Алексей Ходорковский. Заказ (сценки)

Звонок  в дверь. Очень короткий, робкий, неуверенный какой-то.

— Здравствуйте, я- Симона…

— Добрый вечер, снимайте плащ, промок совсем и шарфик. Сейчас все просушим. Сильный дождь?

— Да…, дождик как дождик ,ничего особенного. Капает…

— Сразу за стол, чай с чабрецом, шиповник

— Может я сразу в душ?

— ……

— У Вас есть халат?

— Халат, конечно, есть. Погодите с душем, попейте чай. Подсохните немного. У вас вид промокшей курицы. Пусть перышки обсохнут.

— Шампанское, шоколад.  Вы готовились к приему?

— В общем да, я хотел встретить вас  дорогой гостьей, помягче как-то…

— У нас в эскорте принято рассчитаться…

— Да, да деньги на комоде, возьмите, пожалуйста.

— Я думала в душ, и начнем, а вы чай затеяли…

— Да, чай обязательно, шампанское. Надо снять напряжение. Вы вся дрожите

-Я не очень сильна в этом промысле. Непривычно как-то, стыдно. Скорей сделаем и  уйду…

— Успеете, не волнуйтесь я вас не съем. Как Вас зовут. Меня – Алексей. Вы назвали, конечно, выдуманное имя?

— Да, Ульяна или просто Уля.  Зачем Вам мое настоящее имя? Кличка легче, назвал раз и забыл, будто ничего и не было. Как руки помыл и ушло все с мылом.

— Успокойтесь, шампанское «Брют» расслабляет, немного поднимает настроение.

—  У меня с настроением все нормально. Я на работе.

— Если Вам так удобнее оденьте халат,  в ванной, голубой в полоску.

— Не оденьте, а наденьте

— Уленька Вы с русским в ладу. Какое же у Вас образование?

— Высшее, я врач.

— Вот так прямо в поликлинике сидите и людей лечите?

— Сидела год. Сейчас поступила в интернатуру на вирусологию. Не могу с больными работать, хочу от людей подальше, воротит меня от пациентов. На научную работу потянуло.

— Не ожидал  встретить в вашей «профессии» врача…

— Чего только не бывает в жизни. Да я врач, дипломированный, а степуха знаете какая в интернатуре? …Нет? Так я Вам подскажу2000  рублей, а жить, кушать на что? Это, похоже, никого не волнует. Вот и приходится выкручиваться кто как может и общаться с вами.

— Ну зачем вы так зло, я п- хорошему спросил.

— Давайте в душу не лезть, а  шампанское с шоколадом – смягчат ситуацию.

Уля уходит в ванную комнату. Слышен шум льющейся воды. Дверь остается открытой. Алексей поглядывает в сторону ванной, но не встает. Из шланга предательски сексуально льется вода. Любопытство берет свое. Алексей заходит в ванную комнату , дергает шторку. Помогает выйти девушке из ванны, руки дрожат. Отточенная фигура  очаровательная грудь с «курносыми» сосками изумила…

— С тебя, Улечка, можно картины писать, фигура – супер

— Ты что большой знаток по женским фигурам.

— Нет, нет, но ты изумила. Пошли шампанское пить.

Он помог ей надеть халат и туго завязал длинный махровый пояс на изящной талии.

Алексей достал огромные тонкие бокалы из серого стекла, выстрелил пробкой и наполнил их розовым, газированным напитком. Шампанское привычно зашипело ото дна  отделилась  тонкая струйка прозрачных пузырьков. Они доходили до края бокала и лопались, издавая приятный запах свежести и алкоголя. Бутылка запотела, издавая струйку  холода и неприступности.

Шампанское подействовало сразу. На лице Ульяны появилась натуральная  улыбка. Грудь под махрой халата ровно поднималась и опускалась в такт дыханию. Алексей себя сдерживал из последних сил. Все тело девушки до подбородка было плотно закрыто халатом.

— Ты, наверное,  возбуждала своих медицинских клиентов, Ульяна, как тебя по батюшке?

— Евгеньевна

—  Да,  да, Ульяна Евгеньевна. У меня никогда не было врача в постели. Это меняет дело. Можно я поухаживаю за тобой?

Алексей присел на одно колено и поцеловал чуть видневшуюся из под халата руку.

— Да брось ты, Леш, чего резину тянуть. Пойдем в спальню, да я поеду.

— Ясно, ясно, время деньги. Извини, я забылся на миг. Разреши  оплатить всю ночь? И  весь завтрашний день тоже.

— Не торопись, я и так твоя. Зачем тебе еще день?

— Ты мне понравилась. И дело вовсе не в сексе

Это  не самое главное, хотя твое тело тянет как сильный магнит. Твои соски возбуждают даже через толстую махру.  Я лучше стерплю, хочу остаться с тобой подольше. Не уходи. Я не встречал еще таких женщин.

— Уль, давай выпьем еще шампанское, так голова приятно кружится? Ты что-нибудь почувствовала?

— Приятно, в голову слегка ударило, как со стопки водки.

— А я обычный клерк в офисе работаю, запчасти к вертолетам продаю в Индию. Вот скоро очередная командировка в Дели. Полетишь со мной на 3 дня. Вонь там, в Индии, но посмотреть есть на  что, храмы красивые. Наши церкви изнутри расписаны, там  же и внутри и снаружи. Одежда интересная у женщин — Сари, они как початок кукурузы завернуты в желтое. Музыка везде. Полетели, там виза не нужна. Только прививки надо сделать, но это не есть проблема.

— Ты только увидел меня, уже за границу зовешь. Шутишь, разыгрываешь? Хотя я пригляделась к тебе – ты милый.  А если серьезно, полечу. Всегда мечтала в Индии побывать, насмотрелась индийских фильмов.

— У меня к тебе предложение, Ульяна  Евгеньевна, пойдем в парк погуляем, тут рядом через пору домов. Там фонари горят, красота, а уж ночью, особенная. Смотри, луна какая выглянула?

—  Я не против. Опять одеваться? Хотя если ночь твоя, почему бы и нет. Я спать не хочу.

Он достал ей свою сухую рубашку, свитер, накинули, еще мокрый, плащ и вышли из яркого подъезда в промозглую черную ночь.

 

Она взяла его под руку. Было приятно, молча прошли мимо домов и очутились на окраине лесопарка. Над  черными верхушками деревьев  яркой каменной стеной нависал город. На аллеях уютно светили фонари. Желтая листва кружилась  и, образуя многочисленные спирали, улетала прочь. Их взгляды встретились. Глаза Ульяны блестели и слезились от резкого ветра. Алексей поцеловал Улю. Это произошло как-то спонтанно, само сабой. Ее губы  ледяные, сухие. Появилось сильное желание согреть их. Отпускать смоченные лепестки не хотелось. . Фонари сделали все лица желтыми и искусственными, неживыми. Он обнял девушку и, прижав к себе, быстро повел по хлюпающей дорожке. Она плотно прижалась к его плечу и закрыла глаза. Появился ведущий, мужчина. Ей впервые понравилось быть ведомой. Пусть на улице, пусть под дождем, но чья-то сильная рука держала ее крепко и вела четко вперед. Было приятно отдаться чужой воле. Минут через десять появился водоем, стало светлее. В  воде отражалась и скользили белые лучи. Красиво, сказочно, непривычно для огромного ревущего города. Алексей еще раз прижался губами к Уле. Рядом на елке скользнула белка, бесцветная, пушистая. Губы девушки тянулись к нему, согрелись, стали влажные,  терпкие. Возбуждение не покидало. Они ускорили шаг, обогнули пруд и прошли вдоль огромной коряги в сторону мелькающей вдали лавочки. Дождь прошел. По-прежнему  ярко светила луна, стало теплее и уютнее.

Вдруг Алексея посетила мысль, что утром он  останется один на один со своей огромной дубовой с резной спинкой кроватью в своей  пустой квартире, и этих желанных губ рядом не будет. Мысль испугала его. Какая радость от этой большой, но совершенно холодной  квартиры. Его давно мучило одиночество. Он всячески отгонял от себя эти вредные мысли.  В том числе и о браке. Одному казалось легче, спокойнее. Приходящая старушка- домработница решала все проблемы. Но, на этой лунной дорожке они вернулись к нему с новой силой и призывали не уходить не бросать эти прелестные губы и открытые миру огромные карие глаза.. Деньги, деньги –они есть, но радости, счастья они ни разу ни на секунду ему не принесли. Ну, может быть, в момент покупки машины и внесения аванса за квартиру.

Надо брать этого милого доктора на руки и никуда  не отпускать. Бежать, бежать с ней по этой желтой дорожке прижавшись к теплу ее груди, запереть ее дома и никуда, слышишь н и к у д а не отпускать. Она своя, милая, хорошая. Настрадавшаяся, дошедшая до края. Но борется, борется с  тяжелой, муторной жизнью, которая довела ее до панели. Она достойна большего. Он ее сделает лучшим врачом, ее статьи будут в элитных журналах, она станет кандидатом наук… Такие мысли преследовали почти бегущего в обнимку с девушкой офисного клерка Алексея…

«Нет», конечно, нужно срочно разворачиваться к дому. Найти ночной магазин одежды, одеть ее в теплое, пушистое пальто  и привести домой. Деньги есть, деньги, деньги,  а вот счастья  нет.

Вот оно мелькнуло где — то рядом. Надо очень аккуратно, чтобы не обидеть девочку предложить ей переодеться и в магазин. Где телефон, как хорошо что сейчас все круглосуточно доступно …Он счастливо улыбнулся и сжал ее плечи еще сильнее.

 

В Индии Улю поразили Храм Лотоса в Нью –Дели. резной  Тадж –Махал и воздушные храмыт в Гоа. Девушка впервые была за границей,посему сравнивать ей было не с чем , но необыкновенная, приглушенная цветовой гаммой красота  Индийских храмов уложила ее на «обе лопатки». Комнаты гостиниц были с огромными вентиляторами под потолком, которые медленно вращались и по ночам пугали Ульяну. Ей все время казалось, что они вот-вот рухнут на нее. Прилет и отлет прошли гладко, не считая неожиданно резких, неприятных запахов в здании международного аэропорта Дели.

Уля была наверху блаженства. Леша оказался хорошим, простым парнем, все время ухаживал за ней. Напокупал ей кучу мелких подарков и один шикарный золотой браслет, который светился всеми цветами радуги, благо Индия могла предложить девушке любые полудрагоценные камни, самых экзотических тонов и расцветок.

 

Им было вместе хорошо. О любви они не говорили, но постоянно сцепленные между собой руки, легкие объятья и нежные поцелуи и не требовали любовных разъяснений.  Им было хорошо, легко вместе – это было видно.

 

Впереди была Москва.

Сразу из Шереметьево Леша привез ее к себе. По дороге они купили продукты, и Ульяна только зашла в квартиру, сразу побежала на кухню кормить милого. Как жить дальше, что делать с неожиданно возникшими чувствами они не знали.

Утором  Уля уехала в  Интернатуру, Леша к себе в офис. Жизнь закрутилась обычной московской каруселью. Они и не вспомнили друг о друге не разу. Но день подходил к вечеру и в головах стали возникать любимые образы и индийские воспоминания. Стоп! Стоп! Здорово ведь было. Да, как здорово!

Они созвонились и решили пойти в любимый Лешин ресторан «Шенок».

Уленька была приятно удивлена убранством ресторана, сделанном в форме белорусской избы-мазанки. Из окошечек, находившихся рядом со столиками, были видны коровы, которых доили девушки в белорусской национальной одежде. Во дворике стоит стог сена, солома, кричат гордые петухи и кудахчут куры. Алексей заказал графин белорусского домашнего красного вина и мясо –гриль. Рядом приятно грел и потрескивал шипящей смолой дровяной камин.

 

— У меня к тебе, Уляш, два предложения

Девушка улыбнулась и взяла Лешу за рукав пиджака

— Другие девушки одно предложение ждут не дождутся всю жизнь, а ты сразу два

— Да, сразу два. Первое : ты переезжаешь ко мне, и мы попробуем жить вместе. Второе: Ты, непременно, учишься в очной интернатуре и становишься классным вирусологом. Этот год ты нигде не работаешь. Я думаю, нам хватит моей зарплаты.

Ульяна сияла. Она встала, подошла сзади к сидящему за столом Леше. Обняла его за шею и поцеловала в макушку.

— Я полностью  согласна с предыдущим оратором.

Ночь была феноменальна. Таких ласк Леша не ощущал никогда. Он растворился в ее  ласковых врачебных руках, упругой груди божественных поцелуях…

 

Прошел год, Уля получила диплом интерна-вирусолога, Леша несколько раз летал в Индию и заключил два очень выгодных контракта, которые обеспечили серьезный прорыв его фирме.

С полученной премии они решили купить новую блестящую, красную машину. Выбор пал на «Лексус», но это не было принципиально. Главное  – красную. Уляша так хотела. Девушка пошла на курсы водителей. Так, что кататься предполагалось вместе. Сама перспектива сесть за руль вызывала в девушке бурный, ничем не прикрытый восторг. При виде машины в магазине она бросилась с разбегу Леше на шею и завизжала на весь магазин, вызывая у посетителей недоумение и испуг.

Первая поездка была на бабушкину дачу. В Хотьково. Уля выложила свои новенькие права на торпеду машины, как бы показывая всем, что она не просто за рулем, а она девушка с правами на вождение этого красного чуда. До дачи добрались спокойно, на минимальной скорости. Мокрая футболка, волосы и спинка сиденья говорили о неслыханном волнении «наездницы» этой необыкновенной машины. С заездом в ворота было уже немного труднее. Но пару тычков бампером об опорные столбы — отличного настроения не испортили.

Прошел год.

— Лешенька, солнышко…

— Уляш,  ты явно ко мне подлизываешься. Одно из двух: или машину поцарапала, либо еще какую-то работу себе нашла…

—  Почти угадал, Лешенька, мне предложили в аспирантуру поступить. Уже тему дали. Совсем не трудная, я ее за годик расщелкаю. И будет у тебя девушка — кандидат наук.

— Почему девушка. Кандидат наук – так жена. Поступишь, свадьбу сыграем. Я тебя люблю. Он аккуратно провел рукой по ее каштановым волосам и поцеловал сзади в шею.

— Милый, это что-то новое в Ваших речах. Я уж и надеяться перестала, а тут целое предложение…. Теперь спать не буду. Да я ради свадьбы с тобой не то что в аспирантуру, я  в Оксфорд поступлю, любимый…

Через три месяца Уленька  – аспирант Института вирусологии, бегала по московским  магазинам в поисках свадебного платья. Во время примерок, приглядевшись, уже был заметен небольшой животик. Леша с Улькой были счастливы появившимся перспективам.

Девочка родилась слегка недоношенной с пепельно -белыми волосиками и ярко-голубыми глазами. Назвали ее Сашенькой. Александра Алексеевна Вышинская.

Вся квартира поступила в полное распоряжение Сашеньки. Сопельки ребенка вызывали бурное волнение, а уж температура — истерики и немедленный вызов врача. Матерью Уленька оказалась совершенно сумасшедшей. Все домашние дела, аспирантура, завтраки, обеды и ужины – ушли на второй, а то и третий план. Во главе угла семейной жизни была Александра Алексеевна.

 

Время шло. Нет, летело стрелой.

Сашеньке три годика. Вся семья торжественно идет впервые в садик. Поступление в детский сад было решено отметить в  кафе «Буратино». С приглашением гостей: соседей по квартире и подружек по песочнице с родителями. Наняли аниматора. Было весело. Детский смех украшал праздник. Громче всех заливалась Сашенька. Взрослая девчушка… уже 3 годика.

Защиту диссертации назначили на ноябрь. Уля сходила с ума от волнения. К такому серьезному этапу в жизни она готова

не была. Больше плакала, чем повторяла материал. Научные руководители, коллеги, как могли успокаивали кандидатку, но слезы так и капали с Улиных глаз,  а  в дрожь бросала  лишь одна мысль о предстоящей защите.

Выпускной бал одиннадцатиклассников, Сашеньке, в числе других отличников, вручают  аттестат и серебряную медаль за блестящую учебу и примерное поведение…

 

( ЯРКИЙ СВЕТ, ЗАНАВЕС )

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.