Умид Али. Спасение (рассказ)

Все мое тело состояло только из глаз, поэтому я вынужденно смотрело бесконечно. Мне суждено жить, не сомкнув глаз. Если бы я знало, что моя жизнь пройдет среди постыдного мира…

Сразу после своего рождения я поняло, что моя жизнь будет неприятной. Судьба предначертала мне видеть жизнь без стыда и чести, где торжествует бесчестие, а достоинства и совесть тают, как свечи.

Как только я родилось, у меня тут же появилась хозяйка. Это была женщин безупречной красоты, черные глаза которой с первого мгновения очаровывают, пленяют сердца.

Моя хозяйка. Она полюбила меня, а я чуть не обезумело от любви к ней. Хозяйка, привезя меня к себе, сразу поместила меня в своей спальне. Потом протерла мягкой губкой все моё тело. Избавившись от пыли и грязи, которые так давили, я ощутила такую легкость, словно я – перышко.

Мое блестящее от чистоты тело заворожило хозяйку. Она долго смотрела на меня. Потом начала корчить смешные рожицы. Я чуть не расхохоталось. Но не смогло. Ведь у меня нет рта!

Наверное, хозяйка устала любоваться своим отражением и начала осматривать комнату. Обошла вокруг большую шикарную кровать, стоящую посреди комнаты, погладила рукой пуховые подушки. Затем, подняв угол одеяла черного цвета с большими красными розами, придирчиво посмотрела на белую простыню с вышитыми белыми розами. А я, стоя на месте, удивленно следило за ее движениями: зачем она все это делает?

Моя хозяйка посмотрела на маленькие, изящные блестящие часы на руке и направилась к телефону, стоящему в углу спальни. Набрала номер и начала говорить. А голос-то ее был сладок как мёд, красив как спелое красное яблоко, теплый как летнее солнышко:

— Алло, дорогой! Я уже сто лет жду тебя!

— …

— Да-да, все в порядке. Мне не хватает тебя!

Я не слышало голоса того человека, который говорил на другом конце провода. Но, наверное, он говорил что-то приятное и смешное, что хозяйка рассмеялась очень нежным, напоминающим звон серебряных колокольчиков, голоском. Ее смех заразил всех, кто был в комнате, и я почувствовало, что как приободрилось.

— Да, да, дорогой! Приходи скорее, я жду…  Очень, очень соскучилась!

Наверное, хозяйка говорила с мужем. Ведь так нежно, с такой любовью могут говорить только супруги, которые любят и обожают друг друга.

Хозяйка вышла в другую комнату, а я осталось одно в спальне. Сразу стало скучно. Чтобы развеять скуку, которая все быстрее охватывала мое тело, я начало осматриваться вокруг. Это была спальня, украшенная со вкусом: под потолком висела очень красивая янтарная люстра, розовые стены обрамлены белой лепкой, рядом с изящным шкафом кофейного цвета – шикарная кровать. Возле меня стоит дорогая косметика… Мне показалось, что вся эта красота появилась из какой-то сказки или неведомого мне мира, и где-то внутри меня начала появляться черная зависть. Эта чуждая мне красота была мне не по душе, ведь мне с самого начала было осуждено быть скромным и степенным зеркалом…

Не знаю, сколько прошло времени, но вдруг мне почудилось, что опять будто зазвенели рядом со мной серебряные колокольчики. Я оглянулось. Моя хозяйка, смеясь и держа за локоть какого-то мужчину, зашла в комнату. Увидев это, я чуть не потеряло сознание.

Мужчина был очень статный, одет со вкусом. И мне показалось, что он был чуточку пьян. Хотя он смеялся, но его лукавые глаза были безразличны и бесчувственны. С первого взгляда он мне не понравился. Все тело наполнилось злостью. В это время моя хозяйка уже успела лечь на постель и привлекла мужчину к себе.

Что за стыд! Я становлюсь свидетелем таких постыдных явлений. Ох, если бы я могло закрыть глаза, то никогда не открыло бы их заново. Были бы ноги, то убежало бы далеко-далеко отсюда!

Хозяйка… Моя хозяйка! Как мне говорить об этом? Она была распутной женщиной. Порочная женщина. Безнравственная…

Ох… Зачем мне глаза, если, когда хочу, не могу закрыть их. Лучше бы мне родится безглазым…

А в это время в постели в самом разгаре была животная страсть. Вы только посмотрите на это двойное тело, которое старается добиться совершенства. Взгляните на это дьявольское зрелище, в котором были главными героями два бесстыжих отродья человеческих…

А я… А я устало глядеть на них. Что за судьба такая, без конца и без края смотреть на такую пошлость… Теперь и я лишилось чистоты своей. И с внешней стороны порочно, и нутро мое стало грязным. Я с головой очутилось в этой гнусности и мерзости.

Для чего же меня сделали? Неужели для того, чтобы удовлетворить красоту одной порочной женщины?! Чем отражать красоту этой грязной женщины, не лучше ли вынуть сердце и выкинуть его на улицу?

Это мерзость… Нет покоя в душе, нет блаженства в сердце… нет ни сознания, ни проблеска в сознании… Исстрадавшееся сердце не знает стыда и чести…

Ах, моя хозяйка! Я от души плюнуло бы в твои бесстыжие глаза, раскрашенное лицо. Плюну на твою пленяющую дьявольскую красоту…

Ты сама испорченная и других заставляешь разлагаться. Из-за твоего бесстыдства другие люди теряют покой. Ты хуже повилики, которая обволакивает и высасывает жизненный сок растений, ты постепенно и незаметно ведешь к разврату! Ты и мою жизнь затопила в нечистотах. Сделала меня сообщником своих нечистот…

День, когда я попало в руки проститутки, стал днем смерти для меня. Я начало жить среди грехов и нечистот. Вместе с грешниками и я стало грешником. Все мое тело наполнилось атмосферой разврата.

Ненавижу я себя. Проклинаю свои глаза. Хочу выколоть их, но не в силах это сделать.

Каждый раз, когда моя хозяйка заходит в комнату, она направляется прямо ко мне. Каждый раз с заворожённым взглядом смотрит на меня. Эх, смогло бы я спрятать от нее глаза, отвернулось бы в сторону! Но, увы…

Когда хозяйка прикасается рукой к моему лицу, содрогается все мое нутро. Когда она протирает меня мокрой тряпкой, чувствую себя загрязненным. Нет, она не смывает грязь с меня, наоборот, пачкает меня развратом из своего мира. А когда хозяйка погружается головой в сладостную, но грязную реку разврата с разными мужчинами, меня охватывает дрожь. Моё лицо покрывается пылью разврата и испорченности. Во мне накапливаются горы мусора. Мусора человеческих грехов… Моя душа наполняется грехами. Мое тело толстеет от грязи…

Каждый раз, перед тем, как начать свой дьявольский танец в постели, моя хозяйка долго, зачарованным взглядом смотрит на меня, потом начинает украшать свой бесстыжий облик. Удивительно, но с каждым движением ее прелестных ручек ее лицо все ярче сияет от сознания своей красоты и привлекательности.

Когда она смотрит на меня, то будто получает какую-то силу, и я невольно отдаю ей что-то от себя. Когда она купила меня, я стало ее собственностью, и чувство овладения с ее стороны угнетало меня.

Осрамленные постыдными делами дни, погруженные на самое дно позорища ночи пробегали друг за другом.

Однажды моя хозяйка зашла в комнату. Она не была похожа на себя. На ее лице не было обычной веселости и игривости. Она была необычно угнетенной. Против своего обыкновения, она не подошла сразу ко мне, а бросилась на кровать. Поджала ноги, крепко схватив подушку. Потом повернулась на бок и неожиданно взглянула на меня.

Вот она встала с места. Маленькими шажками подошла ко мне. Пристально посмотрела. Сначала я не поняло смысла ее взгляда. Вдруг появились слёзы на ее глазах. Маленькие слезинки начали катиться по ее щекам.

О, Боже! Почему я не замечало раньше? Моя хозяйка постарела. Былая красота покинула ее. Даже наложенная тоннами косметика уже не могла скрыть появившиеся морщины. А кожа, которая раньше выглядела как спелый персик, теперь напоминала пергамент. Я вдруг почувствовало горькую правду: она теперь не нужна мужчинам. Чувствую, что сама хозяйка это хорошо понимала. Ее глаза говорили лучше, чем язык…

Вдруг изменилось выражение лица моей хозяйки. Она оторвала от меня свои глаза и… со всей силой швырнула меня в стену!

Я… Я взлетело, как птица. Не поверите, но я летело. Парило, как птица, будто у меня появились крылья…

Но… кончились счастливые мгновения. Закончился мой полет. Удар о стену был самой последней моей шалостью. Я… рассыпалось на тысячи кусочков. Мне казалось, что все грехи, накопленные годами в моем теле, рассыпались. Мое тело разделилось на тысячи я: тысяча глаз… тысяча лицо… тысяча тел…

Во мне родилась надежда. Вера обделила меня крыльями. Любовь к жизни вливала в мои тысячи тел согревающее ощущение свободы. Тысячи моих тел, тысячи моих душ ликовали: «Свобода!» Мои тысячи глаз любовались просторами этой свободы. Тысячи моих тел дышали воздухом свободы!

Пришел мой долгожданный день. Меня вынесли из грязной комнаты на улицу. Я тысячами глаз озиралось вокруг: приятно и тепло светит солнышко, голубое небо, чистое, как стеклышко. И дорога без конца и края…

Да-а…  Теперь я не нужно потерявшей стыд женщине! Когда красота покинула ее, какая польза от меня?! Спасибо, что она решила избавиться от меня!

Теперь я нашло себе новый дом. Этот дом – светлый мир! В этом мире так много чистоты и красоты…  В этом мире так много всего того, о чем я даже не могло представить себе…

На улице полно народу. Они чисты, как только что выходящее из печи стекло. Стекло, на котором нет ни пылинки, нет трещинки и изъяна. Я вижу их тысячами своих глаз, чувствую тысячами своих душ. Эх, что за радость жить в этом мире!

 

Перевод: Мухаббат Юлдашевой.

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.