Владимир Самородов. Визитка (рассказ)

Визитка

Владимир Кондратьевич был из разряда тех людей, которые жили в надежде на что-либо, отдаваясь ей всецело в ущерб конкретному действию. Его всегда можно было увидеть рядом с дорогими бутиками и ресторанами, но не в них. Покуривая, он размышлял о высоких материях, представляя себя человеком самых различных профессий, возрастов и состояний. Порой он называл себя даже мастером размышления.

День первый. Выход

– Ты куда? Поесть с собой взял? – окликнула жена, когда Владимир Кондратьевич покидал свою не большую и не маленькую квартиру через дверную рамку. Контейнер с едой лежал в сумке рядом с документами, придавая последним неформальный аромат.

– Взял, взял… – ответил он уже на лестничной площадке, слушая гул стремящегося к нему лифта.

«Успеть бы на процесс, лишь бы машина не подвела, ночью минус был», – рассуждал он, представляя громкий процесс, свое красочное выступление и множество людей, его почитателей, и обязательно журналисты, и лучше – справедливое дело… гордого отца…

Лифт опустил его на землю. Суета оживленной улицы заставила делать, что и все.

Поворот ключа зажигания не оживил железо.

Через три минуты пришлось, крепко сжимая портфель из кожзама, бороться за свое место в общественном транспорте, долго изводя свое сознание бессмысленными и непрактичными вопросами. А что, если не брать с собой деньги по понедельникам? Зачем люди пьют алкоголь – он же вредит здоровью? От постороннего, навалившегося на него, чувствовался винный запах.

Контейнер пострадал в давке, запятнав документы, издав аромат сливочного масла.

Выйдя из автобуса, Владимир Кондратьевич долго вглядывался в билет, надеясь на то, что он – один из…

«Год уже не читал, зато писал вчера», – думал Владимир Кондратьевич, проходя мимо рекламы книжного магазина.

Магазин своевременной книги, находящийся рядом с работой, был неиссякаемым образованием стресса для Владимира Кондратьевича. Разноцветные корешки книг с нелепыми названиями ошеломляли каждый день, заставляя думать то о вреде волосяного покрова внутри носа у неженатого мужчины, то о безграничных возможностях макияжа, то о важности принятия расслабляющих ванн либо о других крайне важных вещах, с которыми сталкивается человек нового времени.

– Суд идет, всем встать…– рутина судебного таинства началась.

«Надо что-то менять…», – подумал в тысячный раз Владимир Кондратьевич.

Чаепитие

В обеденное время Владимир Кондратьевич приходил к своим коллегам по адвокатскому бюро. Там ему было уютно, все они разделяли скорбь жизни, поддерживали друг друга по привычке, делились новостями, иногда – интересными. Вот и сегодня после судебного заседания Владимир Кондратьевич за чашечкой чая слушал историю от Семена Аркадьевича, человека дореволюционной формации с выдающимися элементами здравомыслия.

– Вы знаете, господа, мне однажды рассказывали пренаипримечательнейший случай, – деликатно делился Семен Аркадьевич, погрузившись в воспоминания, по этикету кушая чай из тонкой посуды. – Допустим, – продолжал он, – один молодой человек занимался различными суетными делами, зарабатывая на жизнь исключительно честным трудом, от этого его доля была очень тяжела, и возможность выбиться из безликих масс –  весьма относительна. Но он обладал энергией, тактом и творческим подходом, чего, как известно, у некоторых людей не отнять, как и у некоторых не сыскать. Естественно, денно и нощно он думал, как поправить свою участь. И представьте себе!..

Коллеги боялись невольным шорохом прервать столь занятную историю, даже практикант Виктор выпроводил бабушку, пришедшую за юридической консультацией, сославшись на обстоятельное совещание и невозможность сегодня заниматься постылой работой.

– Так вот, – продолжал Семен Аркадьевич, – парень тот взлетел высоко в положении общественном, да взлетел так, что невозможно-с представить такую ситуацию сейчас, но поговаривают, что такое действительно было.

– Так что же произошло? – не выдержал и перебил практикант Виктор, продернув туфлей по полу.

– Виной тому были визитные карточки, которые он себе сделал однажды после видения. Да такие оригинальные, что после того как раздал их, дела он стал держать так, что каждый мог позавидовать. Поработав ещё немного, подался в столицу от тесноты. Люди о нем и спрашивать перестали, мало ли зависти нам жизнь насущная диктует – и тут ещё такая история благоприятная случилась, такие вот дела. Также в подтверждение говорил один мой приятель, что видели его потом в столице и не раз в дорогой одежде, с высокими людьми наравне, различные почести к себе принимающим соответственно. Сейчас, правда, уже год как ни слуху ни духу, может, пропал – кто знает… Жизнь превозносит, она же и упадать заставляет. Вот такую роль визитная карточка сыграла в жизни простого человека. Шутка ли.

– А что было написано на карточке, Семен Аркадьевич? Что было нарисовано там? – спрашивал, затаясь сердцем, Владимир Кондратьевич, сам боясь, что эта тайна вот так просто сейчас может раскрыться и стать общеизвестной. Но любопытство завладевало и туманило рассудок.

– Никто точно не знает, все по-разному говорят, но это вранье все, серые враки завистников, такие секреты в могилу уносят, а может, и шутка эта история, кто знает. Правда, поговаривали, что на визитке его была изображена пиковая дама. Выдумка, как говорится, злая выдумка для выверта ума и играния различными умственными процессами порядочных людей в современном обществе, которое пребывает в состоянии стагнации, – резюмировал Семен  Аркадьевич.

Общество слушателей настоящей истории стало переминаться, постепенно распределяясь соответственно нужности в том или ином месте.

На прозрачном чайнике и в кружках добавился слой коричневого налета. Практикант Виктор, деликатно зевнув, ознаменовал продолжение ровного буднего дня без запутанных кульминаций и непредвиденных развязок.

Действие

После разговора Владимир Кондратьевич находился в рекламном бюро.

– Понимаете, мне нужны карточки именно с пиковой дамой, понимаете? – обратился он к сотруднице, почему-то смущаясь её улыбки.

– Хорошо, ожидание готовности – два дня, но при двойной оплате – вне очереди сделаем, завтра утром будет готово, – ответила девушка.

В семье Владимира Кондратьевича были произведены незапланированные траты. Направляясь домой, он думал, как объяснить жене покупку – или пока не говорить ничего. При этом в голове, как змеи, вились различные мечты, пошлости, дерзости, циничности, умственные метания. Все это создавало ситуацию, непривычную и неудобственную для размеренной головы, самым большим стрессом для которой мог быть только соседний книжный магазин своевременной литературы. Проходя мимо которого, Владимир Кондратьевич увидел табличку: «Аренда».

День второй. Надежда

Не успев утром появиться на свет, визитные карточки стали оседать в карманах, бумажниках и сумках самого разного люда, грамотного и безграмотного, делового и не очень.

Владимир Кондратьевич настойчиво распространял их, отложив все насущные дела, приносящие хлеб и соль в дом. Он настолько погрузился в этот процесс, что с юридической точки зрения его можно было назвать затяжным аффектом. Весь день коллеги не видели Владимира Кондратьевича, сознание которого находилось далеко от действия.

Последние карточки в этот день он отдал настоятелю, знакомому алтарнику и нищему на паперти в церкви, куда он ходил ставить свечи за упокой и за здравие. За полночь Владимир Кондратьевич пришел домой, с чувством осуществления дела.

Эта идея давно бродила в голове Владимира Кондратьевича, и вот только сейчас она приобрела новые силы, взвилась над суетой жизни, и даже не верилось, что так спокойно осуществилась.  Разбитый, он лег спать.

В предсонном полубреду Владимир Кондратьевич продолжал раздавать визитки, не думая ни о чем, но предчувствие чего-то важного не покидало его, он был очень возбужден, приготовлен к изменениям. Казалось, вот-вот – и большой красный автомобиль увезет его в сторону столицы, оставляя пыль и прошлую жизнь позади. Сознание преследовала безликая улыбка, вызывающая на теле мелкую крапь мурашек и утяжеляющая вздохи. Тяжелые шаги, темная вуаль, неиспробованные манящие запахи – все смешалось. Лишь к утру обеспокоенная супруга утвердилась, что Владимир Кондратьевич подлинно заснул.

День третий. Обычная жизнь

В обед зазвонил телефон.

Но он выслушал долгие извинения от старшего агента рекламного бюро за случившееся недоразумение. Оказалось, он перепутал коробочки с визитками и отдал не те, также пояснил, что никакие девушки в его отделе не работают.

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.