Максим Сентяков. Породу не выведет даже порок (сборник стихотворений)

***

Так пусть отныне нечего пропеть,
И нечем оправдаться перед светом!
Пусть рвётся, прогнивая, рыбья сеть,
Пусть ужас будет тьмы тебе неведом.
В надежде, оступаясь и бредя,
Пытаясь осквернить алтарь порока,
Останься как наивное дитя,
И буйствуй неразумно, дико, много…
Куда не заведёт тропа в ночи,
Но будут
города
клонить
высотки.
Что не пропеть — о том, беглец, кричи!
Мы праведны,
и в месте с этим кротки!

 

***

Я с первых дней решил тебя найти,
Я чуял пустоту, я был ей ранен —
Разлившейся тоской в моей груди,
Как холод засыпающих окраин.
И бросившись скитаться, я искал
Хоть тень твою! Но не было и тени…
Лишь ночь в издёвке прятала оскал,
И ветер дул безжалостно-осенний!
Я встретил смерть и с ней держал пари:
«Найду её глаза на этом свете,
Что ярче, чем рождение зари.
А нет — тогда и жизнь себе бери,
Как рыбу достаёт ловец из сети!»
В последние минуты, в горький час,
Когда надежда гибла без возврата,
Свечи огонь внутри почти погас,
А смерть ждала мой дух у двери ада,
Ты трепетно пришла, неся покой,
Заполнив пустоту, врачуя раны…
Я знаю, раньше не было такой:
Погибшим в утешенье небом данной.

 

 

***

Покуда в синеве алеет звёзд
Чумных толпа — не смей дерзать на выси!
И даже поднимаясь в полный рост,
Прижми к спине облезлый грязный хвост,
Паршивый, но по крайней мере, лисий!

В иных домах, в случайной конуре,
Где стелится, как саван, одеяло,
Прильни плотнее мордою к заре,
И помни: жалко прячутся в норе,
Кого судьба на путь свой не призвала…

Так что же остаётся? Ждать рассвет.
И рваться, обезумевши, в припадке!
Есть звёзд толпа, и ею ты согрет!
И выси вновь таят святой секрет,
Что сгинут темноты слепой остатки!

И утро понесёт лучи к тебе,
Как дар, как обещенье, как святыню!
Поэтому склонись опять в мольбе,
Воздав хвалу и Богу и судьбе,
За то, что ты пройдёшь свою пустыню!

 

 

***

В рождении находят столько грёз
И столько воплощения тумана!
Чтоб водку в решете дурак донёс,
Чтоб сыпал медяками из кармана
Закат, что не способен доказать
Чужим, пока не верящим зарницам:
По шее тянет вены благодать,
И мягким сном сияющим ложится!
В молчании найдётся столько грёз,
Цветущих воплощением тумана,
Чтоб водку в решете дурак донёс,
Чтоб сыпались монеты из кармана…

 

 

***

Мечтая очутиться на земле,
И крылья зацепив за шпили башен,
Дождями вьётся небо, и в стекле
Великим небесам наш мир не страшен.
Мечтая заплутать и оглушить
Случайного прохожего нарочно,
Луна считает медные гроши
И думает, что вряд ли верить можно
В жестокость и ночной уставший взгляд,
Лучами к нам сошедший от созвездий…
Что вечно о блаженстве говорят,
Что вечно ожидают своей мести…
И я, сцепляя руки с высотой,
Тянусь за ними с самого подножья!
Где свет бывает истинно святой,
Где правит, как и прежде, воля Божья!

 

 

***

Пусть цепким будет хват твоих смертей,
Бесчисленных, но верящих в начало.
Как вечность нашей своре завещала:
Кто тише всех, тот, правило, святей!
Жестокость не простят плеядам звёзд,
Плюющим в нас и брошенных же нами,
И то, что я в ладонях не донёс —
То будет попирать толпа ногами,
Смеясь и издеваясь, как всегда,
Над истинной святой алтарной чашей!
Так пусть с небес низринется вода
И станет этот мир могилой нашей!
Ликуй, я освещаю фонарём,
Горящим до нежданного рассвета,
То место, где совсем не веря в это,
Мы все с порочной горечью умрём.

 

 

***

Во-первых, это — ложь,
А во-вторых, нелепость…
Безумным покорялись города,
И если ты войдёшь
Под труб молитвы в крепость,
И если окропит тебя вода
Нахмуренных высот,
Набитых облаками,
Кочуя беспрестанно: день и ночь —
То даже сей восход,
Цветущий под ногами,
Захочет дерзким выходкам помочь…
Он скажет, лишь взойдя,
Что истовость блаженна,
Что буйным воздаётся за их пыл…
И утлая ладья,
Пройдя реки колено,
Причалит, потеряв остаток сил,
Чтоб выплюнуть на брег
Из брюха это тело,
Бегущее к далёкому огню,
Где наш порочный век
Лазурь опять призрела,
Где я опять рассветы догоню!

 

***

Даже такой урезоненный свет
Льётся сквозь окна высоток
В вечером данный кровавый навет,
Что по-младенчески кроток!
Нынче не взять этих звёзд табуны —
Привязь мала для горящих!
Снам незвестное чувство вины
Спрятано в запертый ящик,
Где беспрестанно орёт, что не знать
Глупо саднящих зазрений!
Так что запри винный погреб опять,
Город порочно-весенний!

 

***

Кто затравит песню, прежде чем уйдёт?
Будет мир гореть днями!
Пусть спокойной синью рвётся небосвод,
И идёт рассвет с нами
В долгие походы странников и муз,
Тонущих посредь таин!
Вечер вновь бесплоден, а закат кургуз…
Брата схорони, Каин,
И играй на дудке, будто скоморох!
Жертва принята всё же.
Слово станет биться — óб стену горох,
И однажды песнь сложит…

 

***

Породу не выведет даже порок,
Хоть лей голубую кровь наземь!
Вновь ветер в припадке до нервов продрог,
Вновь мы полночь летнюю красим
В цвета дальних стран и уснувших домов,
Что спать в самолётах не смеют…
Мне мир этот дик и до судорог нов,
Поэтому я рядом с нею!
Бросает то в жар, то в скуляющую хворь,
Но нынче мы сменим наряды,
Как дни поменяют в закат сотни зорь,
Потребовав с пойманных платы!
Так буйно, пока не обуглен фитиль,
Пока ядра плачут в полёте —
Поймай рьяный ветер и землю осиль,
Не знавшую, что в небосводе
Свершают мечты и кончают луны
Тугое и мглистое иго!
Я верю в простые и дивные сны,
Я верю в величие мига!

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.