Яла ПокаЯнная. Синица в руках (рассказ)

Агния была девушкой умной, смелой, красивой и хваткой. Поэтому считала, что весь мир обязан ей поклоняться и потакать прихотям. Закончив институт, Агния вздохнула с облегчением и решила активно заняться личной жизнью. О замужестве речи не было. Не для того цвела эта благоуханная роза.

Агнии хотелось свободной любви. Да такой, чтоб дух захватывало! Пить шампанское, принимать шоколадные ванны, утопать в цветах-таким представлялось будущее Агнии.

В институте у нее были поклонники. Но все это не то. Студент-ухажер мог сводить в кафе, в кино, в парк посидеть на лавочке. Душа Агнии жаждала любви неземной, всепоглощающей, всем на зависть. Лучше, чтоб любили её и восхищались ею. Но сама она не хотела ни страдать, ни любить. Ей бы просто божеством быть.

Мама Агнии за эгоизм дочери винила себя. Агнию воспитывали бабушка и дедушка. Внучку обожали. Ни в чем отказа не было. Бабушка внушала Агнии:»Ты у нас самая-самая… Красивее нашей Агнуши в целом свете никого не сыщешь. Тебе бы за принца замуж.»

Видимо, Агния все эти дифирамбы впитала в себя, как сухой песок воду. Бабушке она верила безоговорочно. Маму Агния в детстве видела на Новый год и день рождения. Дело в том, что родители Агнии развелись, когда девочке было десять лет, младшей сестре-пять. Развод спровоцировал папа. Он ушел к другой женщине. Младшую сестру (Настю) забрали к себе бабушка и дедушка по маме, Агнию приютили дедушка и бабушка по папе. Сестер разделили.

Их мама после развода с мужем, надолго попала в психбольницу. А когда вышла оттуда, дочки уже не хотели воспринимать её, как мать. Для них она была чужой тетей. Мама какое-то время от этого страдала и мучилась, а потом вышла замуж за инвалида-математика. На вопросительные взгляды знакомых отвечала:»Какой бы муж не ворона, но жене оборона.» И жила с этой «вороной» в ладу и спокойствии долгие годы.

…Время не птица, за хвост не поймаешь.

Девочки подросли. Стали сближаться, как сестры.

Оказалось, Агния и Настя совершенно разные. Если Агнию носили на руках, сдували пылинки, то Насте приходилось ухаживать за больной бабушкой и довольствоваться тем малым и самым необходимым, что было. Бабушка всегда приговаривала:»И без золота в радости живут.» Настя никогда ничего не просила у дедушки с бабушкой. Только один раз, когда ей было лет четырнадцать, Настя увидела в магазине платьице (ей оно показалось сказочным), пришла домой и разрыдалась в подушку. Бабушка тогда сильно болела, с постели не вставала. Она услышала рыдания внучки на кухне, подозвала Настю: «Случилось что-нибудь, солнышко?»

-Нет, ничего, бабушка, не переживай.-всхлипывая ответила Настя. Но слезы предательски катились и катились.Не остановить.

Настя знала, что с деньгами туго. А платье, хоть и не дорогое, но семейный бюджет «надкусит».

Словом, любимая бабушка все выпытала у внучки. Вечером было семейное собрание. На повестке-покупка платья для Насти. Постановили: безотлагательно купить. А дедушка как ходил в дрянненьком пальтишке, так и походит. Ему же не свататься… Бабушка всех ободрила:»Ничего, мои родные. Пушинка к пушинке и выйдет перинка.»

Для Насти это платье было пределом мечтаний. Потом она его заносит до дыр.

У Агнии в семье было все иначе. Бабушка была талантливой домохозяйкой, дедушка-дипломатом. Для внучки разбивались в лепешку. Агния топнет ножкой и волшебной палочки не надо. Все желания исполняются.

Когда две сестры хотели сдружиться-ничего не получилось. Небо и землю не соединишь…

Агния стеснялась идти рядом с Настей. «Ты что? Это сейчас не модно. Такие сумки давно не носят. Чему тебя только учили? У тебя паршивый вкус…» Настя, будучи на пять лет младше сестры, конечно, старалась ей во всем подражать. Молча сносила унижения. Но обидные слова, словно нож в масло, заходили в сердце.

Бабушки и дедушки, имея общих внучек, никогда не общались между собой. Но Настя все же попыталась наладить отношения со своими родными бабушкой и дедушкой по папе. В ту пору Насте было восемь лет. Она своими детскими ручонками любя и старательно вышила красивое сердечко, из пластилина вылепила всю-всю семью, из каштанов сделала каких-то необыкновенных птичек… Собрала свои поделки и попросила дедушку отвезти к другим бабушке и дедушке.

Дедушка закочевряжился (недолюбливал он своих «дипломатичных» сватов за их непомерный апломб). Но разве ж внучке откажешь? Бабушка нарядила Настеньку в самое лучшее. Белоснежная блузка, голубой сарафанчик были к лицу. На голове красовался огромный бант. И дедушка отвез девочку в гости.

А вечером, когда, забирал Настю, заметил, что внучка вся в слезах. Дедушка пытался узнать причину соленой воды из глаз, но Настя не признавалась.

…Сарафан был обляпан вишневым компотом (Агния случайно, а, может, намеренно, пролила), на поделки никто не обратил внимания. Их попросту оставили в коридоре. А бабушка вообще называла Настю (родную внучку!) просто девочкой. Обида душила ребенка.

-Я никогда туда не поеду!- зарекалась Настя, прижимаясь к своей любимой бабушке.

Бабушка ласково гладила Настеньку по головке. Ну что ж, и в богатом дому есть немытая посуда. (Через много лет Настя будет ухаживать за обидевшей её бабушкой. Девушка ничем не погнушается, в отличие от Агнии. И бабушка попросит прощения у Насти за свою чёрствость по отношению к ней. А еще попросит присматривать за Агнией. «Агнуша, ведь, такая не самостоятельная у нас…»

Агния же никогда не пыталась сблизиться с родней. У нее и в мыслях этого не было. Мир должен вращаться вокруг нее, а не наоборот. Вторая бабушка говаривала про Агнию:»Жгуча крапива родится, да во щах уварится. Жизнь спесь собьет и выправит ее гонор.»

Иногда в жизни сестер возникал их папа.

У него уже родилась общая со второй женой дочь Маша. Вся сложность заключалась в том, что вторая жена оказалась неисправимой алкоголичкой. Поэтому папе приходилось самому воспитывать Машу.

Казалось, папа любит Машу больше всех своих дочерей. Да так оно и было. Маша всегда была у него на глазах. Папа с ней не расставался.

Вот так все перепуталось в этой семье.

…Таяли седые снега, солнце смелее выходило застенчивой весной, подкрадывалось игривое лето, август вспыхивал астрами, предупреждая о близкой мокрой осени. Так повторялось много раз.

И вот уже Агнии 25 лет, Насте-20.

Настя уже замужем, есть сынок. Муж Славик привел жену в свой дом, Насте запретил работать. «Я мужчина, буду зарабатывать деньги, кормить семью. Ни о чем, женушка, не беспокойся.»

Настя попросила мужа перевезти в этот дом любимую бабушку. Она осталась одна в квартире. Дедушка умер. Славик согласился, не колеблясь. Он знал, как бабушка дорога Насте.

Агния тоже время зря не тратила. Нашла спонсора своих мечтаний. Этот мужчина страстно влюбился в Агнию. Правда, он был давно женат, воспитывал троих детей. Но этот факт вовсе не смущал девушку. На тот момент Агния жила одна в квартире. Бабушка и дедушка переселились в вечность. Поэтому любимый мужчина иногда ночевал у Агнии. Денег на нее не жалел. На курорты возил, иномарку подарил, в салоне красоты Агния была vip-клиенткой.

Так продолжалось три года.

Агния готова была всю жизнь так прожить. Она не претендовала на место или роль жены. Ей всего хватало.

Но однажды пришел милый и сказал, как обрезал:»Агнуша, прости, я с семьей уезжаю в Австрию. Навсегда.»

Агния потеряла дар речи. Её медовое ложе опустело. Она поспешила к сестре поплакаться и пожаловаться на черную неблагодарность любовника. Настю теперь считала праведницей. Но Агнии не нужны были в данной ситуации проповеди. Хотелось, чтоб её пожалели, в чем-то оправдали. Настя, выслушав беспутную старшую сестру, только головой покачала. Мол, когда за ум возьмешься?

Агния все же верила, что счастье у нее впереди. И на алый цветок прилетит мотылек. Не одной же Насте в добре купаться…

Со временем пришлось продать подаренную машину, в салон красоты-дорогу забыть.

Устроилась Агния на работу. Администратором в торговый центр. Там всегда людей много, а главное- мужчин. Авось, какой-нибудь «буратино» обратит внимание на нее.

Но в торговом центре все мужчины если и ходили, то под руку с женами. Они пришли делать покупки любимым и никого вокруг не замечали. Через полгода Агния уволилась. Ей уже под тридцать, она не может попусту тратить время. А тут еще новость. Позвонила папина дочь Маша и попросилась пожить у Агнии. Маше уже исполнилось 19 лет. Она не захотела мешать папе и его молодой (третьей) жене устраивать семейное гнездышко. Со второй женой папа развелся. Она продолжала пить горькую.

Агния не могла отказать Маше. Все же сестра. Она ни в чем не виновата. Маша поселилась у Агнии в квартире. Девушки- сестры жили мирно, но не более того. Особой любви друг к другу не испытывали.

Прошло пять лет и Маша покинула Агнию. Вышла замуж. Можно сказать, за первого встречного. Хотелось обзавестись семьей, быть кому-то нужной. Самой-то материнским теплом не довелось согреться. Мать- алкоголичка. Что может быть хуже?

…Настя родила еще одного сына. По-прежнему, тщательно занималась домом. С головой была погружена в свою семью. И гордилась этим. Помнила благословение любимой бабушки:»Дай Бог тебе, внученька, с кем венчаться, с тем и кончаться!»

Агния жила верой в любовь. Красота её слегка поблекла, огонек в глазах погас, фигурка, уж, не та. Зато, душой она была молода!

Как-то сломался у Агнии на кухне водопроводный кран. Еще бы! Этого крана давно не касались мужские руки. Агния вызвала мастера. Дожидаясь, на скорую руку сделала небрежную прическу, накинула домашний халатик, посмотрелась в зеркало. На Агнию смотрела уставшая, недовольная женщина. «Подумаешь, персона! Сантехник… И так сойдет. Не замуж за него выходить…»

Пришел сантехник. Довольно быстро починил кран. Попросил помыть руки! Это приятно удивило Агнию. Захотелось предложить этому сантехнику кофе, а, может, и бутерброд…

Но он … отказался. Дескать, вызовов много. Однако, вечерком он сможет забежать на чаек. Агния согласилась.

Как только сантехник ушел, в квартире началась генеральная уборка. Потом Агния взялась за себя. Макияж, прическа, маникюр-педикюр… Халатик-в стирку, лучшее платье -из шкафа.

Давно у нее не было такого праздничного настроения. Вечером позвонили в дверь. Агния с надеждой кинулась открывать.

В дверях стояла… Маша с ребенком на руках.

-???-Агния неприкрыто загрустила.

-Агния, можно я оставлю у тебя Полинку на ночь? Очень нужно!-просила Маша.

Агния опешила.

-Нет, нельзя. Я жду гостя.-отпиралась Агния.

-Ну, я очень прошу, Агнуша! На одну ночку!- Маша уже положила кулек с вещами на тумбочку, а малышку втолкнула в комнату.

Агния глубоко вздохнула и… закрыла дверь за Машей. В коридоре квартиры остро запахло алкоголем. Агния подумала- «наверное, мне показалось…» и подошла к окну.

Хм… Маша удалялась под руку с каким-то мужчиной, явно, не с мужем.

«Ты смотри, вертихвостка какая!»-вырвалось у Агнии.

Полинку (племянницу) она покормила и спать уложила. А тут и сантехник подоспел. Пришел с розой, с шампанским. Оценил красоту Агнии, осыпал комплиментами. Заметив детские вещи в коридоре, сказал, что любит детей.

Познакомились поближе. Сантехник представился Павлом. Ему 43 года. Разведен. Готов к новым серьезным отношениям.

Агнии Павел нравился все больше и больше. Он был простой, душевный, понимающий.

Словом, приглянулся.

Сначала Павел забегал в гости к Агнии, а чуть позже предложил узаконить отношения. Сказал, что Полинка-не помеха.

А надо заметить, что Маша за дочкой не пришла ни через день, ни через месяц…

Выяснилось, что Маша с мужем не живет. А есть у нее воздыхатель. И с гнездышком семейным она погорячилась.

Не умеет Маша жить в семье и строить отношения. Не научена. Вот и бегает от этой семьи, куда глаза глядят. И дочка Полинка ей в тягость.

Агния не стала посвящать Павла в семейные проблемы. Поэтому он думал, что Полина-дочка Агнии. Хотя, удивлялся, почему Полина Агнию называет тетей. И пытался переучивать девочку. Ей было два годика.

Вскоре, Полинка называла Агнию мамочкой. И когда родная мама Маша пришла проведать дочку, Полина её не признала и убежала за «спасением» к Агнии.

Маша была пьяна. Просила денег у Агнии. Шантажировала дочкой. Мол, если не дашь денег, заберу Полинку.

Агния дала просимую сумму, выпроводила Машу.

«Смотри ж, ты! Как её мамаша начала пить. Видать, наследственная беда.»- рассуждала Агния. Стало жалко Машу. «Пропадет, ведь, ни за грош…»

Маша тем временем все ближе и ближе подвигалась к пропасти. О Полине напрочь забыла, о муже не вспоминала. А потом и вовсе где-то затерялась.

Машу лишили родительских прав. Полину у Агнии забрал родной папа девочки. Агния пыталась уговорить оставить ей племянницу, но папа Полинки был непреклонен. Он все еще любил свою жену Машу и надеялся на её благоразумие. «Женился Данила на скорую руку, на долгое горе, на долгую муку»… Ему все же хотелось восстановить семью.

Агния со слезами отдавала племянницу. Полинка тоже успела привыкнуть к маме-тете.

Павел вообще ничего не понимал в этой ситуации. Кто здесь мама, кто тетя? Он жалел и Агнию и Полину. Ему очень хотелось иметь надежную семью, заботиться о ком-то.

Агния отказала Павлу в предложении стать женой.

Она все еще жила иллюзиями о более удачной партии для себя. Ну, как она будет жить с сантехником? Что скажет язвительным подругам? Нет, Павел-не вариант. И потом, Агния все никак не могла забыть своего «австрийца». А вдруг он вернется к ней? Дети уже выросли, с женой можно развестись… Покается и Агния не сразу, но все же простит блудного любовника.

Павлу было тяжело принять отворот-поворот от любимой женщины. Он влюбился в Агнию не на шутку. Но за вольной птичкой в поле не нагоняешься…

Павел ушел.

Прошел год.

Агния решила отметить свое 45-летие. Все её подружки тщательно готовились к этому событию. «Чистили свои перышки», в салоны красоты записывались… Купили подарок для Агнии, путевку в … Австрию.

Однако, приглашение на празднование дня рождения Агнии получил только сантехник Павел.

Поразмыслив, Агния поняла, что лучше синица в руках, чем журавль в небе.

Яла ПокаЯнная, Харьков

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.