Валерий Бирюков. Вы ушли с маршрута! (рассказ)

«Вы ушли с маршрута!», недовольным женским голосом произнёс навигатор, когда Теплов развернул машину.

«Тебе-то какое дело?!» — раздраженно ответил он. — Сто лет мне это не нужно!»

Дениса до знакомства с Ириной было трудно вывести из равновесия. Парень жил себе в удовольствие, не тужил, горя, как говорится, не знал, в ус не дул. К тридцати годам имел уже всё, о чём могли только мечтать сверстники: квартиру, машину, престижную и хорошо оплачиваемую работу начальника цеха судостроительного завода с перспективой занятия должности главного инженера. Всего этого он добился сам, пройдя здесь преддипломную практику с таким блеском, что генеральный директор лично уговорил его вернуться после окончания института.

В доме Денис привычно обходился без посторонней помощи, потому что с детства был приучен постоянными гастролями родителей к самостоятельности. А как иначе, когда твоя мать актриса, а отец режиссер? Он любил и умел готовить, сам убирал жилье, стирал и гладил одежду. И вообще был образцовым молодым человеком:  не пил, не курил, не баловался наркотиками, не любил футбол, рыбалку и компьютерные игры, регулярно, хотя и без фанатизма, качал мышцы в фитнес-клубе и, разумеется, был хорош собою: этакий кареглазый русоголовый крепыш.

Понятно, что от желающих с ним познакомиться девушек не было отбоя. И он, конечно же, не чурался близкого общения с симпатичными представительницами противоположного пола. Но будучи убежденным сторонником свободных отношений без взаимных обязательств, предпочитал находиться в «автономном плавании, в своё личное пространство никого не допускал, решительно пресекая любое посягательство на собственную свободу. Тем, кто рассчитывал на большее, чем нечастые свидания, наш Казанова  охотно и подробно разъяснял, почему он «ни с кем и никогда не будет спать под общим одеялом до гробовой доски», и прекращал с ними встречи, если их такое положение дел не устраивало.

Мне не нужна в моей квартире женщина, произносил он свою коронную речь. — Я не хочу, чтобы меня каждый день пилили, воспитывали, выедая мозги. Не хочу знакомиться с её мамой, давать её родственникам деньги в долг и помогать им, если они попадут в какую-нибудь передрягу. Не хочу ходить в гости к её подругам неопрятным и некрасивым, много пьющим тёткам-разведёнкам. Не желаю ничего слышать ни про Юлию Мочалову, ни про «Дом 2», ни про шоу «Голос». И да: я категорически против того, чтобы помеха справа от водителя открывала рот. То есть, я никогда ни на ком не женюсь и не буду ни с кем состоять даже в гражданском браке!

Обычно после таких откровений едва начавшиеся знакомства быстро заканчивались, а он по этому поводу нисколько не расстраивался, потому что почти сразу несостоявшейся невесте находилась замена. А что легко дается, то не ценится.

Короче, не было печали, так черти накачали: встретил Ирину.

Видно, сама судьба так распорядилась, что в этот день оба отдали свои машины на техобслуживание в один и тот же автосервис, где они могли тоже столкнуться нос к носу. Но кто-то свыше решил свести их вместе в общественном транспорте, которым они были вынуждены воспользоваться.

Денис возвращался с работы на автобусе, когда в салон вошла высокая рыжеволосая девушка в прозрачной белой блузе и такой донельзя короткой юбке, что он вспомнил стих своего приятеля-поэта Сержа Солнцева: «…хотя привычка есть привычка, но застываешь столбняком, когда встречается девица почти по горло босиком».

А эта ухоженная, модельной внешности девушка, от которой исходил приятный тонкий аромат явно не отечественных духов, встает с ним рядом, улыбается и смотрит ему прямо в глаза, и он, нисколько этим не смутившись, не отводит своего взгляда. Но вот уже его остановка, он начинает протискиваться к выходу, а она, быстро покопавшись в сумочке, успевает сунуть ему в руку визитку.

«Студия визажа Ирины Веселовой», генеральный директор»,прочитал он дома на цветной картонке. Номер мобильного телефона, e-mail всё, как положено.

«Оно мне надо?спросил себя Денис. «Позвони мне, позвони!» Ага, счас, разбежался! Да и не в моём она вкусе!» соврал он себе и, немного поколебавшись, выбросил визитку в корзину для бумаг.

Однажды он вот так же решительно «отправил в бан» такую же напористую красотку, попытавшуюся на первом же свидании надавить на него какими-то дурацкими стихами: «Меня трудно найти, понимаешь? Я совсем не такая, как все! Если ты меня потеряешь, то потом плохо будет тебе!»

«Плохо» ему не было: напротив — зарёкся отвечать взаимностью таким вот, откровенно вешающимся на шею, чересчур  навязчивым, особам.

Но не в этом случае: номер телефона «визажистки» словно отпечатался в памяти, заставляя весь следующий день перебирать в уме запомнившиеся цифры до тех пор, пока он не выдержал и позвонил:

— Здравствуйте, вы хотели мне что-то сказать?

— Симпатяга из автобуса? угадала она. Хотя чего я спрашиваю? Я визитки, кому попало, не раздаю. Да, хотела. А вы — нет?

Да вроде нет, честно ответил Денис.Это ж вы…

Ладно, позвоните, когда захотите хоть что-нибудь сказать, — прервала она разговор и отключилась.

«Она что о себе думает?! — возмутился Теплов. — Тоже мне: фифа! Воображала! Сама же навязалась!»

Но любопытство пересилило:

— Вы мне симпатичны! — ляпнул он первое, что пришло в голову, вновь набрав её номер.

— Уже теплее, — засмеялась она. — Вы мне тоже понравились, но хотелось бы знать подробности. Может, продолжим обмен любезностями при личной встрече?..

К ресторану он подъехал специально с приличным опозданием: чтобы посмотреть на реакцию «воображалы». И ошибся: Ирина приехала позже него. Выглядела она очень эффектно: в явно очень дорогом строгом лиловом брючном костюме.

— Студия визажа – это что такое? — спросил Денис после знакомства, перехода на «ты» и сделанного официанту заказа.

— Если просто и грубо, то визажист – тот же мордодел, превращающий дурнушек в писаных красавиц. С помощью правильного макияжа, косметики, ну и всяких стильных штучек. Ко мне за полгода записываются, — похвасталась она. — А ты чем на хлеб зарабатываешь?

— Я, если тоже просто и грубо, обычный работяга с судостроительного, — Теплов не стремился произвести на девушку впечатление и, тем более, не хотел, чтобы свидание походило на допрос с пристрастием или на собеседование при приёме на работу. .

— Да? – засомневалась Ирина. — А по виду не скажешь. Руки у тебя не молотобойца или, как его там, — сварщика-слесаря. Я же стилист, и ещё в автобусе это заметила.

— Ты что-то имеешь против рабочего класса?

— Ладно, не хочешь, не говори. Я же, рано или поздно, всё равно узнаю.

«Нифига себе, какие у девушки дальние планы! — подумал Денис. — Ну-ну, блажен, кто верует: тепло ему на свете. Надо будет кое-что ей разъяснить».

Не успел, хотя сумел увести неспешный разговор за едой и бокалом вина нейтральные общие темы, из которого сделал вывод, что девушка не только мила и красива, но еще умна и обаятельна, и что завоевать её будет непросто. Но после короткого спора по поводу оплаты счёта: «Я тебя пригласила!», «А я  — мужчина!», Ирина опередила его вопросом, который обычно задавал сам, но, правда, не на первом свидании:

—  Ко мне или к тебе?

«Вот это прыткость!», — удивился он, но вслух, чуть помедлив, ответил:

— Ну, можно и ко мне.

— Для просто работяги шикарно живёшь, — оглядевшись в его квартире, опять усомнилась Ирина. — В кредит взял?

— Любопытной Варваре нос оторвали, слыхала? Слишком много вопросов задаёшь.

— Ой, да ладно! Я ж по-доброму. Могу помочь, в обустройстве. Вот шторы, кстати, надо сменить: не подходят они под обои. Ничего, это мы с тобой поправим. И мебель у тебя не по фэн-шую.

— Ты чего это раскомандовалась? Меня тут всё устраивает.

— Хорошо, не буду, не буду! — но зайдя на кухню, опять не удержалась. —  За-ши-бись! Ты что: сам готовишь? Какой молодец! Да ты просто идеальный мужчина для любой женщины! Угостишь как-нибудь обедом?

— Посмотрим на твоё поведение.

— Замётано! Обещаю быть пай-девочкой. Я воспользуюсь ванной, ты не против?

Рассказывать, что было дальше между двумя молодыми людьми, не стану. Но не из скромности, а чтобы не обвинить автора «Камасутры» в убогости его любовной фантазии, которой, как узнал в этот вечер Денис, в избытке обладала Ирина, будучи при этом  нежной, ласковой, восковоподатливой его рукам, как ни одна из его бывших подруг.

Но в конце вместо благодарности за новые познания об этом приятном занятии гостью ждал холодный «душ»:

— Порезвились, и хватит, — сказал, вставая и отправляясь в кухню,  Теплов. — Чай, кофе, вино?

— И это всё?! —  уставилась на него Ирина.

— Нет, почему? — он сделал вид, что не понял, о чём она спросила. — Есть еще армянский коньяк. На посошок. Будешь? Быстрее решай: я тебе такси собираюсь заказать.

— Вот что это сейчас было? Ты меня выгоняешь? После всего? Это у тебя шутка такая?

— Нет, я серьёзно. Тебе домой пора, а мне завтра рано на работу. Спать я предпочитаю один, а гостевой раскладушки, ты уж извини, у меня нет.

Ирина окатила его ледяным взглядом, но смолчала, быстро оделась и, уходя, даже дверью не хлопнула, как это делали другие.

— Не звони мне больше, — сказала, оглянувшись с порога.

«Ой-ёй-ёй! Обиделась она! А я, может, не люблю, когда вот так резво с места в карьер пытаются хомут на меня набросить! Ну, осадил немного, что тут такого?» — оправдал он себя…

Слабеющий с каждым днём тонкий аромат её духов в квартире еще неделю напоминал о недавнем присутствии Ирины, и Денис не выдержал:

«Ладно, мы люди не гордые, можем и извиниться, — сказал он себе и очень удивился: раньше ему такое даже в голову бы не пришло. — И это ничего не значит! Нифига она меня не зацепила!».

Неправда: ещё как «зацепила»! Просто Теплов не хотел  в этом признаться.

Борьба с самим собой закончилась тем, что он всё-таки ей позвонил.  Но Ирина сбросила вызов. И так несколько дней подряд.

«Понятно: хочет, чтобы я на коленях ней приполз, посыпая  голову пеплом! — возмутился про себя Денис. — Как бы не так! Стоит на это повестись, и она станет  считать меня тряпкой, о которую всю жизнь можно вытирать ноги. Стоп! Я сказал: «всю жизнь?! Денис Игнатьевич, ты, часом, с ума не сошёл? Уж, чего доброго, не влюбился ли? Ага, вот только этого мне не хватало для полного счастья! Какую «всю жизнь?! Я что: хочу впустить эту взбалмошную, избалованную рыжую особу в свою  жизнь? Ещё чего! Чтобы она села мне на шею, ножки свесила и мною командовала? Да ни за что!»

«Женщина всегда права. Даже когда не права», — вспомнил он аргумент мамы при ссорах с отцом, который на это смеялся и уступал супруге.

«Ну, может, и так. Странные они существа — эти женщины! Что в ней такого притягательного, чтобы я, вполне самостоятельный мужчина, пытался наладить с этой нахалкой какие-то отношения? Больно мне надо! Этого не будет никогда!» — И прекратил попытки до неё дозвониться.

Но правильно кто-то однажды сказал: «Никогда не говори «никогда»! Потому что судьбу, как говорится, не обманешь. Ещё никому не удалось найти рациональное объяснение тому состоянию, которое называется любовью и которое всяко сильнее упрямой гордости.

Вот почему он, в конце концов, сдался: нашёл в интернете адрес этого «её чертова салона», забил его в навигатор и поехал  к Ирине извиняться с охапкой белых роз на сиденье, от которых тянуло напоминающим её духи ароматом.

«Это совсем ничего не значит, повторял Теплов, убеждая  себя в том,  в чём не хотел и боялся признаваться. Нахамил, обидел попроси у девушки прощения! Тебя же не убудет, правда?»

И продолжал кружить по городу, ругаясь с навигатором.

…«Вернитесь на маршрут! — в который уже раз потребовала женщина в навигаторе, — через четыреста метров поверните направо. Поверните направо!»

«Адовы бабы, — чертыхнулся Денис непонятно в чей адрес — рыжей красавицы или зануды-навигаторши. И, взмолившись, — Господи, что я делаю?!» —  наконец-то послушно повернул направо…

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.