Евгений Агу. Морячка (пьеса)

Справка.

Аллегория — иносказание, выражение чего-нибудь отвлеченного, какой-то мысли, идеи в конкретном образе.

Предлагаемое повествование предполагает сравнение человека с каким-нибудь механизмом определенного назначения. Так один человек может быть локомотивом, другой трактором, третий лебедкой или бурильной установкой. Или один человек это труба, другой пианино, арфа или флейта. Вместе они могут составлять ансамбль.

Сегодняшний герой — малый рыболовецкий тральщик. Предполагается что капитан это разум корабля, штурман его сердце, а команда судна это внутренние части человека. Печень, почки, легкие.

Здесь противопоставляется суша морю. Море это опасность, страсть, неизведанная глубина, шторм несущий смерть. Суша это стабильность, уверенность в завтрашнем дне и прочее.

Данная история является фантазией автора и к реальным людям и событиям отношения не имеет. События могут представляться как театральной постановкой на классической сцене или кинофильмом.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Морячка

 

Актуальная современная пьеса о вечной борьбе рационального с чувственным.

Катеньке Алтуниной на добрую память.

Всем безответно влюбленным посвящается.

Жанр: трагикомедия.

Место действия:

Город Санкт-Петербург.

Время действия:

Наши дни, лето.

Главный герой:

Малый рыболовецкий тральщик «Морячок».

Действующие лица:

Капитан — мозг корабля.

Штурман — сердце корабля.

Команда — внутренние органы человека.

Другие персонажи появляются со слов и в фантазиях действующих лиц в виде обычных людей, но они всегда за кадром. Об их появлении говорит только приглушенный шум голосов за сценой.

Форма одежды моряков:

Брюки белые парусиновые клеш. Крой классический морской. Черные летние полуботинки на босу ногу. Такого же цвета толстый кожаный ремень с латунной начищенной бляшкой. Вместо тельняшки такого же покроя тонкой шерсти свитера нежно бежевого цвета. Как у тельника ворота нет. На голове типично морская фуражка. Околыш черного цвета, тулья белого. На шее платок, напоминающий своей конфигурацией и расцветкой гюйс, синий с белой полосой.

Подбор актеров. Капитан может быть высоким и худым, а штурман соответственно маленьким и полным. Но возможны и варианты.

Сам тральщик от ватерлинии белого цвета. Край борта выделен черной полоской. Рубка белая.

 

 

Вступление.

Представьте что пространство сцены заполнено водой. Вода черная, как чернила цвета. Тральщик выполнен в крупных габаритах и служит актерам сценой. Судно качается на воде, создавая характерные волны и может поворачиваться вокруг своей оси. Специальные механизмы создают эффект набегания волны на нос судна и бурление за кормой как от винта. Судно белого цвета и отражается в чернильной воде.

Затемнение. Начинается музыка: Agnes Obel «Fuel to Fire». Судно проявляется постепенно, как призрак. Сначала высвечивается белый вымпел на топ мачте. Он развивается на ветру. Затем загораются ходовые огни. Сначала топовый белого цвета, затем красный и зеленый. Затем на заднике появляется проекция сумеречного неба, по которому очень быстро бегут облака. Затем высвечивается корпус судна и его рубка. Небо появляется тогда когда вступает виолончель. Видно, что судно «бежит» по воде. Музыка звучит или до конца или до 3,30. После музыкального вступления полный свет.

 

 

Действие первое.

Заход в бухту.

Рыболовецкий тральщик «Морячок», совершив переход из Таллинна, подходит к городу Санкт-Петербургу. Вторая половина дня, ближе к вечеру. На море штиль. Город на горизонте в легкой дымке. На малом ходу, неспешно, судно проходит Кронштадт. В рубке судна за штурвалом стоит капитан. Двери в рубку расположены слева и справа и всегда открыты. Штурман спит там же в рубке у задней стенки на рундуке.

 

Капитан. Команда, подъем! Стоять по местам!

Штурман по морской привычке сразу просыпается, быстро вскакивает и, протирая глаза, встает рядом с капитаном.

Штурман. Что! Где мы?

Капитан. Все хорошо. Прямо по курсу Питер. К друзьям на праздник мы идем. Подходим.

Штурман. Я поведу?

Капитан. Скажи куда я сам дойду.

Штурман (оглядывается). Кронштадт прошли?

Капитан. Прошли.

Ш. Тогда держи на Васильевский остров. Так (чуть подталкивает штурвал вправо). Держи на этот створ. Видишь?

К. Вижу.

Ш. Идем к Балтийскому заводу.

Штурман потягивается и снова протирает глаза.

Ш. Я долго спал?

К. Прилично. Ты всю дорогу ел и спал.

Ш. Прости. Обратно я на вахту встану. Спал отлично!

Теперь я к празднику готов.

К.  Кстати. Где боцман? (В переговорное устройство) Боцмана ко мне!

В рубке появляется боцман. Имеет виноватый вид.

Боцман. Я здесь, капитан!

К. Все ли готово к празднику?

Б. Трюм забит до верха, капитан! Лосось, хамон,

Продукты разных стран… (перечисляет).

К (перебивает). Скажи мне, боцман, что ГЛАВНОЕ в продуктах?

Вкус, запах, внешний вид?

Б (не раздумывая). Свежесть, капитан!

К. Отлично! Команде ящик пива. (Штурману) Должны успеть мы до прилива дойти. (в переговорное устройство) Позовите кока!

Боцман уходит. Приходит кок. Кок всегда имеет наглый вид.

К. Как там дела?

КК. На кухне все в порядке! Как всегда.

К.(коку) Друзья нас ждут. Готовят стол парадный. Надень все чистое, нарядный ходи среди гостей. Подкладывай еды … Следи за всеми. Сам не пей. И вот еще, продуктов не жалей.

Кок кивает и уходит. Капитан задумывается.

Ш. Да не волнуйся ты, наш кок не новичок.

К. Ворует, сука, балычок. И в трюме прячет. И по ночам его хомячит с боцманом, под пиво.

Ш. Как это, право, не красиво.

К. И называет камбуз кухней. Ну, разве не свинья? Ну что, похоже, все готово к встрече.

Ш. Похоже да. Готов и я.

К (задумчиво). Своих друзей мы видим редко.

Ш. Смотри, собрались тучи. Гроза идет с востока.

К. Нам это праздник не испортит.

Ш. Пусть рухнет мир, но праздник будет.

К. Пусть небо упадет на нас, сказал ты метко.

Ш. Не зря мы по морям скитались. С друзьями в Питере собрались. Наконец.

К. Откроем погреб. Что в бутылке?

Ш. Портвейн.

К. Нальем по рюмке. Нам пить нельзя, (больше чем рюмку вина) пока мы на работе.

Ш. Как говорят у нас на флоте… (думает) Я вспомнил!

К. Что? Чего-то не хватает? Продуктов или может рома? Как в прошлый раз забыли мы лимон?

Ш. Нет.

К. Напугал.

Ш. Я видел сон! Я вспомнил. (думает)

Всего, конечно не запомнил.

К. Как это мне знакомо. Напьется. Потом от звука резкого проснется и заорет «где я?»

Ш. Не пил я. Всего один стакан портвейна. Мне сон был. Здесь на рундуке (показывает на место, где он еще недавно спал). И видел я во сне …

К. Чудовище морское…

Ш. Я видел девушку …

К. Не мудрено. Давно мы в море.

Ш. Я ей пишу письмо…

К. Как? Мелом на заборе?

Ш. Нет.

К. Как? Углем на парте?

Ш. Нет. На бумаге. Чернилами. Письмо лежит на карте. Здесь вот (показывает перед собой на карту, растеленную на столе перед компасом). И капает слеза …

К. На карту?

Ш. На бумагу… И чернила расплываются. Что дальше я не помню.

Помню имя …(думает). Нет, не вспомню.

К. Но имя женское?

Ш. Конечно. Я девушке писал.

К. Лариса, Ира, Света, Катя …

Ш. Не помню.

К. Что ж. Прекрасно описал ты сон свой (думает). И сон твой не к добру.

Ш. Мы это выясним к утру.

Некоторое время стоят молча.

К. Что ж. Выпьем. Ты налил?

Ш. Да. Вот (ставит на карту две пластмассовые рюмки с портвейном).

К. Мы не в одной бывали переделке… (берут рюмки)

Мы с дьяволом морским не заключали сделки

Морскому Богу служим мы до рвоты

Чтоб нас домой он возвращал с работы (выпивают).

Капитан правой рукой держит штурвал, а левой обнимает штурмана за плечо. Штурман обнимает капитана за плечо правой рукой. Смотря прямо по курсу на вход в порт, поют…

 

На мелодию и под аккомпанемент группы The Animals — House of the Rising Sun (1964).

 

На палубе матросы

Курили папиросы

Один матрос упа-а-л за борт…

На палубе-е матросы

Курили папиросы

Один матрос упа-а-ал за борт……

 

После куплета идет проигрыш. Инструменталочка.

Штурман и Капитан, раскачиваясь в такт, и руля одновременно входят в акваторию порта. На пирсе их ждут друзья. Друзья машут приветственно руками. Команда высыпает на палубу. Швартуются и сходят на берег. Обнимаются с друзьями. (затемнение). Музыка стихает.

 

Вечер того же дня. Тот же пирс. Белые ночи. Туман. Слышны нестройные звуки приближающейся к пирсу группы людей. За звуками появляются люди. Это команда тральщика. С собой они несут носилки. С носилками сходят по трапу на судно. Переговариваются. Осторожно кладут носилки на полубаке. Руководит процессом капитан. На носилках штурман. Его голова и грудь перевязаны бинтом. Бинт окрашен кровью.

К. Осторожно! Здесь кладите. Под голову рукавчик подверните. Вот так.

И свет зажгите. Да разойдитесь, черти! Дайте воздух.

Капитан осматривает и ощупывает тело.

К. Готовился я к смерти. Но не все так плохо. Раны глубокие, но не смертельны. Он крови много потерял. Его… мы выходим (обращается к коку). Еду — пожиже, кашу там, бульон. (Кок кивает). (Всем). Ему теперь покой и сон прописан. Разойдемся… Я завтра выясню, кто это сделал.

Затемнение.

 

 

 

Действие второе.

Катя.

 

Утро. То же место и те же действующие лица. Капитан сидит на корме и на табуретке покрытой тканью перебирает детали какого-то прибора (монометра). Чистит их и смазывает. Штурман лежит на полубаке. Над его телом натянули ткань, защищающую его от дождя и солнца. Вдруг штурман, по морской привычке, быстро просыпается, встает и, прихрамывая, идет в рубку. Он по-прежнему, в бинтах и крови. Но теперь к этому добавилась опухлость и темные круги под глазами. В общем зрелище ужасное.

Ш. (бодро) Здорово, капитан!

К (удивленно) И тебе, здорово.

Ш. Как голова болит! И тело ломит. (Щупает себя) Как будто я с высокой башни прыгал в воду. То на спину, то на живот. (Делает движение ртом) И, кажется вода попала в рот. Странно.

Штурман заходит в рубку, берет из холодильника бутылку воды и, выйдя на корму, присаживается рядом с капитаном.

Ш. И грудь болит. Мне трудно сделать вдох. (Опять щупает себя)

Зачем я маленьким не сдох?

Пьет воду.

Ш (капитану). Будешь?

К. Нет.

Ш (прислушиваясь к своим ощущениям) И почему еще, скажи, меня на берег сильно тянет? Меня как-будто кто-то манит. Зовет меня.

Штурман долго смотрит на капитана надеясь получить ответ. Но капитан, не обращая на штурмана, продолжает перебирать прибор.

Ш. Скажи мне, все в порядке?

К. (смотрит на штурмана) Не знаю, как сказать. Могло бы быть и хуже.

Ш. Что может быть хуже?

К. Ты что, совсем не помнишь ничего?

Ш. Ну как же, помню… (задумывается)

Капитан достает из под табуретки початую бутылку ликера «Vana Tallinn», два коньячных бокала и бутылку шампанского.

К. Сейчас мы будем вспоминать…

Капитан наливает четверть бокала ликера и остальные три четверти шампанского. Перемешивает.

К. Шампанское с ликером я люблю. Для памяти так лучше поутру.

Ш (берет бокал). Волшебник! Маг! Сердец целитель!

Душевной жажды утолитель. (Отпивают по глотку)

К. Начни с того что помнишь.

Ш (воодушевленно). Гуляли мы по Невскому с друзьями… Был теплый вечер… (вспоминает) Сначала мы зашли в один кабак, потом в другой.

Потом ты ссорился со мной…

Потом мы пили пиво в баре. Потом мы прыгали на шаре (резиновом). На перегонки.

Потом я выиграл в лотерею, потом на пушек батарею смотреть пошли.

Потом зашли мы в магазин игрушек. Потом мы нюхали цветы, и снова появился ты. Такой нарядный …

К. Как развели мосты, ты помнишь?

Ш. Нет. Какие мосты? Я помню, слушали тромбон. Армстронга музыкант играл неплохо. Потом кому-то стало плохо. Потом мы снова в бар зашли.

Там пили мы вино. Потом играли в домино. У них так принято. Забавно…

Хотели посидеть в кино, но оказались в казино. Там выпили опять. Потом пошли опять гулять. Потом играли в бадминтон. Потом играл аккордеон. Потом мы снова пили в баре. Ребята там играли на гитаре. Не помню что за бар…

К. Занзибар.

Ш. Что?

К. Так назывался этот бар.

Ш. Потом в фонтан бросали мы монетки.

Потом кота снимали с ветки. Потом мы ели ананас.

Потом ежа гоняли мы по полю. Он убегал от нас.

Как еж попал туда? В каком саду не помню.

К. В Михайловском.

Ш. Мне все равно. Потом мы пили на веранде чай.

Покуда кто-то, невзначай не предложил сыграть нам в прятки.

Ш. Что потом? (вспоминает). Потом в саду играли в прятки.

Там кто-то спрятался в кусты….

Его мы так и не нашли….

Потом… Потом домой пошли.

К. Все?

Ш. Кажется, все.

К. Обычный в общем, вечер.

Ш. Ну, да

К. А необычного ничего не было?

Штурман думает. Капитан снова поднимает бокал. Снова отпивают по глотку.

Ш. А! (что-то вспомнил)

Я помню с девушкой ходил по саду…

Мы откололись от друзей на время. Вдвоем.

Потом попали мы в «Засаду». Так называется кафе.

Потом кидали шишки в водоем. Смотрели, как плывут.

К. Вот о девушке поподробнее!

Ш (вспоминает) Она такая… (показывает руками какая она)

К. Большая, толстая, кривая?

Ш. Она такая…

К. Среди встречающих друзей была?

Ш. Нет, нет. Она потом пришла.

К. Как зовут ее?

Ш. Не помню. Она хозяйки дома родственник. Сестра… (думает)

Вот имени не помню. Я что вчера напился?

К. Хуже.

Ш. Что может быть хуже? Женился?

К. Нет. Ты вчера… (думает говорить или нет)

Ш. Ну не тяни и просто говори…

К. Ты вчера… влюбился.

Ш. Не может быть (смеется).

Капитан достает из под той же табуретки зеркало и ставит перед штурманом. Штурман смотрит в зеркало.

Ш. А-А! … (с ужасом) Кто это? (осматривает себя в зеркале)

К. Это ты. Так выглядит любовь. Так выглядят на сердце раны.

Ш. А ты? Ты цел?

К (кивает). Я как будто пьяный. Немножко.

Ш. (вскакивает) О нет! Нет! Только не это! Я что вчера ума лишился?

Не может быть! Зачем? Я старый солдат, я не знаю слов любви… (цитата, предположительно Роберт Бернс). Ну вот, конец веселым дням. Зачем я так напился? Напился, ладно… Но зачем влюбился?

К. Я тоже думаю: «Зачем?».

Штурман мечется по палубе. Смотрит в зеркало. Ощупывает себя и прислушивается к своим ощущениям. Зеркало кладет на табурет.

Ш. Я щепка в море, лодка без руля под парусами.

Во мне совсем нет воли.

Я виден каждому как буквы на заборе.

И видно и стыдно и сделать ничего нельзя.

Я больше не моряк, я тряпка под ее ногами.

(капитану) Давай уйдем. Все бросим, выйдем в море…

Мне не понятен смысл корабля без киля мачты и руля.

( в отчаянии) Неужели ничего нельзя сделать?

Капитан поднимает бокал и снова делает глоток.

К.(категорично) Ничего. Мы здесь с тобой не властны. Любовь — химический процесс. Здесь рулит химия. А как ее зовут?

Ш. Не помню имя я. Лица не помню. Все как во сне.

А вдруг она страшная? Может быть такое?

К. Все может быть. Нам (показывает на свой мозг) все равно кого любить.

Ш. Как это все равно?

К. Как говорят у нас на флоте: «Нам хоть волка мороженого, лишь бы попа талая была».

Ш. Я о любви тебе твержу.

К. А я о чем?

Штурман делает вид, что бросает что-то в капитана, капитан делает вид, что уворачивается.

К. Допустим волк здесь не причем.

Ш. Прошу тебя, давай уйдем!

К. Не можем мы уйти. Мы у друзей в гостях. На юбилее.

Ш. Скажи друзьям, что я болею … Скажи, что болен я.

К. Нельзя. Мы здесь собрались к юбилею.

Полгода мы скитались по морям. Нужду терпели здесь и там. Мы заслужили праздник. Мы долго собирались, долго шли. И что теперь?

Уйти? Сказать, что я болею?

Ш. Поверь…

К. Нет. (Через паузу) Моряк скрываться от судьбы не станет.

И если шторм его застанет,

моряк стоит лицом к дождю и ветру

и носом держит на волну.

Ш. Тебя я что-то не пойму.

Тебе меня не жалко? Ты сам сказал, что мы пришли на праздник.

Я не хочу страдать. Мне это ни к чему.

Капитан берет с табурета зеркало и снова ставит перед лицом шкипера.

К. Ты опоздал. Нам нужно знать, кто это сделал.

Штурман думает.

Ш. Ты говоришь, что все равно кого любить… Ну, там…  про волка…

Пусть будет страшная тогда.

К. Пусть. Лишь бы попа….

Ш. Заткнись, Что за беда!

К. Нам нужно выяснить, кто это сделал. Вдруг она прекрасна?

И мы расстроились напрасно.

Ш. Тогда все точно будет хуже! Хуже для меня.

К. Ну а вдруг она полюбит тебя?

Ш. Полюбит? Не верю что-то я в любовь. Скорей она меня погубит.

Она скорей всего, из сухопутных. Она мне запросто испортит кровь.

Что делать с ней? Сидеть всю жизнь на берегу и наживать добро?

Накапливать в квартире вещи? Брось, это же смешно!

Всей жизни цель и все движения души:

Квартира, шуба, сапоги…?

Она мне выклюет мозги. О море думать не моги…? Так?

Ходить к ее друзьям и меряться достатком? Ходить в спортзал?

К. Нет, я не так сказал.

Ш. Уж лучше сдохнуть за штурвалом в море, чем в фитнес центре на земле. (Подумав) Нет, знаешь, это не по мне. Давай уйдем.

К. Уйти нельзя нам. Ты отравлен ядом. И чтобы сделать антидот,

нам нужен тот, кто это сделал (показывает пальцем на штурмана бинты).

Ш. Я справлюсь сам. Отдамся службе без остатка.

К. Без антидота ты зачахнешь. Любовь — сильнейший в мире яд.

Штурман опять думает.

Ш. Каков обряд и в чем секрет противоядья?

К. Он состоит из недостатков. Ее. Мы их смешаем, сделаем коктейль, его ты выпьешь.

Штурман садится на корме и, поставив локти на колени, закрывает лицо руками.

Ш. Еще вчера все было хорошо. Мы ехали на праздник. Вдруг — такая качка.

К. Ты зря расстроился. А вдруг она морячка?

Ш. Где здесь? На берегу? Тебе поверить не могу.

К. Санкт-Петербург — портовый город. Здесь много наших — моряков.

Ш. Да? Я как-то не подумал. Но моряки все в море. Кто на берегу?

К. Все те, кто стар…

Ш. Вот отличное начало…

К. И те кто болен …

Ш. Тоже хорошо…

К. Есть те, кого на сушу выгнал страх.

Есть те, кто просто любит море, его не зная.

Ш. Наша из каких?

К. Вот это мы сейчас узнаем. (Протягивает коктейль) Как выглядит она ты можешь вспомнить?

Ш. Нет.

К. Больная, старая, кривая?

Ш. Она не старая и вроде не больная.

Все было как в тумане. Я взял платок в ее кармане.

На глаз надел, как будто я пират. Она смеялась, я был рад.

И смех ее такой … (показывает ладонью как рыба виляет)

Скрипучий … Как колесо на самокате ..Так показалось мне.

Потом смотрели геев мы парад,

По телевизору. Парад в Германии. (Смеется)

Ты знаешь, если бы с такой компанией мы в бар зашли портовый …

(вспоминает) Потом затвор сломался в фотоаппарате

Потом мы птиц считали на закате…

(Вдруг штурман ставит бокал и встает)

Ш. Я вспомнил имя! Катя. Так ее зовут. Катюша. Точно! Катя!

(Штурман снова берет бокал. Смотрит внутрь.)

Ш. Смотри-ка, помогает! Налей еще! (Выпивает остаток до конца и ставит не табурет). Так, имя есть у нас. Ее зовут Катюша. Катя. (Ходит по палубе потирая руки) Сестра хозяйки дома.

Хозяйка — Лена, нам она знакома. Ее сестра — Катюша. Катя.

Пауза.

К (штурману). Ты называешь ее ласково…? Катюшей?

Ш. Какая разница? Что может статься?

К (задумчиво и тихо, про себя).  Яд действует. Он проникает в разум…

Как долго я смогу сопротивляться?

Что делать мне? (смотрит на штурмана) Не стоит ли отдаться чувству и по течению как щепка плыть?

Отдаться чувству, как искусству не делать ничего. Про разум свой забыть?

Быть как ребенок, как дитя? Есть, спать, дышать, любить себя и чувства? И больше ничего не делать?

Я чувствую — моя густеет кровь

Не знаю я, как справиться с безумством

И разве не является кощунством

Свой разум тратить на любовь?

Где грань меж разумом и чувством?

Умение владеть собой я бы назвал искусством …

Которым я владею? Но не могу… Мой лоб горит … (прикладывает руку ко лбу)

Признаться в том, что я болею и ждать…? Нет.

Мне что-то говорит — Я справлюсь.

И в мир любви я не отправлюсь, голову склоня.

Капитан снимает фуражку и вытирает платком пот со лба. Вдруг штурману становится плохо. Как будто его вот-вот вырвет. Он сначала кладет одну руку на живот потом другую, потом первой закрывает рот и пытается сдержать первый рвотный позыв. Понимает, что не действует, бежит на противоположный борт. За рубкой перегибается через леер. Его тошнит. Капитан кашляет.

К (себе). Это реакция на Катю. Она где-то рядом. Скоро будет здесь.

Команда, по местам!

Несколько заспанных лиц появляется из кают компании.

Лица (хором). Что делать нам?

К. Стоять, не пить, ни есть, не спать!

Лица. Что делать?

К. Ждать! (подумав) Пить можете, но только воду.

Лица. Спасибо руководству за заботу (исчезают).

Капитан заходит в рубку и, взяв там бинокль, подходит к борту. Смотрит в бинокль.

К (штурману) Где мы?

Ш (Сдавленым голосом) У юбиляра дома, за столом. Едим и пьем.

Взяв себя в руки, штурман подходит к капитану. Держится одной рукой за живот.

Ш. Сейчас обед. Хозяйка кормит на повал.

Все вкусно, но, я есть уже устал. На вечер нам заказан стол, в каком то, Комарово. Боюсь, не доживу. Умру от изобилия такого.

К. Кто здесь?

Ш. Здесь юбиляр, его жена …

К (перебивает). Где Катя?

Ш. Здесь Кати нет. Домой ушла она.

Штурман хватается второй рукой за живот и сгибается.

Ш. Вчера домой ушла, но снова где-то рядом. Я чувствую.

Раздается звонок в дверь. Хозяйка дома идет встречать. Слышны звуки дверей и новые голоса.

Ш. О, Чёрт! Меня колотит. нам спрятаться нельзя?

К. Бежать нам некуда.

Вместе с хозяйкой, в гостиную входят две девушки, близняшки. Хозяйка и близняшки — сестры. Сидящие за столом приветствуют их. Гостиная и гости на сцене не видны. Это происходит за сценой. На сцене слышны только приглушенные голоса. За происходящим моряки наблюдают при помощи бинокля (глаза).

Ш (держась за живот) Ну что там? Не томи.

К. Здесь Катя.

Ш. Ну..

К (озадачено). Их двое.

Ш. Как двое? (решительно подходит к капитану) Дай посмотреть.

Капитан разламывает бинокль на две части. Одну отдает штурману. Оба смотрят вдаль.

Ш. Они … (с удивлением) Они абсолютно одинаковы!

К. Ты в первый раз увидел близнецов?

Ш (возмущенно) Но как мне различать их? Кто из них Катюша?

К. Не знаю я.

Ш. Но их представили?

К. Представили. Вчера.

Ш. Ну…

К. Но я, боюсь, не слушал. Я понял только что одна из них Катюша, другая Аня, Анна.

Ш. Переспросить нельзя?

К. Неловко как-то.

Ш (обреченно) Их правда двое, без обмана.

Штурман мечется по палубе.

К (сочувственно) Ну что? Что нам подсказывает сердце?

Ш. Неужели их так сложно различить?

К. Их различить не сложно, дай мне время. Но кто из них Катюша?

Ш. Черт, я не знаю!

Штурман хватает свою часть бинокля и всматривается вдаль.

Ш. Где мы?

К. Сидим все там же за столом. Опять едим и снова пьем.

Штурман напряженно смотрит в бинокль. Капитан кладет штурману ладонь на лоб.

К. Ты весь горишь.

Ш (отстраняясь) Постой, ты говоришь: любовь — химический процесс…

К. Все так. Мы здесь с тобой — ее игрушка. (Подумав улыбается) Ты поцелуй одну из них за ушком и я скажу тебе которая здесь Катя.

Ш. А если нет?

К (смеется) А если нет, тогда готовь веревку.

Ш. Ты мне ответишь, за издёвку!

К (задумчиво). Ну что ж.

Капитан оставляет бинокль на бортике и возвращается к табуретке. Там он заново наполняет бокалы смешивая ликер Старый Таллинн и шампанское, в пропорции 50:150. К табуретке подходит штурман. Они берут бокалы и выпивают по половинке. У штурмана заметно трясутся руки. Ставят бокалы.

К. Так лучше?

Ш. Лучше.

К. И перестань дрожать. Она всего лишь женщина.

Ш (как будто вырвалось) Зато какая!

К. Вот именно! Какая? Которая из них?

Штурман делает кислую гримассу.

К. Не дрейфь, найдем твою Катюшу. Расслабься.

Ш. Не могу. (показывает свою руку) Мурашки… Я растерян…

К. Для нас еще ты не потерян, пока есть разум. Просто присмотрись…

Ш. Боюсь поднять глаза…

К (приказным тоном) Смотри! Глаза сказать о многом могут…

Надеюсь, мне они помогут понять кто здесь Катюша, кто здесь Анна.

Оба смотрят в бинокль. Первым сдается штурман.

Ш. Не вижу ничего. Ни взгляда тайного, ни вздоха, ни улыбки. Я мог с любой из них гулять вчера, но не было б ошибки. Спросить ты можешь?

К. Я? Могу.

Ш. Спроси.

К. Не буду. Не хочу. (Поворачивается к штурману) Хотел страдать? Теперь страдай. Но для начала отгадай где Катя. (Смеется).

Ш (разочарованно). Не вижу я. Наверно я ослеп. Зачем смеешься надо мной? Мне больно … (хватается рукой за сердце).

К. Ну, заешь что … С меня довольно. Ты хочешь знать, где Катя?

Ш. Хочу! (удивленно) Ты знаешь, где она? Зачем молчал?

К. Я на вопрос не отвечал что б испытать тебя.

Ш. Они ведь на одно лицо.

К. Ну нет… Они похожи это верно. Но лица разные, смотри.

Ш (смотрит в бинокль) С ума соити …

К. С ума сойти ты не спеши. Что видишь? Сразу говори! Не думай.

Ш. Ну что сказать …

К. Хорошее начало.

Ш. Ты мог бы пальцем показать и не пытать меня.

К. Они как солнце и луна. Настолько разные.

Ш (нетерпеливо) Скажи где Катя? Где она?

К. В центре. (Устало) Лена слева, справа Анна, а Катя в центре. Три сестры.

Ш. (восхищенно) Какая красивая!

К. (не меняя тона) Которая из них?

Ш. Ну Катя, конечно! Что за вопрос, дурацкий. Я знал, что ты без них не обойдешься.

К (сочувственно) Ну что ж. Тебя мне жалко …

Капитан снова берет бокал и медленно цедит напиток. Штурман все смотрит в бинокль.

Ш (восхищенно). И голос  у нее такой …(ищет слово)… певучий.

К. Ты говорил, что он скрипучий. Как колесо у самоката…

Ш. Ах, нет! С рассвета до заката готов я слушать голос Кати. Мне кажется, так ангелы поют.

К. Меня в психушку заберут с расстройством мозга.

Ш (Отрываясь на секунду от бинокля, разочарованно) Она меня не замечает. Она никак не отмечает меня среди других гостей. Как будто не было «вчера».

К. Расслабься, это не беда. Вполне возможно, что вчера случилось что-нибудь плохое. Отсюда Катя и грустна и равнодушна.

Ш. Что может быть причиной ее расстройства?

К. Мы мозга женского устройства не знаем. Сломала ноготь, кот насрал на коврик … Как говорил один полковник ..

Ш. Молчать! Сейчас возьму половник и по башке …

Пауза.

К (равнодушно). Причина может быть любая.

Ш. Что делать мне?

К. Сидеть… Её не замечая.

Штурман ходит по палубе туда, сюда. Капитан медленно цедит напиток.

Ш. Давай для храбрости я тоже выпью.

Штурман берет свой бокал.

К. Давай. Мы пьем, уже который день. Не жалко.

Ш (о своем). Поверить в эту дребедень мне трудно.

К. Что тебя смущает?

Ш. Она меня не замечает! Она еще не понимает что я …

К (перебивает)  Влюблен в нее?

(размышляя) Возможно, что она тебя не «видит».

Ш. Как можно этого не видеть? Возможно, что меня обидеть она не хочет. Презреньем наказать? Зачем?

К. Меня запутал ты совсем. Не знаю, что тебе сказать. Возможно, хочет показать, что неприступная она как крепость.

Ш. Что за позорная нелепость? Мне разве нужно штурмом брать? Зачем? Не проще ли сказать: «Открой, любимая».

К. Я этого, поверь, не знаю. И просто говоря, тебя не понимаю. Зачем ты вляпался?

Ш (обиженно) Я этого не делал, ты же знаешь.

К. Да ладно, штурман, не сердись. С Катюшей ты договорись о новой встрече, там все будет ясно.

Ш. Ты мыслишь трезво и прекрасно!

Чокаются и выпивают по маленькому глотку. Штурман снова берет бинокль. Он смотрит вдаль, что-то разглядывая. Вдруг замирает и чем дальше, тем больше приходит в некоторое волнение.

Ш. Капитан …! Я не пойму. Здесь что-то происходит.

Я брежу. Мне видения приходят. Прости ты мне банальность эту …

Катюша наша … ест котлету.

К. Что за беда? Пускай поест. Она голодная и потому не в духе. Назойливый подобно мухе, не станешь ты кружить над ней? Насытится и станет веселей. Увидишь.

Ш. Здесь что-то странное. Мне жаль, что ты не видишь. Она, хочу отметить, руками ест…

К (удивленно). Руками? Ни вилку не использует, ни нож? Ну что ж..

Ш (радостно) Нет. Более того. Она котлету держит левою рукою. Не знаю, что со мною будет!

К (удивленно). Как левою рукою?

Ш (восхищенно). И мнет ее в руке как вату!!

К (удивленно). Она котлету держит как гранату?

Ш (замирая от восторга) Точно! Пусть не вернуться нам из дальних стран! Она — морячка, капитан! (на глазах штурмана выступают слезы радости)

(По нашей легенде, в левой руке, котлету, зажав как гранату, держат только моряки. В правой руке у них штурвал и потому котлету они всегда держат левой рукой. Как гранату потому что если на море волнение и котлету держать иначе, она выскользнет. А пост, как известно, покидать нельзя. Так что, если вы видите человека с котлетой в левой руке, зажатой как граната — перед вами моряк.)

Капитан наконец тоже берет бинокль и тоже смотрит вслед за штурманом.

К (через небольшую паузу). Она морячка, спору нет.

Никто не держит так котлет

В руке.

Ш. Ну вот, от сердца отлегло.

Рабом предметов я не стану.

Ходить в моря не перестану.

И вновь свободно и легко

Мне будет. (Облегченно вздыхает)

Чем возвышаться статусностью мнимой,

Такой важней любить и быть любимой

Морячка ценит связь и чувства

Ей накопительства искусство

Неведомо.

К (Впечатленный речью штурмана) Пускай сгорят все в бухте корабли!

Не зря на берег мы сошли

Благословенный.

Ш (о своем) Мы эту гавань не забудем..

Пускай за пиром длится пир

(вздыхает) Как сильно может измениться мир

Всего лишь от того кого мы любим!

К (выдержав паузу) Морячка? Что это меняет?

Она его не замечает.

По-прежнему.

 

 

 

 

Действие третье.

Катя (продолжение).

 

Все та же палуба малого рыболоветского тральщика «Морячок». На палубе два шезлонга. Между ними табуретка накрытая белым платком. На табуретке бутылка «Вана Таллинна», две бутылки шампанского, два коньячных бокала и тарелка с апельсинами. Капитан одет в черного цвета шорты с подворотом, и черного цвета куртку с высокой талией и длинным рукавом. На куртке маленькие погончики. На погонах две золотые лычки. На лацкане золотой значок ромбиком. Тельняшка серого цвета. Такого же серого цвета шерстяные гольфы, подвернутые под коленом. Черные полуботинки. Фуражка с черным околышем и серой тульей. Штурман одет в то же, но без куртки и фуражки. Его голова по-прежнему обвязана окровавленным бинтом. Грудь так же перевязана поверх серого тельника. В бокалах налито. Пропорция коктейля 50 на 150. Капитан сидит в шезлонге с книгой в руках. Штурман полулежит в шезлонге. Его голова закинута назад. Ему очень плохо. Он измучен.

Ш. Об этом дне я год мечтал. Теперь мне хочется подохнуть.

Лишенным разума, ума лишенным

Я чувствую себя опустошенным.

Как будто душу вынули, набили тушку сеном

Потом ударили поленом

По голове и бросили лежать.

Теперь я не могу ни сесть, ни встать

А только взором удивленным смотрю я в небо.

И вот лежу я, чуть дыша,

Считаю чаек не спеша

В груди болит, опухла голова

(мученически) Зачем … Зачем я столько съел вчера???

Штурман устало поднимает голову. Смотрит на капитана, но тот продолжает читать и на мучения штурмана не реагирует.

Ш. И ты еще сбежал … Ведь ты ушел? Зачем?

Зачем ушел? И, главное, куда?

(разочарованно) Меня ты бросил. (Тяжело вздыхает)

К (равнодушно). Я не бросал. Я просто отключился.

Мне было грустно наблюдать

Как вяло ты за Катей волочился

Ни то ни се, ни дать ни взять…

Ш. Ну вот, ругаешься опять…

К. Я не ругаюсь. Не в укор тебе замечу

Ты должен был назначить Кате встречу.

Вместо того что б действовать на пользу, по уму

Ты вечер весь потратил на жратву.

Ш. Я старался, я пытался…

К. Ты вместо этого еде отдался.

Ш. Все так, но выслушай меня …

К. Ты жрал как будто не в себя.

Ш. Я ел. Я ел для утешенья.

Ты знаешь, трудно принимать решенье

Когда желудок пуст.

 

Молчат короткое время.

Ш (возмущенно) Я не пойму никак. То ты против Кати, теперь ты хочешь, чтобы я с ней познакомился. Ты за кого?

Капитан молчит.

Ш (обиженно). Знаешь, мне кажется иногда, что тебе со мною плохо…

К. Мне хорошо… Но я с тобой тупею.

Ш. Но ты же видишь — я болею …

К. Скорей нам нужно получить ее ответ.

Катюша девушка прямая, сразу скажет без «конфет»

Годишься ты ей или нет.

Ш. За ней ухаживать не надо?

К. Не надо, если ты не мил

Ш. Но я Катюшу полюбил..

К. Всем станет лучше, если б ты учился

И от любви своей лечился.

Как ни крути, нам нужен антидот.

Кто был влюблен, меня поймет.

Капитан берет бокал с напитком и делает глоток. Вслед за ним, то же самое делает штурман.

Ш. Весь вечер я пытался уединиться с Катей. Но мы везде толпою ходим. Вот и вчера. Поехали мы в это …

К. Комарово.

Ш. Да. Там был заказан ресторан. Я думал…

Тут штурман берет из тарелки апельсин и начинает его очищать от кожуры. Капитан смотрит на штурмана с нарастающим удивлением.

Ш. Я думал, что я сяду рядом с Катей. Что бы можно было поговорить, ну или пригласить на воздух выйти, прогуляться. Но нас сразу рассадили. Юбиляр с хозяйкой приготовили для гостей отдельный стол. Так мы и сидели. Катя за столом справа, мы по центру, юбиляр с женой напротив…

Штурман показывает руками кто, где сидел. В его руках очищенные дольки апельсина. Одну из них он кладет в рот.

К. Потом стали приносить еду и ты забыл про Катю.

Ш (Пережёвывая апельсин). Я не забыл. Все стали есть… Я тоже ел. Все было вкусно. Особенно удачно вышел стейк с …

К. Вы из-за стола не выходили?

Ш. Выходили. Два раза. Катя в одну очередь, я в другую.

К. Зачем?

Ш. Мы фотографировались у моря. Вот фотки. Хочешь посмотреть?

К. Отнюдь.

Штурман удивленно смотрит на капитана.

К. Ну ладно, дай взглянуть.

Капитан берет пачку фотографий и неохотно перелистывает их. Вдруг он задерживается на одной из фотографий и его лицо меняет свое равнодушное выражение.

К. О, Господи! Что это?

Ш. Это?

На фотографии группа людей на фоне ресторана. Среди них Катя. Катя в белых парусиновых полукедах, синих джинсах, синей маечке и большой черной куртке с большим отложным воротом. Катя стоит, подогнув левую ногу и изображает широкую улыбку.

К. Кокетка …

Ш. Это Лена, Оля, Влад …(штурман перечисляет людей на фотографии)

К. Вот это что? (капитан тычет пальцем в Катю)

Ш. (уверенно) Это Катя.

К. Откуда у нее эта черная куртка?

Ш. Не знаю. Купила, наверное.

К. Это точно ее куртка?

Ш. Точно. Она из багажника своей машины ее достала.

К. Так, так, так…

Капитан смотрит на фотографию с расширенными глазами.

К. Какой ужасный ужас! Какой кошмарный кошмар! Вот это да!

Ш. Да что случилось?

К. Ужас! Ужас!!

Ш. Да на что ты смотришь?

К. Какая она … Какая она страшная!

Ш (испуганно). Кто? Катя?

К. Причем здесь Катя? Катя очень красивая девочка. Куртка страшная!

Ш. Да? Я не замечал. (Смотрит на фотографию Кати)

Пока штурман разглядывал фотографию, капитан задумался.

Ш. Да вроде ничего. И видно что не из дешевых.

К. Кто? Катя?

Ш. Причем здесь Катя? Куртка не из дешёвых. Видно, что дорогая. Покупала в бутике наверняка.

К. (разочаровано) У цыган она ее покупала. У цыган.

Ш. Неужели это так важно?

К. Важно, важно. Во первых, к белым парусиновым полукедам должна одеваться такая же белая и такая же парусиновая курточка. Без воротника! Без! Отложной воротник с кедами не носят! Под отложной воротник нужен каблук. Каблук! А здесь должна быть ветровочка с капюшоном и на веревочках. Иное здесь просто невозможно. Понятно?

Возникает пауза. Капитан в отчаянии закрывает голову руками. Штурман опять смотрит на фотографию соображая, как там будет смотреться белая парусиновая ветровочка с капюшоном.

Ш. Да ладно! Мне это не мешает.

К. Не мешает? А смотреть на то, как Катя себя уродует не мешает? Глаза не режет? Нет?

Ш. Но …

К. У Кати напрочь отсутствует вкус к одежде. Я думаю, что она и готовит так, как одевается.

Ш. Какая связь?

К. (грустно) Вкус.

Ш. Не ты ли учил меня что вкус не дается от рождения а …

К. Воспитывается годами упорного труда и тренировки. Все так.

Ш. Но Катя не училась …

К. Кто Катя по профессии? Ты хоть это выяснил? Или жрал весь вечер?

Я надеюсь, она не кондуктор? Потому что одета она как конду..

Ш. Она не кондуктор. В смысле она не дирижер. Ты же знаешь. (улыбается смущенно давая понять капитану что понял каламбур) Она музыкант. Закончила консерваторию по классу фортепьяно …

К. Верно говорят, что в консерватории что-то не так.

Ш. Музыка — ее призвание.

К. Призвание — еще одно пустое слово. Талант — вот мера!

Ш. Катя любит музыку и животных.

К. Животных любит? Хм. У тебя появляется шанс… (задумчиво) Музыку и животных любят те, кому больше некого любить.

Ш. Катя очень талантлива!

К. Ты слышал, как она играет?

Ш. Нет. Зачем?

К. Я почему-то не удивлен. Действительно, зачем? Можно же не игру Катину слушать, а стейки пожирать с гарниром. Вкусно было?

Ш. Вкусно …

К. А вот с Катей тебе вкусно не будет. Всю семейную жизнь свою с Катей ты будешь давиться слипшимися макаронами и подгорелыми котлетами. И смотреть всю счастливую семейную жизнь на Катю в страшной черной куртке! Ни поесть нормально, ни в люди выйти. Засмеют. В такой куртке можно только на базар ходить. Ночью. Потому что только ночью этой страшной куртки не будет видно. За макаронами. Нет…

Смотрит на другую фотографию.

К. За картошкой.

Ш. Почему за картошкой?

Показывает на фотографию где Катя с любимой, огромного размера модной сумкой.

К. Сюда поместиться мешок! Картошки… Какое …(капитан не находит себе места) Какое глубокое разочарование! Браво Катя! Браво!

Капитан опять хватается за голову. Происходит неловкая пауза. Вдруг капитан веселеет.

К. А вот и антидот.

Капитан достает из-под табуретки склянку с пробкой. Снимает пробку. Рвет фотографию на две части. Ту часть, где Катя в черной куртке скручивает в трубочку и вставляет в склянку. Достает из кармана зажигалку и поджигает торчащий из склянки конец. Фотография сгорает, оставляя пепельный остов. Капитан проталкивает пепел дальше в склянку и закрывает ее пробкой. Штурман все это время с интересом наблюдает за капитаном, пережёвывая следующую дольку апельсина.

Ш (смущенно улыбаясь). Что ты делаешь?

К. Готовлю противоядие из недостатков Кати. Надо же как-то тебя лечить.

Ш. Зачем меня лечить? А вдруг Катя ответит взаимностью, и мы сможем жить долго и счастливо…

К. Со слипшимися макаронами…

Ш. Зачем? Катя ведь не кухарка. В конце концов, я сам неплохо готовлю…

К. Это я неплохо готовлю. А ты только ешь.

Ш. И одеть Катю ты тоже можешь. Ведь ты учился…

К. Я учился не этому. Мода — побочный продукт. Не первой свежести.

Ш. Но можешь?

К. Могу.

Ш. Ну, видишь! Все может получиться…

К. Ты предлагаешь мне вкладывать в Катю свои знания и силы?

Ш. Почему бы нет. Катя этого стоит. Она прекрасна.

К. Да я не спорю. Спору нет. Прекрасней Кати в мире нет.

Но как говорит сама Катюша, должна быть взаимность. Что подарит нам Катя? Любовь, ласку, внимание?

Ш (мечтательно). Хотелось бы. (Пауза) Ты же видишь какая она … удивительная …. Внимательная заботливая …

К. Только к тем, кого полюбит. Не забывай этого. С остальными она может быть очень крута.

Ш. Да ты на крутость не смотри. Катюша добрая… внутри.

К. А я не спорю. Спору нет. Добрее Катюши в мире нет.

Ш. А если она кого полюбит …

К. Вот здесь мы ближе к нашей теме. Если …

Ш. За ее любовь я готов и макароны есть и куртку не замечать. Она же не ходит в черных леггинсах, красной майке с надписью шанель золотыми буквами и в балетках.

К. Мы этого не знаем.

Ш. Она старается. Куртка то не обычная. Там выделяется фасон…

К. Кухарка делала фасон. Он отвратителен.

Ш. Да и куртка эта может быть случайность..

К. Случайность?

Ш. Случайность.

К. То есть у Кати в шкафу висит парусиновая белая ветровочка с капюшоном и ужасная черная куртка рядом. Катя достает и то и это. Стоит перед зеркалом и думает: «Что бы выбрать?». Думает, думает. Потом одно примерит, потом другое. Потом кладет ветровочку в шкаф и со словами «пожалуй, это лучше подойдет», напяливает на себя этот черный ужас? Так, по-твоему, было? Такая логика?

Ш. Ну может у нее есть белая ветровочка, просто испачкалась…

К. Нет! Нет у нее белой ветровочки! Нет! И кстати …

Капитан как будто думает сказать или нет.

К. За все это время она ни разу на тебя не посмотрела. А это, знаешь, главный признак …

Штурман хочет возразить но не находит слов. Его лицо становится мрачным.

К. Ты говоришь, случайность? Возьми, пожалуйста, бинокль, милый друг.

Берут бинокли и подходят к авансцене. Смотрят вдаль.

К. Вот это да! Шикарно, шикарно! Катя превосходит мои ожидания. Где вы сейчас?

Ш. Мы катались на кораблике по каналам Невы, теперь идем куда-то.

К. Ты можешь сделать фотку Кати в этом роскошном платье?

Ш. Конечно.

С неба им на головы падает две фотографии. Капитан подбирает их. Одну сворачивает в трубочку, вставляет в склянку и поджигает. В руках у капитана остается вторая фотография. На фотографии Катя у фонтана в Летнем саду. На Кате коктейльное платье на бретельках, в диагональную полоску. Подол у платья так же срезан по диагонали. В руках у Кати огромная сумка бежевого цвета, на ногах тапки типа сандалии (биркенштоки).

К. Случайность, говоришь? Вот, полюбуйся.

Штурман неохотно берет фотографию и так же неохотно на нее смотрит. Кажется, что он прекрасно понимает, что хочет сказать капитан.

К. Как тебе?

Ш (неохотно). Красивое платье.

К. Красивое. Здесь все красиво. Катя красивая, платье красивое, тапки красивые и даже сумка. Но проблема в том, что все это не сочетается вместе. Это примерно как биатлонист в майке, ластах и с ломом в руках. Скажи мне, что это?

Капитан опят тыкает пальцем в фотографию.

Ш (неохотно) Это Катя.

К. Хватит тупить. Я спрашиваю, что это?

Ш. Это платье.

К. И — и — и …

Ш (неохотно) Это коктейльное платье.

К. Коктейльное платье заканчивается …

Ш. До колен.

К. У Кати платье заканчивается …

Ш. Ниже колен.

Все это время за их спинами в склянке горит синим пламенем фотография Катюши.

К. И это значит …

Ш. Что Кате продали платье не по размеру.

К. Катя купила платье не по размеру. Такое платье рассчитано на кобылку под метр восемьдесят пять ростом и ногами как минимум метр десять. Это платье с таким скошенным подолом задумано дизайнером его создавшим для того чтобы демонстрировать ноги этой модели. Не платье, а ноги. Ноги должны быть мощные, ляжка, коленочка тонкая, икры изящные, лодыжка тонкая, и наконец … (капитан смотрит на шкипера) И наконец …

Ш (неохотно) Каблук.

К. Большой каблук. Высокий! Кобылка здесь должна быть с потрясающими ногами. А Катя … это скорее пони. Верхний срез платья должен начинаться у бедра, а заканчиваться чуть ниже колена. А у Кати подол перекрывает колени, а нижний край чуть ли не по земле волочится. И опять эти дурацкие тапки…

Ш. А что, если Кате нельзя носить каблук?

К. Тогда нельзя носить и платье. А тапки … Тапки носят или девочки или старушки. Женщина носит каблук. Каблук! Один сантиметр, два, три, но каблук!

На голову им сверху падает еще одна фотография. Капитан подбирает ее.

К. Ну вот.

На фотографии все тот же фонтан в Летнем саду. У фонтана Катя в том же платье, с гигантской сумкой и в тапках. Рядом ее сестра Лена в красивом желтом платье и тоже в тапках.

К. Ну вот пожалуйста! (смотрит на фото) Ну как все хорошо начиналось. (про Лену). Красивое желтое платье и тоже … тапки. (О чем-то думает) А Анна тоже с вами?

Ш (обреченно, зная про что сейчас думает капитан) Ее здесь нет.

К. Уверен, что и она в тапках. Это не просто сестры — это банда! Банда в тапках.

Ш (о своем, т.е. о Кате) Тем не менее она прекрасна ..

К. Спору нет … Тем ужаснее все это на ней выглядит.

Возникает пауза. Капитан возвращается в шезлонг. За ним штурман. Капитан смешивает коктейль. Штурман делает то же. Чокаются, выпивают по глотку. Молчание затягивается. Наконец штурман прерывает его.

Ш. Что будем делать, капитан?

К. Как любит говорить Катюша: «Ничего»!

Ш. Как «ничего»? Надо что-то делать.

К. Как любит говорить Катюша: «Зачем»?

Ш. Как «зачем»?

К. Судьба сама придет и постучится в двери.

Ш. (серьезно) Но Катя выглядит смешно!

К. И что? Что нам до этого? Кто это видит? Я? Ты? Еще десяток человек? Катя думает, что выглядит шикарно. Не мешай Катюше быть счастливой. Не расстраивай ее. Сомненье — враг любому счастью. Пусть это сокровище (Катя) достанется врагу вместе со страшной черной курткой и в тапках.

Капитан пропихивает в склянку пепел от сгоревшей фотографии, той, которая горела синим пламенем, закрывает склянку пробкой, взбалтывает и смотрит на просвет.

Ш (удовлетворенно). Что? … Больше у Кати нет недостатков?

К. (уверенно) Найдем. Мне дайте время. (взбалтывает склянку) Согласен, не густо. Но на безрыбье и рак — рыба.

Ш. Правда, капитан, мы не можем оставить Катю в таком бедственном положении.

К. Если Катя ответит на твои чувства, то эту проблему будет не сложно решить.

Ш. А если нет?

К. Тогда пусть ходит в страшной черной куртке, тапках и в платье на три размера больше.

Опять возникает пауза. Штурман о чем-то думает. Его лицо опять мрачнеет.

Ш. Она и правда, ни разу не посмотрела на меня.

К. Вот, вот! Ты, кажется, трезвеешь.

Ш. Катя может выглядеть блистательно.

К. Катя не может выглядеть блистательно. Она не знает как.

Ш. Но мы можем ей помочь.

К. Зачем? Мы поможем Кате, и во всем блистательном она начнет флиртовать с другими мужчинами? Не с тобой. Тебе понравится блистательная Катя, флиртующая с другими мужчинами?

Ш. Нет.

К. Тогда зачем?

Опять возникает пауза. Капитан берет бокал. Штурман поднимает свой. Чокаются.

К. За Катю!

Ш. За Катю.

Выпивают до дна.

К. Еще?

Штурман кивает. Капитан смешивает новый коктейль.

К. К тому же, если мы придумаем для Кати новый «образ», то Катя не оценит его. Катя верит в тренды и бренды. Ну, судя по тому, что и как она носит. А если мы даже намекнем ей на то, что у нее нет вкуса, она только обидится. И так обидится, что ты об этом сильно пожалеешь. Ты станешь ее врагом. Тебе это нужно?

Ш (задумавшись) Нет.

К. Тогда дарим Кате комплименты налево и направо и делаем вид, что восхищаемся ее нарядами. Тогда, может быть, заслужим ее расположение.

Ш. Но ведь это ложь.

К. Тебе хочется ее расположения или гнева?

Ш. Мне бы хотелось ее любви.

Штурман кладет в рот очередную дольку апельсина.

К. Тогда ври ей. Но только убедительно ври. Так ты добьешься большего, а сил потратишь меньше.

Ш. Но Катя же не глупа…

К. Лесть — как вода — вытачивает скалы.

Ш. Но Катя по-прежнему будет выглядеть нелепо и смешно.

К. Пойми … Допустим, мы подарим Кате образ. Допустим, что она примет его. Не поймет, а просто примет. Наденет на себя. И пребывая в этом образе, влюбится в какого-нибудь дурака, который об нее ноги будет вытирать и говорить, как ужасно она одета. Он будет говорить ей: «Все ходят в леггинсах и тапках! А ты Катя — не модная.» И тогда Катя будет срывать нашу одежду и проклинать нас самыми страшными словами. Ты этого хочешь? Пусть уж лучше ее одевает в тапки тот, кого она полюбит.

Ш. Значит, выхода нет?

К. Выход есть!

Капитан берет бокал. Штурман берет свой.

К. За антидот!

Не чокаясь, выпивают. Капитан делает свой глоток коротко и быстро. Штурман медлит, но с неохотой повторяет за капитаном. Опять возникает пауза. Капитан берет в руки книжку и, открыв на заложенном месте, продолжает чтение. Штурман мнется.

***Замечание автора (для постановщика)

Все, что делает и говорит капитан, не имеет никакого отношения к Кате, но имеет прямое отношение к штурману. Капитан провоцирует друга разными действиями. Подбрасывая ему разного рода «задачки» или примеры про макароны или котлеты. Он пытается выяснить, на какой стадии находится болезнь штурмана. В отличие от своего друга капитан уже с самого начала знает, чем закончится эта история. Его задача вытащить друга из ямы любым способом. В том числе и сочиняя про Катю всякие небылицы. Капитан серьезно не понимает, как можно быть влюбленным в кого-то больше чем в себя и отдавать кому-то что-то или дарить безвозмездно. Штурман же наивен и даже немного глуп. Даже согласившись на создание «образа» для Кати капитан рассчитывает, что та его не применит.

Ш. Капитан… Ну, правда … Так нельзя оставить…

К. Что ты предлагаешь? Пробраться к Кате в дом и выкрасть черную куртку, сумку, платье и тапки? Боюсь, придется выносить весь гардероб. Или подойти к ней и сказать: «Катюха, ты как-то это … Ни того, Выглядишь хреново». Такой план?

Ш. Ну нет. Не так конечно.

К. А как? Если ей сказать об этом она обидится.

Ш. Можно найти другой способ.

К. Какой?

Ш. Например подарить ей новый образ.

К. Подарить?

Ш. У нее же бывают дни рождения.

К. Подарок на день рождения? (думает) Хочешь прогнуться перед Катюшей?

Ш. Зачем? Просто сделать ей подарок.

Капитан думает. И «внезапно» соглашается.

К. Ладно, стратег, создадим для «твоей» Катюши образ. Тащи бумагу и карандаш.

Моряки выходят на авансцену с биноклями на шее. Они могут, размахивая руками нарисовать перед собой воображаемый прозрачный для зрителя ватман и рисовать и писать на нем воображаемыми карандашами.

К (смотря в бинокль.) Давай посмотрим, что за штучка эта Катя.

Штурман тоже смотрит в бинокль.

К. Какой у Кати рост? Вес? Какой объем груди, талии и бедер?

Ш (растерянно). Я не знаю.

К. Как? Как «не знаю»? То есть ты ничего о Кате не знаешь и уже влюбился? Почему я не удивлен? Ладно, смотрим…

Смотрят прямо перед собой в бинокли.

К. О, черт!

Капитан отстраняется от окуляра так, как будто ему ударили по глазам.

К. Как ужасно Катя смотрится в этом платье! Как нелепо! Ладно… Что у нас тут? (смотрят) Ну с головой точно нужно что-то делать. Эта прическа не подходит Кате и старит ее. Лет на пять…

Ш. На десять …

Капитан удивленно смотрит на штурмана. Тот не замечает взгляда.

К. Не перестаю тебе удивляться…

Ш (не отрывая бинокля) А что нужно делать?

К. Волосы нужно «поднять», придать им объем, Я не профессионал в этом деле. Нужно обратиться к специалисту.

Ш. Запишем (записывает)

К. Так, что здесь?

Оба опускают бинокли чуть ниже плеч Кати.

К. Ну… я бы сказал… — твердая единичка.

Штурман хихикает.

Ш. Единичка! Как здорово! Запишем…

Капитан опять с удивлением смотрит на штурмана, но ничего не говорит. Штурман по-прежнему ничего не замечает. Опять смотрит в бинокль.

К. Какое все таки дурацкое это платье. Катя в нем похожа на волан для бадминтона. Фигуры совсем не видно.

Опускают бинокли еще ниже.

К. Какой объем бедер у Кати?

Ш. Я не знаю.

К. А форма попы?

Ш. В смысле?

К. Ну там яблочком или грушей?

Ш. Я не знаю.

К (недовольно) На что ты потратил все свое время с Катей? Ходил и вздыхал? Ну как теперь работать? Как ты попу то не разглядел? Куда смотрел?

Ш. Я пытался. Но она не ней сидела всю дорогу в ресторане. А сегодня вот такое платье. Как волан. Ничего не видно. Может посмотрим на попу Ани?

К. Ты думаешь, они во всем близняшки?

Ш. Хотя вот. Я у Кати на фейсбуке нашел.

Им на голову падает еще одна фотография.

К. Так, посмотрим что здесь.

На фотографии Катя, видимо недалеко, от пляжа. На ней небесного цвета брюки чуть расклешенные к низу. Белый топик без бретелек открывает красивые плечи и плоский живот. Катя стоит к камере спиной в пол оборота, демонстрируя попу. Плечи чуть развернуты. Голова повернута к камере. Катя улыбается. Ее улыбка на этот раз не пластмассовая, как у ресторана, а приятная и естественная.

К. Ну вот, вот … Уже лучше! Кокетка все-таки … Брюки, топик.. Задумка не плохая.. Исполнение правда, дерьмовое. Топик из бабушкиного тюля … Ладно ..Брюки .. Руки бы оторвать тому кто эти брюки шил. Черт!

Капитан опять отнимает бинокль от глаз, как будто ему сделали больно.

К. Опять эти тапки! Опять Катя в тапках! Ужас, какой. Я не могу смотреть! Это доставляет реальную, физическую боль.

Ш. Катя демонстрирует не только попу и живот, но и педикюр …

К. Босоножки нужно носить! Босоножки! Маленький, но каблук! Каблук! Черт! В босоножках Катя выглядела бы гораздо изящнее.

Ш. Как попа?

К(смотрит на попу Кати). Вроде ничего.. (задумчиво) Хотел бы я познакомиться с капитаном этого судна. (штурману) С чего начнем?

Ш (с энтузиазмом) Давай создадим что-нибудь очень простое. На каждый день. Ты видел, в чем Катя ходит на работу?

К (с ужасом) Нет! Нет! Не показывай! Нет! Достаточно потрясений на сегодня. (отстраняется) Где Катя работает? В консерватории?

Ш. Нет. Она работает менеджером в известной автомобильной компании.

К. Автомобильной — значит не Российской?

Ш. Японской.

К. Тем более… Японцы ведь известные эстеты. А ты ведь говорил, что Катя музыкант.

Ш. Музыкой ребенка не прокормишь.

К. (удивленно) Катя пожертвовала своим талантом ради семьи?

Ш (с восхищением) Да.

К (с сожалением) Променяла наша морячка тельник на офисный костюм? Как жаль.

Ш. Сделай что-нибудь простое. Кэжуал. (Casual — англ. на каждый день)

К. На каждый день так на каждый день. Начнем с выбора цвета.

Ш (шутит) Черный.

К. Нет! Только не черный. Кате категорически не подходит чёрный. Ей нужно исключить из своего гардероба все черное. Черный ей совсем не к лицу.

Ш. Странно.

К. Я сам не пойму в чем дело. Но Кате черный противопоказан. Она в нем …

Ш. Старше?

К. Не только это..

Капитан пристально всматривается в Катю. Он увлечен задачей и в нем включается азарт.

К. Я не могу понять, в чем дело. Подносишь черный к лицу Кати и оно меняется. Вот попробуем поднести черный к лицу Ани. Видишь?

Капитан делает некоторые манипуляции руками в воздухе.

К. Видишь?

Ш. Нет.

К. У Анны ничего не происходит с лицом. Анна изнутри светится как торшер в ночи. Ей черный не мешает. А вот у Кати по другому. У нее как будто тень на лицо находит.

Капитан всматривается еще пристальней.

К. Я не пойму. Что-то не так с Катей. У нее глаза становятся …

Ш (испуганно) Пустыми?

К. Нет. Не пустыми … Опустошенными … Я не пойму в чем дело. В общем, нельзя Кате черный цвет носить. Но цвет нужен темный.

Ш. Какой тогда?

К. Черную оливку разрезаем пополам и смотрим на мякоть. Она нежно коричневого цвета. Делаем эту бархатистость темнее и цвет уводим к фиолету, ближе по шкале. Это коричнево-фиолетовый.

Ш. Так.

К. Теперь такого цвета надеваем на Катю колготки. Самые плотные. Не прозрачные. Вот так.

Опять капитан совершает некоторые манипуляции руками в воздухе.

К. Лодыжка есть у Кати?

Ш. Нет.

К. Жаль.

Ш. Может тебе еще и стопу балетную?

К. Не помешает … Такого же цвета свитерок. Свитерок в мелкую вертикальную резинку. С воротом. Так. Теперь ставим Катю на каблук. Как минимум пять сантиметров. Полусапожки можно черные. Главное, чтобы черный не приближался к лицу. Ну и теперь юбка.

Ш. Какой цвет?

К. Цвет? (думает) Она морячка! Помнишь?

Ш. Аквамарин?

К. Рядом.

Ш. Бирюза?

К. Рядом.

Ш. Ультра…

К. Убил. Ультрамарин… Теперь очень важно правильно рассчитать пропорцию. Площадь тела Кати к площади юбки. Какого Катя роста?

Ш. Не знаю.

К (с досадой) Растяпа ты все-таки.. Растяпа. Допустим — метр шестьдесят. Теперь вычисляем общую площадь.. Умножаем на ноль кома тридцать восемь. Получаем площадь юбки. Одеваем. Вот так.

Опять совершают манипуляции руками, рисуя образ Кати на виртуальном холсте.

К. Юбка должна быть по форме перевернутого тюльпана с широким накладным поясом. Нужно, чтобы пояс не морщился. С сужением к низу. Вот так. Теперь передвигаем юбку по тушке Кати как ползунок по логорифметической линейке. Ищем правильное соотношение низа и верха. Вот так.

Ш. Удлиняем Кате ноги.

К. Именно. Так. Теперь прическа. Увеличиваем объем. Вот так, теперь губная помада.

Ш. Фиолетовый?

К. Ни в коем случае! Помада нежно красного цвета. Как ягода смородины. Но это не все. Многие ошибочно полагают, что одела блузку, накрасила рот красным и все. Нет. В таком виде женщина напоминает известное резиновое изделие для мужских утех. Там тоже рот красный.

Ш (испуганно) А что делать?

К. Помаду нужно «поддержать».

Ш. Брошка?

К. В воду смотришь. Гроздь смородины красного цвета на зеленом маленьком листочке. Ну и конечно такого же красного цвета маникюр. Все.

Ш. Как все? А курточка? Она же замерзнет так если из офиса на улицу выйдет.

К. Тогда … Курточка может быть темно коричневого цвета. Главное что бы нижний край куртки перекрывал верхний срез юбки не больше чем на два, три сантиметра. Замшевая куртка и … тогда полусапожки тоже темно коричневые, замшевые. Так.

Ш (восторженно) Какая Катя красивая! (удивленно) И так просто!

К. Просто да не просто. Правильно подобран тон цвета, правильное сочетание цветов и правильная пропорция. Иначе образ развалится.

Ш (с опаской) Сумка?

К. Сумка небольшая. Размер — под локоть. Не больше. Цвет — коричнево фиолетовый. Можно на металлической цепочке вместо ручек. Но лучше портфель. Можно черного цвета. Катя ведь руководитель отдела?

Ш. Да.

К. Тогда никаких бабских сумок в ее кабинете быть не должно. Косметичка в портфеле или на худой конец в сумке для лаптопа. Вот теперь все. Так можно и на деловую встречу с партнерам пойти и потом в этом же с ними в ресторан. Брошка тогда перемещается на лацкан курточки. Главное точно подобрать оттенок колготок и свитерка. В некоторых каталогах он называется «баклажановый». Но здесь еще и от каталога зависит. Нужно добиться эффекта, когда он начнет «пропадать». Главное — заменить им черный. Баклажановый или лучше всего коричнево-фиолетовый. Коричнево-фиолетовый предпочтительней. У него оттенок мягче. А курточка или темно-коричневого или баклажан. То же полусапожки. Здесь можно поиграть.

Ш, А весной и осенью? Она что раздетая ходить будет? Пальтишко бы ей, какое-никакое.

К. Лучше плащ. Берем коричнево-фиолетовый цвет и выбеляем его почти до белого. Обесцвечиваем. Но оттенок коричнево-фиолетового остается, материал плотный и отсвечивающий. Пояс обязательно. Делаем Кате талию. Вот так. Юбка должна торчать из под плаща как минимум на двадцать сантиметров. Все?

Ш. И брошка теперь перемещается на лацкан плаща.

К. Да. А! Еще! Забыли. перчатки. Цвет ультрамарин, как и юбка. На запястье можно надеть часы с синим ремешком. Она же деловая женщина?

Ш. Очень.. А что, это все? Она в одном и том же на работу ходить будет?

К. Ну можно комбинировать. Заменить коричнево-фиолетовый свитер на такого же цвета блузку..

Ш. Надо еще что-нибудь придумать.

К. Штурман, твоя фамилия, случайно, не Лоцман? Уговор был на один образ.

Ш. Please!

К. Ладно. Значит так. Снимаем юбку и колготки и вместо этого одеваем брюки. Цвет — насыщенно серый. Брючина обязательно закрывает пятку. А вот теперь — номер. Меняем Кате туфли. Черные или коричневые полусапожки убираем и одеваем туфли. Каблук пять сантиметров или чуть больше. Отгадай цвет.

Ш. Ультрамарин?

К (удивленно) Ты где так наблатыкался?

Ш (смущаясь) Я подглядывал.

К. Итак, серые брюки, светло светло-коричнево-фиолетовый плащ, почти белый, сумка или порфель, и ульрамариновые туфли. Вот так. Красные губы, брошка, часы.

Ш. Это убийственная комбинация! То есть и юбку ультрамарин и туфли ультрамарин в пару ставить нельзя?

К. Нет.

Ш. А такая комбинация: юбка и туфли ультрамарин, а колготки и свитерок (блузка) черные. Так можно?

К. Нет.

Ш. Но ТАК делают все дизайнеры!

К. Как любит говорить Катя: » ЗРЯ»!

Ш. А в чем секрет?

К. Рассказать тебе секрет, значит рассказать его всем.

Ш. Не скажешь?

К. Нет. Пусть эти «дизайнеры» сами ломают себе голову.

Ш. Дай угадаю. Секрет этот очень прост.

К (удивленно) А ты не такой бестолковый, как я думал. Действительно, секрет очень прост.

Штурман разглядывает «нарисованные» образы.

Ш. Катя выглядит потрясающе! И в брючках и в юбке.. И каблучек и ультрамарин…Все в меру. И здесь она выглядит стройнее и выше и .. тоньше. Кажется у нее появилась лодыжка! Она прекрасна! Как ты этого добился?

К. Обман зрения. Наши глаза и мозг устроены особенным способом. Зная как это устроено можно понять как этим можно манипулировать. Это как пищеварение. Ешь одно и у тебя появляются силы и хорошее настроение. Ешь другое и у тебя понос и диарея. Надо долго изучать свойства различных предметов. Все остальное — просто.

Ш. Почему другие «профессионалы» не умеют так?

К. Человек с дипломом это еще не профессионал. Это как в поварском искусстве. Можно выучить наизусть рецепт и работать по рецепту. А можно изучать химию и понимать суть процессов. У поваров химия, у нас физика.

Ш. И выглядит просто. И все предметы одежды возможно купит в магазине и не дорого.

К. Возможно юбку придется шить на заказ.

Ш. Какая Катя красивая!!

К. Между прочим этот образ Анне тоже подойдет. В чем Аня ходит на работу? (передумав) Нет! Стоп! Не надо! Мне надо выпить.

Капитан возвращается к шезлонгам. За ним штурман.

К (без надежды в голосе) Если Катя примет твои ухаживания и ответит взаимностью, она станет самой красивой девушкой на этом берегу Нева реки.

Ш.(мечтательно) Хотелось бы.

 

Замечание автора (для постановщика).

Перед моряками может опускаться лист плексиглаза. На него проецируется видео изображение. Есть такая детская компьютнрная игра «одень куклу». Это что-то вроде этого. Здесь противопоставляется модное стильному. Передвигая моделей по экрану моряки снимают с них все модное и переодевают их во все стильное. Данные диалоги можно изменять под данную картинку. Визуальный ряд поможет зрителю понять скучные слова. Если, например, зрителями будут моряки какого-нибудь атомного крейсера в военном портовом городе, то этот «модный приговор» можно превратить в шоу с переодеванием трех русских красавиц. Что-бы моряки кричали «вау!». Рыбаловецкий тральщик в этом случае может быть превращен в тральщик минный.

Аллегорически, отсутствие вкуса у женщин это воплощение всех женских «грехов» и недостатков. Все модное это маски которые мы носим стараясь казаться не тем кем мы являемся на самом деле. Например женщина хочет быть «деловой» вместо того что-бы быть доброй.

 

Штурман поднимает бокал.

Ш. За Катю.

К (без энтузиазма). За Катю.

Опять пауза.

Ш. А давай теперь Анне придумаем образ!

К. Анне? Что нас связывает с Анной?

Ш. Катя. Связывает Катя. Они ведь сестры. Представь, ты пришел на работу весь такой красивый и нарядный, а я в робе масляной хожу. Обида кровная.

К. Логично.. (думает) Что ж. Юбка уже была, брюки были, значит джинсы …

Встают и снова подходят к воображаемому планшету или мольберту.

К. Записывай.. Возьмем все ту же цветовую гамму, чтобы не сбивать девчонок с толку.

Ш. Ультрамарин — ему дорогу!

К. Отличное решение, штурман! Складываем эти два слова вместе, получаем джинсы ультрамаринового цвета. И … медленно одеваем их на Аню. Slowly…

Ш. Осторожно, капитан! Анна замужем!

К. Предупреждать надо.

Ш. Я это и делаю. Одели.

Снова совершают некоторые манипуляции руками в виртуальном пространстве на авансцене.

К. Теперь блузка. Тоже ультрамарин.

Ш. Не много ультрамарина, шеф?

К. Потерпи.. Теперь поясок. Тоже ультрамарин. Готово. Теперь пиджачок. Серенький, приталенный обязательно. Серый без полос, просто серый. Туфли..

Ш. Серые?

К. Мыслишь логично. Можно серые, но мы поставим черные. Черные! Замшевые, бархатные. И в другой день можно поменять ультрамариновую блузку на обычную черную маечку. А еще в другой день можно даже черные лакированные туфли одеть. Везде каблук, не меньше семи сантиметров. Или блузка или майка, черная с надписью маленькой на груди: «Honda» красного цвета. Или значок. Красный, круглый. Помада красная. Плащ. Перчатки в этом случае черные.

Ш. А плащ уже был. Может теперь пальтишко?

К. Штурман, а по назначению ли я вас использую? … Пальтишко серое. Приталенное, короткое. Сумка под локоть на цепочке. Синие часы. и еще.. Убираем Анне волосы назад в пучок. Берем легкий газовый платок ультрамаринового цвета и надеваем на голову. Вот так. Концы скрещиваем под подбородком и уводим назад. Закрываем затылок и оборачиваем концы еще раз вокруг шеи. Завязываем сзади бантик. Готово. теперь одеваем черные очки. По фасону как у таксиста в «Бриллиантовой руке». Вот.

Ш. И брошка. Гроздь смородины, под губы.

К. Готово! Образ завершен.

Ш. А портфель?

К. Портфель. Черный. А кем работает Анна?

Ш. Обалдеть, какая она красивая!

К. Кто?

Ш. Анна!

К. Эй, ты, Ромео! Кем она работает?

Ш. Не знаю. Там же в офисе, в той же фирме..

К. Ты что, теперь влюбился в Анну?

Ш. Нет. Просто они очень похожи…Этот образ ведь и Кате подойдет?

К. Без сомненья.

Ш. А можно и Кате такой платочек и очки?

К (смеется) Ну конечно можно.

Ш. Слушай, я не понял. Ты сказал, что ультрамарин и черный в пару ставить нельзя. Так?

К. Так.

Ш. Почему поставил?

К. Так как ставлю я, в пару ставить можно. Так, как это делают «дизайнеры», делать нельзя.

Ш. Чего же тут непонятного! Все понятно! У матросов нет вопросов.

Пауза.

Ш. Капитан, а давай для Лены что-нибудь придумаем. Их же трое. Три сестры. Нельзя оставлять ее без образа.

К. Я почему-то так и думал. На кого ты работаешь?

Ш. Я ..

К. Ладно. Всем сестрам по серьгам. Смотрим, что тут у нас..

Разглядывают разные фотографии, где есть Лена. На них она в красивом желтом платье.

К. Ну вот! Лена единственная кто выбрала правильный летний цвет. Молодец. Правда, с тоном жёлтого ошиблась. Тон напоминает пожухлую листву. Это серьезная ошибка. Но исправить ее очень просто. Нужно желтое новое платье и все. Оттенок должен быть или насыщенный лимонный или канареечный. В каталогах этот оттенок так и называется. Лимонный и канареечный. Я бы выбрал канареечный. Ну вот такое платье например.. Важно чтобы платье было с рукавом. Короткий, длинный, прозрацный — не важно. Платье без рукава это длинная майка.

Снова машут руками.

Ш. Очень яркий оттенок.

К. Так и должно быть. В нашем регионе лето короткое и прохладное. Больше лета, больше цвета!

Ш. Теперь туфли?

К. Теперь туфли. Угадай цвет экстрасенс.

Ш (думает) Не может быть!

К. Может!

Ш. Ультрамарин?

Ш. А ты способный! Конечно ультрамарин. Но, очень важно, самый темный! При Ленином росте ей очень хорошо подойдет лабутен. Главное что бы модель была не на шпильке, а на широком каблуке и толстой платформе. Не иначе! Иначе пропорция изменится, и Лена станет выглядеть коряво.  И главное — ультрамаринового цвета. Например, вот эти..

Одевают на Лену туфли на толстой платформе и крепким каблуком.

К. И последний штрих. Тонкий ультрамариновый поясок к платью и клатч ( анг. Clutch) тоже ультрамаринового цвета.

Ш. Лена выглядит просто обалденно! Шикарно!

К. Если Лена оденет это на себя, уверен, она тоже будет удивлена.

Ш. Она весь день будет порхать по дому от зеркала к зеркалу с криком: «Б….! Как это красиво!».

К (смеется) Да. Именно с этим словом.

Ш. Нет, капитан! Это действительно выглядит потрясающе!

К. Именно. Ярко желтый и темный ультрамарин это убийственная комбинация. В таком платье можно и в посольство на прием пойти.

Ш. И, главное, просто.

К. Просто, да не просто.

Ш. Если Лена так оденется, то наш юбиляр в своих синих джинсах будет похож на водителя ее лимузина. Его тоже нужно переодеть.

К. Ты уверен что выбрал правильную профессию?

Ш. Я …

К. Ладно. С юбиляром все просто.

Смотрят на планшет и делают манипуляции руками.

К. К этой дорогой белой полупрозрачной рубашке одеваем белые парусиновые штаны. В штаны синий плетеный ремешок. На ноги синего цвета мокасины на босу ногу. Вот. Морячок.

Ш. Они выглядят шикарно вместе! Теперь видно, что папик пришвартовал свою яхту в Питерской марине и ведет свою молодую жену в дорогой ресторан. А ничего, что теперь Лена на голову выше?

К. Это прекрасная комбинация.

Ш. А очки им не надо? Может Лене очки ультамаринового цвета?

К. Нет. Тебе еще многому нужно научиться. Такие очки будут выглядеть модно, но удивительно пошло…Не порть мне Лену. А Катя носит очки?

Ш. Да. Вот!

Штурман показывает фотографию где Катя в солнцезащитных очках «капелька».

К. Черт! Что это! Убери немедленно! Какой ужасный ужас! Боже, что это было?

Ш. Катя в очках. (смотрит на фотографию) Это сегодня сделано. Мы на кораблике.

К. Какая тоскливая тоска! (с сожалением) Катенька одевается примерно так же как я играю на рояле. И как ее слух коробила бы моя игра, так мои глаза режет от ее нарядов. Она, что, во всем этом ходит по улице? Бедная девочка!

Ш. Это сейчас модно (очки «капелька»).

К. Модно. Но Катюше не подходит. «Капелька» это легендарные очки, но они подходят только на круглые лица. Полные лица. У Кати лицо тонкое, худое…Она в них как …

Ш. Стрекоза…

К. Не перестаю тебе удивляться … Уф. Напугал опять. Как тяжело. Мой мозг сейчас взорвется. Мне надо выпить.

Идут к столу. Садятся. Наливают если не налито.

Ш. За Катю!

К. За Катю.

Выпивают по глотку. Смотрят фотографии и созданные образы.

Ш. Капитан, а что …

К. Что? Еще сестры есть?

Ш. Нет. Я все про Катю думаю…

К. А она нет …

Штурман растерянно смотрит на капитана.

К. Она за все это время ни разу не подумала о тебе.

Штурман мрачнеет.

Ш. Ну, может нужно заслужить ее внимание и любовь ..

К. Заслужить.. (мрачно) Ты что, собака, чтобы служить? Ты подаришь Кате «образ» и обидишь ее. Ты подаришь «образ» Анне и обидишь ее. Ты подаришь «образ» Лене и обидишь ее. Про юбиляра я уже не говорю. Ты знаешь, сколько стоят Лабутена туфли?

Ш. (простодушно) 500-1000 евро.

К. Это одна пара! Одна! Теперь посмотри на Лену. Она что, так и будет ходить в одной паре? Нас проклянут… Если ты будешь действовать так дальше, мы на следующий юбилей не попадаем. Я не понимаю, почему ты действуешь так иррационально?

Ш. Но мы не можем лгать!

К. Дружище, нужно выбирать ..

Ш. Но умные не терпят лести.

К. Вы на суку меня повесьте.

На первом, на попавшемся суку.

Я слушать это не могу. Умру я.

Пауза.

Ш. Но я люблю своих друзей..

К. Поверь, они нас тоже любят.

И потому щадят

Щадят и нас и наши чувства.

И почему молчания искусством

Ты не владеешь, не пойму.

Ш (простодушно). Мне просто это ни к чему.

Я не умею врать и лицемерить.

К. Ну это — я смогу проверить.

Пойми что дружества искусство

Лишь в том, что можешь ты забыть

Про недостатки друга,

Так (в смысле — просто) его любить, каким он есть,

Хоть недостатков в нем не счесть.

Пауза.

Ш. Я хочу, чтобы Катя выглядела действительно шикарно. Шикарно и просто. Это, мне кажется, сильно поможет ей в ее жизни. Даже если она устроит ее не со мной. Ведь любовь не ищет выгоды.

К (эта фраза звучит не зло, но с какой-то такой интонацией). Пусть она ему в тапках достанется. И с сумкой.

Пауза.

К. Мы можем составлять любые образы. Кого угодно. Своих друзей, президентов Соединенных Штатов, голливудских звезд. Создавать для тренировки. Для себя.  Но дарить их не надо. Особенно друзьям.

Пауза. Молчат достаточно долго.

Ш. Я.. Я хотел только.. Я думал для Кати …

К. Говори уже.

Ш. Я думал создать для Кати романтический образ. Не все же ей в рабочей одежде ходить. Она заслуживает самого лучшего.

К. Создадим образ только для себя?

Ш. Только для себя.

К. Кате не скажем?

Ш. Не скажем. (закрывает рот на замок)

К. Не будем Катю обижать?

Ш. Катю нельзя обижать.

К. Ладно, Рембрандт, подойдем к холсту.

Ш. Я скорее Петров-Водкин.

К. Хорошо.

Врагу не сдается наш гордый «Варяг»

Докажем ему что мы с печки не «бряк»

Записывай за мной.. Это стихи, между прочим.

Снова выходят на авансцену. Думают. Ищут глазами и перебирают руками.

Ш (воодушевляясь) Начнем мы как всегда? С цвета?

К. Да.

Ш. Боюсь спросить, ультрамарин?

К. Ты угадал, бродяга. Но начнем мы с серого. С ярко серого цвета.

Ш. Это будет платье?

К. Кате платья не идут. Но да, это будет платье. Задача сложная. Именно, потому что Кате платья не идут.

Ш. Почему не идут?

К. Это секрет. Его я объявлять не буду. Но смысл в том, что платье не на каждую фигуру идет. У Кати как раз такая фигура.

Ш. И тем не менее мы будем делать платье?

К. Да. Можно сказать, что задача не выполнима. Именно поэтому мы за нее беремся. Вот этот серый (цвет) подойдет.

Ш. Он светлый.

К. Из него мы делаем колготки.

Ш. Плотные. Не прозрачные.

К. Точно. Ставим Катю на каблук.

Ш. Пять сантиметров. Полусапожки кожаные, черного цвета.

К. Теперь платье. Вот теперь ультрамарин. Почти прямой покрой до линии бедра, к ней приторачивается юбка. Плиссируем юбку только в четырех точках по периметру. Не больше трех складок в каждой вставке. Вот эта горизонтальная линия делит платье на две части.

Ш. Делим тело Кати на части.

К. Да. Изменяем естественные пропорции. Юбка короткая. У платья длинный рукав. Горловина раскрывается сзади, на пуговицах. Горловину обрамляет белый воротничок. Осветляет Кате лицо.

Ш. Ультрамарин очень красивый, но разве его не «много»?

К. Слишком много. Ты прав. Цветовая пропорция нарушена. И потому его (ультрамарин) мы «гасим».

Ш. Кофточка?

К. Поверх платья кофточка темно серого цвета. С длинным рукавом. Теперь делаем Кате прическу.

Ш. Увеличиваем объем. Волосы взъерошены?

К. Прическа и образ должны называться: «бегала с парнями на сеновале, запыхалась, пришла молока попить». Все. Готово.

Штурман долго смотрит на созданный образ.

Ш. Я не могу понять, в чем фокус. Катя выглядит потрясающе! И платье это так идет ей!! Ты сказал, что Кате платья не идут. Я не понимаю в чем дело!

К. Секрет, конечно есть.

Ш. Не тяни.

К. Секрет в том, что это не женское платье.

Ш. Как? А Какое? Мужское?

К. Детское. Ну не совсем. Оно сшито на подростка. То есть это платье для взрослой женщины, но есть в крое намек, штрих.

Ш. Пэппи — длинный чулок?

К. Мимо. Но ноги растут оттуда. Боюсь, никакое другое платье Кате не подойдет. Такая у нее фигура. Катя по типу фигуры не «балеринка». Она скорее «наездница». Ее удел — рейтузы, сапоги и жакет. Как у жокея.

Хором:

Когда лодыжки тонкой нет

У нас на все один ответ

О туфлях думать не моги

Мы ноги прячем в сапоги!

К. Попытка напялить на Катю любое другое платье — ошибка. Черт! Я, кажется проговорился. А секреты нельзя рассказывать.

Ш (уверенно). Катюша не узнает. (любуется образом) Катя выглядит сногсшибательно! И просто. Просто сногсшибательно. И романтично… Какая красота! Знаешь, кого она мне напоминает?

Капитан молча смотрит на штурмана.

Ш. Джейн Эйр.

К. Франко Дзеффирелли. 1996 год. Шарлотта Генсбур (Charlotte Geinsbourg).

Ш. Точно.

К (вздыхает). У нас один на все ответ:

«Красивей Кати в мире нет».

К. Точно.

Ш. Это очень … скандинавский стиль.

К. В воду смотришь. Это очень по-европейски. Так в Питере не носят.

Ш. Нет, не носят. В этом платье она точь в точь — свенска фликка. (Svenska flicka — швед. — шведская девушка)

К. Которая весь день носилась по шведскому сеновалу в шведской деревне и запыхалась.

Ш. И потому волосы растрепаны. Господи, какая Катя красивая!

К. Жаль только что она не узнает об этом. Ведь тебе жаль?

Ш. Очень.

К. Ведь она не узнает?

Ш. Нет.

К. Романтично?

Ш. Как будто запахло молоком и сдобой… То есть секрет в том, что у платья отсутствует ярко выделенный лиф и бедра?

К. Да.

Ш. Черт! Я не могу смотреть, какая она красивая! Я ослепну.

Закрывает глаза рукой. Открывает глаза и долго смотрит на Катю.

Ш. Знаешь …

К. Пальтишко, какое-никакое?

Ш. Ну не будет же она голая ходить!

К. Согласен. Жалко будет, если замерзнет. Что тут у нас?

Опять совершают манипуляции руками.

Ш. Цвет?

К. Бежевый.

Ш. Не много цвета?

К. Нет. Если брать два цвета и пальтишко будет серым, то «сирота» получится. Бежевое, короткое пальто. Из-под него должно быть видно подол платья. Сантиметров пять. Вот так. Пальто обязательно приталено. Повязываем Кате пояс. Так.

Ш. На голову беретик?

К. Не будем закрывать Кате шикарные волосы. Теперь… Теперь поверх серых колготок надеваем шерстяные вязаные чулки.

Ш. Прячем колени.

К. Натягиваем на колено.

Смотрит и оценивает образ.

К. Чулки могут быть или серого или черного или белого цвета. Сразу не пойму, какой цвет лучше.

Ш. Серый, наверное. Черные и белые повышают «куртуаз».

К. Верно. С белыми будет «куртуаз» номер четыре. По пятибальной шкале.

Ш. А с серыми — номер три.

*справка:

Куртуазность — это не свод дурацких правил не существующих людей. Куртуазность — в нашем понимании — сексуальность в одежде.

Ш. Все?

К. Нет. Без платка Катя простудится. Платок. Русский платок.

Ш. На выпуск?

К. Нет. Платок прячем. Тоже бежевый. С мелким и редким рисунком. Например, с розами. Но не крупно. Красные розы.

Ш. И красные губы?

К. А ты не такой бестолковый.

Смотрят на Катю.

Ш. Это очень куртуазно. Очень!

К. Да. Куртуаз номер три.

Ш. Какая красивая красота, обалдеть!

К. И красиво и тепло. Добавляем сюда ультрамариновые перчатки и бежевую муфточку. Все.

Снова садятся в шезлонги.

Ш. А представляешь что будет, если и Катя так оденется и Аня?

К. Это будет «бомба».

Ш. И так вдвоем пройдутся по Невскому.

К. Проспект встанет в пробке.

Поднимают бокалы.

Ш. За Катю!

К. За Катю. Но только одно «но».

Ш. Пожалуйста.

К. Катюша — это — не оденет.

Ш (уверенно) Оденет.

К (не менее уверенно) Нет.

Ш. Оденет. Катя смелая.

К. Нет. Спорим?

Ш. Спорим. Как обычно?

К. Как обычно. Бутылка «Вана Таллинна» и две шампанского.

Скрещивают руки. Выпивают. Затемнение.

 

 

 

Действие четвертое.

Башня.

 

Палуба малого рыболовецкого тральщика «Морячок». Те же персонажи в тех же шезлонгах. Вокруг них разложено или висит на леске множество фотографий и листов с текстами. Все это напоминает кабинет следователей ведущих расследование. Капитан роется в бумагах. Штурман чистит апельсин.

К. Давай, давай, лентяй, трудись. Вечно я все должен делать, а ты только вздыхать способен. Вздыхать и ныть, ныть и вздыхать.

Ш (вздыхает). Я все равно в этом (кивает на бумаги) ничего не понимаю.

К. Дьявол! Когда же, наконец придет томография мозга?

Ш. Зачем нам томография мозга? У нас что-то не так?

К. У нас все так. Томография Катиного мозга.

Ш (озабочено). У нее что-то не так?

К. Все у нее так. По томографии мозга можно определить людей на совместимость. Подходите вы друг другу или нет.

Ш. Как это? А любовь?

К. Не морочте мне голову «любовью». Любовь это химический процесс. А вот совместимость зависит от того насколько вы похожи мозгами. Вы думаете одинаково, вам нравится одно и то же… Понимаешь?

Ш. Ах вот как это работает (кладет дольку апельсина в рот).

К. Обжора. У нас остался всего один день для того, чтобы выяснить почему Катюша не отвечает на твои чувства. Если томография покажет, что вы не совместимы по мозгам, то все станет понятно. И тогда твое лечение пройдет не только гладко, но и быстро.

Ш. Мы должны спешить? Я о болезни не жалею. Мне даже нравится «болеть».

К. Как долго собираешься болеть?

Ш. Вообще-то «карантин» три года (кладет в рот следующую дольку апельсина).

К. Я тебе покажу три года! Через месяц встанешь в строй. Вы где сейчас?

Ш. Мы всей толпой в каком-то ресторане.

К. Как в ресторане? Опять?

Ш. Мы приехали на праздник, помнишь?

К. Это юбиляр вас так подчует?

Ш. Да. Мы покатались на кораблике, потом пошли гулять по проспекту, стало жарко, захотелось пить…

К. Катя с вами?

Ш (улыбается) Да. Она сидит со мною рядом.

К. Ну и что вы делаете?

Ш. Пьем какую-то «чачу».

К. Вы что, водку пьете? На жаре?

Ш. Ну не воду же нам пить. К тому же в ресторане прохладно. Водой мы запиваем.

К. И Катя пьет?

Ш. Нет. Катя за рулем. Здесь только мы бухаем.

Капитан пристально смотрит на довольное лицо штурмана.

К(задумчиво). Как можно тратить время на любовь? Не понимаю!

Ш. Не спрашивай меня. Я этого не знаю.

К. Ты сам еще недавно не хотел страдать.

Ш. Что я могу теперь сказать?

Когда все сделано.

Пауза. Штурман задумывается.

Ш. Все правда. Мне не весело. Мне больно.

Я полюбил Катюшу нехотя… Невольно.

Теперь мне хочется отдать …

Отдать ей сердце.

К. Ты не спеши себя дарить.

Нам нужно просто переждать…

Ш (удивленно). Как можно Катю не любить?!

Как можно здесь сидеть и ждать?

Чего?

Штурман кладет в рот еще одну дольку апельсина. Пережёвывая ее берет в руки бинокль. Смотрит.

Ш (с досадой). Как Катя выглядит ужасно в этом платье!

Капитан тоже берет бинокль. Смотрит.

К. Вы, значит, пьете, а Катя ест.

Ш. Да. Она ест какую-то ватрушку.

К. Эта ватрушка называется «хачапури».

Ш. Да какая разница, как она называется. Ты посмотри, как она ест.

Смотрят, как Катя ест. Катя отрезает ножом часть лепешки и не спеша отправляет эти части в рот, медленно пережёвывая.

Ш. На части режет бутерброд и медленно толкает в рот.

Пауза.

Ш. Так ест, как будто не морячка. Морячка уже давно «срубила» бы его за три укуса.

К. В консерватории учат пользоваться ножом и вилкой. И на том спасибо.

Ш. Не нравится мне это.

К. А у нее отличный аппетит.

Ш. Она жизнь любит…

Оба с биноклями выходят на авансцену.

Ш. Ты только посмотри…

К (Оценивающе). Ну что? Она ухожена …

Ш. До отвращенья …

К. Маникюр, педикюр, волосы уложены.

Ш. Ужасно, правда? Она как будто не живая.

К. Она не крашена, постой …

Ш. Да, макияжа нет..

К. Ты можешь к ней приблизиться? Мне нужен Кати запах.

Ш. Как я ..

К. Давай, лопух, сделай хоть что-нибудь.

Ш. Как я могу ее понюхать?

К. Скажи на ушко что-нибудь, спроси … Спроси вкусная плюшка или нет, не хочет ли она пить .. Что-нибудь! Давай, Отелло!

Наклоняется к Кате и что-то говорит.

Ш. Спросил…

Капитан делает вид что принюхивается.

К (задумчиво). На ней нет парфюма.

Ш (воодушевленно) Она морячка, капитан! Лучший парфюм для моряка-это вода морская. Запах моря …

К (задумчиво). А я не спорю. Спору нет.

Парфюма лучше в мире нет,

Чем запах страха или страсти.

Сдержать его не в нашей власти.

Мы можем только нервно ждать

Как «Провидения» печать

Опустится на наше темя.

И повезет, коль будет время

Нам о случившемся понять

Хоть что-нибудь…

Молчат оба некоторое время. Каждый о своем. Смотрят в бинокли.

Ш (отрываясь от бинокля) Да, давно балтийский ветер не трепал ее волос.

К (разочаровано). Да-а… Судя по всему — она давно на берегу.

Ш (разочаровано) Да-а.. Судя по всему ей море больше ни к чему.

Некоторое время молчат. Капитан смотрит в бинокль на Катю, штурман смотрит на капитана.

Ш. Капитан … ты .. Ты что, любуешься Катюшей?

Смотрит на капитана с некоторым удивлением.

К (задумчиво). Ты на меня так не смотри.

Ведь я не создан для любви.

Не для того нужны мозги

чтобы любить,

А для того чтоб думать.

И ты как хочешь не крути

Ты лучшего придумать

Не сможешь.

Ты — сердце. Сердце для любви.

Мозги — для мыслей дерзких и лихих фантазий.

Понятно?

Ш. А я не спорю. Спору нет.

К. И я не спорю. Она действительно прекрасна. Таких, как Катя, я не видел раньше. Она умна, она красива, а главное — она правдива и верна. Таких как Катя в брак нужно тащить за волосы. (в сторону) Как жаль что нашею она не будет.

Им на голову падает два снимка.

К. А вот и томография.

Ш (подбирает) Нет. Это фотография Кати на пляже в купальнике.

Смотрят на фото.

Ш. Какой страшный страх!

К. Какой ужасный ужас!

Опять рассматривают фото.

К. Где Катя берет эти страшные купальники?

Ш. Известно где. У цыган.

К. У нее, наверное, карта постоянного клиента.

Смеются.

Ш. Абонемент… (грустно) Этот купальник совсем ей не подходит. Портит ее.

На голову им падают еще снимки.

К. Ну это, я надеюсь, томография.

Капитан подбирает снимки. Роется в своих бумагах. Находит томографию своего мозга и сличает на просвет. Сначала он настроен позитивно, но медленно его лицо меняет выражение.

К. Дьявол…! Черт.! Нет. Этого просто не может быть!

Опять смотрит, перепроверяет. Штурман все это время сидит в шезлонге и потягивает коктейль. Теперь с трубочкой.

К. Этого просто не может быть!

Ш (испуганно) Что, капитан, на снимке пусто?

К. Я бы не шутил сейчас.

Берет бинокль и пристально смотрит на Катю. Опускает бинокль.

К. Этого не может быть.. Такого просто не бывает.

Ш. Да что случилось?

Капитан протягивает руку в сторону зала.

К. Познакомься… (удивленно) Это твоя вторая половина.

Ш. Как?!

К. У вас .., прости, у нас, совместимость по мозгу 95%. Такое случается в одном случае на миллион.

Штурман хватает бинокль и подбегает к авансцене. Смотрит в зал.

Ш. Капитан, но не ты ли говорил мне, что такого не бывает? Не ты ли говорил, что сказка про «вторую половинку» это — сказка. Что это байка, миф, плохая шутка?!

К. Все так. Я так и думал. Я думал так и есть. Не веришь? Сам смотри.

Протягивает снимки. Штурман смотрит их на просвет и ничего не понимает.

Ш. Ну, хорошо, а что все это значит?

К. Что значит? Это значит.. Вы во всем похожи. То есть буквально вы не две разные половины одного целого. Нет. «Две половинки» — это действительно чушь. Люди совместимы, когда они очень похожи друг на друга. А вы не просто очень похожи. Вы одинаковы. Только мы в штанах, а она в юбке. Вот и вся разница.

Думает. Капитан явно растерян. Он действительно такого раньше не видел.

К (задумчиво). Вам нравится одно и то же. Не нравится одно и то же. Если тебе нравится кислое, будь уверен Катя тоже любит кислое. Тебе не нужно, думать какие Кате подарить цветы. Бери то, что тебе нравится и это понравится Катюше. Тебе не надо спрашивать какое мороженое она любит. Что бы и как бы ты не делал, во всем это будет находить одобрение у Кати. И наоборот. Что бы не сделала Катя, это будет вызывать одобрение с нашей стороны. Если Катя, увидев падающего на скользкой дороге пенсионера начнет смеяться в голос, значит и тебе это покажется смешным. Конечно, вы поможете ему подняться, но смеяться будете оба. Если вы потеряетесь в большом и незнакомом городе, долго будете искать друг друга и не найдете, то заходи погреться в первое приглянувшееся кафе — там Катя уже сидит и пьет кофе. Если ты погибнешь в авиакатастрофе, Катю в этот же день собьет грузовик. Если ты выиграешь миллион в одном зале казино, она тоже выиграет, но уже в другом. У Кати никогда не будет болеть голова. Да и у тебя тоже голова болеть не будет. Вы смотрите на жизнь одинаково, с .. оптимизмом.

Ш. Катя говорит, с «позитивом»…

К. Какая разница ..

Молчат.

К (вздыхает). Правда, в самом начале можете поссориться крепко. Или даже подраться.

Ш. И все потому, что мы одинаковые?

К. В первую вашу встречу, вы не поймете, что являетесь отражением друг друга. Так обезьяна когда смотрит в зеркало, думает что там, за стеклом, другая обезьяна и агрессирует на нее. Ей нужно время, чтобы понять, что это она сама. Так и у вас с Катей сначала может возникнуть неприязнь. Зато потом …

Штурман думает.

Ш. Нет…, я так больше не могу..

(радостно) Я остаюсь на берегу..

С Катюшей.

Штурман отдает бинокль капитану и спускается в кубрик.

К. Постой…. (тихо) Она тебя не любит..

(грустно) Твоя любовь меня погубит.

Катюша спору нет — прекрасна

Но полюбил ее напрасно

Ты.

Слышно как в кубрике звенит посуда. Штурман собирает вещи и говорит из кубрика.

Ш. Я знал что Катя — моя половинка. С самого начала знал! Я чувствовал. Я как ее увидел, меня как будто обожгло. Я читал все ее высказывания на фейсбуке.

К (тихо в сторону) Это не ее мысли.. Это цитаты.

Ш (выглядывает из кубрика) Знаешь, у меня сложилось впечатление, что это я писал.

К (в сторону) Человек это не то, что он пишет или думает… Человек это то, что он делает.

Ш. Мне тоже кажется, что мы очень похожи. Катя сказала, что любит гулять пешком подолгу. Как и мы. Плюшку эту в ресторане мы вместе выбрали не сговорившись. Катя ходит быстро, как и мы.

К. Ты бы ходил помедленнее..

Ш (выглядывает) Что?

К. Я говорю, что тебе рядом с Катей нужно ходить помедленнее.

Ш (улыбается) Это еще почему?

К. Катюша маленького роста. Когда она вынуждена делать широкие шаги, ее походка становится похожей на походку портового грузчика. Когда ты бежишь, то ставишь Катю в очень неловкое положение.

Ш (задумавшись) Спасибо. Как говорит Катюша: «учту».

Хочет зайти в кубрик, но снова выглядывает, прижимая к груди свою любимую миску из нержавейки.

Ш. Знаешь, мне иногда кажется, что я знаю Катю с детства. Мы вместе играли во дворе. Бегали по гаражам и обдирали коленки. Пускали кораблики в ручье. Поцеловались первый раз. Что бы попробовать, как это? Мне кажется, что мы знакомы уже сотню лет. Мне кажется, я знаю Катю вдоль и поперек.

К. Серьезно?

Ш. Да.

К. Хочешь проведем тест?

Ш. Какой еще тест?

К. Как хорошо ты ее «знаешь»?

Ш. Ну, не знаю…

К. Что Катя делает при оргазме?

Ш. Как при оргазме? (растерянно) Я же не спал с ней.

К. Ты утверждаешь, что знаешь Катю вдоль и поперек. Ты утверждаешь, что ты ее «видишь» и «чувствуешь». Тогда ты должен знать и чувствовать про нее все. (строго) Что делает Катя при оргазме?

Ш. Я не понимаю.

К (загибает пальцы). При оргазме Катя:

Молчит. Кричит.

Ногой стучит.

Рукой сучит.

Зовет на помощь маму.

В порыве страсти мнет пижаму.

Столовой ложкой ест сметану

Орет. Кусается. Дерется.

В истерике немного бьется

Подолгу на кровати скачет

Рыдает в голос, горько плачет.

Скороговоркой по-немецки говорит.

Орет, рычит или мычит?

Ш (простодушно не замечая издевки) Мне кажется, она молчит.

Штурман снова скрывается в кубрике. Снова слышны звуки сборов.

Ш. Капитан! Я возьму твою фотографию? На память!

К (равнодушно). Бери.

Капитан идет к шезлонгам. Шарит рукой за табуреткой. Достает маленькую гитару. С ней идет на авансцену, по ходу настраивая ее. Подстроив и перебирая аккорды под мелодию The Animals — House Of The Rising Sun.

Из кубрика ему на встречу выходит штурман с вещевым мешком и все той же миской которую он так же прижимает к сердцу.

Ш. Ну вот, капитан, я готов.

К. Она тебя не примет.

Ш. Рано или поздно она меня «увидит» и поймет что я ее отражение. Я оптимист.

Капитан пристально смотрит на штурмана.

К. Оптимизм без причины — признак дурачины.

Ш. Я хочу подарить тебе свою любимую миску.

Протягивает миску.

К (равнодушно) Спасибо, не возьму. Слишком дорогой подарок.

Ш (решительно). Я пойду. Что передать Катюше?

Капитан мотает головой. «Ничего»

Ш. Ну я пошел?

Капитан кивает. «Иди»

Штурман разворачивается к выходу и делает шаг. Неожиданно капитан берет гитару за гриф и бьет гитарой штурмана по перевязанной голове. Охнув, штурман роняет вещевой мешок и миску. Все это с характерным звуком катится по палубе. Штурман медленно оседает в руки капитана. Капитан тащит штурмана до шезлонга. Ему тяжело.

К. Собрался уходить … Неслыханное дельце..

Прости …, так резво не ведут дела

Не знаешь ты что значит ум без сердца ..

Не знаешь ты что значит сердце без ума ..

Сажает штурмана в шезлонг.

К. Добро пожаловать в «Отель разбитых сердец».

Усадив штурмана в кресло, капитан поднимает фотографию Кати в купальнике. Находит свой волшебный пузырек с пеплом и проделав известные манипуляции сжигает фото, а пепел складывает в пузырьке. Встряхивает его. Высыпает небольшую часть содержимого в бокал штурмана. Перемешивает трубочкой. Хлопает штурмана по щекам.

К. Просыпаемся, дружок, просыпаемся.

Ш (открывая глаза). Что это было?

К. Сердечный приступ.

Ш. Мне показалось, что ты ударил меня по голове какой-то балалайкой.

К. Это была гавайская гитара.

Ш (возмущенно) Какая разница?

К. (протягивает коктейль) На вот, выпей!

Ш. Да не хочу я пить. Не спаивай меня.

К (строго) За Катю!

Ш. За Катю выпью.

Берет бокал и залпом выпивает все до дна.

Ш (морщится) Что это?

Смотрит бокал на просвет.

Ш. Что за вкус такой?

К. Это вкус надежды. Не победы, но надежды.

Ш. Дурацкий вкус.

К (самому себе) Что будем делать с Катюшей? (штурману) Может, украдем её?

Ш. Украсть? (занюхивая долькой апельсина) Хорошая идея!

Штурман трогает свою голову.

Ш. Больно же.

К (равнодушно). Боль — самый лучший тренер.

Ш. Зачем ты меня остановил?

К. Прежде чем идти куда-то нужно убедиться что тебя там ждут и тебе там рады.

Ш. Разве Катя не обрадуется, увидев во мне свое отражение?

К. В этом я как раз очень сомневаюсь. Заходить далеко Катя не желает и предлагает нам всего лишь дружбу.

Ш. Дружбу? Что это?

К. Не знаю.

Ш. Как можно дружить с человеком, которого любишь? Как у Кати язык поворачивается предлагать дружбу? Мы же порядочные люди. А как же секс?

К. Секс тоже может быть «дружеским».

Ш. Дружеский секс? Это как?

К. Дружеский секс это когда местная филармония дает концерт на местном мясокомбинате. Одни не платят за концерт, другие за колбасу.

Ш (подумав) А что, это звучит разумно. Деньги портят личные отношения. (без паузы) Ты говорил, что у Кати есть любовник.

К (удивленно) Я не говорил. Любовник есть, но ты откуда знаешь?

Ш (смущаясь) Я разговор подслушал. Катя сказала, что влюблена в него.

К. Врет.

Ш. Я слышал, что и он ей в любви признавался.

К. Он тоже врет. Они оба врут.

Молчат.

К. Если бы они действительно любили друг друга, то уже давно стали бы мужем и женой и жили бы не чая друг в друге души. А он ее в жены не берет и она замуж не выходит. Они не живут. Они сожительствуют.

Ш. Зачем же Катя это делает?

К. Не знаю. От тоски бросилась.

Ш. Катя пишет на фейсбуке, что она абсолютно счастлива.

К. Врет. Она абсолютно несчастна. И это написано у нее на лбу. Точнее … отражается в ее глазах.

Ш. Катя не может врать. Она же морячка.

К. Бывшая, штурман, бывшая морячка. Она от моря отреклась.

Ш. Зачем люди живут друг с другом без любви?

К. Не знаю. (смеется)  Расходы меньше.

Ш (серьезно) Как говорит Катюша: «Шути».

К. Видимо теперь у Кати другие в жизни маяки.

Ш. Какие?

К. Не знаю. Дом — полная чаша, муж престижной модели, чтобы друзьям было не стыдно показать, отдых в Турции.. Не знаю что еще нынче в моде.

Ш. Тоска же смертная! Что заставило Катюшу выйти на сушу?

К. Вот и я себе ломаю голову…(думает)

Она морячка… Спору нет.

Лишь на один вопрос ответ

Я должен получить с лихвою

Чтоб не поникнуть головою

Я должен знать, с какой судьбою

Я связан…

Ш. Почему люди вообще остаются на берегу? И почему бросают море?

К. Причин бывает много. Здоровье.

Ш. Катя абсолютно здорова.

К. Семья.

Ш. Семья для моряка это море.

К. Страх.

Ш. Ты хочешь сказать, что ее души коснулся Бездны Ужас?

Капитан молчит.

Ш. Тот самый Ужас, той самой страшной Бездны, что искалечил души многих моряков? Они теперь седые и безгласые сидят калеками на берегу. Это? Ты думаешь, что Катя испытала ЭТО и осталась в живых? И не стала калекой?

К. Я не знаю.

Ш. Как много знаешь ты людей, кто с Бездной встречу пережил?

К. Не мало. Они есть. Мы, например.

Ш. Ну, да. Но мы другое дело. Если бы не ящик рома …и месяц проведенный в забытье, мы не вернулись бы. (думает) Я, честно говоря, просто ничего не помню ….. Я даже не понял, что это было. Но Катя здесь. Цела, живёхонька и ходит в модном платье. Может она тоже ничего не поняла?

К. Не знаю я. Не спрашивай. Не мучай. Испугалась все-таки?

Ш. Катя? Не-е-т. Не Катя. Катюша смелая, смелей иных мужчин.

К. Тогда, что сдерживает ее «Чувства»?

Опять молчат и думают. Штурман продолжает говорить и в его словах слышно отчаяние.

Ш. Если действительно все так, как ты говоришь и мы действительно похожи с Катей и действительно являем собой тот редкий случай, когда люди могут жить душа в душу, то почему ничего не получается? По идее Катя сама должна упасть нам в руки. Почему этого не происходит? Кто или Что против этого? Ты, Я, Она, Провидение?

К. Не знаю.

Ш. Один случай на миллион!!

К. Ну, может не один… и может не на миллион.

Думает.

К. Попробуй прикоснуться к ней.

Ш. Что?

К. Дотронься до нее. Возьми за руку.

Ш. Как я буду ее за коленки хватать, ведь мы едва знакомы?

К. Положи ей руку на плечо, наклонись и опять скажи ей что-нибудь на ушко.

Ш. Положил.. Спросил..

Капитан отнимает бинокль от лица и некоторое время молчит.

Ш. Ну что там?

Капитан думает.

К. Понимаешь, какая штука. Прикосновение это очень серьезная вещь. Я имею в виду первое прикосновение. Первый телесный контакт с незнакомым человеком.

Ш. Что это значит? Не томи.

К. У Кати пульс как у космонавта. Твое прикосновение ее никак не взволновало. Ни положительной эмоции, ни отрицательной. Никакой. Как будто ты погладил камень.

Ш. Может у Кати каменное сердце?

К. Не говори глупостей. С ней что-то не так, но что — я не пойму.

Ш. Может нам нужно под покровом ночи тайно проникнуть Кате в мозг?

К. В мозгу у Кати нам делать нечего. Мы зря прокатимся, потратим силы зря и время. У Кати «тренди-бренди» в голове. Не видишь, она тащит в дом только все самое модное, без разбору, как дитя. А вот если …

Капитан на секунду задумывается.

К. Слушай, это прекрасная мысль! Ты молодец!

Ш. Так ведь! А что за мысль? Их у меня не счесть.

К. Мы должны попасть Кате прямо в сердце. Не в мозг, а в сердце. Точно! Только проникнув Кате в сердце, мы поймем, что с Катей происходит. Да, прекрасная идея! Только там и можно найти на все ответы.

Ш. Легко сказать. Но как нам это сделать?!

К. Есть средство! Помнишь, по весне

На прыткой мартовской волне

Мы двигались на юг.

И там на юге,

Ты заболел и мы сошли на остров?

Ш. Я помню! Там в тесной бухте напоролись мы на остов

Торговой баржи.

Со времен войны она торчала из воды.

И чтобы не было беды

Пришлось нам ждать прилива.

К. Ты верно помнишь! Так оно и было.

Так мы вошли.. Нас встретил старичок.

Ш. Им оказался местный морячок!

К. Он в хижине своей нас приютил

Дал кров, заботился, поил, кормил.

И среди прочего он дал мне яду.

Ш. Яду? Я ничего не знал.

К. Тогда ты был в беспамятстве.

Ты плохо ел и много спал.

Он дал мне яду. Порошок.

Когда ты сильно занемог

Мы делали раствор из зелья.

Тебе давали по чуть-чуть

По чайной ложке. Страшно было, жуть.

Ш. Вот почему я как с похмелья

Страдал с утра до вечера!

К. Ничуть. Ты выздоравливал как будто на дрожжах.

Не это главное. Он дал мне про запас

Крутого зелья.

Капитан отправляется в рубку и некоторое короткое время капается в шкафу. Возвращается.

К. Я сохранил. Вот порошок.

Ш. Как это нам поможет? Ведь я не болен. В том смысле, что болезнь другая.

К. Здесь смысла нет. Он помогает от всего. Ведь этот порошок волшебный. Это зная, его иначе надо применять.

Ш. Ах вот как! Начинай скорей! И говори что делать.

Готовить будем мы раствор?

К. Нет. Нет. У нас другой сегодня приговор.

Теперь его мы будем нюхать.

Ш. Насыпь скорей, не медли.

К. Не спеши. Катюше в сердце мы проникнем медленно, но верно.

Ш. Нет, я с ума сойду наверно,

Какой ты медленный. Спеши, ведь время дорого!

К. Волнуюсь я. Эффект от зелья мне не ведом.

Капитан и штурман садятся на палубе на колени. Капитан открывает мешочек, такой, какие обычно использовали раньше для ношения табака, и насыпает штурману и себе по понюшке на перекрестье большого и указательного пальцев.

Ш. Жизнь не легка, вот снова перед нами зелье.

Чем нам грозит оно? Боль сладкая, похмелье?

Угаснет разум, ослабеет тело?

Мы не поймем пока мы это дело

Не примем. Но, смелее, друг!

Пускай придется нам болеть

Все это будет позже

Зато мы сможем овладеть

Сердечной тайной

Мы узнаем

Найдется ли для нас местечко в сердце Кати

Пусть будет боль тому преграда

Другого средства нет узнать, как только выпить яда

И пусть потом придут все силы ада

И нам предьявят цену

Пусть силы темные взойдут на сцену

И нам помогут

Будь смелее, друг.

К. Мне стало страшно вдруг.

Мне зелье это не знакомо.

Но раз другого нет пути

Приму я часть его

И ты прими.

Капитан и штурман занюхивают порошок так, как это делают с нюхательным табаком. Затемнение.

 

 

ДЕЙСТВИЕ ПЯТОЕ

Башня

Свет возвращается. Капитан и штурман плывут на лодке по поверхности воды. Вода черного как чернила цвета. Капитан на веслах. Штурман стоит на носу лодки и освещает путь керасиновым фонарем. Свет «лунный». Не слышно ни крика чаек, ни шума ветра. В полной тишине скрипят уключины. Штурман вглядывается в темноту. В лодке у борта или на транце торчит гриф гавайской гитары.

К. Куда нам плыть? Я ничего не вижу.

Ш. Нет мысли. Лишь какое-то мгновенье

Я чувствую судьбы прикосновенье

Она направит твердою рукою

Наш караван в неведомое русло

Любого караванщика искусство

В момент решительный поверить в чувство

Почуять нрав, дать волю кораблю

Довериться тому, кого люблю

И не сражаться с бурною волною

А ей отдаться с головою

С крутой судьбой не спорить

Просто ей поверить

Тогда вы сможете проверить

Ее намеренье насчет себя.

Возможно, что нам нужно не спеша

Отмерить новый курс для корабля?

 

Капитан поворачивает лодку, и они плывут в бок.

 

Ш. С Катюшей встречу подарила нам судьба.

К. Судьба бывает не права.

Ш. Такого быть не может. Мы с Катей встретились. Зачем?

Капитан говорит следующую фразу, обращаясь уже не к штурману, а в зал.

К. Мы сумасшедшие совсем!

Влюбиться в ту, которой не нужны!

Нас наказали так, как будто мы грешны

С рождения.

Мы можем вычислить полет ядра

Планет движение

Но не способны отличить

Любовь от наваждения.

Любое тонкое души движение

Нас ранит и приводит в трепет

И от того любой любовный лепет

Нам кажется пророчеством судьбы

Вы только вдумайтесь! Ведь мы могли

Потратить силы на кого-нибудь другого

Того кто любит нас. Иного

Нам искать не нужно…

Ш (на своей волне) Ты прав. Иного нам искать не нужно.

На месте мы и все что нужно

Остаться с тем, кого ты любишь

И этим жить

И дорожить

Любым сюдьбы подарком.

Вдруг из темноты ночи появляется скала. У воды причал. На скале стоит башня, которая при первом взгляде похожа на маяк. Башня имеет широкое основание и уходит в небо. Конца ей не видно. В башне нет ни окон, ни дверей. Моряки причаливают. Штурман привязывает лодку. Башня освещена «лунным» светом. Башня и море одного чернильного цвета. Картинка черно белая. Очень красиво и величественно. Далее штурман ведет себя так, как будто он попал к себе в квартиру, но только вот света в ней нет. А капитан всюду спотыкается, следуя за штурманом, поскольку местность для него не знакома. Штурман выходит на причал и освещает фонарем окрестности.

Ш. Ты только посмотри как здесь прекрасно!

Обращается к капитану.

Ш. Земную жизнь, пройдя до половины, я оказался в сказочном лесу!

**( Искаженная цитата. «Земную жизнь пройдя до половины, я оказался в сумрачном лесу» — Данте Алигьери «Божественная комедия»)

К. Пусть разум разорвется на куски

Не вижу я ни благости, ни зги.

Ш. Ты посмотри вокруг! Я здесь как дома!

Мне все здесь ясно и знакомо.

Мне любо все, мне все по нраву. (оглядывается)

И если нужно выпить яду

Я выпью снова

Только бы продлить здесь пребыванье.

Родное место! Шифр иносказанья

Мне не мешает. Я его читаю

Как сказку детскую и я мечтаю

Остаться здесь с Катюшей навсегда

Пусть Лихо злобное и черная беда

Нас испытают. Мне не страшно.

К. Здесь пребывание может быть опасно.

Ш. Ты посмотри как здесь прекрасно!

К. Не вижу я. Мне страшно и темно.

Ш. Ничуть! Ты беспокоишься напрасно.

К. Такого ужаса давно

Не видел я.

Ш. Что так тебя пугает?

К. Не знаю я. Здесь пусто и темно

Такого не бывает.

И даже если кто-нибудь страдает

Всегда есть света луч

А здесь темно.

Ничто не излучает

Дневного света.

 

Штурман оглядывается. Когда штурман говорит что хочет остаться с Катей навсегда, рука капитана тянется к гитаре. Когда штурман поворачивается и смотрит на капитана, он одергивает руку.

 

Ш. Ты думаешь что здесь темно из-за того что Катя пострадала?

К (неуверенно) Ее душа когда-то пела и плясала

Но (оглядываясь) это кончилось давно

Сюда проникла горькая беда

Здесь горе поселилось навсегда

Здесь боль живет, которой нет конца и края

Здесь вместо солнечного рая

Кромешный ад.

Тоскливая тоска и здесь и тут

Мы погружаемся в чужое горе

Как аргонавты мы нисходим в море

Когда сирены их зовут.

Здесь страшно и темно.

Ш. Я к темноте привык давно.

Я свой фонарь возьму, а ты бери свечу

Не бойся темноты, я лампой освечу

Дорогу к башне.

Постой, я лодку придержу.

К. Ты сам иди. Я в лодке посижу.

Так будет безопасней для меня.

Ш. Идти на штурм без капитана корабля?!

Немыслимо! Зачем ты бредишь?

К. Здесь бредишь ты. Чего ты ищешь?

Здесь плоть живая превратилась в камень

Здесь поле выжженное. Страсти пламень

Здесь все сожгла. Как ты не видишь?

Здесь нет причала кораблю!

Ш (с сожалением) Не понял ты. Ведь я ее люблю.

(пауза)

Пускай .. Пускай я делаю ошибку.

Пускай … Пусть сердце разорвется на куски.

Пускай я сдохну от тоски.

Ты отпути меня сейчас

О безопасности не думай

Ты лучше этого  придумай

Как мне проникнуть в эту башню!

Пускай … Пускай нам не видать венца

Должны дойти мы до конца.

Не ты ли научил меня так думать?

К. Страшнее сказки не придумать.

Ну хорошо .. Пусть будет так, но я сначала выпью!

Для храбрости. Иначе я болотной выпью

Завою на луну

Которой, кстати, здесь не видно.

Иначе будет мне обидно

Терпеть лишения судьбы

По трезвости.

Уж ты меня прости!

Ш. Зачем «прости»? Я тоже выпью

Налей скорее! Не жалей вина.

Я знаю точно, не до сна

Нам будет

Этой ночью.

 

Капитан достает флягу и два граненых стакана. Наливает полные.

 

К. Налью по полной. Зелья не убудет.

А если зелье кончится, в том не моя вина (подносит стакан ко рту)

Ш. Постой, постой! ты выпил без меня!

К (чокается с штурманом) Мы пьем за Катю!

Ш. Значит, пьем до дна!

***( «Постой, постой, ты выпил без меня!» — цитата, А.С. Пушкин, «Моцарт и Сольери»)

Выпивают, и капитан ведет штурмана к башне.

К. Ты хочешь правды? Ты ее получишь.

Идем.  Идем со мной.

Ты видишь эту башню?

Ш. Конечно вижу, я же не слепой.

К. Но что это?

Ш. Опять экзамен. Ты меня вопросами замучишь.

Не знаю я. Давай проникнем внутрь, там узнаем.

К. Предмет любой мы распознаем

По форме.

Вся в форме суть и в ней его значенье.

По форме можем мы узнать его предназначенье.

Ш. Как просто! Правда?

К. Что может быть в коробке дома в форме кирпича?

Ш. Завод какой-нибудь, гробница Ильича.

К. А если в виде полой пирамиды?

Ш. Публичный дом, музей, пристанище фемиды.

К. А если в виде башни?

Ш. Хранилище для хлеба,

Каланча?

А может это лестница на небо?

Чутье подскажет, как найти нам в башню вход.

К. В чутье как метод я не верю.

Должны мы опытом проверить

Согласных мыслей тихий ход.

Ты говорил, что Катю знаешь как себя ..

Что будет, если правду ты узнаешь?

Ш. Я думать не хочу, что ты меня пугаешь

Но правду знать хочу. Я так устроен.

Пусть буду я в конце концов расстроен

Пускай…(думает)

Постой! Ты что-то видел? Что-то знаешь?

Ты что-то от меня скрываешь?

К. Так значит, ты еще не понял что это?

Ты к камню прикоснись рукою.

Замерзли руки? Прикоснись щекою.

Во время своего диалога капитан и штурман обходят башню со всех сторон, осматривают ее, трогают и даже пробуют камень на вкус. Капитан, например может достать граненый стакан из кармана и повернув его дном к уху слушать стену.  Штурман проводит пальцем по кладке и пробует влагу на язык. Его палец оставляет след на влажной поверхности камня.

Ш. А камень терпкий, словно лист шалфея.

И чувство странное, как будто фея

К ней (к башне) прикоснулась не спеша

Я наблюдаю чуть дыша

Как след от пальца блекнет

Сравнение любое меркнет

Пред тем, что вижу я

И чувствую.

К. Так что же это?

Ш. Я, прости, не знаю.

К (с досадой) Мне иногда с тобой бывает грустно..

Любого наблюдателя искусство

Иметь глаза. Уметь смотреть и видеть

Я не хочу тебя обидеть

Но ты слепой.

Ш. Плевать. Я Катю разглядел душой.

Поверь, она действительно прекрасна..

Такой как Катя, больше нет..

К (задумчиво) Не спорю я. И мне понятен твой ответ.

Пауза.

К. Какой на вкус пришлась тебе от камня влага?

Ш. Соленая. Соленая вода.

К. А если это не вода?

Ш. Как не вода? А что …. тогда?

К. Это …. Катина слеза.

Ш. Она здесь плакала?

К. О нет, она не плакала. Она рыдала!

Не видишь ты? Здесь все пропитано слезами.

Ш. Слезами?

К. Это не маяк!

Ш. А что? Скажи скорей! Пусть тайна растворится между нами.

К. Это не маяк. Это «Девичья Башня».

На последнем слове звучат раскаты грома, но ничего не происходит

 

В нашей мифологии «Девичья Башня» это не то, что написано про нее в Википедии. В нашей мифологии «Девичья Башня» это место, где поселяется жена моряка, на все то время, пока моряк находится в плавание. Как только моряк возвращается, его жена покидает башню, и они идут домой. Если моряк не возвращается, то женщина остается запертой в башне до конца своей жизни. Про таких женщин говорят «морячка». В переносном смысле в нашей мифологии «морячка» или «морячок» это человек способный полюбить всего один раз. И один раз полюбив он, остается верен своему избраннику всю жизнь.

К. Скажу я тихо, между нами

Здесь башня строилась годами

С такой любовью трепетом и страстью

Что мне холось быть хотя бы частью

Сего строительства.

Мне нынче кажется, что Катя шлифовала

Здесь каждый камень собственной слезой

Без устали и страха воздвигала

Сей памятник.

Кирпич к кирпичику положен

Так плотно, будто невозможен

Меж ними тайный ход

Здесь каждый камешек уложен

Вплотную к прежнему

Я просто не пойму

Как это сделано?!

Руками?

Все это время капитан может легонько прикасаться к башне. Штурман же садится на камень рядом или на причальный кнехт и сидит закрыв лицо руками.

Ш. Выходит Катя потеряла моряка?

К. Любимого. Он не вернулся с моря.

Ш. Скажи, как можно пережить такое горе?

К. По капле, тихо, не спеша.

(дотрагивается до башни)

Здесь прячется Катюшина душа

Точнее все, что от нее осталось

А это… (показывает на башню) памятник ему.

Здесь «гости» правда ни к чему.

Уходим брат.

Штурман делает протестующее движение, но капитан его опережает.

К. Я вижу ты готов за Катю драться

Но ты не можешь здесь остаться

Здесь для тебя нет места, нет приюта

На Катиной барже всего одна каюта

Для милого, и занята уже.

Здесь поселилось сердце моряка

Другого. Сквозь башню эту времени река

Течет, но ничего не изменяет

Ш. Тебе не верю я. Такого не бывает.

К. Здесь так останется на долгие года.

Капитан подсаживается к штурману. Достает все те же граненые стаканы и фляжку. Наливает.

К. (задумчиво) Я помню этот шторм. Тогда погибло много моряков.

Погибли все, кто был готов

С волной безудержной бороться

И вышел в море

Нам помогла в живых остаться воля

Моркого Бога и случайность.

Ш. Я помню хорошо. В тот день мы жарили гуся

И потому остались на приколе.

К. За моряков!

Ш. За моряков.

 

Чокаются и выпивают.

 

Ш. Тебе скажу, единственному другу ..

Я первый в жизни раз нашел подругу

С которой мне приятно и легко

Ты говоришь, что мне не суждено

Быть с нею вместе.

Что делать мне теперь?

С подружкой милою расстаться?

Просить ее со мной остаться?

Что делать, если милая закрыла дверь и не пускает?

Мне делать что?

К. Не надо делать ничего!

Умерь свой пыл. Забудь о милой.

Пусть жизнь покажется унылой

Забудь о ней.

Ш. Забыть ее? Тебя я не пойму.

Мне кажется, что скоро я умру

От горя.

К. Здесь горя нет. И завтра поутру

Покинем мы сей берег незнакомый

И свежим ветром и волной ведомый

Забудешь милую, отдашься новой страсти

Ни у кого из них (показывает куда-то пальцем) не будет власти

Над нами. Волю кораблю!!

Ш. Не понял ты… Ведь я ее люблю ..

К (трогает лоб штурмана) Ты снова бредишь. Это не к добру.

Яд с зельем действует совместно.

Стенать и плакать не уместно

Не подобает моряку.

Любовь пройдет, оставив привкус горький

Должны мы уходить, ускорив шаг нестойкий

Бежать как можно дальше.

Ш (растеряно) Я Катю полюбил ее не зная

Она меня отвергла не узнав

Своей судьбы строптивый нрав

Я кожей чувствую, но ходу не мешаю

Зачем я Катю встретил, я не знаю

Зачем влюбился не пойму

За что теперь свою судьбу

Хвалить или хулить

Не ведаю.

Молчат некоторое время.

К (расстроенно) Упрямый ты и ты не понимаешь

Что у любви есть твердая цена

Она одна в любые времена.

Ш. Боюсь спросить какая?

К. Спросить не бойся. Это — Жизнь.

Такая сделка, брат, такая, брат, цена.

Здесь жизнь всего лишь пропуск

Звонкая монета

Жетон для входа в лучший мир.

Ш. Меня послушай, командир!

Я только с Катей лучший мир найду.

Я только Катеньку люблю.

Здесь люди жизнью платят за любовь?

Пусть в жилах снова леденеет кровь

Цена такая для меня не нова

И я готов платить.

К. Пусть ты платить готов, но Катя не готова.

Тебя ведет не только чувство, ты ведом гордыней

Любовь такая выжженной пустыней

Лесным пожаром обернется

Для сердца гордого

Пусть лучше в голову к тебе вернется

Свет  разума.

Не будь упрям, послушай разума совет

Когда любви ответной нет

Уйди. Не будь такой настырный.

Ума работы ювелирной

Закончи путь.

 

Пауза. Молчат некоторое время. Случается порыв ветра и начинает идти дождь. Он очень непродолжительный. Такие бывают, когда туча проходит стороной задевая место событий только самым краем. Сначала вода капает очень медленно, потом проливается и заканчивается редкими каплями. Моряки не обращают на воду внимания.

 

Ш. Ты знаешь, я тут давеча подумал…

Что самый ловкий сказочник бы не придумал

Такой случайной встречи

Как с Катюшей….

Как все случилось, не пойму

Попасть на риф на берегу?!

Немыслимо! (смеется)

Пауза.

Ш (виновато) Как мне не хочется, мне Катю не забыть

Она кометой яркой в небе пролетела

И не спросясь, горящая влетела

Мне прямо в сердце, здесь ее хранить

Я буду долго.

 

Пауза. Штурман хватается одной рукой за печень.

 

Ш (грустно). Что если боль пришла и не уходит

Что, если выход не находит

Отчаянье.

И бьется в клетке, как медведь ломая прутья

А я стою как всадник на распутье

И думаю свернуть

Но лошадь не везет

не хочет.

(пауза)

Я днем еще могу терпеть

Но каждый лютый вечер

Страдание становится сильней

Невыносимей.

Мне хочется от боли закричать

Но не могу кричать, молчать

Я вынужден.

Вокруг меня есть люди, кто не поймет моих страданий

И громкий глас моих стенаний

Воспримет как болезнь душевную

И будет прав.

Я вынужден молчать.

Молчать и ждать

Когда мое большое сердце от борьбы устанет

И биться сильно перестанет

От мысли о любимой.

Мне очень жалко, капитан

Что в этот огненный капкан

Тебя вовлек

Тебя мне жалко.

Прости, коль сможешь

Я не виноват

Судьба злодейка шутит

Я тому не рад.

К. О чем же мысль твоя?

Ш (растеряно). Ты помоги мне… Я себя теряю.

Я в жребии своем чужой, я не решаю

Как кости выпадут. Я лишь мечтаю

О Кате. Все что я могу

Ждать милости ее на берегу.

Помочь мне сможешь?

К. Я смогу. Закрой глаза.

Ах, нет! Сначала выпей.

Прости, я очень слаб.

Крепись, крепись бедняжка!

Вот мой стакан и фляжка.

Капитан оставляет предметы штурману, подходит к лодке, берет гитару и с не возвращается. Стоит сзади штурмана.

К. На твой вопрос один ответ

Анестезии лучше нет

Чем музыка.

Кого-то музыка калечит

Но мы из тех, кого музыка (ударение на Ы) лечит.

Она заходит в голову с приятным нежным стуком

И наполняет нас гармонией и звуком

И очень быстро в сердце близоруком

Находит болевые точки

Прости, немного пострадают почки

Но сердцу станет легче

Веселей.

Берет гитару за гриф и примеряется ударить.

К. Себе налил?

Ш. Угу.

К. И мне налей!

Штурман наливает и передает стакан капитану. Чокаются.

К. Мы пьем за Катю?

Ш (кивает) Значит пьем до дна!

Не успевает штурман выпить, как капитан ударяет его гитарой по голове. С характерным звуком. Штурман обмякает, но стакан из рук не выпускает. Капитан сначала выпивает свое потом штурмана.

К. Какая у меня не легкая работа!

Капитан перетаскивает штурмана на лодку. Они отплывают. В полной тишине слышен только скрип уключин. Затемнение. Через паузу свет возвращается. Моряки на палубе тральщика. капитан укладывает штурмана на полубаке. накрывает рогожей. Штурман лежит на боку лицом к зрителю, рука под головой.

К. Подходит путешествие к концу

Мы невзначай пополнили влюбленных племя

Мы славно провели с друзьями время

Теперь дорога нас ведет к крыльцу

Родного дома.

Ты слишком восприимчив, слишком слаб.

И даже самый ловкий эскулап

Тебя не вылечит. Не сможет.

Таблетки в сторону! Нам путешествие поможет

Длинною в год.

Сначала мы с тобой дойдем до дома

Где нам все близко и знакомо

Пополним трюм провизией и ромом

И попрощаемся с любимым домом

На год. А может быть на два.

Я поведу баркас, мы снова выйдем в море

Споют нам чайки на морском просторе

О новой жизни, о других мирах

О новых людях, кораблях

Что встретим мы на воле.

Уж лучше у морской волны в плену

Болтаться сутками на море

Чем здесь, на безопасном берегу

Лежать в песке, как камень в поле.

На волю брат, на волю, к черту чувства!

Любого соблазнителя искусство

Быть равнодушным, не испытывая чувств

Брать то, что хочешь, не боясь расстаться

С предметом страсти

Не боясь остаться

Один.

Идти вперед

К своей единственной и гордой цели

Жить нужно для себя

Держать в своем прицеле

Лишь то, что выгодно

И в нужные моменты

Приносит счастье нам и девиденды.

О Кате мы забудем, ни к чему

Нам просто так любить кого-то без ответа

И тратить силы на любовь без света

Надежды.

Завтра поутру

Пополнив трюмы, мы уйдем на юг

По морю теплому проделав крюк

Мы попадем на тихий райский остров

Где из песка торчит китовый остов

Где жители наивны и добры

Они живут как дети без войны

И страсти

Где все «серьезные» напасти

Отхлынут

Как морской прилив

Оставив в сердце легкий бриз

Волнения

Там успокоишся и отдохнешь

Там вкус внезапного спасенья

Пристанет к высохшим губам

И больше нас не бросит.

Любого капитана мастерство — судовожденье

Остаться целым, потерпев крушенье

Во время сильного волненья

Для судна сохранить движенье

Не поддаваться страсти и вину

Наполнить трюм и крепкою рукою

Вести корабль вперед

И с грозною волною

Не спорить.

Волю кораблю!

 

Пауза. Начинается музыка. Agnes Obel «Smoke and Mirrors» (Official Audio). Некоторое время капитан стоит не двигаясь. Наконец он встает за штурвал и заводит двигатель. Капитан поворачивает судно то влево, то вправо, но в конце оставляет его в положении кормой к зрителям. Свет уходит по частям. Примерно в том же порядке как он появлялся в начале. Тральщик исчезает как призрак. На последних аккордах гаснут ходовые огни. Последним остается белый вымпел, который трепещет на ветру. С последним аккордом исчезает и он. Затемнение.

 

18 февраля, 2020 г, Винсхотен. (Winschoten)

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.