Александр Фирсов. О вреде курения (рассказ)

Мгундо, морщась от солнечного света, лучи которого сегодня были особенно беспощадны, с наслаждением закурил пеньковую трубку, которую недавно выменял на пару шлепанец у своего приятеля, который в свою очередь стянул ее у отца. Мгундо любил курить и хоть знал, что это вредно, никак не мог отказаться от пагубной привычки. К тому же молодое и крепкое тело парня, казалось, совсем не ощущало никакого ущерба от этого дела, и после выкуренной трубки он не только не чувствовал себя хуже, но, по чести сказать, гораздо лучше. Вместе с клубами дыма грудь наполнялась мягким спокойствием и размеренностью, а мысли ровно выстраивались в ряд и становились более точными и уверенными. А еще казалось, что трубка придает ему солидности и набивает цену. Так это было или нет, но внутреннее ощущение неизменно отражалось на внешности и повадках молодого Мгундо, от чего в окрестных деревнях его считали степенным и благоразумным мальчиком.

Сегодня, как и целую неделю до этого, Мгундо рыл колодец для большой семьи, которая наняла его для этого дела. Работа была тяжелой, но Мгундо не роптал. Все лучше, чем без дела сидеть дома, маясь от жары, или болтаться со сверстниками, нарываясь на неприятности. Тут по крайней мере можно было заработать немного денег: на табачок, воду, а может и на новые кеды.

К тому же после изнуряющей работы выкурить трубку было отдельным удовольствием. Вот и сейчас он сделал первую глубокую затяжку, прикрыл глаза и почувствовал, как расслабляются его натруженные мышцы. Он облокотился спиной к огромной куче нарытой земли, вокруг которой валялись инструменты землекопа. Земля была теплой и удобно сминалась по фигуре Мгундо. Только парень решил немножко отдохнуть от бесконечного рытья совершенно безводной каменистой почвы, как тут же кто-то его окликнул.

— Эй, Мгундо, растяпа! Ты чего тут сидишь?!

Мгундо открыл глаза и, сильно щурясь, попытался разглядеть тех, кто нарушил его покой. Это была разношерстная компания ребят из его и соседних деревень: чуть постарше, чуть помоложе его самого. Не дождавшись ответа, но завидя, что привлекли его внимание, голос из толпы снова закричал.

— Вставай давай, пойдем с нами. Там наших бьют, необходим симметричный ответ! Лишние пару кулаков нам не помешают.

Мгундо посилился припомнить, кто сейчас считался за наших. Он крепко затянулся и прикинул.

Раньше деды охотились на носорогов и продавали их кости белым людям за океан, отчего вся местность жила безбедно и никогда не знавала голода. Охотники считались кормильцами и были примером для подражания. Но затем приехали другие белые люди и стали раздавать джинсы и лекарства от туберкулеза, попутно сказав, что деды поступают плохо, охотясь на носорогов, обозвав их специальным словом, которое имело дурные коннотации, — браконьер. С тех пор деды перестали быть своими. Тогда отцы стали копать землю в поисках алмазов все для тех же белых людей из-за океана и делать еще много чего другого, и пришла их очередь стать своими. Но белые люди много чего хотели — того, что было на землях африки. И часто хотели противоположных вещей — из-за этого между ними происходили разногласия и там, и здесь. Но если там за океаном все сводилось к словесной перепалке по телевидению и в газетах, то здесь люди из племен часто отстаивали интересы белых работодателей самыми конкретными и практичными методами. Кровь полилась рекой. Общество дробилось в зависимости от количества джинс и малярийной вакцины на душенаселение, присылаемой белыми людьми из-за океана. Свои и чужие стали меняться так быстро и внезапно, что Мгундо не успевал следить за переменами. За это Мгундо считали безынициативным и общественно несознательным.

Как бы Мгундо не напрягал лоб, он так и не смог припомнить кто и с кем, а главное, по какому поводу конфликтует. Кажется, последний раз заварушка была по причине того, что белые люди поссорились из-за того, можно ли есть животных. А может из-за крокодиловой кожи, которая шла на ремни и сумки. Он не помнил. Помнил только одно — что в тот раз его соседу проломили голову, и теперь бедолага все время все забывает, порой даже собственное имя.

— А по какому поводу драка? — наконец отозвался Мгундо, решив не Мучать память, а спросить напрямую.

Толпа осуждающе залюлюкала и засвистела. Все тот же неопределенный голос отвечал.

— Ну ты даешь, Мгундо! Вся жизнь мимо тебя пройдет. Мы идем отстаивать права наших собратьев из Америки. Знаешь как их там притесняют? Даже за людей не считают, вот!

— А бить кого зачем? — поинтересовался Мгундо, делая очередную затяжку.

— Несогласных! Мерзавцев из лагуны. Тех, что жемчуг для белых угнетателей ловят. Иуды! Предали своих братьев ради джинсов и кока-колы. Ну так что, ты с нами?

Ага, подумал Мгундо, белые люди теперь не за «своих» значит. Странно, однако. Еще месяц назад из Америки приезжали люди и построили в деревне школу. А оказывается, они всех угнетали. Ладно, будем знать. Мгундо посмотрел на небо — солнце чуть сдвинулось с зенита. Он покачал головой.

— Еще слишком рано, не могу уйти с работы. Нужно копать колодец.

Толпа засвистела и загоготала еще больше.

— Ну и сиди в своем колодце. Всю жизнь там просидишь, а будущее построят другие люди, без тебя. — укоризненно бросил голос, и процессия незамедлительно двинулась с места. Но перед тем как удалится прочь кто-то снова заговорил с ним.

— Ты всё куришь, Мгундо, как видно? Завязывал бы ты, да поскорее. Свои люди поговаривают, что это сильно вредно не только для курильщика, но и для окружающих. Ты ведь не хочешь оказаться супротив общества? Скоро за вас (курильщиков) возьмутся, так что смотри.

Сказано это было в мягкой форме, но отчего-то Мгундо сразу понял, что еще чуть-чуть и уже он — Мгундо, — сам того не ведая, перестанет наряду с белыми угнетателями быть своим, а станет самым что ни на есть чужаком. В родной деревне, среди земляков.

Мгундо не подал виду, но как только толпа исчезла, достал изо рта потертую временем трубку, внимательно на нее посмотрел и тяжело вздохнул, после чего затушил и убрал в карман. Солнце было еще высоко, и нужно было идти работать.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.