Игорь Иванов. Новгородцы на поле Куликовом. Распространенная редакция «Сказания о Мамаевом побоище» (статья)

Прототипы «шести воевод храбрых и мудрых», направленных Новгородом на помощь Дмитрию Ивановичу—князья, сидевшие на новгородском столе до нашествия Мамая. Пример. Фома Михайлович Красный—Ярослав Мстиславич Красный, князь Новгородский с 1176 по 1177 гг..

Первоначально о участии новгородцев в битве на Куликовам поле кратко сообщила «Задонщина». Распространеная редакция «Сказания о Мамаевом побоище» более подробно сообщает о участии новгородцев в Куликовской битве. Весть в Новгород о походе Мамая и собирании Дмитрием Ивановичем войска для отпора Мамаю приносят купцы. Архиепископ Евфимий обращается к новгородцам с призывом поддержать князя Дмитрия Ивановича; «пойти на подвиг за веру христианскую». Распространеная редакция:»Услышав это, новгородцы вскричали многими голосами и поклонились архиепископу до земли, говоря: «… А если великий князь будет разбит, то и мы не уцелеем. Дай же нам, господин, отче, сегодня собраться, а завтра будем готовы идти на путь спасения, на помощь великому князю Дмитрию Ивановичу, против безбожного Мамая». Затем архиепископ, благословив их, удалился в свою келью. Посадники новгородские, поклонившись архиепископу, пошли и начали выбирать из вельмож своих воевод крепких. Избрали шесть воевод храбрых и мудрых весьма и опытных в бою: первого — великого посадника Ивана Васильевича, второго — сына его Андрея Волосатого, третьего — Фому Михайловича Красного, четвертого — Дмитрия Даниловича Заверяжского, пятого — пана Михаила Львовича, шестого — Юрия Захарьевича Хромого».

Исследователями отмечено, что автор Распространенной редакции вместо бывшего тогда на архиепископском столе Алексия поставил архиепископа Евфимия. Имя Евфимий носили два архиепископа, возглавлявшие церковь в 1424— 1458 гг.. Если обратится к спискам посадников за период с 1360 по 1478 гг., сравнить со списком «Сказания» то обнаружится совпадения лишь по именам посадников, но не отчествам. При этом половина из них жила в середине, конце 15 века: Иван Семенович (1370-1371), Андрей Иванович (1434-1435), Фома Андреевич (1475-1477, 1477-1478), Дмитрий Васильевич (1437-1438), Михаил Данилович (1474-1475), Юрий Иванович (1375-1377).
С.Н. Азбелев в статье «Новгород и Куликовская битва» предположил что «великий посадник» Иван Васильевич — это новгородский боярин Иван Васильевич Машков, не бывший однако посадником, который упоминается в новгородских летописях под 1366-1399 гг.. Азбелев о Иван Васильевиче сообщает следующее: «В 1366 г. он и его отец были неожиданно и без всякой вины схвачены в Москве по приказу великого князя Дмитрия Ивановича — в качестве заложников в связи с походом новгородских ушкуйников; только в следующем году эти лица были отпущены в Новгород. Назначение именно боярина И. В. Машкова первым воеводой отряда, посылаемого в помощь тому же Дмитрию Ивановичу, имело, вероятно, политический подтекст: Новгород как бы подчеркивал этим, что выполняет взятые обязательства, невзирая на прежние обиды со стороны Москвы». Второй воевода, Андрей Волосатый, по мнению Азбелева — Андрей Иванович, сын Ивана Васиьевича, ставший посадником позже в первой четверти XV в. Азбелев: «В 1380 г. Андрей Иванович был еще молод, и его назначили вторым воеводой. Но впоследствии он был одним из самых известных посадников Новгорода (отец же его вообще не стал посадником)».

Великий посадник Иван Васильевич— Мстислав Владимирович, старший сын Владимира Мономаха, в крещении Феодор, княжил в Новгороде с 1088 по 1094 год, повторно с 1095 по 1117 год, (1076—1132).
Андрей Волосатый—Всеволод Мстиславич, старший сын Мстислава Владимировича, в крещении Гавриил, князь Новгородский с 1117—1132, князь Переяславский 1132, повторно князь Новгородский с 1132 по 1136 год, князь Псковский с 1136 по 1138год, (ок. 1097—1138).

В Осн. ред. «Сказания» Андрей Волосатый упомянут среди воинов первой заставы вместе с Василием Тупиком (Владимиром Мономахом). В Расп. ред. Андрей Волосатый отсутствует в списке первой заставы, но внесен в список новгородцев вместе с отцом Иваном Васильевичем. Есть случай, когда стол в Новгороде занимал отец, а затем сын. Это, когда стол занимал Мстислав Владимирович, старший сын Владимира Мономаха, в крещении Василия, а затем Всеволод, сын Мстислава Владимировича.
Как Мстислав «Васильевич», или Феодор Васильевич, оказался Иваном? У Всеволода Мстиславича был сын Иван, умерший ребенком в 1128 году. Более известным в истории Новгорода оказался не мальчик Иван, а, построенный в честь него, храм, «церковь Ивана». Всеволод заложил в 1127 году и построил в Новгороде церковь Иоанна Предтечи. Специальной грамотой Всеволод передал церковь новгородским купцам-вощаникам. Ивановская организация состояла из наиболее богатых новгородских купцов. Историки пишут, что при церкви Ивана на Опоках существовал купеческий суд, возглавлявшийся тысяцким и состоявший из трех старост от бояр и двух от купцов. Здесь разбирались все тяжбы по торговым делам, здесь хранились контрольные эталоны мер — «локоть иванский» для измерения длины сукна, «гривенка рублевая» для взвешивания драгоценных металлов, «скалвы [весы] вощаные» и пр. В 1453 году древняя церковь была разобрана, и на старых основаниях «повелением» архиепископа Евфимия возведена новая.

В 1132 г. на Киевский великокняжеский престол после смерти брата Мстислава вступает Ярополк, сидевший в Переяславле, считавшимся старшим после Киева. Ярополк немедленно вызывает Всеволода на стол в Переяславль. Новгородцы с неудовольствием отпустили князя. Однако для Всеволода в Переяславле возникло препятствие —дядья, младшие сыновья Владимира Мономаха, Юрий и Андрей. Историк Соловьев пишет, что «по словам летописца, Юрий и Андрей прямо сказали: «Брат Ярополк хочет по смерти своей дать Киев Всеволоду, племяннику своему», и спешили предупредить последнего; утром въехал Всеволод в Переяславль и до обеда еще был выгнан дядею Юрием, который, однако, сидел в Переяславле не более восьми дней, потому что Ярополк, помня клятвенный уговор свой с покойным братом, вывел Юрия из Переяславля и посадил здесь другого Мстиславича, Изяслава, княжившего в Полоцке, давши ему клятву поддержать его на новом столе, вероятно, Всеволод уже не хотел в другой раз менять верную волость на неверную.»
Всеволод отправился опять в Новгород. Но здесь встретили его недоброжелательно. Вече сильно волновалось и не приняло князя Всеволода. Всеволод оставил Новгород, однако граждане скоро одумались, и вернули князя. В 1136 году новгородцы по ряду причин устроили мятеж против князя, припомнив ему и отъезд от стола в 1132 г. Около полутора месяцев Всеволод сидел с семьей в заточении в доме епископа до приезда нового князя, Святослава Олеговича. Поэтому, возможно, Всеволод не мог быть подстрижен (подравнивание волос на голове, бороде) и прозван здесь Волосатым. А в Переяславле в это время, где Всеволоду ранее удалось сидеть одним днем с утра до обеда, на столе сидел (1135 — 1141) , сумевший «зацепится за стол», Андрей Владимирович Добрый. Так Всеволод оказался скрыт под маской Андрея Волосатого. В результате восстания 1136 года, в котором принимали участие ладожане и псковичи, в Новгороде были установлены республиканские порядки. Вече превратилось в верховный орган власти, появились выборные посадники, а князей стали приглашать в Новгород лишь в качестве наемного военачальника.В прозвище Всеволода «Волосатый» нельзя исключить наличие издевки: «пошел по шерсть, вернулся стриженным».

Фома Михайлович Красный—Ярослав Мстиславич Красный, сын Мстислава Юрьевича, князь Новгородский с 1176 по 1177год, с 1187 по 1199 год князь Переяславский (?—1199).

Как Ярослав Мстиславич оказался на год князем новгородским?
Историки сообщают,что известия в летописях о отце Ярослава Мстиславе Юрьевиче пропадают с 1161 г. Из-за ранней смерти Мстислава заботы о племяннике взял на себя Всеволод Большое Гнездо. Долгое время новгородцы приглашали на стол смоленских Ростиславичей. С 1160 г. на Новгородском столе сидели: Мстислав дважды, Святослав, Рюрик. Но в 1174 году, после гибели Андрея Боголюбского, Мстислав и Ярополк Ростиславичи , приглашенные на столы боярами Суздаля и Ростова, ввязались в войну с младшими братьями Андрея Боголюбского Михаилом и Всеволодом, которых поддерживало боярство Владимира и Святослав Всеволодович Черниговский. В 1175 с черниговской помощью Михаилу удалось вернуться во Владимир, затем и Суздаль признал его своим князем. Летом 1176 года Михаил умирает. После его смерти Мстислав и Ярополк вновь попытались овладеть престолом, но были разбиты Всеволодом под Юрьевом. В этот период усобицы Всеволоду, севшему на владимирский великокняжеский стол, и удается посадить своего безъудельного племянника Ярослава на новгородский стол. Мстислав с Ярополком бежали к мужу своей сестры Глебу Ростиславичу Рязанском. Тот выступил в поход, но был разбит Всеволодом на реке Колокше в 1177 году и попал в плен. Мстислав с Ярополком были посажены в поруб, затем по требованию владимирцев ослеплены и отпущены на Русь.

Чудо на Смядыне. Как Ярослав Мстиславич оказался Фомой?

По преданию, на пути из Владимира 5 сентября, пожелавшие помолиться в церкви Святых Бориса и Глеба на р. Смядыне около Смоленска, братья чудесным образом прозревают. А затем происходит и второе чудо, в которое также не хочется верить Ярославу Мстиславичу. Зимой 1177–78 гг. Мстислав (получивший с того времени прозвище Безокий) с Ярополком приходят в Новгород. Новгородцы смещают Ярослава и переводят в Волок-Ламский. Мстислав в третий раз садится на новгородский стол, а брата Ярополка сажают на княжение в Новый Торг (Торжок). Затем, после смерти брата, Ярополк займет новгородский стол. Не в силах восстановить Ярослава на столе Всеволод мстит Новгороду разоряя Волок-Ламский, а Ярослава берет с собой во Владимир Суздальский. По смерти в Переяславле-Южном бездетным другого своего племянника, Владимира Глебовича (1187), Всеволод послал Ярослава на переяславское княжение, которое тот и занимал до своей смерти в 1199 году. О чуде обретения зрения Мстиславом и Ярополком Ростиславичами на Смядине у исследователей существуют две точки зрения. Часть исследователей считает, что во Владимире состоялось фиктивное их ослепление. Другая считает, что «исцелился» только Ярополк, что ранение глаз Ярополка не повлекло потерю им зрения. В отличии от Мстислава, прозванного Безоким, летописи молчат о незрячести Ярополка.

Дмитрий Данилович Заверяжский—Дмитрий Александрович, сын Александра Невского, князь Переяславль-Залесский, четырежда князь Новгородский, а также великий князь Владимирский (1250-1294).

Единственный князь Новгородский, с именем Дмитрий—Дмитрий Александрович, сын Александра Невского. За прозвищем Дмитрия » Завиряжский» «скрыто» прозвище Заваряжский. Дмитрий принял участие в двух удачных походах на земли Ливонии и датчан. В походе против датчан он проявил себя умелым воином. Осенью 1262 года русское войско из Новгорода с 12-летним сыном Александра Невского Дмитрием выступило в поход на Ливонию. Одновременно участвовали тверской князь Ярослав Ярославич со своей дружиной и полоцкий князь Товтивил с дружиной, полочанами и литовским отрядом. Произошла битва с ливонскими рыцарями за город Дерпт ( старый русский Юрьев, в 1224 году захваченный крестоносцами). Посад был взят приступом и сожжен; русские взяли большой полон и много всякого товара, но крепость взять не могли и ушли назад. После этого немецкие послы из Риги, Любека и с острова Готланда, привезли в Новгород выгодный Новгороду мирный договор, повторяющий «старые» уложения и предложения по восстановлению торговли. Но Дерпт остался в их руках.
В 1268 г. 18-летний Дмитрий, будучи князем Переяславским, во главе своего полка участвовал в битве, состоявшейся в датских владениях близ крепости Ракворе. Север современной Эстонии. Со стороны русских выступили инициатор—Новгород, Псков во главе с князем Давмонтом, Дмитрий Александрович, Святослав и Михаил Ярославичи. Датчан поддержали войска Ливонского ордена, ранее обещавшего Новгороду не помогать датчанам. Битва была упорной. Первоначально успех сопутствовал датчанам и ливонцам. Но русские нанесли мощный контрудар, обеспечивший общую победу русского войска в битве. Летопись рассказывает о преследовании бегущего противника на протяжении 7 вёрст до самого Раковора тремя дорогами, потому что кони не могли ступать по трупам. Русские войска простояли под стенами Раковора три дня и ушли. Войска рыцарей так и не осмелились выйти за стены крепости для вторичной схватки.

Как князь Дмитрий Александрович оказался Дмитрием Даниловичем.

у Александра Невского было четверо сыновей: Василий, Дмитрий, Андрей и Даниил. Даниил участвовал в борьбе Дмитрия Переяславского и Андрея Городецкого за Владимирское великое княжение и за право княжить в Новгороде на стороне Андрея. Но с 1283 года князь перешел на сторону Дмитрия, ставшего великим князем владимирским. После смерти Дмитрия (1294) Даниил Александрович возглавил московско-переяславско-тверской союз против князя Андрея. После смерти Даниила Александровича титул великокняжеской власти наследует его сын Иван Данилович, и после него данное достоинство переходит от одного к другому, от отца к сыну, по прямой линии, до смерти Федора Иоанновича, сына Ивана Грозного, в 1598 году.

Пан Михаил Львович—Ростислав Михайлович, князь Новгородский, князь Галицкий, князь Черниговский. Сын Михаила Всеволодовича Черниговского и дочери Романа Мстиславича Галицкого (?-1262).

Сам Михаил Всеволодович, начиная с «Задонщины», представлен в образе Пересвета. См. Игорь Иванов. Пересвет и Ослябя «Задонщины»—Михаил Черниговский и Михаил Тверской. NOVLIT.ru.NOVLIT.ru Блог журнала «Новая Литература».

Из князей Новгородских, только Михаил Всеволодович с сыном Ростиславом имели родственные связи с князьями Польши, и поэтому могли назваться панами. Мать Михаила Всеволодовича Мария была дочерью польского князя Казимира II. Таким образом у Михаила с Ростиславом в Польше были родственники—брат Марии Польской, князь Конрад Мазовецкий и его племянник князь Болеслав Стыдливый, сын старшего брата Лешко Белого.
Но для князей Михаила и Ростислава титул «пан» это более низкая сословная ступенька. Исследователи утверждают, что по уцелевшим документам титул «пан» начинает встречаться на рубеже 13-14 веков. Первоначально «панами» именовали высших бояр; т.е. управленческое сословие, имевшее наследственное земельное владение; обладавшее рядом привилегий, что выделяло его из служивой знати. Как возникло отчество Львович? Соперником Михаилу и Ростиславу за владение Галичем был Даниил, брат жены Михаила. Даниил, имевший сына Льва, построил город Львов и передал Льву по смерти управление Галицко-Волынским государством.

Сведения о Новгородском княжении Михаила Всеволодовича и Ростислава известны из Новгородской первой летописи. Около двух лет с 1229 г. не без помощи Юрия Всеволодовича, женатого на сестре Михаила, Михаил сидел на столе в Новгороде. Однако обстоятельства заставили его в 1230 г. отъехать в Чернигов, оставив на столе сына Ростислава. Этим воспользовалась боярская партия, поддерживавшая Ярослава Всеволодовича. Новгородцы призвали переславльского князя Ярослава Всеволодовича. Ростиславу, отъехавшему в Торжок, новгородцы сообщили, что его отец им больше не князь, после чего Ростислав уехал в Чернигов. В 1235 г. Михаил во время межусобной войны с Даниилом захватил Галич. Последующие события развертываются на фоне нашествия Батыя. 1237 г. взята Рязань, 1238 г. взят Владимир, на Сити погибает Юрий Всеволодович. Получив известие о гибели брата, Ярослав уходит с Киевского стола, чтобы наследовать Владимирско-Суздальское княжество. Этим воспользовался Михаил Всеволодович, он захватил Киев, а Галич оставил Ростиславу. Михаил зимой 1238/1239 года организовал поход на Литву с участием Ростислава и галицких войск. Воспользовавшись уходом Ростислава, Даниил смог завладеть Галичем. Ростислав, несколько раз в течение 4-х лет (1241 — 1245) пытался вернуть Галич у Даниила, то в союзе с русскими князьями, то с войском своего тестя, короля Венгрии Белы IV, и своими союзниками поляками. В 1243 г. он женился на дочери венгерского короля. В 1245 г. Ростислав с галицкими дружинниками, получив полки от короля Белы, польского князя Болеслава Стыдливого осадил Ярославль на реке Сане. Но потерпел сокрушительное поражение от войска Даниила и его брата Василька. Даниил окончательно утвердился в Галицком княжестве.
Последние русские известия о Ростиславе содержатся в Волынской летописи за 1245г.,после чего пропадают:»В год 6753 (1245). Михаил, услышав, что король угорский отдал свою дочь за его сына, бежал в Угорскую землю. Угорский король и сын Михаила Ростислав не оказали ему почестей. Рассердившись на сына, он вернулся в Чернигов. Оттуда он поехал к Батыю просить от него своей волости. Батый сказал: «Поклонись богам наших отцов». Михаил ответил: «Раз Бог отдал нас и наши волости за грехи наши в твои руки, тебе кланяемся и честь приносим тебе. А богам твоих отцов и твоему богонечестивому приказанию не кланяемся». Батый, словно дикий зверь, рассвирепел и велел его убить, и убит был князь Михаил беззаконным Доманом Путивльцем нечестивым, а с ним был убит его боярин Феодор; они мученически пострадали и получили венец от Христа Бога».

Историки XIX в. по иностранным письменным источникам установили, что король Венгрии Бела IV, высоко, вероятно, ценивший Ростислава, назначил его в 1246 г. управлять землями Славонии, а затем и Мачвы. Его титул—бан (пан) Славонии и Мачвы. Нельзя исключить, что авторам Расп. ред. Сказания о Мамаевом побоище были известны некоторые подробности о судьбе Ростислава и титул «пан» относится не столько к родственным связям князя с Польшей, сколько к его положению «бана» в Венгрии.

Юрий Захарьевич Хромой. Этот персонаж оказался наиболее трудным в определении его прототипа. Чтобы не вводить читателя в заблуждение, автор статьи решил оставить этот персонаж без истолкования. Ключем к разгадке,вероятно, является Захарий Неревин, новгородский посадник, убитый новгородцами как сторонник князя Святослава Ростиславича, самовольно покинувшего новгородский стол.

Очевидно, что версия ряда историков о помощи новгородцев Дмитрию Ивановичу на поле Куликовом, опирающаяся на Распространенную редакцию Сказания о Мамаевом побоище, сомнительна.

Однако существуют следующие косвенные подтверждения участия новгородцев в Куликовской битве, на которые неоднократно обращал внимание С.Н. Азбелев, подтверждения, введенные им в научный оборот. Упоминание Новгородской Погодинской летописью о закладке в 1381 г. в Новгороде церкви Дмитрия Солунского «по завету о победе на Мамая». Летопись введена в научный оборот С,Н, Азбелевым. В краткой редакции той же летописи сказано, что эта церковь — «обещанная, чтобы Бог пособил победита Мамая безбожнаго князю Димитрию». Синодик новгородской церкви Бориса и Глеба на Торговой стороне. Основная часть синодика, переписанная по мнению С. Н. Азбелева в половине 16 веке с более древнего документа, содержит поминовение «на Дону избиеных братии нашей при велицем князи Дмитреи Ивановичи».
Закладка в 1381 г. в Новгороде храма Рождества. Его синодик, переписанный с древнего в 18 в., цитировавшийся архимандритом Макарием в двухтомном труде о новгородских древностях, прямо называл князя Дмитрия Донского одним из четырнадцати перечисленных поименно строителей церкви, оконченной в 1382 г.

Статья является продолжением авторского цикла статей под условным названием «Непрочитанные страницы древнерусской литературы»,опубликованных в NOVLIT.ru Блог журнала «Новая Литература».
Подложность «Поучения Владимира Мономаха».
Непрочитанные страницы «Слова о полку Игореве», «Задонщины» и «Сказания о Мамаевом побоище».
Пересвет и Осляба в «Задонщине»— Михаил Черниговский и Михаил Тверской.
Война за киевский престол, Ч.1, Ч.2(Прим. Владимир и судьба Святополка).
Василий Буслаев и Иван Иванович Молодой. Стригольники и новгородско-московская ересь в былинах о Василии Буслаеве, Реальные исторические деятели в «Сказании о житии Александра Невского»..
Крестовые походы в «Сказании о житии Александра Невского». «Сказание об Индийском царстве». «Непрочитанные» страницы.
«Сказание о Мамаевом побоище» и церковная смута.
Когда было написано «Слово о полку Игореве»?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.