Максим Сентяков. Глазею в пустоту (сборник стихотворений)

***

Кривляйся, как паяц, и думай впредь
О ветхих городах, достойных сноса!
Мы гордо можем только умереть,
Пытаясь разорвать крылами сеть,
Как море с пеной мрёт от передоза!

И медленно подходит к кадыку
Всё чуждое, забытое, иное!
Свой ужин не спеши отдать врагу,
И бывшее доселе на веку
Смягчи, и встреть судьбу, как прежде — стоя!

Заботься о насущном. Хлеб и песнь!
Жируй от безрассудства. Ныне, присно!
О мертвых сколько можешь — дале грезь!
И будто бы вино разлейся весь,
Пока твоей душе играет тризна!

 

***

Лейся наружу. Ни вопля из глотки!
Что мы нашли в упоённом гнезде?
С фронта в тылу перечитывать сводки:
«Мы перебиты!
Теперь фронт
Везде.» Громко кричать или тлеть в битом стаде!..
Шкуры в цене. Так что торг не принять!
Мы опоздали. С какой гадкой стати?
Вместо могилы
Для сдохших
Кровать?

Не оступись! Я почти вижу это,
Что не испить, не убрать никогда:
Где на удачу дурная примета,
Где дикой своре
Сдают
Города!

Мы не узнаем, как рвутся мундиры,
Греется улиц весенняя прядь!
Наши сердца, что убоги и сиры,
Будто бы фронт
Тьма идёт
Прорывать!

 

***

Настырные проулки рвут насквозь
Остывших городов тугое чрево.
Забитый в небо солнцем ржавый гвоздь
Выводит скот на улицы из хлева!
И больше не смотри поверх голов,
Упрись в хребты идущих пред тобою,
Мечтающих дороже сбыть улов
Из пойманных мальков готовых к бою!
Как ноги затекли идущих вспять,
Как голос их размяк — сует причина!
Ты можешь эту веру не понять,
И с светом распрощаться зло и чинно…
Но выдай хоть один приличный крик,
Хоть что-нибудь оставь в пустом потоке!
Твой голос нынче вовсе не велик,
Но ты не забываешь здесь о Боге!

 

***

И чем закат обязан этим снам,
Беззубым и замёрзшим в тёмном граде?
Мы — мытари пришли в порожний храм
При полном нашем нищенском параде!
Молчание и дым пустых аллей,
В которых мы блуждаем до рассвета.
Прошу одно: хоть звёзды обогрей,
И спой куплет, раз песня недопета.
Ты жаждешь обуздать ветров наплыв,
Я тьмой пленён! В силках отныне птица…
Но голос до сих пор меж рёбер жив,
Чтоб я мог вдоволь болью насладиться!

 

***

Я разлИт, словно флаг на ветру!
Так же мят и облизан стихией!
Вены тянутся вверх по бедру
Городов, что почти что плохие…
Им отныне не спать в тишине…
Не пропеть о весёлом начале!
Так скажи,только искренне, мне:
Почему звёзды вновь заскучали?
Будет рвать изнутри на куски
Каждым выдохом платья и блузки…
Мы рассветы ловили в тиски,
Мы с ветрами бежали взапуски!
И теперь, обогнав их на век,
Я стою, дожидаясь финала!
Где созвездья в обличье калек
Мне поют то, что хворь напевала…

 

***

Заплачь над каждым сломанным крылом!
Ты — птица, не познавшая полёта…
Мы здесь в плену! Так что же, поделом!
Гнилая кровь — живучая порода!
Будь скверен, будь развратен, будь красив!
Живи мечтой, раскрой пошире ставни…
И солнце — нашей смерти абразив —
Сегодня жрец кончины самый главный!
И прежде, чем закончить суету…
И прежде, чем смирить тебя в итоге…
Познай, как нынче холодно в аду.
Познай, как нынче звёзды одиноки!

 

***

Задраивай отсеки. Выжидай
Сошедшего с лазури серафима.
Собаки, рано вышедши из стай,
Стреляют в молоко, и лают мимо!
Вновь грозди облаков черны золой,
Опухшие от рвоты пред рассветом.
Чтоб добрым оказался прежде злой,
Чтоб истина окуталась секретом!
Когда под утро сердце заболит,
Когда ты будешь жаждать, будешь биться:
На небо алым выльет вечер стыд,
И скорбью очернятся наши лица.
Как тихо! Вновь по-сучьи засвербит…
И рваться будет яро кровь из тела…
Мой город в сотый раз зарёй убит!
А мне до этой смерти нету дела!

 

***

Меняем всё: и город и рассвет…
На тот закат, который больно нужен…
Садись со мной за дружеский обед,
А после сядь с врагом за поздний ужин!
Играют голоса, и бьётся звук
О стены загорелые от тени!
Ты солнце в небо выпустишь из рук,
Чтоб встать смиренно снова на колени.
Давай опять. Чего ты не гремишь?
Всё есть. Всё также было. Так осталось!
И если воют бури. Будет тишь.
Для нас минута — много, вечность — малость…

 

***

Нахмурься от безделья. Заскули.
Здесь город прокажён. Здесь город болен.
Корабль остаётся на мели,
И слышит землю звуком колоколен!
Тьма гаснет. Засыпает, как всегда,
Ещё закат. Кричит в ночи поддатый…
И в трюм скользит меж щЕлями вода
Изгнанником, заждавшимся расплаты.
Чтоб шеи перерезать, в горло влезть…
Чтоб голос задушить, добить до хрипа.
Поэтому моря свершают месть,
Поэтому ты им твердишь: «Спасибо!»
Поэтому так вечер бесноват.
Поэтому сегодня небо хмуро.
И с звёзд, всего на несколько карат,
Сдирается, как с лис, рассветом шкура!

 

***

Я сутками глазею в пустоту,
Уставшим от вранья и пьющим воду.
И бисер, в ноги брошенный скоту,
Меняет вновь весеннюю погоду.
Скитания закончатся. В пути
Запутанном найдёшься непременно…
Поклоны пред надеждами клади,
Беги и рвись израненным из плена.
Я многое сказать не успевал,
И многое твердил с излишней силой.
Но этот бесконечный карнавал
Пусть станет мне и домом и могилой!
Пусть голос будет сильным. И запев,
Как некогда шаманы заклинанья,
Смешные строчки для идущих в хлев,
Без боя и без злобы на закланье —
Хоть чем-нибудь задеть уставший слух,
Хоть что-нибудь отдать сродни святыне!
Огонь мой жив. Огонь мой не потух!
Как ране, как сегодня, как отныне…

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.