеклённую лоджию на девятом этаже с горящими окнами? Там живут нормальные люди, которые в это время сидят дома, а не шатаются по улицам в непонятном состоянии. Но ты ненормальный и никогда не будешь нормальным, потому что так неинтересно. Будь ты «нормальным», то уже  давно бы сидел дома обёрнутыми в плед и пил горячий шоколад, залипая в программу «Пусть говорят». Именно не смотрел, а ЗАЛИПАЛ в «Пусть говорят», потому что эта программа вообще не преследует никакой морали – её целью является устроить переполох в курятнике. Хотя бывает очень весело посмотреть над предельно допустимой концентрацией придурков всех мастей в одном зале. Хм-м… – задумался Дима – Если бы я с понедельника по четверг продавал камни (не гашишевые, но можно и их) у входа в студию «Пусть говорят», то за первую же неделю смог закрыть все долги по аренде жилья в Москве! Все в выигрыше: я буду в хуй не дуть, снимая квартиру в Москве, да ещё останусь при бабках на провизию и скромные тусовки по выходным, в то время, как рейтинги ток-шоу будут переживать небывалый скачок…» Вдруг димины размышления над бизнес-планом прервали две чёрные фигуры на горизонте, шедшие ему на встречу. По обеим сторонам дороги были сугробы и многоквартирные дома. «Ну, всё – подумал Дима – Сейчас либо примут, либо отпиздят». Тем временем тёмные фигуры становились всё ближе: они остановились под оранжевым фонарём, в освещении которого выглядели, как вырезанные из картона человечки. Дима, ссутулившись, смотрел на них, приоткрыв рот, пока не заметил отблеск значков и кокард – «Блять!.. Сначала примут, а потом отпиздят!..»
Не смотря на то, что в преддверии Нового Года улицы пустовали – мусора стояли, будто столбы, которые перемещаются по району, желая закрывать некурительный план и набить себе предновогоднюю премию на мелких правонарушениях. Возможно, у вас появится вопрос: «Дима, почему ты называешь полицейских «мусорами», как быдло?» – Дима пояснит: «Я ни раз имел с ними дело. Иногда мне попадались приличные люди в лице некоторых моих знакомых и моего участкового. К сожалению, по большей части я наблюдал измученных, агрессивных, залгавшихся уродов с ярко-выраженными садисткими наклонностями и чувством власти. Сколько денег ушло на полицейскую реформу, а на деле всё ограничилось банальным переименованием с переодеванием – мусорской некурительный планчик негласно остался; информация о пытках в отделении полиции и фабрикации уголовных дел регулярно просачиваются в СМИ. У меня нет заочной ненависти к сотрудникам полиции, а скорее заочное неуважение, которое меняется в зависимости от человека. Уверен, что не я один имею привычку переходить на другую сторону улицы, когда вижу мусоров, даже находясь при паспорте в дневном времени суток и в трезвом состоянии сознания. Люди не доверяют сотрудникам полиции – они их боятся! Боятся больше чем бандитов, потому что тех видно сразу, а опознать человека в форме куда сложнее – хуй знает, что у него на уме».

– Молодой человек – холодно произнёс нетоварищ старший лейтенант.
– Да? – Дима остановился и в растерянности выпучил накуренные глаза: «Ну ось, Дiма… Тобi пiзда!» – пронеслось у юноши в туманной голове. Дiма не на шутку испугался. Даже на несколько секунд впал в ступор с приоткрытым ртом. Его остановил наряд ППС в лице старшего лейтенанта и сержанта. Оба были молодыми, лет от двадцати пяти до тридцати. По-крайней мере ему так казалось.
– Почему шатаетесь?
– Ну… Скользко же… – сказал Дима, глядя в сторону, почёсывая голову.
– Почему язык заплетается? – прищурившись, спросил нетоварищ ст. лейтенант.
– Ну, это… Пить потому что хочется.
– Почему тогда от вас пивом пахнет?
– А может, потому что я его как раз таки и пил? – саркастично вырвалось из диминых уст, после чего он тут же захотел ударить себя по лицу, но не смог это сделать буквально, а лишь резко поменялся в лице как будто по нему ударили – Я из гостей иду… От друга. Там у него немного посидели и выпили по нольпятке.
– Предъявите документы!
– Сейчас… – и Дима сначала полез в меленький кармашек за гашишем (!) из-за чего снова захотел ударить себя по лицу, но вместо этого просто закашлял в кулак. Из его сумки торчала пустая пластиковая бутылка – молчаливый сержант ППС неодобрительно покосился… Ощутив неприятно-скользящий взгляд, Дима отвёл корпус в сторону, а сумку поднял на уровень груди, роясь в ней, ссутулившись, как старуха-Шапокляк: – Нет, документов я не нашёл. Наверное, дома оставил – напряжённое молчание длилось одновременно и секунду, и вечность – Так что дальше делать будем? – выпалил Дима – Вы меня задерживаете, оформляете в отделении или домой отпустите? – Дима говорил это с таким по-детски невинным выражением лица, что даже блёсточка надежды промелькнула в его накуренных глазах. Мусора явно не ожидали такой ИСКРЕННЕЙ наглости, от чего у них тут же случился когнитивный диссонанс, ибо служба их явно не готовила к общению с дурочками из шестого типа.
– Ну-у… Если Вы сами дойдёте… – неуверенно протянул нетоварищ старший лейтенант.
– Конечно дойду! – вдруг оживился Дима – Доброй ночи! Спас… кхэ-кхм – Дима тут же развернулся и чуть не добавил «спасибо», после чего ещё раз захотел ударить себя по лицу. Двенадцать шагов в сторону и Диму начало немножко потряхивать – за эти пару минут он испытал такой прилив адреналина, что в совокупности с гашишем его состояние было близким к эйфорическому. Возможно, кто-то скажет, мол: «Димас, у тебя всего-то грамм был – чё, по ляжкам ссышься?» На что Дима ответит: «А хуль тут не ссаться?! Административная ответственность и ночь в отделении – это ещё полбеды. И то, если повезёт! Но все мы знаем про «мусорскую магию», когда один грамм превращается в двадцать пять!

Шагая домой, Дима испытывал невесомость, как шар сухой травы по плитам мостовой, по пыльному двору катает сердце ветер, и мрамор оплела лазурь, как будто ветка, в ночи открылась дверь – мой дом, спаситель мой. И привкус табака, и мёртвый соловей, испуганный зрачок, искривленные губы, и сжавшийся кулак грозил небесной глыбе… – Дима уже дома и, тихо матюкаясь, смотрит на своё отражение в зеркале, сотрясая в воздухе кулаком. Глядя на красные глаза и обкуренное выражение лица, Дима строил рожы перед зеркалом. Не спалившись ни перед мусорами, ни перед предками – он плясал дьявольскую польку, разливаясь демоническим хохотом: «Ву-у-уф-ф! Самое время пересмотреть Плохого Санту в переводе Гоблина» – сказал про себя Дима, и тут же метнулся на кухню готовить «Божественные бутерброды»! Божественные бутерброды… Их рецепт требует особой щепетильности в приготовлении… Свежий цельнозерновой хлеб, слегка обожжённый на сковородке без масла… Едва пропаренный ялтинский лук, посыпанный зирой… Буженина с сыром ламбер и тёртым грецким орешком… Томаты черри и салатный лист уютно располагаются между сыром и бужениной… Остывающие хрустящие булочки тщательно смазаны соусом из карри, сметаны и мелко-нашинкованной зелени – гашиш превращает приготовление еды в творческий процесс.
Этот вечер был бы идеальным, если бы вдруг перед торжественной трапезой Диме не захотелось бы курнуть… С поиском веса произошли серьезные проблемы! Его нигде не было… Нигде! Трясущимися руками бледный Дима перерыл всевозможные нычки – нихуя… НИХУЯ!!! Недолго думая, он построил тонкую логическую цепочку: «Так-с… Где мог я оставить вес?.. Блять!!!» Диме пришлось проделать обратный путь, но с иным маршрутом. Он шёл окольными путями сквозь дворы. Как-то издалека он увидел, проезжающий мусорской бобик и тут же спрятался за сугроб! Дойдя до пункта назначения, Дима молился, дабы отыскать потерянный стафф. Хоть он и не был верующим, но Дима всегда Богу молился, свершая тёмные дела, ибо надеяться было не на кого / не на что. Молитва – это условный рефлекс, что он приобрёл в воскресной школе. К счастью димины молитвы были услышаны: на подоконнике лежал «кусочек счастья», издалека похожий на говно, а вблизи на кал. Парень тут же подбежал к нему и – с облегчением вздохнув – спрятал гашиш в грудной карман. На обратной дороге он встретил своего старого знакомого – Дэна, который в тот момент выгуливал своего старого пса Бобика. Дима живо рассказал Дэну историю, как его чуть не приняли и как он чуть не проебал гашиш. Дэн посмеялся: «Нихуя себе ты лепишь!». Исходя из джентельменской вежливости, Дима предложил ему плюху, но Дэн отказался – хуй знает почему. Раньше он дубасил, а сейчас, видимо, завязал. Распрощавшись со знакомым, Дима направился обратно домой.
Переходя дорогу в положенном месте, он увидел две знакомые тёмные фигуры. Голос в голове сказал: «Ось, Дiма, тобi пiзда!» – але хулі мої голоси розмовляють українською мовою?! Неважливо – от страха и на олбанском можно заговорить. Діма вже вирішив здаватися, но если «здаватися» – то дерзко и со вкусом! Проходя через перекрёсток, Дiма начал отдавать честь со словами: «Здравiя бажаю, товарiщ майор!» – но вдруг понял, что это не те мусора, А ДРУГИЕ МУСОРА! Издав: «Здравi… Кхэ-кхэ-кхэм» – Дiма перекинул руку, почесав затылок. «Другие мусора» странно покосились на него и на несколько секунд остановились… Пока они отдупляли, Дiма вже тiкал метров за тридцать от злосчастного перекрестка, сжимая гашиш в кулаке (дабы избавиться от него, если вдруг произойдут неприятности).

Мораль сей басни такова: глупость 6-го типа может вас спасти, если она окажется искренней и будет идти от самого сердца к… – пожалуй, не буду продолжать. Зачастую страх выступает в роли провокатора, но в данной ситуации могла сыграть большую роль обыкновенная случайность. Основываясь на собственном опыте, Дима не рекомендует хамить мусарам, даже если вы находитесь в выгодном положении. Нужно знать свои права, сохранять спокойствие, настраивая себя на холодный и конкретный тон. Грамотная речь очень важна в общении с органами! Документы (протоколы) необходимо проверять. Можно пользоваться юридическими терминами, но только в тех случаях, если вы уверены на сто процентов в уместности их употребления, а лучше просто сохранять формальный тон общения, и ни в коем случае нельзя вступать с ними в открытый спор/повышать тон, или же «качать свои права». У Димы есть собственный лайфхак: когда он общается с лицом «наделённым мусорской властью» или кем-то, кто оказывает на него давление, он представляет, как этот человек вдруг меняется в лице, обосравшись в свои элегантные чёрно-синие штаны арестантского покроя. После чего, Дима удерживает в сознании стыдливую гримасу, внезапно обосравшегося человека – это эффективно помогает ему приуменьшить значимость оппонента в конфликтной ситуации. В данном случае Диме повезло, и далеко не факт, что подобное может повториться дважды. Помните, про 51-ю статью Конституции РФ и никогда не ведитесь на провокации со стороны полиции – будь то угроза, сочувствие или сделка.

Смотрите, я одержимый!

В качестве заключительного примера, предлагаю пресловутой комиссии по ЕГЭ рассмотреть историю ещё одной глупости 6-го типа, которая чуть не закончилась некрологом… А всё потому, что с младых ногтей Дима успел плотно приторчать на аптеке, приобретая там увеселительные снадобья: Коделак фито (кодеин), Туссин Плюс (декстраметрофан), Алпразолам (Ксанакс), Лирика – это ещё маленькая часть излюбленных Димой препаратов. «Фу-у, кайфожор! Опять бычатину аптечную жрёшь!» – роптали злые языки, причём не только скудоумных выпивох, но и поклонников спайса. На данный момент все эти препараты попали в списки «контролируемых» (кроме алпразолама, что был в них всегда) – спасибо нашему сердобольному Правительству, ибо для простого народа путь к кайфу обязательно должен проходить через тернии лобби. «Dirty-sprit» и «Xanax» долгое время сопровождали творчество многих забугорных реперов. Стоило подражанию и блядству доползти до регионов, как «аптечная бычатина» во мгновение ока становится элитным движем. Когда-то Диме приходилось выслушивать с надменной и обдолбанной миной множество нелестностей в свою сторону. Даже в пятнадцатилетнем возрасте его друзья как-то устраивали ему интервенцию… В подъезде! «Дима, нам нужно с тобой серьёзно поговорить…» Увы, разговор не удался – Дима открыто смеялся над их наивной попыткой остановить его замедленное самоубийство. Ему было всегда глубоко наплевать на чужие нравоучения, и при любом удобном случае он всегда цитировал Конфуция: «На чужих ошибках учатся только лохи, трусы и онанисты! Благородный муж учится на собственных граблях» (за точность цитирования не ручаюсь).
Тот день Дима запомнит на всю жизнь: до совершеннолетия оставалась неделя, а ветер максимализма вовсю гулял в районе чуть выше спины. В этом возрасте восприятие вещей остаётся нежным и беззаботным, поэтому Дима неслабо приторчал на смеси клоназепама и кодеина фосфата, кустарно отбитого из Нурофена Плюс. К сожалению, людям бывает мало обычных ошибок – иногда им нужно обосраться по-крупному, дабы усвоить урок жизненной грамоты. В те дни, к полуживому, но довольному Диме позвонили в дверь. Край диминого глаза, закатывался в сторону, пока он почёсывал левый бок. Он чувствовал себя чайным грибом, что распластался по кровати в полудрёме. На повторный звонок Дима неохотно встал с кровти и пошёл к двери, заглянув в глазок, он увидел три знакомых силуэта. Это были Витя, Тёма, Лёня – его товарищи, двое из которых через пару лет отправятся в лагеря (один за наркоту, другой за убийство), но тот нежный возраст пока не сулил серьёзными неприятностями.
– Здорово, Димас! – поприветствовал его Витя и добавил вполголоса – Ты один?
– Да-а. Один. А чё?
– У тебя есть варик свариться?
– Конечно, заходите! Только через час нужно свалить – сказал Дима, пропустив товарищей в квартиру.
– Ты-то будешь дубасить или опять на своей аптеке?
– На аптеке!
– Ну и объёбок – сказал Витя, на что Дима рассмеялся железным смехом, показывая товарищу средний палец. Парни разулись и прошли на кухню. Дима залипал на немудрённую варочную суматоху, облокотившись на подоконник – он не обламывался покурить спайса на голяках, но сейчас его центральная нервная система принимала воздействие от более интересной движухи. Буквально через двадцать минут все успели прикурить и спечься непродолжительным сном на диване в гостинной. К счастью, никто из гостей не поймал бледного. Дима включил телевизор. По телеку шли «Симпсоны», которых Дима регулярно пересматривал, начиная с шести лет – в тот момент классика его не впечатляла, он смотрел в телевизор сквозь экран. Парней быстро пробрало на хавчик – они начали канючить бутерброд с колбасой и майонезом. Как подобает хозяину, Дима сделал каждому по бутерброду, но с одним условием: через пятнадцать минут они будут должны покинуть вместе с ним его скромные апартаменты. Парни съели по бутерброду и чуть позже покурили на кухне сигареты. Придя в себя, они отправились на свежий воздух, бездумно шарахаться по району.
Действие от последней пачки отбитого кодеина фосфата начало медленно подходить к концу, несмотря на клоназепам, что усиливал и продлевал эффекты кодеина. Лицо Димы начало приобретать грустное выражение – он испугался трезвого сознания: «А вдруг я останусь таким навсегда?!» Дима не придумал ничего лучше, как сподвигнуть своих товарищей на экстремальное развлечение, в виде кражи из местного ликёроводочного магазина. Схема была проста: парни блуждают по торговому залу, Тёма и Лёня отвлекают кассиршу, покупая большую бутылку спрайта, пока Витя смотрит за палевом, прикрыв Диму от камер видеонаблюдения, который в нужный момент должен ловко закинуть литровую бутылку водки в сумку. Схема сработала удачно! Продуктовые стеллажи частично закрывали обзор в нужной плоскости от продавца торгового зала. Витя быстро сориентировался и в нужную секунду прикрыл Диму перед камерой: действие длилось пару секунд. Пока Тёма оплачивал Спрайт, Лёня уволок литровую бутылку Мартини, хотя мог захапать вискарь. Сам Лёня не пил, поэтому свою добычу в виде мартоса он решил подарить маме – дело святое, никто осудит. Да и самого Лёню только попробуй осудить – в свои семнадцать он уже был здоровенным кабаном, который мог без лишних вопросов накидать в кабину, если ему чего-то не понравится.
После удачного ограбления четыре друга Оушена проследовали на пустырь жечь костёр, бухать и укуриваться. Дима автоматически отказался от спайса, возможно, это спасло ему жизнь… Он тосковал по утраченному эффекту кодеина, но клоназепам продолжал своё притупляющее действие. С первыми глотками алкоголя Дима начал оживать, став неожиданно лёгким, он без умолка трепал заплетающимся языком. Парни сохраняли адекватное состояние, решив вместо трубки, курить спайс через забитый кончик сигареты (добра итак после варки хватало). Как казалось Диме, он говорит чётко и воодушевлённо, а на деле он начинал произносить предложения с полукрика, заканчивая его полумычанием. Но никто не обращал должного внимания – все просто ждали, пока Дима договорит, после чего кивали ему в ответ. Вдруг Дима поднялся на ноги, сказав, что пойдёт за синькой и, возможно, не вернётся. Парни добродушно с ним распрощались, дав знать, что ждут его обратно. Возможно, он всё-таки вернулся, если бы не попёрся на двух кривых в местный супермаркет. Алкоголь к этому времени не продавали, но Дима вовсе не собирался его покупать. Спрятав в сумку заветный пузырь, Дима поспешил ретироваться мимо кассы через выход, однако был задержан быстрее, чем дверцы магазина смогли перед ним раскрыться. Дальнейшие события наполнены неприятными флэшбэками: Дима со свёрнутыми ручонками смотрит лицом в пол, нелестно отзываясь, об охраннике и его семье… Какая-то пожилая дама зарыдала, наблюдая сию картину: «Боже, я его такого маленького помню! Такого маленького… Боже, кем он стал? Что с ним случилось?!» – Диме стыдно. Очень стыдно! Он даже хотел бы найти эту пожилую даму и попытаться оправдаться. Наверное, это выглядело бы так: «Помните меня такого маленького, а потом буйного и упоротого в том супермаркете? Так вот: теперь я больше не буйный наркоман! Сейчас я скудоумный выпивоха, как и большое количество жителей нашей необъятной Родины. Уверяю Вас, что это разные вещи! Сейчас Дима-алкоголик может легко загнаться от любой хуйни с похмелья и даже заплакать, но опохмелившись, он тут же убежит в закат за новым пузырём, разливаясь радостным хохотом». Не то, что Дима предпочитает алкоголь наркотикам, просто алкоголь легальней, дешевле и менее муторный в приобретении.
Мусора пришли на вызов очень быстро – их было, либо двое, либо четверо, либо восьмеро. Дима не мог сфокусировать зрение, из-за чего у него всё очень сильно двоилось в глазах. Некоторые события были восстановлены со слов очевидцев… По прибытию органов правопорядка охранник отпустил Димины ручки, что было очень зря… Получив свободу, Дима выждал удобный момент и с остервенением вырвал из его пояса дубинку, кинувшись с ней на мусоров. Если бы Дима территориально находился в штатах, то словил бы маслину в голову или был бы плотно отпизжен, но Дима живёт в России, поэтому его тут же скрутили, как брецель, после чего у Димы случился первый судорожный припадок: он упал на пол супермаркета и забился в конвульсиях:
Да, он притворяется! – шуточно крикнул один из восьмерых, четырёх или двух мусоров, но Дима не притворялся… Его затащили в карету скорой помощи, пристегнув ремнями к носилкам…

Дима очнулся на холодном металлическом столе: над ним возывышался отвратительно яркий хирургический светильник, пока вокруг копошились люди в белых халатах… С приходом в сознание Дима испытал одно из самых мучительных состояний – паралич дыхательного центра. Последние его слова были: «Не могу дышать…» Мучительное состояние перешло в агонию с новым припадком, словно невыносимая боль и напряжение переполняют всё тело, что выгнулось в судороге, испуская дух, после чего он испытал небывалую прежде лёгкость, оставив своё бренное тело. Кардиомонитор издал протяжный писк – прошло мгновение Дима увидел мельком себя со стороны… Никакого белого света – он просто растворился в розовом тумане, сливаясь со вселенской пустотой…

*пустая страница*

Всё же врачам удалось откачать Диму: он очухался на полминуты, однако его вновь пробил судорожный припадок, из-за которого Диму колбасило, как осиновый лист. Воспользовавшись ситуацией, он тут же решил пошутить: высунув язык, Дима извивался, как девочка из Экзорциста, закричав: «Смотрите… Смотрите! Я одержимый!..» – но врачи не понимают шуток – они во всём видят патологию…
Через пару дней Дима проснулся, но не дома, а в палате отделения интенсивной терапии привязанным по рукам и ногам. Обратный сгиб Диминого локтя пробивала тупая и ноющая боль – он пытался кричать, но крик превращался в стон. Дабы привлечь к себе внимание Дима стряхнул с кисти пульсометр. Врач и медсестра  быстро прибежали на писк аппарата и, вероятно, могли подумать, что их пациента пора переводить в подвал, пока не увидели корчащегося Диму, пытавшегося вырвать капельный катетер при помощи зубов и языка, попутно колотя по кушетке пятками. Медперсонал мог предположить, что у пациента серьёзно пострадала кора головного мозга, возможно, он всю оставшуюся жизнь проведёт в сознании четырёхлетнего ребёнка, но димины корочки не пострадали:
– Блять… Больно!.. Уберите!
– Нет – холодно сказал врач.
– Больно мне! – Дима очень плохо строил предложения, однако тяжёлый грохот его пяток об кушетку быстро принудил медиков закончить экзекуцию. Врач вытащил катетер, дав Диме согнуть руку, после чего он опять затянул её обратно в ремень.
– Сука, ну, хотя б одну руку оставь!
– Максимум могу ремни ослабить.
– Похуй!
– Терпи! Чё, как не мужик? – сказал врач грозным тоном.
– Почему Вы меня тупо не отвяжете? Я же не буйный психопат! – врач промолчал и держал димину руку, пока медсестра ослабляла ремень.
Дима не понимал к чему такая высшая мера наказания как ограничение свободы телодвижения… Когда врач и медсестра вышли он, извиваясь, всячески попытался выдернуть руки из затянутых на предплечьях ремней. Не получилось… Вскоре в палату зашли двое молодых и хамоватых медсестёр – они смотрели на Диму, как на биомусор, разговаривая с ним соответственно. Конечно, вкалывая за такую маленькую зарплату, они должны ещё всяких нариков малолетних откачивать! Но что, если человек просто по молодости крупно обосрался? Благородные садомазохистки. Если вы не любите людей из-за своих низких зарплат, то зачем насиловать себя и пациентов? Медсестры продолжали смеяться над беспомощным юношей и вытаскивать из него трубки – одна из них, не предупредив Диму, с рывком выдернула уретарный катетер, от чего тот захотел согнуться пополам. Фурии ушли с ядовитым смехом. На их смену пришла другая медсестра, которой Дима слёту нахамил. Она очень спокойно отреагировала на хамство, тогда Дима поднял на неё глаза – это была женщина лет сорока лет с приятным голосом и с блеском заботы в глазах… Настоящая сестра милосердия! Дима извинился и попросил освободить ему одну руку, пообещав, что будет себя хорошо вести. Она с лёгкостью исполнила его просьбу. Вскоре ему захотелось с ней побщаться. По ходу диалога он узнал, что прошедшие пару дней он пребывал в комы. Они с медсестрой разговаривали на разные темы, включая литературу и изобразительное искусство. Её вкусы были очень банальны для медработника: ей нравились Чехов, Булгаков, «Капричос» Гойи и художники Ренессанса.
Позже в палату пришли двое мужиков, как позже выяснилось – санитары. Дима должен был поехать в дурку! Ему отдали его одежду и вывели на улицу. Но Дима не хотел просто так сдаваться: подождав, пока они выйдут на улицу Дима вырвался из оцепления, пытаясь пробежать сквозь деревянный дом неподалёку. Раза два он падал и поднимался, продолжая побег, пока его не поймали, скрутив, как брецель:
– Хреново бегаешь, спортсмен – саркастично заметил один из них.
– Я бы… Я бы посмотрел… Как ты после двух дней комы побежишь! – задыхаясь, ответил Дима. В тот момент он был очень ослаблен, а сознание его находилось, будто под пеленой тумана…

Диму завели в буханку автоваза – его ожидала долгая дорога до психушки, что находилась загородом. Он прилёг на носилки, глядя пустым глазами в потолок, пока не заснул от качки.
Вскоре Диму отвели в приёмное отделение: за столом сидел старик в колпаке, записывая что-то в журналы. Поначалу Дима грубил, а вскоре начал каяться, убеждая врача, что это всё ошибка. Диме не удалось вывести врача на жалость, после чего он снова вернулся к грубости:
– Нахуй вашу психушку! В пизду вашу психушку! И вообще, дайте мне водички!
– Дам, но если будешь хорошо себя вести – сказал санитар. Дима молча кивнул ему в ответ, после чего тот налил ему воду в пластиковый стаканчик. Залпом, осушив стаканчик, Дима посмотрел на санитара коварным психопатическим взглядом:
– Нихуя! – вскрикнул Дима, принявшись комкать и рвать все бумаги со стола врача, что попались ему под руки. Санитар повалил Диму на пол, держа шею в замке:
– Кхэ-кхэ… Умираю! – просипел Дима, притворившись мёртвым.
– Да, он притворяется! – сказала медсестра.
– Конечно, притворяюсь, а то этот придурок задушил бы меня нахуй! – сказал Дима, лёжа на полу.
– Во, дурак… По-хорошему пошли в отделение!
– Неа. Вы идите, а меня несите – сказал Дима, распластавшись по полу. И эти придурки попытались его унести в отделение! Пухлая медсестра надорвала спину. Скрючившись, она принялась осыпать Диму нецензурными оскорблениями. На шум прибежала заведующая наркологическим отделением:
– Молодой человек, мы можем оставить Вас в наркологическом отделении на несколько дней. После прохождения карантина Вы будете находиться на общем режиме.
– Ладушки! – сказал Дима и тут же поднялся. На прощание он окинул взглядом приёмное отделение – все три озлобленные рожи провожали его ненавистным взором, а на бульдожьей морде запыхавшейся медсестры проступала жажда крови…

Отделение нарколожки было таким же мрачным, как в фильмах ужасов про психушку: Диму вели вдоль обшарпанных стен в карантин, что представлял из себя большую палату на пять коек с застеклённым сестринским постом, которую он саркастично назвал «номером», попросив назначить ему терапию фисташковым мороженым и южнокорейскими либо тайскими массажистками (у Димы есть маленькая и скромная мечта… Он хотя бы раз в жизни хотел бы выхаживаться в спа-отеле с абстиняги, где включены всевозможные процедуры с детоксами, пока южнокорейские или тайские массажистки практиковали на его теле различные таинства восточной медицины и любви… Наверное, слегка жирновато получается, да? Ладно, Дима согласен на украинок. Возможно, когда-нибудь появится фонд Димы Дролова, чья деятельность будет направлена на спасение от абстиненции таких же распиздяев в обмен на интересную историю). Позже эта явно шуточная просьба оказалась в карточке! Врачи во всём видят патологию (особенно психиатры), даже отсутствие жалоб и хорошее настроение может их всерьёз насторожить. Но Дима не подозревал о подобных тонкостях – он впервые оказался в «чертогах» наркологического отделения психиатрической больницы, где предпринял тщетную попытку разбавить неприятную ситуацию своим дурацким юмором. Хорошо, что он сумел остановиться во время, ибо за попытку примерить лавры Петросяна его могли бы обколоть инсулином до полусмерти, подвергнув электросудорожной терапии.
Следующие сутки Дима провёл в номере с горячечным алкоголиком, Узником Астрала aka Спайсокуром Божественным и каким-то овощем, похожим на гнилой персик. Белочник – на удивление – был совсем безобиден: смешной толстячок с придурковатым смехом, что как-то ночью спиздил у всех носки со сланцами, зашкерив их у себя под кроватью. Тучные и хамоватые медсестры (хрупким интеллигентным дамам тут попросту не выжить) непрестанно его ругали, в то время, как Диме он казался весьма добродушным мужичком, чей искромётый долбоебизм не подразумевал никакого злого умысла. Как-то во время тихого часа два санитара и медсестра стянули с него штаны, сделав принудительную инъекцию в наружный ягодичный квадрат, пока он кричал и плакал, как ребёнок. Дима не смог выдерживать столь жалкого зрелища, что подтолкнуло его вступиться за своего юродивого соседа по номеру:
– Хорош над человеком издеваться! Чё он вам, садюгам, сделал-то такого?! Дайте ему таблетку что ли…
– Тоже мне защитник нашёлся! Уколы врач назначила. Он с белочкой поступил – отозвалась медсестра, как только они вместе с санитарами затянули юродивого алкоголика в ремни – Слыхал про такое?
– Ну… Я слышал, что она бывает у алкашей, когда их с перепоя глючит.
– Белка после запоя появляется – зычно сказала медсестра – такие пациенты только кажутся безобидными, но если не уследишь, то вмиг осатанеют.
– Тогда свои претензии  снимаю – сказал Дима, задумавшись на полминуты, – А велика вероятность, что он осатанеет?
– Невелика. Он уже второй день на лечении. Если чего и случиться, то мы тут же его успокоим – кивнула Диме медсестра прошла за сестринский пост, записывать что-то в журнал.
Следующим Диминым соседом был Спайсокур Божественный с блаженным таким взглядом. Он был диминым одногодкой, а также адептом спайсовой теологии «Jah-018». Когда-то во время субботнего таинства, он на коленях причащался вместе с другими прихожанами, что провозгласили заброшенный барак своим храмом. Тогда он ещё не был Узником Астрала и с отрешённостью мудреца молча, склонив голову, впускал в себя всю мудрость Jah-018 до тех пор, пока обрезанный низ бутылки не коснулся дна ведра с освящённой спайсом водой. В этот момент благодать стремительно заполняла его нутро через лёгочные альвеолы, разнося по кровотоку истину, питая ей каждую клеточку тела СБ. Но, что-то пошло не так… Jah-018 решил избрать его в качестве жертвы. Обретя полную власть над его сосудами и нервными клетками, Jah-018 принялся выталкивать его душу наружу. СБ рухнул на пол, пребывая в бессознательном состоянии примерно полминуты, после чего начал блевать, испражняться и истошно кричать. В тот миг он вышел из себя, но возвращаться обратно не торопился… Буддисты назовут это состояние «нирваной»; православные «благодатью»; философы «трансгрессивным опытом» или «мистической трансцендетностью», а врачи «онейроидным синдромом на фоне острой интоксикации синтетическими канабиноидами» – в любом случае Узник Астрала не производил на Диму впечатление больного и несчастного человека, хоть и считал себя Богом. УА говорил Диме, мол, он видит то, что не видят другие, а также имеет абстолютную власть над миром. Бывало, что от отравления того же спайса, диссоциативов или же психоделиков, Диму настигал делирий: «А вдруг я останусь таким навсегда?!» – осознавал он с ужасом. Позже на димином лице проступала ироническая ухмылка: «А ты чё, Димас, хотел-то? Нахуй ты жрал это говно? Может ты наивно думал, что сможешь контролировать «кайф»? Хуюшки, теперь кайф контролирует тебя. А теперь представь себе трип длинною с жизнь!» – в такие минуты Дима не находил ничего лучше, как принять это состояние и позволить себе стать дурачком – «Ну и ладно, буду я полжизни в психушке. А какая разница? Может я таким образом буду хоть немного счастливее, чем сейчас? Что-о ж, придётся привыкать к этому состоянию. Назад уже ничего не вернуть. Остаётся искать прелести в изменённом сознании».
Дима немного пообщался со Спайсокуром Божественным и даже нашёл с ним общих знакомых в лице пары гопников со своего района. В дальнейшем он постреливал у СБ сигареты. В общем, весёлая попалась компания. Дима не вывозил реальности скрываясь от осознания во сне. Через пару дней пришла заведующая, сказав Диме, что она не сможет оставить его у себя в отделении, поэтому его придётся перевести в подростковое. Дима покорно кивнул в ответ, проследовав вместе с санитаром по извилистым лабиринтам сумасшедшего дома. Он не знал как долго ему предстояло пребывать в чертогах психиатрической больницы. Конечно, у Димы были мысли о побеге, но он видел в них сложную задачу и глупое решение.

Заведующий психиатр подросткового отделения произвёл впечатление очень спокойного мужика, который носил очки в тонкой позолоченной оправе и галстук. Он объяснил Диме, что за ним должны понаблюдать пару дней, дабы убедиться в его вменяемости. Дима же утверждал, что он самое адекватное существо, кое когда-либо попадалось ему на глаза, однако врач не стал верить Диме на слово… А ещё спросил про одержимого, таек и фисташковое мороженное… Дима пояснил заведующему, что до поступления в стационар он мечтал стать профессиональным юмористом, но из-за профессиональной деформации его коллеги не смогли оценить диминых талантов. Увы, такое пояснение не смогло изменить решение врача. Поняв, всю безысходность ситуации, Дима начал клянчить бензики вроде сибазона или нитразепама, ссылаясь на плохой сон – доктор поддался корыстному влиянию, назначив реланиум в уколах. Также он дал распоряжение медсестрам, чтобы Диму определили напротив сестренского поста под круглосуточное наблюдение.
Контингент психушки состоял из двенадцати человек: одни были дебильными (медицинская терминология) и весёлыми, другие же со странностями. Среди них Дима спизделся с пацаном на пару лет его помладше. С виду он был вполне адекватным и шаристым, не смотря на то, что ему диагностировали шизофрению (позже этот парень рассказал Диме рецет Dirty-Sprit’а). В подростковом отделении перекуры были разрешены только три раза в день – Дима постреливал у своего товарища по дурке сигареты. В целом, это была обычная больница, за исключением того, что их пациентам целыми днями приходилось шарахаться по коридору, либо сидеть перед телевизором напротив сестринского поста, либо пребывать в маленькой игровой комнате, потому что палаты открывали только на ночь и тихий час. Время шло очень медленно, эти два дня были для Димы невероятно нудными. Позже его всё же решили навестить… Пришла его инспектор ПДН, с целью выяснить подробности исполнялова, дабы оперативно поведать краткое содержание этой интригующей истории всем желающим, среди которых были димины знакомые.
Пройдя в коридор, Дима сел на стул, ехидно сложив ручки, будучи настроенным на очередной нахальный диалог, пока не осознал, что он попал конкретно… Аж на 158 статью! Юноша сильно побледнел: «Не может быть… Чё вы мне тут шьёте?!» – но инспектор спокойно показала распечатанные снимки с камер видеонаблюдения. Дело в том, что та магазинная кража была далеко не единственной. Дима частенько подворовывал бухлишко, стараясь хапнуть самое дорогое. Размер спиженного всегда ограничивался его сумкой. Как-то за один день он утащил виски «Грандс», джин «Бифитер» и шампанское брют «Абрау-Дюрсо». На самом деле общая сумма спизженного за летний период была в несколько раз больше той, на которой он попался. Диму же спалили на краже вискаря и ликера, чья общая сумма составляла в районе четырех тысяч рублей. Инспектор сказала, что он числится в розыске, как серийный вор. В тот миг иллюзорный мир юноши дал трещину – он осознал… Дима осознал всё, что было и могло бы быть!.. В один день он чуть не сдох, теперь его ждёт уголовная статья из-за неосторожной глупости… Это было уже не смешно, а страшно! Ему было страшно представить, что в данный момент творится с его родителями. Дима заплакал взахлёб, как ребенок – только сейчас он осознал все последствия его глупости. Он рыдал до тех пор, пока не услышал стук двери об косяк. Зашла его мама. Она не злилась и не кричала, а смотрела на него печальным глазами. Это было невыносимо! Дима предпочёл бы, чтоб она злилась и кричала, лишь бы не видеть этого взгляда… На тот момент юношу пробила истерика – он бросился к ней вымаливая прощение. Ей было больно на него смотреть, она сказала:
– Я всё знаю, успокойся. Мы уже ходили в тот магазин и оплатили краденое.
– Мама, прости! Ради Бога, прости! Я такой урод!.. – его истерика не заканчивалась.
– Ещё какой урод! Это ж надо такое с нами вытворять на старости лет! О Дне Рождения можешь даже не мечтать! – с укором сказала ему мама, но для Димы это был сущий пустяк, как будто он не слышал её вовсе.
Димина истерика не прекращалась: он повис на шее матери, пачкая плечо её костюма слезами, слюнями и соплями. Это был тот самый костюм… Когда Диме было шесть, друзья родителей предлагали его маме какой-то дорогой костюм из заграницы по очень низкой цене, но она отказывалась. Тогда они решили ненадолго оставить и позже забрать. Как-то раз Дима доставал маму, рисуя её стрёмные портреты, пока она уставшая отдыхала после работы. Вскоре мама психанула, порвав димины рисунки. Дима обиделся. Он решил отомстить за своё уничтоженное творчество, слегка надрезав рукав того самого костюма… Ох, как Дима тогда опиздюлился! Рукав, конечно, можно было незаметно подшить (чего она в дальнейшем и сделала), но всё же ей пришлось его купить. Мама обняла Диму ещё крепче, поглаживая по спине, пытаясь успокоить своего сына: «Ну, тише-тише, дорогой, всё хорошо. Хватит плакать, пойдём домой».
Выйдя за ворота психушки, они направились на остановку. Поездка домой была долгой и молчаливой. Дима прижался щекой к холодному окну автобуса, наблюдая за тем, как мимо проносятся деревья и поляны, словно череда событий по дороге от рождения до смерти. На данном маршруте его «автобус» претерпел маленькую аварию, в связи с чем кондуктор вернул деньги за билет, дав Диме второй шанс добраться до пункта назначения.

Данную глупость нельзя назвать иначе, как роковой: кодеин, клоназепам и алкоголь сами по себе угнетают дыхательный центр, а при сочетании превращаются в коктейль самоубийцы. Если вы на фоне курса лечения лекарственными препаратами собираетесь употребить алкоголь или наркотики, пожалуйста (!) не поленитесь узнать про их совместимость и побочные действия в инструкции или в интернете – эта очень важная привычка не только займёт совсем пять минут вашего времени, но и поможет предотвратить угрожающую жизни ситуацию. Например: приём экстази на фоне курса лечения флуоксетином (антидепрессант из группы СИОЗС) способен привести к серотониновому синдрому с летальным исходом даже по прошествию двух недель со дня окончания курса. Большинство смертей от оксибутирата натрия происходят при совместном употреблении с алкоголем. Одновременный приём амфетаминов и алкоголя приводит к увеличению токсического воздействия первого с возрастанием побочных эффектов. Налоксон может спасти жизнь при передозировке опиатами (в случае отравления опиатами длительного воздействия (таких как метадон) – требуется вызывать скорую помощь после введения налоксона). Своевременный прием эналаприлина эффективно снижает кровянное давление при передозировки психостимуляторами (опять же при отсутствии противопоказаний в инструкции (макс. сут. доза 20 мг)). Столетний опыт неэффективной наркополитики не привёл к снижению роста наркомании, особенно, когда к этому делу подключились силовики. «Снижение вреда» и «профилактика передозировок» являются гуманными и эффективными мерами помогающими бороться с наркозависимостью путём сохранения жизни наркопотребителям, что даёт им повторный шанс на свободную жизнь. Ежедневно мальчики и девочки отправляются толпами на тот свет из-за отсутствия банального просвещения. Очень грустно, когда глупость заканчивается смертью…
Глупость 6-го типа спасла димино здоровье: если бы я не пошёл красть водку в супермаркет, оставшись на пустыре, то, возможно, никто бы не смог оказать мне своевременную медицинскую помощь. Где-то в параллельной вселенной ушёл из жизни один Дима Дролов – земля ему пухом! Жалею ли я об этом? Сложный вопрос… Последующие полгода меня узнавали и даже стебали в том самом супермаркете продавцы и охранники. Некоторые люди, знакомясь со мной, спрашивали: «А не ты ли в том магазе исполнял?» – я тут же заливался злорадным смехом, сознаваясь в искусстве быть дурачком.

Моя исповедь подходит к концу вместе с бутылкой кагора: на улице гнусавый апрель, изобилующий осадками – весна и осень всегда сулят надежду на перемены… Северо-восточный ветер со стуком раскрывает форточку настеж, я, содрагаясь от холода, спешу её закрыть, случаяно опрокидывая на клавиатуру ноутбука полуполный бокал… Опешив, я в панике бегу спасать рассказ и технику, выпустив из пальцев недокуренную сигарету на подушку. Неожданно, во время мероприятий по извлечению влаги из ноутбука, уголёк раздувает на сквозьняке до возгарания подушки, огонь с которой переходит на зановески… Один неловекий момент – и у меня ничего нет, кроме воспоминаний, опыта, близких и ноутбука, что нельзя включать… Но и они невечны: первые имеют свойство стираться; второе без совершенствования рискует стать бесполезным, а с близкими не так уж трудно порвать отношения…
Соседи повыскакивали из комнат, однако я успел потушить возгарание до приезда пожарных. Сейчас мне приходится заниматься подсчётом убытков от пожара, причиненным мной из-за нарушения условий аренды съёмной комнаты – курение. Мораль такова: табакокурение и алкоголь причиняет вред не только вашему здоровью…

Важно признать, что все мы по-своему глупы. Нельзя научиться жизненной грамоте без глупостей или ошибок – это не зазорно, если причиной глупости не является корысть. Только глубокое рассуждение над причиной и умение построить вывод делает человека умнее. Сколько на этом свете людей не имеют здорового понимания глупости?.. Неправильное осмысление данного явления склоняет человека к постоянному поиску виноватого; толкает его к обиде на окружающих или себя. Люди усложняют себе жизнь, краснея за неосторожные высказвания на вечеринках или за искажённое восприятие чего-либо. Перед кем? Перед такими же людьми! Именно стыд делает глупость «зазорной», когда люди не принимают в себе людей. Путь к счастью лежит через здравый похуизм, позитивную рефлексию и склонность не только к построению выводов, но и анализу ситуации – выводы и взгляды могут и даже должны меняться на протяжении всего жизненного пути. В нашем мире не существует универсальной мировоззренческой концепции на все случаи в жизни, поэтому наше сознание и восприятие должно всегда оставаться гибким.

P.S.: Жду предложения о рекламе. (барыги, не стесняйтесь!) С Вами был Дима Дролов, до встречи на конференции TED!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.