Мишель Коро. Сфера эротики (статья)

Предисловие

О Любви, о любовных отношениях написано очень много. Но притом, на мой взгляд, теоретическая база в сфере эротики прописана очень слабо. Отдельные рекомендации конечно можно взять на вооружение, они имеются: в художественной литературе, и в работах по сексологии. Но нет главного на сегодняшний день – целостной теории в сфере любовных отношениях.

Возьмем, например, любовный роман. Книгу. Читаем. И что же мы видим?Описание событий, сюжет построения отношений между Ним и Ею. Это, во -первых. Во вторых? Описание субъективных переживаний главного героя: он местами плачет, местами – вне себя (скажем, от ревности). А порой полон сомнений и нерешительности.

Можем прочитать уйму таких романов, но – что самое главное – относительно своей Практической активности в сфере эротики умнее не стать.

Необходима такая книга (или серии книг) которая реально помогла бы решать проблемы, возникающие у каждого из нас на любовном поприще.

Создание фундаментальной теории, которая, как это часто бывает, находится в отрыве от реальной жизни, — это идея никогда всерьез меня не увлекала.

Ибо в сфере эротики меня в первую очередь интересует практическая сторона вопроса. Я прежде всего – практик. Сумел я, например, на определенном этапе Эр – карьеры достичь максимума – это для меня счастье. Нет – значит, где-то я недодумал, недоработал.

Когда — то, в молодости, мне хотелось прославиться, стать знаменитым, «продвинутым». Вот, думал я, напишу этакий литературный шедевр, и обо мне заговорят. Но время расставило все точки над «i» и я понял: «Мне эта известность совершенно ни к чему. Более того она может только навредить».

Для меня нет такой необходимости — писать книгу. Без этого творческого процесса я вполне могу обойтись. Но тогда возникает естественный вопрос: «Что делать с тем материалом, который у меня уже имеется?». Дело в том, что в моем творческом «сейфе» скопилось уже семьдесят пять дневниковых тетрадей. И я даже согласен с тем, что в моих дневниках много «воды», но и, тем не менее: кому то же мои записи могут пригодиться.

На сегодняшний день никаких сверхзадач я перед собой не ставлю. Моя цель проста: имеющийся у меня материал довести до приемлемой литературной формы издать отдельной книгой. А уже о том, что из этого получится, судить не мне. И особо хочется подчеркнуть: вся эта работа необходима для того, чтобы: во – первых, мои дневники не пропали, а во-вторых, чтобы от них хоть кому то (кроме меня) была бы польза.

Если очень лаконично, то книга моя — это нечто среднее между: любовными мемуарами, дневниковыми записями, и анализом сферы эротики ( сферы любовных отношений).

Практическая активность в сфере эротики

Практически каждый из нас совершает работу в сфере любовных отношений. С той лишь разницей, что одни уделяют этому больше времени и сил, а другие меньше.

Ну, с минимум понятно: человек — занят. Сильно поглощен. Скажем, искусством или наукой. Как говорится, с головой ушел в это дело. Возможен и такой вариант: человек — ждет. Кого – то, вымышленного или реального? Скажем, такой случай: временная разлука с любим человеком. Вымышленного? Это, так называемый, вариант пассивного ожидания своего идеала.

Максимум активности?

Здесь, как правило, речь ведется о «гулящих» мужчинах и женщинах. И воспринимается это (данный максимум активности) как порог, как деградация и распад личности.

Нет, я вовсе не пытаюсь защищать тех, кто не столько работает в этой области, сколько «отдыхает по этому делу».

Но почему-то всякого, кто представляет себя в сфере эротики предельно активно, старается причислить к лагерю Разврата. Вот только почему же всякого — непонятного.

А все потому, видимо, что многие представляют себе схему активности в сфере эротики таким образом. Любовь? Ну, любите себе на здоровье. Взаимна эта любовь или нет? Ну, это уже из области везения: любят вас — значит повезло. Не любят – увы.… А если требуется, кому то голову заморочить так, чтобы влюбились в вас? Так это удел «донжуанства». Любовь тут как бы, ни причем. Итак, в сфере эротики существует две крайности:

1.Слишком мало времени и сил уделять практической активности в сфере эротики.

2.Представлять себя в сфере эротики активно и деятельно, но – мелко: крупной цели перед собой не ставить.

И та и другая крайности не способствуют главному, к чему каждый из нас должен стремиться – взятию максимума возможности в сфере эротики.

Следовательно, рассчитывать на максимум возможного мы можем только в том случае, если будем представлять себя в сфере эротики в достаточной степени активно и предельно крупно.

Для человека, ищущего Любовь, стремящегося к ней, простоев, отдыха никакого не получается. Пробелов активности здесь быть не должно. И если мы стоим в стороне — вне борьбы за Счастье!- то это уже наша инициатива, наша добровольная капитуляция.

Значит, если жизнь идет тихо, серо, то виной тому наша пассивность, наша бездеятельность в сфере эротики.

Возможность на Страсть

Понятие «Возможность на Страсть», с моей точки зрения является одним из ключевых в сфере эротики. Так как «Возможность на Страсть» – это исходная точка любви.

«Возможность на Страсть» с точки зрения мужчины?

Это та женщина, в которую он способен влюбиться (влюбиться в обязательном порядке), если будет работать в этом направлении: регулярно общаться с ней и по возможности строить отношения.

Почему «Возм. на Страсть « а не «Возможность на Любовь»?

Дело в том, что вначале (и это моя точка зрения) возникает Страсть. Которая затем перерастает в Любовь.

«Пожар» любви разгорается не сразу. А постепенно, поэтапно. И этот процесс я представляю себе в виде такой последовательности:

«Возможность на Страсть» – Страсть — Любовь.

В этой «формуле»: «Возможность на Страсть» – исходная точка любви, а Страсть – начальная стадия любви.

Человек – Страсти

Мужчин и женщин, потому как они ведут себя в сфере эротики, я, условно. Разбиваю на два лагеря, на две философии. Одни – признают Любовь. И всем своим образом жизни стремятся встретить ее. И именно стремятся. Другие? Признают, что Любовь существует. Но их убеждением и смыслом жизни она не является. Они говорят: «Жизнь и Любовь? О, эти понятия не совместимы. Любовь только в книгах бывает и в кино. А в жизни…».

А Любовь, это ни какой-то неуловимый мираж, случайность, в конце концов. Это очень серьезно, а значит крупно. И пройти мимо, не заметив, невозможно. Просто искателям легкого в жизни часто приходится обходить эту громаду. И они потом всеми силами пытаются всех уверить, что Любви нет. Нет, и все.

Очень много – в плане любить или не любить -зависит от нас: от нашего выбора, от наших усилий в этом направлении. Первая Любовь, как детская болезнь – корь, практически посещает каждого из нас, не спрашивая на то нашего разрешения. Она сама приходит и сама, как правило ,покидает нас, умирает. А вот затем…Любовь находит лишь тех, кто не боится риска влюбиться, кто сознательно идет ей на встречу. А не тех, кто под тем или иным предлогом (деловой занятости, семейных обстоятельств и т.п.) всячески избегает столкновения с «острым углом». Таким не суждено любить дважды.

Человек- Страсти… это тот, для кого понятие Любовь и Счастье не объемлемы, так как имеют один и тот же смысл и значение. Это во -первых. А во- вторых это человек не просто предается мечтаниями о Любви, а на практике использует любую реальную возможность влюбиться.

Человек -Страсти постоянно нацелен на «Возм. на Страсть», использует любую реальную возможность, схлестнутся с этим уникальнейшим объектом.

Две наиважнейшие способности

В человеке, относительно его практической активности в сфере эротики, я различаю две наиважнейшие способности:

1.Любить;

2.Быть любимым.

И ту и другую способности можно в себе развить; или же наоборот, свести к минимуму.

Развить в себе способность «любить», это значит упражнять себя в плане Сердца. Здесь все просто: чем чаще мы будем иметь дело со Страстью или же Любовью, тем более развита будет способность любить. Если работать над «Возм. на Страсть» не от случая к случаю (где интервалы составляют пять десять лет), а систематически, то и в плане способности любить мы никогда не атрофируемся.

Да, Любовь – это наша способность чувствовать. Рисовать в своем воображении. Но Любовь, это еще материальное – женщина ( для мужчины), присутствие которой рядом с нами необходима работе нашего воображения. Удержать ее, сохранить около себя – это уже от способности нашей «заставить себя любить».

Оказывается, умение любить, это еще не все. Надо уметь быть любимым, заставить себя любить. Вот тогда можно говорить о счастье, и о взаимной любви.

Чтобы любить и быть любимым, надо одновременно сочетать в себе страстного наивного влюбленного и опытного «донжуана».

В этой связи, есть смысл поучиться кое — чему у «донжуанов». Что характерно для них в сфере эротики? Ярко выраженная спортивность? Мы же, желающие любить по настоящему, видим в любовных отношениях только творческую сторону вопроса. А о спортивности, которую несет в себе каждая борьба, мы либо не подозреваем, либо просто упускаем ее из виду, увлекшись Любовью как искусством.

Моей конечной целью в сфере эротики является….Власть над любимой женщиной.

Добиться взаимности, полного и длительного обладания – это и будет означать обрести власть над любимой женщиной.

Не просить, не клянчить, а именно заставить, чтобы нас любили. Вот почему здесь подходит слово «власть».

И чем сильнее в человеке развита «Способность Властвовать» в сфере эротики, тем в большей степени он может рассчитывать на взаимную любовь.

От чего зависит уровень «Способности Властвовать»?

От того, насколько вы искусны в общении с другим полом (на всех уровнях) и насколько велики умения строить с ним свои отношения.

Осуществлять власть над любимой женщиной как я себе представляю.

На этот счет у меня имеется конкретная «формула»:

Власть над любимой женщиной = максимум в плане Сердца + максимум в плане тела.

Ценность отношений между Ним и Ею заключаются не в том, чтобы каждый взял для себя как можно больше, а в том, чтобы дать любимому человеку максимум возможного.

Власть над женщиной – это для меня не самоцель, она необходима мне как музыкальный инструмент для музыканта.

Три уровня общения

Искусно общаться — это значит общаться сильно на всех трех уровнях.

Существует три уровня общения между мужчиной и женщиной:

  1. Безмолвный Контакт (Б.Конт.).
  2. Разговорный Уровень (Р.Уров.).
  3. Уровень Прикосновений (Ур. Прик.).

Расшифровка проста: Б.Конт. – это общение на уровне взглядов, Р.Уров. – это диалог, Ур.Прик. – это весь комплекс ласк, от минимума до максимума. А если еще проще, то это выглядет так: Б.Конт. –взгляд, Р.Уров. – слово, Ур. Прик. – прикосновение.

Есть ситуации, когда между мужчиной и женщиной (чаще всего в завязке отношений) присутствует лишь Безмолвный контакт. А есть ситуации, когда нет возможности «продвинутся» дальше Разговорного уровня. С другой же стороны, при интенсивном общении на уровне прикосновения между мужчиной и женщиной Разговорный уровень просто невозможен.

И лишь после того, как отношения между мужчиной и женщиной обретут стабильность и прочность, три уровня общения, гармонично сочетаясь друг с другом, представляют собой нечто целое и неделимое.

В то же время, взгляд , слово и прикосновение – эти те средства воздействия на любимого человека, ни одним из которых пренебрегать нельзя.

 

Построение отношений

Построение любовных отношений осуществляется ,прежде всего, посредством сеансов практического общения между мужчиной и женщиной.

Но не только этим.

Умение строить любовные отношения состоит не только в том, что бы каждый отдельный ход (сеанс практического общения) провести на высоком «техническом» уровне , без явных ошибок. Но еще и в том, чтобы интервалах между сеансами практического общения уметь правильно оценивать ситуации, возникающие после каждого очередного хода, водя каждый раз соответствующие коррективы в своем поведении.

Я представляю это себе так. Построение отношений с женщиной – это аналог шахматной партии. Где каждое общение – это конкретный ход в процессе игры. Когда же мы не видимся, не общаемся? Партия как бы приостанавливается на время ,до следующего сеанса общения. И в этот момент («момент отдыха») происходит работа аналитическая: детальный анализ создавшейся позиции.

Чистый практик в сфере эротики отличается от меня тем, что «ходы в партии» он не записывает и все рассуждения над возникшими «позициями» делает устно, а не на бумаге. Я же сочетаю практику с теорией.

Хочу добавить, что позиции, возникающие после сеансов практического общения, бывают разные. Некоторые из них – простые, и не требуют детального анализа. Другие – очень сложные, и приходится изрядно поломать голову, что бы правильно их оценить.

 

Процесс развития любовных отношений я условно делю на два этапа, на два отрезка: от «нуля» до «Возможности на Любовницу» (В.на Л юбовн.). И от «В.на Л юбовн.» до стабильных систематических встреч.

В этой связи понятий «В. на Любовн.» — имеет принципиальное значение.

Ведь вся сложность состоит не в том, что бы познакомиться, а в том, что бы начать встречаться.

«Возм. на Любовницу», эта та женщина (я все рассматриваю с позиции мужчины), с которой мужчина уже начал встречаться (добился этого!), но его любовницей она пока не стала. Необходимо несколько продуктивных встреч на любовном уровне, что бы зафиксировать результат: рождение любовных отношений.

И такая « Возм. на Любовницу» – рабочая, трудовая. То есть она – результат наших усилий.

Но существует и «подарочная» « Возм.на Любовницу ( как говорится , дармовая). Эта та женщина, которая сама атакует нас – прилагает максимум усилий, что бы начать с нами встречаться. И нам остается лишь решить: стоит с ней встречаться или нет.

Особенностью построения отношения с «нуля» и до « Возм. на Любовницу» является то, что все здесь строится тонко, ювелирно. Любая оплошность , незначительная ошибка, могут свести на нет все наши усилия.

Эр — карьера

Всем известны понятия: спортивная карьера, военная карьера, политическая карьера и т.п.

Осмелюсь дать определение новому понятию – Эр – карьера.

Представлять себя в сфере эротики максимально активно, что самое главное, предельно крупно, преследую главную цель – любить и быть любимым. – в этом и состоит суть Эр – карьеры.

Да, я не оговорился: практическая активность в сфере эротики может представлять собой один из видов человеческой деятельности.

Все зависит, как говорится, от уровня игры.

Согласитесь, это совершенно разные уровни активности: одно дело, заниматься шахматами профессионально, а другое – просто сыграть пару партий в выходной с пенсионерами в беседке; одно дело, выступать на чемпионатах мира по лыжам, а другое – прокатиться раз в неделю на лыжах пару километров в свое удовольствие.

Примеры профессионализма в сфере эротики?

Они есть. Это: проституция, мужчины альфонсы, браки по расчет ,брачные аферисты.

Но эти виды деятельности в сфере эротики в первую очередь преследуют материальный интерес. Я же веду речь о чисто творческом подходе в сфере эротики.

Я не осуждаю проституцию, которая является одним из видов профессиональной деятельности человека, но согласитесь, крайне трудно совмещать данную работу с чисто творческим подходом в сфере эротики. Это то же самое, если, например, по десять – двенадцать часов в день заниматься оформительством( самый нудный процесс – шрифтовая работа), а затем. придя домой поздно вечером, пытаться работать над живописным полотном. Толку от таких занятий живописью – никакого.

Вообще. Что определяет уровень профессионализма деятельности человека?

Это три вещи:

  1. Количество времени в день, которые человек посвящает этому делу.(Скажем, 5 -10 часов).
  2. Уровень мастерства, с которым человек это дело делает.
  3. Возможность, занимаясь этим делом, хоть как – то обеспечить себя материально.

Говоря о чисто творческом подходе в сфере эротики. Даже скрытно «продать» любовные отношения – это уже проституция. Классический пример на этот счет – брак по расчету.

Ценность , как таковой для меня является сама женщина, с которой я общаюсь или строю любовные отношения. И огромным состояние для меня является та женщина, которую я люблю, и ли которую смогу полюбить.

Для меня являются огромной ценностью те любовные отношения, которые когда то имели место в прошлом; особенно говоря о тех случаях, когда я любил. Сама женщина со временем (скажем, через 10 – 20 лет) может утратить для меня свою значимость. Но те любовные отношения, которые между нами были, для меня бесценны, уникальны.

 

Говоря о сфере эротики, как о одном из видов человеческой деятельности, я имею ввиду две составляющие одного целого:

1.Практика (раздел «Эр»).

2.Теория (раздел «Творчество»).

Поскольку практика и деньги – эти понятия для меня не совместимы, то профессионализм в разделе «Эр» я вижу лишь в двух моментах:

1.Достаточно в большом количестве времени, которое человек посвящает этому делу.

2.В уровне мастерства (искусства), с которым данный человек общается с противоположным полом и строит с ним любовные отношения.

А вот уже раздел «Творчество», может как угодно трансформироваться, и претендовать на какие-то денежные дивиденды. Например? Написание и издание книг: любовные романы или философские трактаты о любви. Либо занятия искусством: музыка, живопись и т.п.

 

 

Программа Счастья

Без Любви я не мыслю своего существования.

Но просто любить, на платоническом уровне – разве это настоящее счастье?

Обладать неизменно любимым человеком – вот истинное счастье для Человека- Страсти.

Поэтому программа Счастья в моем понимании состоит из трех составных частей:

1.Найти

  1. Добиться взаимности

3.Не потерять

Влюбиться – особого труда не составляет. Для этого достаточно «столкнуться» с силой равной нашей.

Итак, в задачу первого пункта программы входит: найти приемлемую (реальную) «Возможность на Страсть» и начать над нею работать.

Вся сложность заключается в том, чтобы обрести любимое существо: обрести и обладать им постоянно.

Второй и третий пункты программы в осуществлении самые сложные.

И если для того, чтобы «найти» обязательным и основным условием является способность любить. Но чтобы добиться «взаимности» и «не потерять» необходим высокий уровень нашей «донжуанской» способности.

Лю – Вико

Июнь 67 го

Июнь 67 го – это начало; начало, так сказать, взрослого периода моей практической активности в сфере эротики. Именно в этот момент я впервые по — настоящему влюбился.

А началось все с того, что однажды (на рыбалке) Мерзин – Ю предложил нам: «А хотите, я познакомлю вас с девчатами из Района СТ?» Разумеется, мы – я и Грюн – Ви – согласились.

И уже на следующий день мы пошли знакомиться. Около стадиона, который расположен в центральной части района СТ, мы – Мерзин – Ю,Грюн –Ви и я встретили двух девушек. Это были первые девушки этого района, с которыми Мерзин – Ю нас познакомил. Одна из них – Лайс была уже «занята» с Мерзлин – Ю. Вторую девушку звали Ивен.

Ивен

О своей первой Любви много говорить не имеет смысла. А все потому, что никакой взаимностью (даже крохотной, даже в форме едва различимой симпатии) я не располагал. А потому ни о каком построении отношений речь не заходила. Да, и посредством чего ,собственно, эти отношения можно было строить, если сеансов практического общения с этой девушкой было – меньше некуда. К тому же характер самого общения был таков, что я не столько общался с Ивен, сколько присутствовал притом, как она с кем — то общается.

Ничего конкретного в отношении Ивен я не предпринимал; в смысле достижения взаимности. Более того, я даже никаких попыток не сделал на этот счет. А объяснялось это просто. Во- первых, Ивен была старше меня, года на полтора (А в таком возрасте даже один год много значит). Во- вторых, она – в свои шестнадцать- была опытнее меня в делах любовных. А, в- третьих, около Ивен кружили такие солидные парни, что я рядом с ними был совершенно не заметен. Вот, например, один из них – Мерзин – Го: ростом на полголовы выше меня, и старше меня на два года.

Около одного года – такова длительность моей первой любви. Летом 68- го я охладел к Ивен. И произошло это по двум причинам:

1.Беспросветный и нескончаемый платонизм этих отношений сумел все-таки убить во мне последнюю надежду на взаимность.

2.С марта 68 го постоянную конкуренцию Ивен составляла Лю – Вико, которая являлась в отношении меня «Возможности на Страсть» вплоть до декабря этого года.

Моя первая Любовь – как и полагается в таком случае — сама по себе возникла и сама по себе угасла. Все здесь было стихийно: и начало и конец, да и сам сюжет тоже.

Иначе дело обстояло с Лю – Вико….

«Первая дуэль»

Все началось с «Голубого огонька», который состоялся в нашей школе в сентябре 68 –го.

Этот вечер был организован нашей классной руководительницей. И только для учеников нашего 9 «а». Поэтому никого из посторонних в актовый зал, где проходило это мероприятие, не пускали.

Весь вечер меня очень плотно опекала Ир – Церо. Не знаю, что на нее нашло, но в этот вечер она не отходила от меня не на шаг. Мне, конечно, было приятно, что такая красивая девушка оказывает мне знаки внимания.

Когда то в седьмом классе Ир – Церо мне нравилась очень, но в настоящий момент, я был увлечен другой одноклассницей – Лю – Вико, которая также присутствовала на этом вечере. Поэтому ответные ухаживания за Ир –Церо носили чисто демонстративный характер: у меня и в мыслях такого не было: проводить ее и т.п.

И все было бы хорошо, если бы не одно «но»: в данный момент Ир – Церо встречалась с Ашу – младшим. Который, кстати, в этот вечер заглядывал к нам, в актовый зал. По этому поводу мои друзья предупредили меня: «Смотри, Ашу – младший накостыляет тебе!» Должным образом на это замечание я не отреагировал. Решил: шутят ребята.

Недели через две в нашей школе состоялся общешкольный танцевальный вечер, для старшеклассников. На этот вечер пришел и я, с двумя своими друзьями – Грюн – Ви и Се – Зах. Выглядел я (чего скромничать-то) – превосходно: новый черный костюм, новые японские туфли, галстук с блестками.

Эффектно выглядеть в этот вечер – это как сейчас выражается молодежь, оказалось очень даже в тему.

 

Можно сказать, что эта была страсть одного вечера: на данном танцевальном вечере я увидел Т –Хорт, весь вечер атаковал ее самым решительным образом и…

И больше никогда к ней не подходил.

А начало было таким многообещающим: я станцевал с Т –Хорт несколько медленных танцев, во время танго активно общался с ней на Разговорном уровне, после очередного танца продолжал общаться с ней на уровне взглядов.

Но вот концовка вечера…

Я в очередной раз подошел к Т –Хорт, пригласил ее на танго, но – получил отказ.

Наши пути больше не пересекались.

Т – Хорт, окончив семилетку в другом районе Пе –Замка, продолжила учебу в нашей школе, в восьмом классе. Учились мы в разных сменах: я с обеда, Т – Хорт с утра. Поэтому виделись мы крайне редко. Конечно, если бы я целенаправленно искал встреч с Т – Хорт, то смог бы продолжить в этом направлении. Но я решил: уж коль так все нескладно получилось в самом начале, то и продолжать далее работать в этом направлении не имеет смысла.

 

Итак, Т – Хорт отказала мне в самом конце «голубого огонька» Танцы закончились . Выхожу я из школы, в расстроенных чувствах. Со своими друзьями, Се – Зах и Грюн –Ви. Только мы вышли, как ко мне тут – же «подкатывает» А шу -младший, со своим приятелем (кличка – Чилдон). И начинается «наезд»: — Ты зачем, -говорит А шу- младший, — пристаешь к моей девушке? А я был настолько зациклен на своих переживаниях, что…только после драки понял, о какой девушке шла речь. А шу -младший назвал имя свое девушки, а я решил, что речь идет о Т – Хорт. Просто я подумал в этот момент о том, что Т – Хорт, знакомясь со мной, назвалась вымышленным именем. И когда А шу -младший повторил свой вопрос, то я вполне искренне ответил: «Теперь она меня больше не интересует. Абсолютно». Говоря это, я имел ввиду Т – Хорт, которая так «обломила» меня в финале вечера.

Но А шу -младший не унимается : начинает(нахально так!) поправлять мне галстук(тот, что с блестками). Ударить первым не решается. Я же стою, что называется ,руки по швам. Это при том, что А шу-младший, по самым скромным подсчетам, был легче меня килограмм на пятнадцать.

И тут Чилдон стал науськивать А шу- младшего: «Врежь ты ему, чего ты боишься?»

И А шу -младший решился. Нет, он не ударил меня в лицо. Он просто хотел провести прием: локтем правой руки толкнуть меня в горло и одновременно подставить подножку. Но прием не получился. Я увернулся. И увернувшись, я тут же правой рукой начать наносить удары в лицо А шу- младшего, кулаком. Удара три – четыре я успел нанести. Сбить с ног противника не смог, но А шу -младший , пятясь задом, отступил метра на два. После этой серии ударов, я прекратил поединок. А шу- младший стал оправдываться: «Ничего, мы еще встретимся». Я развернулся и пошел с друзьями в центр поселка. Моя группа поддержки не скрывала своего восхищения: «Ну, ты даешь! Молодец, здорово ты ему поддал». И лишь после разговора со своими друзьями, я понял, из за кого в этот вечер я дрался…

 

Продолжение оказалось менее славным, и где – то даже пораженческим.

Хотя сюжет второй части первой дуэли мог быть и иным, если бы я придерживался определенных правил ведения рукопашного боя. Но эти правила я определил для себя гораздо позже – летом 75 – го.

Итак, через две недели в нашей школе вновь состоялся общешкольный танцевальный вечер. Пришел на этот вечер и я , на пару с Грюн – Ви. Уже в вестибюле школы ко мне подошел Ашу -младший и предупредил: «Сегодня будем драться .Готовься».

И вот далее я допустил сразу две ошибки. Первая состояла в том, что я договорился с А шу- младшим о драке двое надвое: с одной стороны я и Грюн – Ви, а с другой –А шу- младший и Мешин Последний был другом А шу- младшего. Он имел внушительные габариты: тяжелее меня килограмм на 10 -12 , и выше ростом сантиметров на пять. Я побоялся, что Мешин придет на подмогу Ашу- младшему, когда я начну с последним драться. Мне надо было попросить Грюн – Ви, чтобы он подстраховал меня на тот случай, если бы Мешин вклинился. Напрямую втягивать Грюн – Ви в драку – этого мне делать не следовало. Вторая ошибка (она главнее первой) состояла в том, что я позволил Ашу- младшему поиграть у меня на нервах. Мне надо было действовать очень решительно: как только Ашу- младший подошел ко мне – с идеей продолжить выяснение отношений — сразу же пойти не него с «открытым забралом»: «Хочешь подраться? Давай сразу же и начнем! Зачем откладывать?» Вплоть до того, что сцепиться с ним – прямо там в вестибюле школы ,т.е. не выходя на улицу. При таком раскладе? Во – первых я бы уже владел инициативой, а во – вторых моя нервная система не стала бы работать на износ.

А в итоге?

Пока я ожидал окончание танцевального вечера, пока всей толпой( а зрителей собралось очень много) шли на стадион, где должна была состояться драка… Тут еще по дороге ко мне пристала Ир – Церо: «Вы ведь из – за меня деретесь? Не надо драться. Не ходи туда, не ходи!»

Кстати сказать, по ходу дела я допускаю еще одну ошибку. Зачем было идти на какой – то стадион? Т.е. мы шли драться туда, где было плохое освещение. Идти драться в темноту? А если у противника в руках окажется нож? В потемках этот нож можно и не увидеть, а потому не среагировать на него.

И вообще, я придерживаюсь правила, что начинать драку надо там, где «приспичило». Никуда выходить не надо! Согласиться на то, чтобы выйти с противником на улицу, это значит отдать ему инициативу. А инициативу отдавать ни в коем случае нельзя. Право первого удара надо сохранять за собой, это принципиально важно.

До места драки мы так дойти и не сумели. (Что и следовало ожидать . )Из толпы вышел С. ;обращаясь к Ашу- младшему и кивая в мою сторону сказал: «Вот этот, что ли?» После чего вдруг неожиданно ударил мне в пах ногой. Я совершенно не ожидал этого удара. Тем не менее, среагировал на него – отскочил назад. И хотя контакт был, но не сильный.

Да, удар в пах был не очень сильным, но он сработал как детонатор, как выстрел стартового пистолета. Я отбежал метров на пятнадцать, крикнув на ходу Грюн – Ви: «Убегай!». И быстрым шагом пошел домой.

Грюн – Ви, как потом выяснилось, тоже досталось вскользь, по подбородку. И он тоже убежал.

Итог второй части дуэли таков: мало того, что я сам позорно бежал с поля боя, я еще и друга детства подставил.

На этом конфликт с Ашу- младшим был исчерпан. Похоже, он понял, что зря затеял эти баталии из — за Ир – Церо. И Ашу -старший правильно оценил этот конфликт, а потому никаких претензий в этой связи ко мне не предъявлял.

А вот с С. Мне надо было, затем разобраться. (Именно так я поступил бы сейчас). Но тогда – в 68 –м, я «простил» ему этот подленький удар в пах. А зря.

 

И еще о Т – Хорт.

Почему эта девушка отказала мне на последнее танго? Причина во мне и моих друзьях. Дело в том, что после каждого танца, я возвращался к своим друзьям , и они оживленно начинали расспрашивать меня, что и как. А со стороны? Т – Хорт вполне могло показаться, что против нее плетется какой — то заговор. Т – Хорт понять было просто: только она начала учиться в нашей школе, только пришла на первый общешкольный вечер и… И такие бурные, стремительные атаки с моей стороны. Плюс ехидные взгляды со стороны моих друзей. Просто Т – Хорт, отказав мне, подстраховалась. Так, на всякий случай.

Всего этого я не учел.

И самое главное: мне надо было продолжить! Ведь эта была «Возможность на Страсть». Необходимо было, выбрав удобный момент, пообщаться с Т – Хорт, один на один, скажем после школьных занятий. Я же выбрал позу обиженного и оскорбленного, и все. И при случайных встречах старался абсолютно не замечать эту девушку.

Небольшая портретная зарисовка Т – Хорт.

Шатенка, небольшого роста; с точеной фигурой и осанкой балерины. Лицо красивое. Но более всего притягивало не сама красота лица, а та лучистая энергия, которая исходила от глаз Т – Хорд и ее улыбки.

Лю — Вико

На протяжении почти двадцати месяцев речь об этой девушке шла, с большой буквы.

Весь этот период, условно, можно разбить на шесть частей:

1.Март – май (68- й )

2.Июнь – август (68-й )

  1. Сентябрь – декабрь(68-й )

4.Январ – май(69-й )

5.Июнь – август(69-й )

  1. Сентябрь – ноябрь(69-й )

Часть первая: дебют

Еще до того, как нам встретиться, я знал о существовании этой девушки. Мерзин – Ю рассказывал, дескать, есть такая – уж очень неотразимая; и, что, по его мнению, она – Лю – Вико красивее всех девчат Района СТ.

Небольшая портретная зарисовка Лю – Вико.

Глаза голубые, огромные, и очень красивые. Волос волнистый и густой, натуральная блондинка. Я бы сказал так –платиновая блондинка. Рот крупнее среднего. Губы в меру полные, и края их (если лицо в профиль) слегка заострены и выдаются больше обычного вперед. В целом лицо очень красивое. Фигура: чуть полновата, в целом формы – крупнее средней комплекции. Хорошо развита грудь. Рост средний.

Итак ,летом 67-го я часто бывал в районе СТ. Но, по истечению обстоятельств я не сталкивался с Лю – Вико. Затем начались занятия в школе (8 класс), и я стал очень редко посещать этот район нашего поселка. Лишь в марте 68-го мне посчастливилось наконец-то увидеть эту девушку, и оценить: что это за шедевр такой.

В это день Мерзин – Ю исполнилось шестнадцать . По этому случаю – именинник и я – заявились в гости к Лайс, предусмотрительно прихватив с собой бутылку сухого вина.

Лайс была дома на пару с Лю – Вико. Что было дальше? Мы, мужская половина, выпили. Девчата воздержались. И не удивительно, девчатам было всего по пятнадцать лет. Далее слушали музыку, пластинки.

Вот, собственно и весь сюжет нашей первой встречи.

Лю – Вико мне понравилась, и даже очень. Но не надо забывать о том, что в этот момент я все еще любил Ивен. И поскольку сердце мое было занято, то я не потерял душевного равновесия. Лю — Вико хоть и поразила меня своей красотой, но осознал я скорее умом, чем сердцем.

В мае в нашей школе состоялся танцевальный вечер, на который пришла и Лю-Вико. Я станцевал с ней одно танго.

Часть вторая: смена фаворитки

До девятого класса мы учились в разных школах: я — в центре нашего поселка, Лю-Вико в районе СТ.

Повторюсь: с сентября 67-го и по май 68-го я очень редко бывал в районе СТ. – «учеба в школе отвлекала». Но с наступление очередных летних каникул, мы – я и Грюн — Ви стали регулярно ходить за реку Ки, где располагался район СТ. Практически каждый вечер мы совершали такие Моционы – Р. То есть прохаживались в районе СТ; встретив там знакомых парней и девчат – общались, весь акцент делая, разумеется, на женскую половину.

И летом 68-го я уже часто общался с Лю – Вико. Хотя всякий раз в присутствии кого -то: всякие там приложения и дополнения.

Этим же летом я стал перед выбором: либо Ивен, либо Лю – Вико. Так как эти девушки сравнялись: и та и другая оценивали меня как «Возможность на Страсть». После долгих колебаний и сомнений я отдал предпочтение Лю-Вико.

А это значит, что с лета 68-го Лю – Вико заняла в моих сердечных делах центральное место.

И у меня сразу же (а без этого никак нельзя) появился соперник. Точнее их было два. Соперник номер один? Им оказался – Грюн – Ви. Пресловутый вариант, избитый, так сказать, заезженный. И самый опасный. Ведь именно он – наш лучший друг – как никто другой осведомлен о наших сильных и слабых сторонах. Во всех деталях. И именно он, грубо говоря, постоянно путается у нас под ногами – имеет такую возможность; так как он – приближенное к нам лицо.

Соперник номер два? Сосед Лю-Вико (Условно его так и назовем Сосед). Был он года на два старше меня. Трудно сказать, каких высот в деле ухаживания за Лю- Вико этот парень достиг, но точно он ухаживал за ней, несомненно.

 

Интересно получается: я первым заговорил о Лю – Вико, первым стал ухаживать за ней и вдруг, в один прекрасный момент, Грюн – Ви заявляет мне: «Лю – Вико мне очень нравится. И я ей – тоже». Так что, дескать, отойди и не мешай, не путайся у меня под ногами.

И я уступил…

А в результате? Грюн – Ви сам не смог сделать Лю –Вико «своей» и меня лишил свободы действий. Как я должен был поступить в этой ситуации?

Я не должен быть ждать, когда все атаки Грюн – Ви захлебнутся. А действовать. Корректно, но жестко. И на деле доказать: кто из нас в большей степени имеет право претендовать на звание любовника Лю – Вико.

Я же, видите ли, безропотно уступил место своему другу. Смерился с положением отвергнутого Лю-Вико, и занял пассивную позицию.

Вот именно – занял пассивную позицию.

И что самое смешное? Ведь это Грюн – Ви сообщил мне, что именно он (а не кто иной) нравится Лю –Вико. Сама же она – не прямо не косвенно – не отказывала мне, не лишала меня возможности ухаживать за ней.

Я же (наивный такой) просто поверил на слово.

 

И все же были моменты, когда фортуна улыбалась мне.

В тот летний вечер именно я был хозяином положения, я был стержнем всей игры. Грюн – Ви? Он вначале присутствовал, а затем куда – то исчез. Видимо, нервы у моего друга не выдержали, видя как(!) я общаюсь с Лю – Вико.

Сюжет вечера в деталях я уже не помню. Но хорошо помню следующий фрагмент вчера: мы – Грюн – Ви, Лю – Вико и я — стоим и беседуем на берегу реки Ки. Ночь лунная (хоть газеты читай), от воды – легкий прохладный ветерок. И необычность ситуации состояла в том, что, по существу, шел диалог: Я – Лю – Вико. Итак складно все у меня получалось, и так увлечена была разговором со мной Лю-Вико, что Грюн – Ви восновном молчал – ему нечего было сказать.

Далее ситуация меняется: Грюн – Ви покидает нас, и я сразу иду провожать Лю – Вико.

Не знаю почему, но в этот вечер я нравился Лю – Вико. Как никогда раньше. В чем сомневаться не приходилось: интонация ее голоса, манера общения со мной – все говорило за это.

Ах, как много я потерял! Ведь после этого вечера я имел сто процентную возможность развить успех. Но я почему- то не сумел разглядеть эту возможность.(из за моей неопытности, конечно).

В целом сеанс практического общения в этот вечер был построен мной правильно. И хотя можно было пойти дальше простого разговора, но без поцелуев все смотрелось превосходно: и диалог был построен мной правильно, и моя манера держаться – была что надо.

Только мы отошли от реки, направляясь к дому Лю – Вико, как мне сразу же не понравилась скорость моей спутницы – она пошла слишком быстро. И я решил «притормозить» Лю – Вико. Как? Очень просто: стал – вроде бы невзначай – отставать, по чуть — чуть. И результат не заставил себя ждать. Девушка сбросила скорость. Таким вот образом – постоянно укорачивая шаг – я заставил Лю – Вико максимально замедлить скорость ходьбы. Лю – Вико, возможно, и заметила мою уловку, но ничем не могла возразить на это. И действительно: не могла же она, в конце концов, бросить меня и уйти домой одна – веской причины для этого не было.

Около дома Лю – Вико. Мне надо было как то (лучше всего в игривой форме) обнять Лю – Вико. И сделать попытку поцеловать ее. Я же и не подумал о том, что теряю удобнейший момент для общения с этой девушкой на Уровне Прикосновения. А было :л ишь касание рук, и только( это когда я разглядывал кольцо на руке Лю –Вико.

Чтобы закрепить успех, я должен был определить тот предел в общении на Уровне Прикосновения, за который я не смог бы – без согласия Лю Вико продвинуться в этот вечер; необходимо было определить эту самую степень дозволенности. Хотя полагаю, и минимум на Уравне Прикосновения (один поцелуй в губы) хватило бы, чтобы успех в этот вечер реализовался бы в нечто большее – выход на качественно новый уровень отношений между нами.

Этот вечер – это максимум того, что я достиг в плане взаимности у Лю – Вико на данный момент.

Было это в августе 68 –го.

Парадокс этого августовского вечера состоит в том, что в будущем – пока я буду любить Лю – Вико — у меня никогда больше не появится такой возможности: нежно и ласково прикоснуться к этой девушке; хотя бы так: своей рукой – к ее руке.

 

Часть третья: глухая защита

Утром, первого сентября я отправился в школу.

Общешкольная линейка: девчата нарядные, как невесты, с цветами; парни в строгих костюмах, очень повзрослевшие и возмужавшие за лето. Ощущение праздника. Несомненно.

Приятная новость: наш класс пополнился группой учеников из восьмилетней школы района СТ.

И сенсационная новость: с сегодняшнего дня Лю – Вико- моя одноклассница!

Это было так неожиданно для меня, так экстремально, что я даже на смог сообразить: радоваться мне по этому поводу, или огорчаться. Радоваться? А чему радоваться? Ведь и для Грюн – Ви Лю Вико стала теперь ближе и доступней. (Став одноклассниками, мы – Грюн – Ви Лю – Вико и я -образовали классический любовный треугольник.) К тому же я прекрасно понимал: одним Грюн – Ви дело не ограничится, говоря о моих конкурентах. Слишком уж красива и обворожительна была Лю – Вико, чтобы кое- кто из парней нашего класса не увлекся бы ею всерьез.

Оценив ситуацию в сложившихся обстоятельствах и поняв, что конкуренция слишком велика, что в борьбе за звание любовника Лю – Вико мои шансы слишком малы, я решил отказаться от борьбы уже в самом начале. И твердо решил для себя: буду всячески игнорировать Лю – Вико.

В результате чего все последующие четыре месяца я прилагаю максимум усилий для того, чтобы не замечать Лю – Вико: избегаю, каких бы то не было контактов с ней, даже на уровне взглядов.

Словом, ушел в глухую защиту.

Ведь я прекрасно понимал: стоит мне сделать хотя бы крохотное встречное движение – и я потеряю голову.

 

Часть четвертая: «Пожар» Любви

Все началось с того, что в один прекрасный день (в самом конце декабря) я вдруг решил поэкспериментировать. Идея была «простенькая» (куда уж проще – то): «А что, если попытаться…заморочить голову Лю – Вико; так, чтобы она влюбилась в меня?» Сам же я, разумеется, терять голову не собирался; рассуждал примерно так: «А чего я так боюсь? Чего? Да, уж прям – таки и влюблюсь в Лю – Вико? Да, уж куда там!»

С таким вот легкомысленным настроением я и начал «войну» против Лю – Вико.

Подробно описывать всю четвертую часть не стану. Оговорюсь лишь обо особо интересных эпизодах; а так – же о том, как в целом я осуществлял программу «захвата» Лю – Вико.

Генеральной ошибкой в этой «войне» явилось то, что у меня начисто отсутствовало стратегический план. В результате чего моя практическая активность в сфере эротики, преследующая в этот период главную цель – соблазнение Лю – Вико, выглядела крайне непоследовательно. То я – неделю – полторы – ломлюсь напролом: съедаю свою ненаглядную взглядами, кружу около нее, то – примерно столько же времени – прибыю в состоянии глухой защиты: абсолютно не замечаю ее, избегаю любых контактов. Если в первом случае получался перебор (говоря о знаках внимания любимой), то во втором – недобор.

В «светлых» промежутках «когда я атаковал» практическое общение имела место. Но это был главным образом Безмолвный контакт – перестрелка взглядами, в основном на уроках. Разговорный уровень так – же имел место, но в очень малых дозах; и случался он каждый раз на людях – в присутствии или при непосредственном участии наших одноклассников. А вот так, чтобы один на один…

Вот и еще вскрылась очень важная ошибка: я должен был, как можно меньше общаться с Лю – Вико на людях, а стремиться к общению с ней один на один.

А для этого мне надо было:

1.Либо добиться того, чтобы как можно чаще провожать Лю – Вико после уроков.

  1. Либо «вылавливать» ее вне школы, главным образом там, где она проживала – в районе СТ.

Конечно, можно было с успехом общаться с Лю – Вико и при посторонних. Но тогда процесс общения с ней надо было строить таким образом, что бы присутствующие были лишены возможности вклиниться в диалог. Каким образом? Либо увеличить дистанцию, то есть увлечь в сторону свою собеседницу; либо перейти на интимную интонацию: говорить очень тихо, и лучше всего – на ухо. Во втором случае так – же никто не смог бы вклиниться в разговор: отдельные слова посторонний, возможно и расслышал бы, но не более того.

8 марта

С утра мы – я и кое- кто из моих одноклассников – стали хлопотать по поводу проведения праздничного вечера. Целый день носились как угорелые. То одна помеха, то другая. Наконец окончательно выяснилось: празднование состоится.

На этот «голубой огонек» я шел с настроением – решительнее некуда; планировал: и танцевать с Лю – Вико весь вечер буду и – если удастся, провожу ее после. Дело оставалось за малым. Только бы Лю – Вико пришла.

Но, увы…

А я ,как в той популярной песне»: все ждал, надеялся и верил.

Когда же я окончательно понял, что Лю Вико уже не придет, то… расположился около проигрывателя, и с головой погрузился: в музыку, в свои душевные переживания. И я с трудом сдерживал себя, чтобы не заплакать; был на грани этого.

Хотя Лю – Вико рядом не было, в этот вечер я любил ее как никогда прежде. Можно сказать с уверенностью, что это был апогей моего чувства к Лю – Вико.

 

А теперь предположим такое: Лю – Вико — пришла. Что тогда? Как развивались бы события в этом случае? Каков прогноз?

Мой боевой настрой – это, конечно, хорошо, это здорово. Но если оценивать возникшую ситуацию объективно, то шансы мои были не велики. (Имея ввиду мой план: весь вечер танцевать с Лю – Вико, а затем проводить).

«Нарисовалась» слишком много помех: как минимум еще трое одноклассников были настроены в этот вечер приударить «за моей» девушкой.

Кто ?

Прежде всего, Грюн – Ви. И хотя в последнее время он не столь рьяно ухаживал за Лю – Вико, но он по-прежнему был неравнодушен к ней. Так что, Грюн – Ви в этот вечер мог создать мне изрядную долю сложностей.

Кто еще?

Ло – Шак вдруг подключился к этому делу. До сих пор особого интереса к Лю –вико он не демонстрировал, а тут… Идем мы – я, Грюн –Ви и Ло –Шак на вечер, а он заявляет :«Сегодня я займусь Лю –Вико.И основательно займусь». Странно, но и позже Ло – Шак особенно не увивался за Лю – Вико, а в этот вечер – как сдурел: крайнее агрессивно был настроен.

Ну. И конкурент номер три – Ти – Шок. Но о нем чуть позже.

Вот и получается: это даже к лучшему, что Лю – Вико не пришла.

А теперь о том, как надо было построить свою активность вечером 8 –го. Во – первых. Мне необходимо было в своих планах на этот вечер учесть такой вариант: а ведь и Лю – Вико может и не прийти. Я же психологически не был готов к такому «удару судьбы». Во – вторых, уж, коль Лю – Вико не пришла – не беда. Необходимо было по этому поводу весь вечер слез не лить. А действовать. Как? Самым решительным образом. Незаметно исчезнуть с «голубого огонька». И пойти…. К Лю – Вико! Прямо к ней домой! Ведь я же знал, где она живет.

И мой визит был бы вполне уместен. Повод? Пришел, так сказать, лично поздравить с праздником, (на этот случай надо было приготовить презент: шоколадку или коробку конфет).

И пусть я побыл бы у Лю – Вико совсем не долго: постоял бы с ней наедине, скажем, десять минут. Но ведь наедине!

Я же настолько был воплощен своим горем («Не пришла!»), что данный вариант действий «как запасной план» вообще не возникал в моей голове.

Говоря о Ти – Шок? Именно этот одноклассник был конкурентом номер один в четвертом периоде. И хотя Ти – Шок особенно не усердствовал в процессе ухаживания за Лю – Вико, тем не менее: он был не прочь при любом удобном случае пококетничать с ней.

И Ти – Шок, как это ни обидно, нравился Лю – Вико. Последнее обстоятельство, разумеется, очень действовало мне на нервы.

Чуть самоуверенный, красивый такой, мощного телосложения – как же он мог( !) нравиться Лю – Вико.

23 марта

Одну попытку проводить Лю – Вико после уроков, я все – таки сделал. Всего одну, но крайне неудачную…

Это был последний учебный день перед весенними каникулами. Состоялось всего два урока, которые на оценки в табели уже никаким образом не влияли. После чего классным руководителем было проведено короткое подведение итогов за третью четверть. И далее – генеральная уборка класс, в которой, естественно, приняли участие все одноклассники.

Я долго не мог уловить момент, подойти к Лю – Вико так, что бы никто не смог помешать нашему разговору. Наконец –то мне удалось это сделать – перехватить Лю – Вико в школьном коридоре, когда она одна шла в наш класс.

Я очень сильно волновался. Поэтому диалога не получилось. Я выпалил на одном дыхании: «Мне надо с тобой поговорить, после уроков». Лю –Вико, не ожидавшая такого резкого выпада с моей стороны, сделала какой то неопределенный жест, и что то невнятное пробормотала в ответ. Я же воспринял все это как отказ и отреагировал мгновенно: «Ну, не хочешь, как хочешь!».

Где то около пяти часов дня генеральная уборка завершилась. Все одноклассники уже ушли. Я вышел из класса последним. Прохожу неспешна по школьному коридору, выхожу в вестибюль, и вижу: около зеркала стоит Лю – Вико и медленно одевается. Одна. И в вестибюле ни кого.

Мне бы подойти к Лю – Вико, и сказать: «Подожди меня: Я сейчас оденусь и провожу тебя». Но вместо этого я резко поворачиваю к лестнице и стремительно поднимаюсь на второй этаж. Спрашивается: что я там забыл?

А ведь все еще можно было исправить. Ну, проскочил я по инерции «с испугу» на второй этаж – ну, и что? С кем не бывает? Там – на верху надо было немного успокоится, взять себя в руки, и сразу же…кинуться в вдогонку.

Я успевал догнать Лю – Вико на улице.

О чем речь: если такие (! )возможности упускать, то о каком «выигрыше» можно помышлять, о какой такой перспективе на взаимность? Это как в шахматах: взять – и « зевнуть» ферзя на ровном месте, а затем (с умным лицом) пытаться выиграть эту партию.

И лишь много лет спустя я понял: а ведь Лю – Вико не случайно стояла в вестибюле одна. Она поджидала меня! Давала мне возможность подойти к ней один на один. Более того, она хотела, чтобы я проводил ее. Ей хотелось продолжить начатый разговор со мной, так как я заинтриговал ее.

С таким страшным опозданием пришло ко мне прозрение. А ведь сумей я правильно оценить ситуацию, возникшую в вестибюле, вовремя «даже в течение 69 –го года, то очень многое можно было бы изменить.

Не состоявшееся свидание

С 24 марта начались весенние каникулы, которые продлились чуть больше недели.

И поначалу я был рад тому, что отдохну от учебы. Но дня через два- три я понял, что радоваться особенно нечему: благодаря этим каникулам я лишился общения с Лю – Вико.

Я решил, не дожидаясь ,начала четвертой четверти, действовать. Вопрос как? Написал Лю – Вико письмо. Более того, это было приглашение на свидание. Ночью я отнес письмо к дому Лю – Вико и отпустил его в почтовый ящик.

И вот день свидания настал.

Но вместо того, чтобы хоть как то подготовиться к предстоящему рандеву, я, видите ли , пошел: черт знает куда и неизвестно зачем. Чтобы опоздать!. Нет, я вернулся домой вовремя. Но путь мой был так труден, что у меня, в буквальном смысле, не хватило сил, чтобы дойти до места встречи (оказывается и такое бывает).

Что за « культпоход?» Мы – Я, Грюн – Ви и Се – Зах – отправились на заброшенные военные локаторы; с идеей: кое -что там открутить. Дело в том, что мы надумали построить картинг. И запчасти с локаторов – это первые, с чего мы решили начать. Разумеется, ничего интересно на этих локаторах мы не обнаружили, так как все ценное и нужное кем- то давно было откручено. Да, и сама идея с построение картинга, так и осталась идеей фикс.

В чем же заключалась трудность этого похода?

Локаторы находились в километрах десяти отпоселка. Но даже не в этом дело: снег, по колено – вот что более всего измотало нас. (Локаторы располагались в лесу, но основная часть пути к ним лежала через поля, покрытые полуметровым слоем снега).

На обратном пути я так рвался домой (чтобы успеть на свидание), что всю дорогу лидировал. И это притом, что я еще не восстановился полностью после первой перетренировкой атлетизмом.

Когда я пришел домой, то меня шатало как пьяного. Моя мать еще спросила: «Ты что, пьяный?» Я едва смог раздеться, после чего мгновенно уснул. Никогда не уставал так физически: вот так, чтобы не было сил раздеться, чтобы сон скосил днем. Хотя до этого – ночью – я спал нормально.

Как не оправдывайся, но и на этот раз я допустил грубейшую ошибку. Но я все успокаивал себя: « Ничего, как нибудь объясню Лю – Вико свою неявку».

Письмо второе

На следующий день, после описанных выше событий, я написал второе письмо. Написал его ночью, и сразу же отнес его к дому Лю – Вико.

Вначале я извинился за то, что не смог прийти на свидание; объяснил – почему. Затем – о своем чувстве.

Это было объяснение в Любви.… Извинился и объяснил, почему не пришел – это к месту, а вот насчет объяснения в Любви – с этим я явно поторопился.

Практика – жизненный опыт – убедил меня в том, что необходимо скрывать истинные размеры своего чувства; каждый раз стараясь при этом выдать его за нечто более посредственное. Многие же (и я это делал в свое время) допускают ошибку: всеми способами и средствами пытаются доказать своей возлюбленной, что любят ее до умопомрачения, что жить без нее не могут и тому подобное.

Торопиться с объяснением в Любви не стоит. Если женщина сама заговорит на эту тему, даст понять, что любит вас? Объясниться можно. Но таким образом, чтобы не было окончательно ясно: то ли любим мы ее – то ли нет, то ли шибко ее любим – то ли едва – едва.

И самое главное: необходимо так обнажать себя внутренне (свой интерес, размеры своего чувств), чтобы у женщины сложилось твердое убеждение: «А ведь я его люблю сильнее, чем он меня».

Третье послание

Началась четвертая четверть, и я понял: мое поспешное признание в любви не изменило положение вещей, никаких сдвигов на сближение в наших отношениях не произошло.

А я все чего – то ждал.

Вот только чего, спрашивается? Какого такого чуда? Уж не этого ли: Лю – Вико сама подойдет ко мне и скажет: «Я тебя тоже люблю. Давай с тобой встречаться?»

Середина апреля. Окончательно убедившись в том. Что Лю – Вико не стала более активной в отношении меня( ничем не выдала свой интерес), я написал ей третье письмо. И насочинял такого…

Что все это – классический розыгрыш: и назначенное свидание и мое признание в любви; что я специально(!) не явился на свидание; что вроде бы я даже видел( надо полагать из дали) как она — Лю – Вико- приходила: в условленное место и в назначенный час.

Реакция Лю – Вико? Перед первым уроком, проходя мимо меня, она демонстративно положила письмо пере до мной, я только и сделал, что криво ухмыльнулся в ответ…

 

Третье письмо – при всей его кажущейся абсурдности – имела один, но очень важный плюс. Благодаря столь контрастному переходу( от второго письма к третьему) я добился очень важного: выбил Лю Вико из душевного равновесия.

Сам по себе прием правильный, но слишком уж… Нет, не в том смысле, что жестокий очень. Просто проведен он сумбурно: без всякой планировки, без всякого расчета: а что потом? Ведь основной целью моего очередного письма было: не попытка продолжить отношения с Лю –Вико на новом более высоком уровне, а их полное окончательное уничтожение.

Но справиться со своим чувством я не смог, не смог, как не старался. Я даже пытался переключить свое внимание на другую : начал встречаться с одноклассницей- Ир – Церо.

 

 

Ир – Церо

Это любовное свидание (одно – единственное) имело место в 20 –х числах апреля.

Инициатива исходила от Ир – Церо. Ведь я уже давно нравился этой девушке. И мне Ир – Церо нравилась, но конкуренцию Лю – Вико она составить, конечно, не могла. И не потому, что проигрывала во внешности, нет. Просто моя Любовь к Лю – Вико не позволяла мне всерьез увлечься кем – то еще.

Почему все – таки я решился на такое – любовное свидание с Ир – Церо?

Идея была проста: таким вот образом – в объятиях с другой – постараться «забыть» Лю – Вико.

В сложившейся ситуации такой маневр был, в общем – то, правильный. Ошибся я лишь в тот момент, когда поторопился «бросить» Ир – Церо, ограничившись только одним свиданием с ней.

Конечно, реально забыться в объятиях Ир – Церо – это задача была не осуществима. Ведь почти ежедневно я вынужден был видеться с Лю – Вико.

И хотя в отдельные дни я старался абсолютно не замечать Лю – Вико. Но все равно, как говорится, каждой клеточкой своей кожи я ощущал ее присутствие.

И ведь, что важно: продолжи я встречаться с Ир – Церо, то и в отношении Лю – Вико мои шансы резко возросли бы.

Это сейчас я понимаю, что порой двойная игра – это единственно верное решение в сложившихся обстоятельствах. А тогда, весной 69 –го, если бы кто – то сказал мне, что бывают случаи, когда необходима работа в двух направлениях, то я назвал бы это бредовой идеей. Так как в этот момент я был, если можно так выразиться, стопроцентным однолюбом. Я, крайне негативно относился к тем представителям мужского пола (как к идейным противникам), которые – увлекаясь спортивной стороной дела в сфере эротики – могли позволить себе такое, встречаться одновременно с двумя и более женщинами.

Хотя уже тогда я не переставал удивляться тому, как такое возможно: «донжуаны» сравнительно легко управляются с двумя – тремя женщинами одновременно, а тут – выкладываешься весь в одном направлении, а результаты (в плане заморочить голову женщине по – настоящему) очень скромные, почти нулевые.

Это значительно позже я понял: чтобы рассчитывать на взаимность в Любви, одной лишь способности Любить не достаточно; для этого необходима другая ( не менее развита) способность – способность быть любимым (Сп.Властвовать).

Но вернемся к разговору о двойной игре. А точнее к вопросу: «А каким, таким образом, мои встречи с Ир – Церо смогли бы (прямо или косвенно) помочь мне в главном направлении – достижению взаимности с Лю – Вико?

Окончательно влюбившись в Лю – Вико, я максимально загрузил себя в плане Сердца. То есть свою способность любить упражнял основательно, и где то даже чрезмерно. А вот в умении быть Любимым – в этом направлении я практически не работал; да и вообще, потенциал этой моей способности на этот момент был очень мал.

Допустим, я продолжил бы встречи с Ир – Церо. Чтобы мне это дало?

Я решил бы, в той или иной степени, две задачи:

1.Систематическая практика общения с женщиной( в данном случае с Ир – Церо) улучшило бы мой «коэффициент» Сп.Властвовать.

  1. Отвлекаясь на Ир – Церо, я чуточку разгрузил бы себя в плане Сердца. То есть моя Любовь к Лю – Вико слегка поубавилась бы.

А все это в совокупности придало бы мне уверенности в своих силах, и в первую очередь в общении с Лю – Вико.

Лю –Вико узнала бы, что я встречаюсь с Ир – Церо!

Вот и прекрасно! Этого скрывать и не нужно было. Скорее наоборот: данная «измена» была бы лишним поводом поиграть на нервах у Лю –Вико. (Если бы я ей хоть чуточку нравился).

А собственно, о какой измене речь? Ведь моей любовницей Лю – Вико еще не была. А потому отчитываться перед ней я не обязан был: куда ходил вечером, с кем целовался. Вот если бы я уже встречаясь с Лю – Вико, начал бы параллельно и тайно встречаться с Ир – Церо….Это был бы классический пример измены. И даже и в этом случае не так все однозначно. Ведь часто бывает и так: измена – в разумных пределах – даже усиливают чувства той женщины, которой мужчина изменил.

Вот и получается: при любом раскладе мне необходимо было продолжить любовные отношения с Ир – Церо; минимум – до конца учебного года, максимум – до сентября.

Теперь о самом свидании. Начало было таким. Я и Грюн – Ви, предварительно договорившись, пришли вечером к нашей однокласснице – Ки – Тау. Там нас уже ждали: Ки –Тау и Ир – Церо. Вместе мы побыли не долго. После чего разошлись по парам: Я и Церо решили прогуляться. А Грюн – Ви остался у Ки – Тау.

Напротив здания, где располагался райком, мы сели на лавочку. В начале просто поговорили на тему малозначащюю. А затем…. Я понял, что пора переходить к решительным действиям.

И вот ту- то у меня заело….

Нет, не в смысле чего -то там такого – речь зашла о простом поцелуе в губы.

Казалось бы, чего уже проще то? Мне ли быть робким, застенчивым, если еще год назад я потерял девственность.

Но парадокс в том и состоял, что до сих пор я еще ни разу не целовался с девушкой. Так получилось. Просто, общаясь с Еси – Лар, у меня никогда не возникало желания поцеловать ее, А с другими девушками, которые мне по — настоящему нравились, до поцелуев дело не доходило.

Итак, сидим мы на лавочке, обнявшись. Дистанция между нами сократилась на столько, что я почти касаюсь своими губами ее щеки Ир – Церо. Губы девушки – вот они: надо лишь сделать последнее решительное движение. Но меня вдруг охватывает сильнейшее волнение….(Я и не предполагал, что так сложно это сделать – первый раз поцеловаться). Не выдержав нервного напряжения, я честно признаюсь: « Понимаешь, у меня это впервые…Я никогда еще не целовался с девушкой». Ир – Церо прошептала почти в унисон: «Я тоже никогда не целовалась». (Чему я, разумеется, не поверил; и на то были основания).

Что так сильно поразило меня, когда я первый раз поцеловал Ир – Церо?

Губы у нее оказались такими огромными, что я так и не сумел охватить их полностью своими губами. Из дали, или во время разговора с девушкой, эти губы не казались мне такими необъятными, но когда я прикоснулся к ним своими губами…Эффект превзошел все мои ожидания.

Мне просто повезло. В том смысле, что первый поцелуй я имел с девушкой, у которой губы были просто фантастические: и прекрасной лепки, максимально развитые – полные, сочные.

О внешности Ир – Церо.

Это была очень красивая девушка (И в этом отношении она практически ни в чем не уступала Лю – Вико). Брюнетка, волос волнистый, густой, до плеч. Глаза большие, черные, как у цыганки. О губах я уже оговорился – просто сказка. Нос аккуратный, небольшой. Кожа белая. На щеках заметный румянец. Фигура крупная. Фактура тела женственная. Грудь средняя. Единственно небольшой минус в фигуре: плечи чуть широковаты. В целом – мощная девушка; как говорится кровь с молоком.

Говоря о внутреннем содержании Ир – Церо.

Создавалось впечатление (это нам – одноклассникам Ир – Церо так казалось), что эта девушка была слегка ветреная: и очень влюбчивая (непостоянна в своих симпатиях), и слишком уж отзывчива на ласку. Но теперь я по-иному все воспринимаю и оцениваю. Ведь если все сопоставить, то можно сделать однозначный вывод: это было ранняя и не по возрасту темпераментная девушка. А потому ей необходим был взрослый и опытный мужчина ( лет на десять – двадцать старше ее), который был бы к тому же очень темпераментным и ненасытным в ласках. Только он смог бы полностью осуществлять власть над этой девушкой. А семнадцати, восемнадцатилетние парни…

С них толку то: темперамент большой (гормоны!), а опыта общения с женщинами в постели – никакого.

И вообще, хочется сказать несколько слов в защиту очень темпераментных женщин. С одной стороны, почти каждый мужчина мечтает иметь такую женщину своей – любовницей или женой, а с другой, далеко не каждый из них способен обеспечить такой женщине максимум в постели. Во – первых, в процессе одной ночи над такой женщиной надо по долгу трудиться, во – вторых в течение , скажем, одной недели частота подходов по « форме -1» должна быть очень высокой (каждый день, а то и по нескольку раз в день), а в третьих, диапазон приемлемости такой женщины очень большой; практически все она признает в постели с мужчиной. Вот и получается, что мужчине со слабым темпераментом (или просто неопытному) такая женщина просто не по зубам. И что самое неприятное: потерпев фиаско с темпераментной женщиной, такой мужчина (секс гигант лишь на словах) всячески потом осуждает ее: и такая она и рассякая, и развратная и гулящая и тому подобное. Все в кучу соберет, лишь бы только прикрыть свою сексуальную несостоятельность и не умение общаться с женщиной на Уровне Прикосновения.

Конечно, бывают и противоположные примеры. Смотришь: женщина – сладкая такая вся; все при ней, фигура – фантастические формы. Думаешь: «С такой …работал и работал бы, не покладая рук и днем и ночью». Но когда сопоставишь все (много лет живет одна, мужчины около нее не вьются, сама она их не ищет), то понимаешь, что в интимном плане такая (конфетка) – («деревянная» ). А уж если такой женщине за сорок, то на сто процентов можно быть уверенным в том, что все попытки «разжечь» в ней чувствительность (поднять ее темперамент хотя бы до среднего уровня) – бесполезная трата времени и сил.

Вот такие получаются порой несоответствия между формой ( фигурой) и содержанием ( темпераментом).

Поход на протоку

Вторая декада мая. День выдался славный: теплый солнечный. Молодая трава уже подросла немного, на деревьях распустились листья.

Всем классом- в поход! Купались, загорали, играли в волейбол. Целый день на природе.

И целый день Лю – Вико действовала мне на нервы. Своим присутствием.

Я сторонился общества: волейбол не играл. Старался – насколько это было возможно- находиться вне всеобщего веселья и развлекательных программ. Зато вволю выступали: и Грю – Ви и Ти – Шок.

Ир – Церо очень плотно опекала меня в этот день. Но с ней я был достаточно сдержан – воспринял ее ухаживания без особого энтузиазма.

Особенно запомнилась обратная дорога. Коллектив наш сильно поредел: лидеры – человек десять – вырвались далеко вперед и вскоре исчезли за поворотом, остальные – среднее звено – уехали на попутной машине. Нас – отстающих- осталось четверо; две пары: я шел с Лайс, а впереди Грюн – Ви и Лю – Вико, которые все удалялись от нас.

И зреть эти две удаляющиеся фигуры было так больно, так невыносимо тяжело…

Придя домой и, оставшись один, я впервые (с момента как влюбился в Лю – Вико) дал волю своим слезам.

Если в конце апреля я делал все, чтобы прекратить любые контакты с Лю – Вико, то после похода на протоку я окончательно убедился в том, что все так же ее люблю .

И я начинаю вновь искать возможности, которые позволили бы мне хоть на чуть- чуть приблизиться к Лю – Вико.

До меня наконец- то дошло, что общаться с Лю Вико необходимо вне школьного интерьера. К тому же один из моих одноклассников, живущий в районе СТ, как то сказал мне по секрету: что я нравлюсь Лю – Вико, и что якобы она сама ему об этом говорила.

И вот я несколько раз хожу в район СТ, вечером. Но чем ближе я подхожу к улице, где живет Лю Вико, тем силнее волнуюсь. Дохожу до заветной улицы и все – дальше ноги мои не идут: нерешительность – болезненная нерешительность всецело овладевает мной. Я возвращаюсь назад, домой – позорно сбегаю с «поля боя»

Подхожу к своему дому, и слезы наворачиваются на глаза; от обиды: на самого себя, на свою беспомощность. Я понимаю, что необходимо как то справиться с этой болезненной робостью, как то побороть ее, но ничего поделать с собой не могу.

И это сейчас я понимаю. Что эту проблему можно решить легко – «химическим» путем: выпить стакан ( если надо – два) вина, и пойти к Лю – Вико. Как Лю – Вико отнеслась бы к моему пьяному визиту? Я извинился бы и сказал: « Был на дне рождения у соседа». Такая ложь – простительна. А позже – если бы мы, скажем, стали встречаться и наши отношения обрели стабильность – можно было сказать правду.

Я вовсе не за то, чтобы все схожие проблемы решать с помощью алкоголя. Но данная ситуация была крайне важна: и для меня и для наших отношений.

Все говорило за то, что я (как никогда прежде) близок к тому, чтобы начать встречаться с Лю – Вико. Оставалось, как говорится, самая малость – руку протянуть. Но от излишнего волнения (ситуация как перед дракой) я не смог сделать это одно единственное движение вперед.

И я в очередной раз, выражаясь шахматным языком, загубил выигрышную позицию.

Первый дневник

Самый первый свой дневник я вел в январе – мае 69 –го года. Эта тетрадь, к сожалению, мной утеряна. Я помню лишь два стихотворения из этой рукописи.

* * *

Одиночество – что ты за штука?

Ты врываешься к нам без стука,

Переступив порог не шурша,

Тишиною своею душа.

 

Ты как будто – плохая примета

Ты как будто – вопрос без ответа

И пустое, как лжи слова.

И скептизмом полна голова.

* * *

И словно изваяния гробниц,

Передо мной встают безмолвные века.

Под пылью древности уже не видно лиц.

А время все спешит, как горная река.

 

И словно время грань перешагнув,

Брожу по лабиринтам тысяч лет

И голову в раздумье окунув ,

Я стал как- будто чуточку поэт.

Часть пятая: сглаз долой- из сердца вон

Все лето я не видел Лю – Вико.

Лишь однажды, в конце августа, мы случайно встретились в рейсовом автобусе («кольцо»), поздно вечером. Автобус был почти пуст, кроме «дополнения»: Грюн – Ви и Се – Зах.

На этот раз я совершенно свободно и не принужденно общался с Лю – Вико. Без преувеличения можно сказать и так: я заткнул за пояс своих конкурентов. (Се – Зах тоже был неравнодушен к Лю – Вико. Правда, никаких захватнических планов на этот счет он, на сколько я знаю, не строил). И я настолько всецело владел инициативой, что, по существу, единолично общался с Лю – Вико. В-то время как мои друзья только и делали, что поддакивали.

Как могло такое случиться? Откуда такая метаморфоза в моем поведении?

Три месяца разлуки – и образ Лю – Вико слегка поблек в моем воображении. Я несколько охладел к Лю – Вико – именно это доля «трезвости» и прибавило мне уверенности в себе.

Каждому ученику нашей школы необходимо было в июне отработать по две недели в трудовом лагере. Всех учеников разбили на две группы: первая должна была работать в первой половине июня, а вторая – во второй.

Я поговорил с классным руководителем, и меня перевели из второй группы в первую. Почему я перевелся? Во – первых Лю – Вико попала в первую смену, а во – вторых, мы — Я и Грюн – Ви собрались после девятого класса поступать в техникум. Но все вышло наоборот: и с техникумом не получилось( по семейным обстоятельствам) и, что самое главное, Лю –Вико перевелась в другую смену.

И только теперь – много лет спустя – я задумался над вопросом: « А может быть Лю – Вико поменялась сменами потому, что хотела попасть в одну смену со мной?»

Шестая часть: финал

В сентябре мы продолжили… Учебу в одном классе, теперь уже в десятом.

И ситуация повторилась, точь — в — точь как в девятом классе: Я вновь ушел в глухую защиту.

Так продолжалось всю первую четверть. После чего я заболел и уже не посещал школу. Попытался вроде бы в начале третьей четверти продолжить учебу, но ничего путного из этого не получилось. Редкий случай: я остался на второй год в десятом классе, по болезни.

Как развивались бы мои отношения с Лю – Вико, если бы не моя болезнь? Думаю, я не смог бы бесконечно долго прибывать в состоянии глухой защиты. Рано или поздно, но я возобновил бы атаки на эту девушку. Возможно, это случилось бы во второй четверти или третьей. Другое дело, что и в первой четверти я явно переусердствовал. По части полного игнорирования Лю – Вико. Моя «пауза отдыха» явно затянулась.

Абсолютно не замечать Лю – Вико – этот стиль поведения я выбрал и неукоснительно (правильнее сказать, тупо) следовал ему на протяжении трех месяцев. А вед Лю – Вико своим поведением давала мне понять, что хочет «продолжение банкета».

Лю – Вико вдруг сблизилась с Кро – Шер – нашей одноклассницей. И как то на уроке эти девушки, сидя за моей спиной, шепотом переговаривались между собой. Мое имя они не называли, но по обрывкам фраз я понял, что речь идет именно обо мне. Я, как бы невзначай, обернулся и увидел: у Лю – Вико – очень грустное и задумчивое выражение лица.

С чего бы это вдруг Лю – Вико сблизилась с девушкой не своего круга? Слишком уж застенчивой была Кро – Шер. Эту девушку смело можно было назвать серой мышкой, если бы не два неоспоримых плюса: у нее была великолепная фигурка (когда то она занималась балетом) и она была «круглой» отличницей. Дружба этих девушек не вязалась еще и с тем обстоятельством, что у Лю – Вико уже имелась лучшая подруга – Лайс.

А этот маневр Лю – Вико, при желании, хорошо читался. Дело в том, что Кро – Шер была…моей соседкой (жила напротив). Вот почему именно через дружбу с Кро – Шер Лю – Вико пыталась «достучаться» до меня.

Но Лю – Вико не учла два важных обстоятельства:

1.Я все равно продолжу стоять на своем: буду делать вид, что все это меня уже не касается.

  1. Самое главное: Кро – Шер была явно не равнодушна ко мне : она хвасталась одной из своей подруг, что… почти год встречалась со мной.

Итак, первая четверть закончилась, я не стал ходить в школу. А это значит, что я перестал общаться (даже видеться) с Лю – Вико.

И постепенно мое чувство к Лю — Вико стало угасать.

К июню 70 –го я уже окончательно «выздоровел» от Любви к Лю – Вико; и впредь никаких «рецидивов» на этот счет у меня не было.

И никогда у меня не возникало такого желания: встретиться, поговорить, вспомнить былое. Никогда. Скорее наоборот: мне не хотелось больше видеть Лю – Вико, принципиально не хотелось.

В моей памяти сохранился прекрасный образ Лю – Вико весны 69 – года, и только. Просто я понимал, что моя любовь к Лю – Вико – это мое прошлое; что все это навсегда осталось в прошлом; и что никакого будущего у этой Любви больше нет, и быть не может. В реальной жизни. В реальном времени, Любовь умерла. Она жива лишь в моей памяти. И пытаться реанимировать такую Любовь – глупо. Хотя в каких — то исключительных случаях (говоря об исключении из правил) такое видимо, возможно.

И только после смерти Лю — Вико я понял: « А ведь эта девушка никогда уже не узнает: как сильно я ее любил, как боготворил ее; и какую громадную роль она сыграла в моей жизни».

И нет у меня в отношении Лю – Вико: не обид, не малейших претензий.

А что Любовь не получилась взаимной? Так это от моей нерешительности и неопытности.

Во всем виноват я, и только я.

О разделе «Здоровье»

С ноября 69 – го по май 61 – го – это период глубочайшего кризиса в моей жизни.

Причина одна, но очень веская: моя болезнь….

Но чтобы понять причину возникновения этой болезни, необходимо вернуться назад – в 62 – й год. Это было время, когда моря мать дружила с Л.П. – матерью Ди – Галь. Поэтому мы – я и моя мать – часто бывали в гостях у Л.П. И все бы ничего, вот только отец у Л. П. был смертельно болен: последняя стадия туберкулеза, открытая форма. Он уже не вставал, жить ему оставалось совсем немного.

Моя мать – по молодости лет – не учла того обстоятельства, что мой организм был сильно ослаблен. (Как сейчас говорят: очень слабый иммунитет). А поэтому мне не составила большого труда подцепить туберкулезную палочку. В результате чего у меня развился первичный туберкулезный комплекс – бронхоаденит.

Где- то в сентябре 62 –го меня отправили подлечиться в город Х.в специализированный детский санаторий. Там я – вместо того, чтобы поправить свое здоровье – умудрился простыть, и заработал экссудативный плеврит. (Это когда жидкость в легких скапливается). Меня перевели в городскую больницу общего профиля. И стали лечить от плеврита. И залечили до того, что я окончательно слег; кормить меня стали с ложечки, самостоятельно я уже есть не мог.

Но врачи не унимались, и хотели перевести меня в какую- то другую больницу.

Лечится плеврит двумя способами:

1.Курс уколов – и жидкость в легких рассасывается.

2.Просто откачивается жидкость из легкого специальным шприцом.

Я считаю, что в отношении меня избрали неправильное лечение. А именно: массированный курс уколов окончательно подорвал мой организм.

Поскольку врачи, не под каким предлогом, не хотели выписывать меня из больницы, то мои родители решили просто выкрасть меня. Они приехали на такси. Оставили ее за квартал от больницы. Далее они – под предлогом прогулки на свежем воздухе – вывели меня из здания больницы. И лишь после того, как я оказался в «Волге», отец пошел и сказал главврачу: «Как хотите, но я забираю своего сына домой». Врач: «А мы его вам не отдадим, так как он нуждается в интенсивном лечении». Отец: «А мне вашего согласия и не нужно. Я его уже забрал».

На всякий случай главврач подстраховался: заставил моего отца написать расписку. Следующего содержания: «Я, (такой то такой то) ,самовольно забираю своего сына из больницы в тяжелом состоянии, всю ответственность беру на себя».

И теперь можно смело утверждать: если бы не решительные действия моих родителей, то жить мне на тот момент оставалось совсем не долго…

Усиленное питание, народные средства, хороший местный детский врач – все это способствовало моему постепенному выздоровлению. По крайне мере школу я не пропустил, и на второй год не остался.

Постепенно я оклемался. Но еще долго я оставался в категории болезненных и ослабленных детей. Мне категорически запрещалось купаться в речке; родители мои всячески оберегали меня от физических нагрузок (скажем, до 13 лет я не помогал им по хозяйству).

Со стороны нервной системы. Я долго боялся темноты: ночью в доме обязательно должен гореть свет, по крайней мере, засыпал я только при свете. Почему -то угнетающе действовало на меня медленная классическая музыка (по радио), которая почему то ассоциировалась у меня с музыкой на похоронах. Я не мог слышать разговоры о болезнях (всякую болезнь примерял к себе), о покойниках. Даже фотографии боялся смотреть, где кого — то хоронят. А уж если я слышал, что где то на соседней улице играет похоронная музыка, то сразу же убегал домой. Словом, нервная система у меня была – не к черту!

Много лет спустя я узнал, что противотуберкулезные таблетки дают очень сильную нагрузку на нервную систему, как побочный эффект. Я думаю, что именно это лечение посадило мне нервную систему. А если еще добавить к этому то , что, в принципе, любое серьезное заболевание делает человека нервным: плаксивым, мнительным, раздражительным, склонным к меланхолии….

Переехав в новый дом (Советская 15) в 59 –м, мы оказались вблизи речки Ки. (Примерно в пяти минутах ходьбы). Но я ходил на речку только рыбачить, купаться мне нельзя было. Лишь в 13 лет (летом 66 – го) я научился плавать. И в этом же году – в конце лета – уже переплывал речку. Это было огромным достижением для меня.

Физически – и это не удивительно – я сильно отставал от своих сверстников: и в силе, и в выносливости, и в плане красоты телосложения. Это обстоятельство меня очень тяготило. Я мечтал стать сильным и красивым.

И вот в 14 лет я начал заниматься штангой. Затем я переключился на занятие атлетизмом. (В те времена, наш советский атлетизм, почему то противопоставлялся западному культуризму. Хотя по сути дела, это было одно и то же – строительство тела посредством физических упражнений). Начал я заниматься самостоятельно: без тренера, без консультаций с врачом. Желание поскорее добиться результатов — было огромным. Занимался каждый день (а то и по два раза в день), работал на износ, организм не успевал восстанавливаться.

Отработал я в таком режиме год и два месяца.

И организм таких нагрузок, естественно, не выдержал….

Уже на первом этапе моих занятий с отягощениями, я умудрился эволюционировать следующим образом: штанга – атлетизм – бодибилдинг.

И хотя мои занятия с «железом» преследовали три основные цели:

1.Стать сильнее

  1. «Вылепить» красивую фигуру

3.Укрепить здоровье

Но акценты постепенно поменялись. Если бы в начале для меня на первом месте стояла задача стать сильным, то затем центральное место занял второй пункт. Почему это произошло? Да все потому, что работа над строительством своего тела – это исходило, от желания…понравится Женщине. Просто это желание оказалось во мне столь велико, что чуть не погубило меня.

И еще один очень важный момент, который касается третьего пункта – укрепление здоровья. Дело в том, как оказалось, по этому пункту я как раз и не работал. Я наивно полагал: занимаясь атлетизмом, я автоматически укрепляю свое здоровье. А на деле оказалось наоборот: я не рассчитал возможности своего организма и попросту надорвался.

Хотя по двум другим пунктам я добился великолепных результатов.

Случилось это 7 февраля 68 – го. Мы — Я и Грюн – Ви – шли на вечерний сеанс. По дороге мне вдруг стало плохо: сердцебиение — под 150, полуобморочное состояние, слабость, затрудненное дыхание. И сильнейший страх смерти.

Прямо-таки картинка из кошмарного сна…

И приступ шел волнообразно: то чуть отпускало, то, казалось, я вот — вот потеряю сознание.

Я все-таки дошел до кинотеатра, немного постоял в вестибюле и….

В кино мы конечно, не пошли. Грюн – Ви проводил меня до дома.

Самое неприятное во всей этой истории болезни? Мне никак не могли поставить правильный диагноз; варианты были такие: надорвал сердце, ревматизм, что- то там с легкими. И как результат этого – никто толком не знал, как меня надо лечить.

Забегая вперед, скажу: лишь во время службы в армии – в госпитале – мне поставили правильный диагноз: вегетативно-сосудистая дистония смешанного типа.

Итак, после первой перетренировки, процесс восстановления длился около полугода. Поскольку, никакого лечения не было (кроме корвалола во время приступа), то процесс восстановления шел естественным путем. Постепенно сердечные принципы стали случаться все реже и реже. И состояние моего здоровья стало удовлетворительным.

Сами по себе приступы эти, как оказалось впоследствии, были не опасны. Но субъективные ощущения… Полуобморочные состояния (скачки давления, приливы крови к голове). Сильнейший спазм сосудов, похолодание конечностей, затрудненное дыхание. И самое неприятное – панический страх смерти. Такой приступ длился от 30 минут до часа.

Зато после приступа: ощущение – словно заново родился.

Но я не мог успокоиться: слишком непределимым было мое желание вновь вернуться к занятиям атлетизмом.

И вначале лета 69 – го я вновь начал занятие с отягощением. На этот раз я резко снизил объем нагрузок: старался заниматься в меру, и с менее тяжелыми весами. Но, видимо, мой организм еще окончательно не восстановился. А потому я не смог избежать повторной перетренировки.

После второй перетренировки (заболел в ноябре 69 –го), я восстанавливался очень долго – почти полтора года.

Итак, с ноября 69 –го у меня снова начались приступы: ежедневные, минимум по 2-3 раза вдень.

По этой причине, я не смог продолжить учебу в десятом классе.

По крайней мере, до весны 70 –го, мне было, в буквальном смысле не до учебы. И не до друзей, не до гулянок, не до практической активности в сфере эротики. Состояние инвалидности – по-другому это не назовешь. Да, собственно, я и был инвалидом в этот момент.

Но я не утратил веру. Я верил, что время – лечит, что пройдут месяцы, может год, и я постепенно начну выздоравливать.

Лишь к апрелю 70 –го я почувствовал заметное улучшение.

В сентябре 70 –го, я вновь пошел в десятый класс. Учиться я уже смог, но учеба давалась мне тяжело. Приступы продолжались, хотя случались уже реже. Особенно неприятно было, когда происходило это прямо на уроке. В такие моменты, я был вынужден уходить домой.

Я так был поглощен с борьбой со своей болезнью (борьба на выживание), что абсолютно не интересовался светской жизнью своих одноклассников; а потому не принимал участие: ни в «Голубых огоньках», ни в вечеринках, отмечаемых где – то в домашних условиях.

Хочу обратить внимание на такой парадокс: среди новых одноклассников (10 «б»), мой авторитет оказался на порядок выше, чем среди тех, с кем я отучился почти десять лет (10 «а»). И даже после окончания школы, я поддерживаю отношения в основном с одноклассниками из 10 «б».

Лишь к маю 71 –го, я, наконец – то стал чувствовать себя в пределах нормы, т.е. удовлетворительно.

В конце июня 71 –го, я закончил 10 класс. А в сентябре устроился на работу в районную художественную мастерскую художником – оформителем.

В конце октября мне пришла повестка из военкомата. Стал вопрос «Что делать»? Ведь я – при желании – вполне мог бы «откосить» от армии. Но я не стал тратить время на всякие там обследования и хождения по комиссиям, а решил так: смогу – отслужу, не смогу – комиссуют.

Но самое главное – я хотел служить. Ведь в наше время считалось: тот не мужчина, кто не отслужил в армии.

9 ноября меня призвали на службу.

Уже в «карантине» (месячный курс молодого бойца) начались проблемы…

На занятиях по физподготовке все было просто: подтянуться на перекладине, отжаться на брусьях или от пола – это было для меня не сложно. А вот ежедневные утренние пробежки, по пять километров – этого «оздоровительного» мероприятия я опасался более всего.

И я боролся с этим «злом» как мог. Чаще всего проходил такой вариант – «игры в прятки». В начале я иду со всеми совершать утренний туалет в лес, который находился в метрах пятнадцати от казармы, и– теряюсь там. До того момента, когда все сослуживцы начинают возвращаться с пробежки. И тогда вместе со всеми я иду в казарму.

Я, конечно, понимал, что все это – не хорошо: прятаться в кустах. Но другого способа избежать осложнений в плане здоровья у меня не было. Иногда, правда, мне удавалось напроситься на работу –утренним уборщиком казармы.

После «карантина» мне стало проще избегать утренних пробежек. Так как у меня, как у главного художника части, появилась своя рабочая комната. Прямо с подъема я мог уединяться в своей комнате, и предлог на то был: много работы.

И действительно, мне, как художнику – оформителю, приходилось очень много работать, так как наша часть только сформировалась.

У меня имелись еще две нагрузки: шахматы и подготовка к поступлению в медицинский институт.

В результате общего переутомления, у меня вновь началось обострение болезни. Где – то в августе73 –го – во время очередного приступа, меня увезли в госпиталь.

Где я пролежал почти месяц.

И именно в госпитале мне впервые поставили правильный диагноз. И как следствие этого – я получил правильное лечение. В результате чего, меня очень быстро «отремонтировали».

В госпитале я пробыл на неделю больше положенного срока, так как помогал чертить графики и диаграммы своему лечащему врачу, который работал над диссертацией.

По возвращению из госпиталя, я впервые всерьез задумался над тем, что необходимо как то укреплять свое здоровье, наращивать его потенциал. Проанализировав все возможные варианты, я сделал правильный вывод: самая оптимальная нагрузка для моего организма – прогулки.

Итак, я начал совершать систематические утренние прогулки. Все – на зарядку, а я – в лес, на часовую прогулку до завтрака.

В результате чего я успешно завершил службу в армии. Даже «дембельский аккорд» не смог выбить меня из колеи, хотя нагрузка по оформительству существенно возросла.

Что значит «дембельский аккорд?»

Начальство (в моем случае – замполит) дает определенный объем работы; и чем быстрее ты его сделаешь, тем скорее уедешь домой. Согласитесь, стимул работать – был.

 

Это аксиома: человеку, что бы он плодотворно работал в той или иной сфере деятельности, необходимо иметь крепкое здоровье.

Потенциал здоровья у каждого человека имеет определенную величину, определенный уровень. Этот потенциал можно: либо увеличить (целенаправленно работать в этом направлении), либо «разбазарить»» (если относиться к своему здоровью наплевательски).

В конце концов, я понял: чем бы я всерьез не занимался (живопись, музыка, шахматы, литературные пробы), необходим дополнительный раздел – «Раздел Здоровья». То есть необходима систематизированная работа по укреплению своего здоровья. А значит, необходим учет – тетрадь, в которой бы вся эта работа фиксировалась. И только при таком серьезном подходе (целенаправленно, систематически) можно добиться хороших результатов.

Существуют разные системы по укреплению здоровья: моржевание, бег, прогулки, различные системы дыхания, лечебное голодание, всевозможные чистки организма, различные комплексы упражнений, велосипед и тому подобное. Все, пожалуй, и не перечислишь. Но самое главное: необходимо правильно определить свою систему укрепления здоровья, которая более всего подходила бы нашему организму.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.