Андрей Никитин. Космические проблемы (рассказ)

Тони смотрел на звёзды и не понимал, почему его не предупредили. Ведь он парень хороший, ничего плохого не делает, всем помогает. Но о задержке корабля он узнал на три дня позже остальных.

Тони сидел на самом краю огромной плиты бункера, что был вмурован в скалу. Сзади было ограждение, он болтал ногами, сидя над пропастью, не обращая внимания на предупреждающие знаки. В руке букет цветов. Внизу расстилалось бесконечное поле зелёных растений. Небольшим пятном виднелось искусственное озеро.

Самое обидное было то, что эту новость ему сообщил Билл, этот прыщавый недомерок. Нельзя объяснить, почему Билл понравился Энжеле больше, чем Тони, но это было решающим моментом. Больше на Марсе не было свободных девушек.

Тони бросил букет вниз, и, не дожидаясь, пока тот скроется в густой зелени, ушёл.

 

— Тони, прости, — говорила его мать, — я просто не могла сказать об этом. Я знаю, что ты так ждал Мишель, но она прилетит, просто позже.

— И когда ты собиралась мне сказать? — спросил Тони, ходя по комнате, — корабль должен был прилететь сегодня. Я ждал с самого утра возле площадки, но никто мне ничего не сказал. А знаешь от кого я узнал об этом? От прыщавого Билла. Он пришёл и сказал, что судно задерживается на несколько недель, а то и на месяц.

— Но, Тони, потерпи немного.

— Потерпеть? Сколько можно терпеть? Я уже два года жду. Население Марса всего триста человек. И парней тут намного больше. Я не собираюсь ждать, пока подрастут девочки, рождённые тут, как это сделал Алекс Квик, я хочу, чтоб девушка была моего возраста. Билл забрал Энжелу. Теперь я надеюсь только на Мишель.

Мать ничего не сказала, и отвернулась.

— А ты знаешь, Тони, что мы с твоим отцом не сразу были вместе?

— Ты мне не раз говорила. Вы познакомились, потом ты ушла к другому, затем снова вернулась к отцу. Тебе повезло, был выбор. А я не могу найти никого. Тут никого нет, на этой проклятой планете.

— Не забывай, что многие люди отдали свои жизни ради того, чтоб мы могли тут жить.

Сьюзан подошла к окну и смотрела в сторону пустоши, где у основания зелёных джунглей стоял памятник, который не было видно отсюда.

— Капитан Ричард Барнаби отдал свою жизнь, чтоб объединить и сплочить людей*1. Это было ещё во времена первых экспедиций, когда радиация имела губительные последствия. Он уничтожил всё, что было на планете. Убыток на миллиарды. Но это заставило задуматься правительство. И они больше не отправляли экспедиции, не приняв меры по ослаблению радиации. Если бы не Ричард, погибло бы ещё много людей, прежде чем Марсом занялись бы всерьёз.

— Это хорошо, мама. Но при чём тут я?

— Я тебе говорю об этом не просто так, Тони. Мы тут не для развлечений. Да, ты один, но мы колонисты, мы почва для будущих поколений. Такие как ты, я и прыщавый Билл формируют эту планету для будущих семей. Да, тебе не повезло, у тебя нет пары, но время всё исправит. Тебе лишь нужно подождать. Мы не должны убивать друг друга из-за того, что в личной жизни что-то не так. Вся Земля смотрит на нас. Они ждут и верят.

— Тебе легко говорить, мама. Но ты не на моём месте. Мне насрать на Землю и на всех её жителей. Какой мне от них толк, если я один?

 

— Слышал, что корабль серьёзно сломался? — спросил Билл, глядя поверх очков на Тони.

— Кто тебе сказал?

— Об этом все знают, — сказал Билл, — кроме тебя, конечно. Ведь только ты страдаешь. Теперь они могут опоздать на несколько месяцев, а если учитывать, что планета отойдёт от намеченной траектории, тогда ещё дольше.

— Что ты хочешь, Билл? — спросил Тони, — ты хочешь, чтоб я тебе вмазал?

— Остынь, Тони. Я и сам могу тебе вмазать. Но разница в том, что я встану, и уйду к Энжеле, и буду её вечером трахать, а ты будешь сидеть и смотреть на звёзды, пока не натрёшь мозоли на руке.

В этот момент Тони едва сдержался, чтоб не ударить Билла. Он просто отвернулся, схватился за перила, и стоял, глядя на уходящие к горизонту зелёные джунгли.

— Ты знаешь, Билл, ведь Энжела должна была быть моей.

— Но не стала, и теперь она моя. А ты сиди и жди. Без обид, просто тебе не повезло.

— Да, просто мне не повезло.

Они стояли в небольшой выемке, идущей вдоль стены бункера. За спинами были окна квартир, а перед ними перила. Внизу пропасть, справа и слева длинный коридор, напоминающий балконы высотных зданий, соединённые воедино.

— Ты слышал про капитана Ричарда? — спросил Тони, глядя вдаль.

— Конечно, слышал. О нём все знают.

— И что ты думаешь о его поступке?

— О каком поступке?

Тони повернулся к Биллу, подошёл на шаг, и смотрел ему прямо в глаза.

— Ричард сжёг все растения, что люди засаживали месяцами, чтоб привлечь правительство к проблеме радиации. Как ты считаешь, он верно поступил?

— Вряд ли верно, — сомнительно сказал Билл, — но к нему прислушались. И теперь на планете можно жить. Радиации нет.

— Он привлёк их внимание, да, Билл?

— Ты на что-то намекаешь?

— Нет, просто хотел спросить, слышал ли ты об этом.

 

Звонок. Дверь отъехала в сторону. На пороге стоял Тони с цветами. Энжела улыбнулась, взяла цветы и пригласила парня.

— Мне жаль, что корабль задерживается, — сказала Энжела, принеся на стол две чашки чая и печенье, — я хотела бы, чтоб и у тебя всё было в порядке.

— Спасибо, — сказал Тони, оглядывая комнату, но не глядя девушке в глаза.

— Ты не видел Билла? Что-то он задерживается сегодня. Я бы хотела, чтоб вы не ссорились, Тони. Билл хороший парень, хоть ведёт себя иногда как осёл.

— Иногда? Он только так себя и ведёт. Кстати, на его месте должен был быть я.

— Ну, извини, Тони, на его месте он. Если бы выбирал ты, тогда другое дело, но выбирала я.

— Спасибо.

— Тони, ты пришёл выяснять отношения?

— Нет, извини. Я просто хотел сказать, что ты мне очень нравишься.

— Спасибо, Тони, но это ничего не меняет.

— Ты думаешь?

— Я уверена. Потерпи немного, и корабль с твоей возлюбленной прилетит. Ты знаешь это не хуже меня.

— Ещё немного? Я уже два года жду. Два года. Ты можешь себе представить?

— Ты хочешь обвинить в этом меня?

— Нет, не хочу.

— Тони, что с тобой случилось? Ты стал нервным.

— Угадай, что случилось. Просто мужчин больше, чем женщин, но это можно исправить. И знаешь, что я решил? Я это попробую исправить.

— Интересно, как?

— Сама узнаешь.

Тони прошёл к двери, но затем вернулся, и внезапно поцеловал Энжелу в щёку. Она влепила ему пощёчину.

— Дура, ты не знаешь, кого упускаешь. Ты ещё пожалеешь о том, что сделала, но будет поздно. Ты не знаешь, что делаешь.

Тони ушёл, хлопнув дверью. Энжела стояла, прикрыв рот рукой. Медленно она пришла в себя, отошла от стола, посмотрела на лежащие цветы, что принёс Тони, взяла их и выбросила в мусоросжигатель.

 

Сьюзан открыла дверь. Перед ней стояла Энжела, и смущённо глядела под ноги.

— Извините, вы не видели моего Билла? — спросила Энжела, — я не могу его найти с утра. Он не приходил. Вы живёте через две квартиры, и я подумала, что может, вы видели его.

— Нет, не видела, — сказала Сьюзан, подумав о том, что её сын ненавидит прыщавого Билла, — но если увижу, обязательно передам, что ты переживаешь.

— Может с ним что-то случилось? Я боюсь.

— Всё в порядке, — сказала Сьюзан, — зайди, выпьем чего-нибудь и поговорим. Моего Тони тоже нет. Может быть они сейчас вместе.

— Может быть, вы правы, — сказала Энжела. Обе женщины знали, что Билл и Тони не терпят друг друга.

 

Тони контролировал работу двигателей в цеху по добыче электроэнергии. Тут было шумно, все ходили с наушниками и в очках из-за постоянной пыли. Тони носил блоки питания аккумуляторных батарей в одну кучу, возле топливных баков. Он перенёс уже больше десяти штук, когда его остановил за плечо начальник цеха.

— Что ты делаешь? Зачем ты носишь батареи?

— Я хочу помочь вам.

— Что? Я тебя спрашиваю, зачем ты носишь батареи?

Мужчины кричали, чтоб расслышать друг друга. Тони указал на дальнюю стену, где была дверь. Начальник оглянулся, Тони стукнул его по голове монтировкой, и оттащил тело в кладовку. Затем облил его горючей смесью. Он продолжил таскать батареи, и когда отнёс последнюю, присоединил её к генератору. Она быстро зарядилась и начала шипеть, затем тихонько трещать. Провода накалялись. Тони вышел из помещения.

Магнус болтал с приятелем, когда услышал взрыв. Помещение задрожало, несколько стёкол вылетели. Магнус и Говард быстро помчались к пульту, определили, что в генераторном отсеке пожар. Магнус нажал несколько кнопок, но система пожаротушения не сработала. Магнус попробовал иначе, но всё без толку. Пока Магнус пытался что-то сделать, Говард вбежал в генераторную, где уже были несколько человек. Несколько минут понадобилось, чтоб остановить турбины. Стало тихо, в углу горели аккумуляторы, в разные стороны летели искры. Там, где разлилось топливо, горел пол. Часть стены была обрушена. Говард видел, как в кладовке кто-то пытается открыть дверь. Оттуда слышался крик. Несколько человек бежали гасить огонь, который распространялся по помещению. Говард подбежал к кладовке, отпер её и увидел, что там всё в огне, а на полу лежало горящее тело начальника цеха. Когда Магнус наконец понял, что кто-то вытащил стержни из противопожарной системы (это был Тони), он вставил запасные стержни, и часть огня удалось погасить. Система мгновенно заработала, цех заполнился противопожарным дымом. Помещение, к которому были приставлены батареи, было мужской раздевалкой. Во время взрыва там находились люди, и погибло шесть человек. Ещё двое погибло от огня, включая начальника цеха.

Тони стоял на улице, опершись на перила, и смотрел, как из окон турбинного зала поднимается чёрный дым, затем дым стал белым и вскоре исчез. Он посмотрел на часы и ушёл.

 

— Что с тобой произошло? — спросила Сьюзан, глядя на сына. Тот сидел в клетке для крупных животных, так как ничего более подходящего не было. Тони взялся за прутья решётки, и приник лицом между ними. Женщина отодвинулась, глядя на сына.

— Привет мама, — сказал Тони, — как у тебя дела?

— Что ты наделал, Тони?

— Как они меня вычислили, мама?

— Тебя видел один из механиков, когда ты тащил тело начальника.

— Мама, знаешь, мне теперь тоже нужен памятник. Я сделал доброе дело, как и капитан Ричард. Я сделал так, что мужчин стало меньше, а значит, теперь будет меньше недовольных и одиноких парней.

— О господи! — сказала мать и приставила руки ко рту, — Тони. Бедный мальчик. Ты спятил!

— Поступок Ричарда тоже не сразу приняли, — говорил Тони, прижимаясь к прутьям, — но позже все поняли, что он поступил правильно. И я тоже поступил правильно.

— Где Билл? Тони, ты не видел Билла?

— Я убил его первым. Я сбросил его вниз со смотровой площадки. Энжела теперь принадлежит мне. Пусть она это отрицает, но она принадлежит мне. Билла больше нет. И теперь пусть девушки думают, где найти парня. Теперь они меня поймут.

Сьюзан молча заплакала.

 

Когда корабль приземлился, Мишель сразу побежала к дому Тони. Она знала о случившемся, и плачущая Сьюзан подтвердила всё, что случилось по вине её сына.

— Где он? — спросила Мишель.

— Он далеко отсюда, у памятника Ричарду.

— Что он там делает?

— Ты всё увидишь сама, Мишель. Если хочешь, поторопись, и ты всё увидишь сама.

Мишель ничего больше не спрашивала, лишь спешно побежала искать транспорт. Её довезли, но поездка оказалась трудной. Грузовики возили спиленные деревья в город, а обратно вывозили мусор, который нельзя было сжечь в печи. Один из них подвёз Мишель. Да, он знал о чём речь, и он пообещал показать ей то самое место.

Когда Мишель вышла, недалеко от памятника она увидела ещё нескольких человек, сидящих у основания памятника или просто бродящих неподалёку. Рядом стояли грузовые автомобили. Памятник был громадным, сделанным из металла. Через дорогу от него стояла клетка, две стены которой были закрытыми, а две с решёткой. Это была камера заключённого, вынесенная на улицу. Тони сидел на кровати, и держался руками за голову. На него уже никто не обращал внимания. Мишель подошла к нему и позвала.

— Мишель, — сказал он, вскочив, — как у тебя дела?

— Что происходит, Тони? Почему ты убивал людей?

— Я и сам не знаю, просто думал сделать как лучше. Я думал, что поступаю точно так же, как и Ричард, когда он сжигал весь урожай. Как думаешь, Мишель, меня выпустят?

— Думаю, что нет, Тони.

Они помолчали несколько минут. И Мишель с грустью подумала, что долгожданная встреча не вызывает радости.

— Ты знаешь, Тони, я так стремилась успеть, но теперь, когда я увидела тебя, я думаю, было бы лучше, если бы я не приходила.

Она развернулась и ушла, ничего не говоря, по дороге слушая крики парня, которые звучали всё тише и тише…

 

Апрель 2020

 

*1 – смотри рассказ Андрея Никитина «Заселение планеты»

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.