Андрей Никитин. Тонкая зацепка (рассказ)

— Ира любила мужа, я почти уверен, — говорил свидетель после того, как труп молодого человека увезли. В квартире сидели трое полицейских, сосед сверху, который оказался свидетелем, и ещё один молодой человек, стоящий у окна, пристально наблюдавший за всем происходившим. На ковре остались несколько кровавых пятен, указывающих на результат разоблачения измены.

— Вы не видели и не слышали ничего? — спросил следователь, обратившись к мужчине.

— Видел, как убийца выходил из квартиры, — ответил тот.

Следователь придвинул фотографию Игоря Ткача, обвиняемого в убийстве.

— Вы уверены, что видели этого мужчину, выходящим из квартиры?

— Я видел как он выходил, но не видел, что произошло внутри.

У окна стоял Пимен Ежевичкин и наблюдал за происходящим. Он слушал показания, чтоб не допрашивать никого повторно.

— Вы знали убитого? — спросили мужчину.

— Да. Я знал его. Он жил неподалёку, но раньше я не видел его вместе с Ирой.

— Убитый был любовником Ирины, — говорил следователь, — муж убил его, застав их вместе. Сейчас это единственная и самая вероятная версия. Что вы на это скажите?

— Я лишь видел, как Сергей с Ирой входили в квартиру. Нетрудно понять, что они там делали. И если её муж застал их вместе, тут и объяснения не нужны.

— Можете быть свободны, оставьте свои данные, мы вам позже позвоним.

Свидетель ушёл, следователь подошёл к Пимену и закурил.

— Ну, что думаешь?

— Тут была разыграна сцена ревности, — сказал Пимен, — как я понял, муж выследил супругу, и застукал вместе с любовником.

Пимен прошёлся по квартире, разглядывал разбросанные вещи. У кровати лежал перевёрнутый стул, верхний ящик прикроватного комода был выдвинут, там лежало мужское бельё. На кухне несколько разбитых тарелок, лужа пролитого чая, и открытый ящик в кухонном шкафу, где хранился пистолет, из которого был застрелен любовник.

 

— Рассказывайте, — сказал Пимен, глядя на Ирину Ткач, — я понимаю, что вы сегодня натерпелись, но нам нужна правда. Только она поможет вам уберечься от кары.

Ирина оглядела мужчин, опустила голову, словно стесняясь, затем платком вытерла правый глаз. Цепочка на её шее болталась как маятник. Ирина была в красном платье, босиком. На обеих руках кольца.

— Муж должен был быть на работе, — сказала она, — я не знаю, что произошло, но он приехал в нашу вторую квартиру и увидел нас с Сергеем.

— Скажите, погибший Сергей Трофимов был вашим любовником?

— Да.

Пимен внимательно глядел на девушку. Она не поднимала глаз.

— Вы добрались до этой квартиры на собственном авто?

— Да.

Пимен вновь помолчал, задумался.

— Давно вы были любовниками?

— Почти год.

— Вы собирались уйти от супруга?

— Да.

— Вас ничего не смущало? Насколько я слышал, он мужчина агрессивный, и вы знаете об этом.

Ирина помолчала.

— Я сама не знаю, что мной руководило, просто так получилось.

 

— Итак, Игорь, рассказывайте, как всё было.

Пимен сидел перед мужчиной в наручниках, рядом был ещё один следователь и полицейский у двери. Игорь недовольно почесал запястья, покрутил головой, затем оглядел Пимена.

— Я сам не знаю, как это получилось. Я случайно увидел, что она уезжает.

— Случайно? — спросил Пимен, — можно подробней.

— Когда я выехал со двора, остановился у магазинчика, где всегда по утрам покупаю булочки, а затем перед перекрёстком заметил, что у меня лопнула покрышка. Пока я менял колесо, увидел супругу. Она выехала со двора, затем поехала вдоль дороги в противоположную от меня сторону, но не думаю, что она меня видела. К ней в машину подсел этот парень. Они медленно ехали. Я заменил колесо и поехал следом. Я подумал, что они едут на нашу старую квартиру, и оказался прав. Я наблюдал, как они стояли у машины, затем вошли в парадную. Ира держала его за руку. Я хотел пойти следом, но дал им немного времени. Ни о какой работе я больше не мог думать. Я ждал. Через двадцать минут я поднялся наверх, и, войдя в квартиру, увидел полуголую супругу. Она закричала, начала меня уверять, что это не то, что я думаю. Я вбежал в спальню, где в спешке одевался этот парень. Он буквально трясся от страха. Я побежал на кухню, достал из ящика пистолет, но Ира пыталась меня отговорить. Я отпихнул супругу, она стукнулась о стол, что-то разбилось. Я прошёл в спальню и увидел стоящего на коленях парня. Он молил о пощаде, я стукнул его прикладом, он упал, перевернув стул, но через несколько минут поднялся, весь в слезах. Он просил простить его, но я выстрелил. Я не мог сдержаться. Пуля оказалась смертельной.

— Что вам сказала Ира, когда пыталась удержать вас на кухне?

Игорь поднял взгляд, видно было, как он сжал кулаки, даже послышался треск костяшек.

— Она сказала, что всё-равно будет с ним, и я ничего не смогу сделать.

— Не очень удачная фраза, чтоб успокоить супруга, — сказал Пимен, — и дальше вы её ударили?

— Да. Я ударил её, затем застрелил парня. После этого я пытался убить её, направил на неё дуло пистолета, а она сидела, сжавшись в углу кухни, прикрываясь руками. Но я не смог. Я просто ушёл. Встретил на лестничной клетке соседа, но прошёл мимо, оттолкнув его, даже не поздоровавшись. Я запаниковал, и поздно понял, что гнев мой и стал моей погибелью.

— В этом вы правы, — сказал Пимен, — гнев стал вашей погибелью.

 

— Нашу звезду уже знает весь город, — сказал Витя, напарник Пимена, бросив газету на стол. На первой странице была фотография Ирины Ткач. Девушка спускалась по ступеням из салона красоты. Здание было девятиэтажным. Первый этаж занимал салон, остальные этажи жилые квартиры. Ирина в расстёгнутом пальто, под ним виднелось красное платье, на плече сумочка. В момент, когда её фотографировали, она поправляла волосы, закидывая их назад, виднелась её белоснежная, обнажённая шея. На руке блестело несколько колец. На ногах сапожки. На следующей фотографии была та же улица, но немного дальше. Ирину было видно сбоку. На улице врезались два автомобиля. У капота одного из них водители что-то обсуждали.

Витя сел напротив приятеля и улыбался.

— Теперь ей не избежать позора. Репортёры напишут об этом в газетах.

— Ты считаешь, что она сильно смущена? — спросил Пимен, разглядывая фотографию, — я не вижу на её лице смущения или недовольства. Для таких людей жизнь не останавливается, если её немного повернули. Для них жизнь останавливается, если отобрать у них богатство. Есть кое-что, что меня смущает, Витя. Ты ничего странного не заметил, касательно пистолета?

— Ты имеешь в виду, что он хранился в кухонном ящике? Заметил. Необычное место.

— Нет. Меня смущает другое: почему был выдвинут ящик с мужским бельём, у прикроватного комода?

— Ну, выдвинут и всё, что тут такого? Возможно, кто-то что-то искал.

— Может быть его забыли закрыть, а может и нет. Ещё меня смутило, что Ира будто провоцировала мужа. Она не стала отговаривать его и извиняться, а просто развила то пламя гнева, что и так было в нём. О чём тебе это говорит?

— Она паниковала. Она не боялась уйти от мужа, она его давно хотела бросить.

— У него дома пистолет. Он вспыльчивый. Супруга знала обо всём этом, но, когда попалась, будто не понимала, что может произойти. Почему она так поступила?

— Я не знаю. Запаниковала?

— Не думаю, Витя, не думаю. Она всё предусмотрела. Знаешь, почему Игорь не успел на работу? Его колесо прокололи ножом. Это установили эксперты. Какое совпадение, правда?

— Значит, кто-то хотел, чтоб он застукал супругу с любовником?

— Возможно, только есть другая проблема. Кто знал об этом? А если знал, почему просто не позвонил или не написал? Вот тебе и вопрос.

— Тут стоит подумать, — сказал Витя.

— Этим я и собираюсь заняться, — сказал Пимен, и поднялся из-за стола.

 

Пимен стоял в подъезде дома и разговаривал с другом покойного парня. Борис выглядел расстроенным, но отвечал на вопросы довольно бодро.

— Почему вы сказали, что вас удивили отношения Ирины и покойного парня? — спросил Пимен, — вы давно его знали?

— Ну, да, я знал его давно. Друг детства. Ира всегда ему нравилась. Я не знаю про их недавние отношения, но Сергею всегда хотелось занять место Игоря.

— И у него это получилось?

— Ну, если Игорь пристрелил любовника, значит, получилось.

— Я хочу, чтоб вы мне точно сказали, что сами думаете об этом. Как, по-вашему, Ирина относилась к Сергею?

— Я бы не сказал, что дружелюбно. Скорее агрессивно, но, судя по всему, недавно у неё поменялось к нему отношение.

— Интересно, как вы думаете, почему? Резкие перемены в отношении просто так не бывают. Она девушка молодая, симпатичная, при деньгах.

— Но она знала, что нравится ему. Я думаю, это самое важное.

— Да, может быть в этом вы правы, — сказал Пимен, — может быть, это самое важное.

 

Пимен постучался в квартиру. Через минуту на пороге возникла Ира. Она была в белых шортах, синей кофте, с накинутым на спину красным платком. На шее блестела золотая цепочка, на ногах голубые носочки. В одной руке телефон.

— Добрый день, — сказала Ира, удивлённо глядя на следователя.

— Добрый день, Ирина. Я пришёл к вам по делу.

— Ну, хорошо. Проходите. Но что вы ещё хотите знать? Я и так рассказала всё, что можно, ещё несколько дней назад. И такое ощущение, что рассказала всем полицейским города.

— Извините, что вновь коснусь этой щепетильной темы, но я вынужден спросить, как вы себя чувствуете?

— Как чувствую? Нормально. Если не считать, что у меня погиб любовник, а муж теперь в тюрьме.

— Да, неприятная ситуация. Но я кое-что хочу узнать. Вы, как и раньше продолжили посещать салон красоты. И делаете это в те же дни, что и раньше.

— Ну и что? Я всегда ходила в этот салон. Я там делаю маникюр и причёску.

— Верно. Сколько вы там проводите времени?

— Несколько часов. Какое это имеет значение?

— Я скажу то, что подозревал с самого начала. Вы с любовником решили устроить всё, как следует, и у вас получилось сбить всех с толку. Но меня не получится обвести вокруг пальца. Я знаю, что вы задумали, и у вас всё прошло почти идеально. Но кое-что вы упустили из виду. Через два дня после того, как вашего мужа арестовали вы выходили из здания салона и вас сфотографировали. Я сперва не понял, что меня насторожило в этом фото, но потом догадался. В тот день вы были без цепочки. Вы торопились, и опоздали, так как на улице, где расположен салон, была авария.

— Да, в тот день я опоздала.

— Вы торопились, и, позволю себе дерзость, после того, как побывали у любовника, в спешке забыли надеть цепочку.

— У моего любовника? Но он погиб.

— Нет, Ирина. Он не погиб. Погиб Сергей, парень, которого вы хотели выдать за любовника, и подстроили всё так, чтоб муж вас застукал вместе. Да, вы рисковали, зная, что у супруга пистолет. Поехали днём в свою вторую квартиру, а ваш ассистент проколол колесо супругу, чтоб тот в нужный момент вас заметил. Вот и всё. Сергея было легко уговорить, так как он всегда был в восторге от вас. Схема сработала, невиновный парень убит, а вы продолжаете посещать любовника, который живёт в том же здании, где находится салон красоты. Теперь, когда я всё рассказал, предлагаю сдаться по собственной воле. Естественно, вам с любовником будет угрожать срок. Вы конечно можете попытаться отрицать всё, но будет только хуже.

Ира молчала, схватив рукой цепочку на шее, и по её виноватому лицу Пимен понял, что был прав на сто процентов.

— Сегодня вторник, Ирина, и вам пора идти в салон красоты. Сходите туда сегодня, так как я почти гарантирую, что это будет ваше последнее посещение. Через два часа я сообщу в полицейский участок всё, что сказал только что вам.

Пимен помолчал минуту, развернулся и хотел уйти, но на пороге остановился.

— И ещё одно, — сказал Пимен, повернувшись, — я понял, почему был открыт прикроватный ящик с бельём. Вы открыли его, так как хотели, чтоб муж вспомнил про пистолет. Вы хотели, чтоб муж пристрелил Сергея. Но вы не знали, что он переложил оружие в ящик на кухню.

Ирина не ответила, стоя с приоткрытым ртом. Пимен ушёл, закрыв дверь. После нескольких минут тишины, в квартире раздались всхлипыания плачущей женщины.

 

Январь 2020

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.