Геннадий Михлин. Финская лирика. Каарло Крамсу (сборник переводов)

Переводы с финского языка

 

Обещание

Парню сказала Ка́три красавица:
«Ты никогда мне не сможешь понравиться,
Я никогда не доверюсь тебе,

и я не стану твоею в судьбе!

Смотри-ка, рябина стоит во дворе,

вот если клубничка по летней поре

на ветках ее расцветут, то тогда

тебя поцелую, а нет – никогда!»

«А барышня незаурядно умна, –

парень подумал, – мила и скромна».

Вечером вновь без надежды пришёл,

у Катри клубники был целый подол.

 

Видит, что Катри трудилась весь день,

работать красавице было не лень –
на ветках рябины клубнички цветут,

подвязаны кустики, густо растут.

 

 

Искатель счастья

 

 

Как дойти до искомого счастья,

И до целей далеких в мечте!

Неустанные устремленья,

Беспокойная жизнь в маете.

 

Мало времени, это я знаю,

И что долог, и труден путь –

По тропам каменистым ступаю,

Подставляя невзгодам грудь.

Ну, а счастье-то недостижимо,

Но ведь нет и надежды иной.

Люди все устремляются к счастью,
И торопятся вместе со мной.

К счастью, ясно, не все поспевают,
Много ль пользы в стремлении том:
Полпути ты пройдешь едва ли,

В смерти встретишь покой свой и дом.

Только все-таки должен спешить я,

Отдых призрачен, словно дым:

От безделья устав, отдыхаешь?
Значит, умер еще живым.

 

 

Важны не Гимны 

 

Гимны тебе, Финляндия, нежно

сотни певцов распевают, поют –

их голоса ублажают прилежно –

чем, полагают, удачу несут.

 

Сладкими песнями детки им вторят,

новое время готовят Стране:

будто бы замок из музыки строят –

счастье большое по величине.

Груди поющих горят в состязанье,

страсти вскипают – такие дела.
Но им сказала Страна в назиданье,
голосом грустным произнесла:

«Выгодно вам славословить – понятно,

мало найдется профессий древней.
Проку нет в пении душеприятном,
много трудиться – гораздо важней».

 

 

Как же можно позабыть

 

Спёртый воздух в камере,

тяжело и тесно.

Но природа в памяти:

воля – все прелестно.

Чудный запах зелени,
нежный ветерочек,
птичьих перекличек трель
в час любви урочный!

Запахи доносятся,
как в раю цветочном,
стайки волн целуются
с низким бережочком.

Как же можно позабыть,
как плескались волны,
зелень луга и сосняк
ароматов полный?

И не жди приятностей

в камере в тюремной,
испытавший радости
в детстве незабвенном!

Распахнешь, бывало, дверь –
а кругом сугробы,
и обнимет стужа вдруг,

вспоминалась чтобы.

Лишь ворона проворчит:

«Снега слишком много,
изнуряет голодом
такая непогода».

 

 

Бездомная свобода

 

Вольнодумцы, встаньте рядом,

рвите цепи кандалов,

для рабов одна отрада –

избавленье от оков.

Где теперь найдет свободу

армия простых людей?

Не за милостыней к Богу,

пищу даст не чародей –

только ропот площадей.

 

Кто найдется средь народа,

страх не знавший темноты?

Здесь на площадях свобода,

позабудешь страх и ты.

Грудь вздымает возмущенье,

мыслям воля и полет.

Здесь бездомному спасенье,

здесь он дом себе найдет,

и свободу обретет.

Путь к свободе – путь исхода,

Голос мужества звучит!

В нищете кто знал невзгоды,

вряд ли с нами не стоит.

Мы взорвем свободным словом

узурпаторский вертеп.

Лишь права под небосводом,

дом бездомному и хлеб

усмирят наш правый гнев.

 

 

К печали

 

Привет, привет, мой траур черный!

Дружу с тобою с давних пор.

Знакомство чувствуешь едва ли,

Ведь для тебя все просто вздор.

 

Опять мне грудь у сердца давит,

По-прежнему бегут года,

по-прежнему печаль уносит

любовь, надежду навсегда.

 

Но я страдаю, не жалея:

Надежд погибших не вернуть.

Коль радостей всем не хватит,

Судьба моя – печалей путь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.