Геннадий Михлин. Финская лирика. Айла Мерилуото (сборник переводов)

Переводы с финского

 

Девочка-кулик

 

На мелководье разумные ноги

Долго выискивают дороги.

 

Волны вокруг поспешают за ночью,

Бег их за ночью сосредоточен.

В проблесках мирных чудится остров,

небо и берег с осокою острой.

Всем овладела я в водном пространстве,

в светлом покое и тихом убранстве.

Видела сон для души – продолженье.

Кто-то на веслах, гость, наважденье:

 

прибыл мужчина, подобно курьезу.

Битое зеркало – поутру слезы.

 

Двадцать весен

 

Двадцать вёсен ты мне, судьба, подарила.

О, жизнь!  Плакать ли мне?

Двадцать вёсен прошли мои вовсе не мимо,

я шагаю веселая, и не во сне.

Ноша легка и стремится дорога,

будто играя, вьется немного

по нынешней этой весне.

 

Двадцать вёсен ты мне, судьба, подарила.

Богатство – без всяких счетов:

и тени, и свет, и ветры – все было,

и всюду бутоны цветов.

Что с того, что бутоны не распустились,

что с того, что светлые зори покрылись

черным ужасом облаков.

 

Двадцать вёсен ты мне, судьба, подарила.

Коль все-таки плачу я,

не заботься – то просто слеза оросила

и испарилась в огне бытия.

Ах, как мне бы в душе полегчало –

двадцать вёсен вернуть, печали б не знала.

Вернуть, никого не виня.

 

 

Последствие

 

Я в конце своего пути
на тысячных расстояниях,
и в них множество стран.
Прохладный вечер,
а день прошел,
упал где-то за лесом.

– Ничто не может умереть,
ни цветы, ни ветер,
и никакая любовь не может умереть.
Просто теряется тропа,

и остаются позади цветы,

и где-то поет ветер.

И любовь, момент –
лишь движение в глазах,
и пройденный отрезок пути все это уносит.
И пожатье руки,
вчерашняя реальность
сегодня исчезла словно сон.

– Никто не умер,
ни ты, ни я,
ни мгновение любви.
Просто однажды шли по одной тропинке,
шла я, шел ты…
Осталась грустная улыбка.

 

 

Ведьма

 

Ночи, дни – тобою, любимый, брежу.
Силы переполняют меня –
чувствуешь, чувствуешь это?
Хватаю руками, короблю лицо, рву – скрежет…
Все отдам, но без тебя, как без света!
Другим отдам горы златые, и философский камень,
радость, мир, счастье – пусть забирают.
Кроме малости, что меж нами.
Единственное не уступлю – это ты и память!

Я сильная! – Что боязливо глядишь на меня?
Не отпущу. Острыми ногтями вцепилась,
руками, ногами, зубами… прилипла, дико кляня.
Осторожно, я ведьма, не сдамся на милость!
Нет, нет! Не отстраняй. Помилуй!
Я тиха, тысячу лет безмолвье продлилось,
разум во мне душит зверя силой,
не дышу, если хочешь, замолчу, как могила.

Уходишь… В кандалы закую!.. Не смогу помешать…
Недвижна. Всматриваюсь… как слепая.

Нет тебя. Все, все выдержу – этих мучений рать.
Я ведьма. Ты ушел, но моя безграничная сила витает!

Как ты один? За моей спиною
каменная стена, хмурые деревья вокруг –
мрачные и согбенные.
Я – и лес, и горы. Сила моя – спасает и хранит.

Я хищник. Как глаза зверя,
мои глаза горят, жадное дыхание хищника  –
остерегитесь, насмешники!
Хищник может страдать, но страдает молча и тайно –
попробуй заметить, человек, не увидишь  ничего!
Я полна сил – и не напрасно:
смогу страдать, сгорбившись, молча, тысячу лет.
В этом вся я.
– Умерший, не видишь ничего!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.