Елена Демченко. Почему Наташа — толстовский идеал, любить нужно всех и правильно ли мы трактуем «Войну и мир»? (критическая статья)

Конечно, само выражение «правильно трактуем» звучит абсурдно и ошибочно, потому что каждый человек интерпретирует текст по-своему в зависимости от опыта, мировоззрения, психологического состояния и других немаловажных факторов. Тем не менее, автор всегда пишет с целью донести до читателя ту или иную мораль (иногда автономно, то есть не проявляя видимого отношения к героям, как, например, в пьесах эпохи классицизма, или наоборот давая комментарий относительно персонажей и их поступков, влияя на формирование читательского мнения), и мы всегда должны обращать внимание на их собственную трактовку текста.

Речь идёт не о шаблонах в школьной методичке («Так как в комнате висели синие занавески, можно сделать вывод, что главный герой находился в подавленном и депрессивном состоянии», нет, занавески могут синими и просто так, и потому, что это любимый цвет автора, и потому, что он списывал интерьер со своей комнаты и ещё миллион причин почему), а о том, как мы сами взяли себе за правило интерпретировать «Войну и мир».

С точки зрения современности, мы подходим к анализу романа довольно критически — вплоть до того, что Наташа Ростова представляется нам не более, чем, мягко говоря, куртизанкой. Для Толстого, тем не менее, она является идеалом женщины и матери. Как же так, спросите вы, неужели один из величайших писателей всех времён допустил ошибку и не понял, кого он создал? Он-то понял, а мы, скорее всего, нет.

Конечно, нельзя отрицать того, что Толстой выбирал для своих героинь исключительно патриархальную судьбу: замужество и семья, по его мнению, являлись высшей ценностью для любой женщины, поэтому, создавая женских персонажей, он не старался наделить их умом или карьерными амбициями, что, пожалуй, дико для нас, живущих в эпоху гендерной революции, которая стремится к равенству полов.

Но даже так Наташа не дура; я бы сказала, что она самая обычная девушка, которая в свои 16 впервые узнаёт, как это — по-настоящему любить и быть любимой, причём узнаёт от разных мужчин, узнаёт соответственно по-разному и поэтому запутывается в себе и своих чувствах, опрометчиво отменяет помолвку с князем Андреем, потому что ей, в конце концов, не 25, не 30 и даже не 40, в её мыслях нет холодного расчёта (как у той же Жюли Карагиной), она делает ошибки и то, что мы воспринимаем это в штыки, говорит лишь о том, что мы сами так делали — принимали решение сломя голову (и нам это, очевидно, не понравилось). Мало того, мы забываем, как сильно этот «неправильный выбор» повлиял на Наташу: как она никуда не выходила, потеряла аппетит, плакала, пыталась покончить жизнь самоубийством, умоляла Пьера передать Андрею, что она просит прощения, раскаивалась и замаливала грехи в церкви.

Объясняя нелегкую судьбу героини, хочу привести цитату самого Льва Николаевича Толстого, которая звучит в письме (от 1857 года) к его тётушке:

 

«Чтоб жить честно, надо рваться, путаться, биться, ошибаться, начинать и бросать, и опять начинать, и опять бросать, и вечно бороться и лишаться. А спокойствие – душевная подлость. От этого-то дурная сторона нашей души и желает спокойствия, не предчувствуя, что достижение его сопряжено с потерей всего, что есть в нас прекрасного»

По сути, Толстой награждает свою героиню лучшею из возможных судеб — судьбой, полной испытаний, сложностей, ошибок, перемен, потому что именно они позволяют человеку сохранить всё то прекрасное, что в нём есть.

Кроме этого поступка — измены князю Андрею — Наташа поддаётся критике из-за своего необузданного характера. Я согласна и могу честно признаться, что тоже была не в восторге от вида шумной («Поцелуйте куклу, поцелуйте куклу!» — эти слова всё ещё у меня в голове), навязчивой, в каком-то смысле эгоистичной (вечно требующей к себе внимания) девушки, и даже рада, что моё поколение воспринимает такое поведение, как дурной тон — о чём-то это да говорит.

Мы видим Наташу такой с начала первого тома и почти до конца второго, а потом наблюдаем за тем, как в героине происходит нравственный переворот, переосмысление жизненных ценностей и ориентиров, и если бы я могла сравнить это событие с каким-нибудь природным явлением, я бы сравнила духовный рост Наташи с огранкой алмаза, который в итоге превращается в бриллиант, потому что она избавляется от всего ненужного, при этом сохраняя лучшие свои качества — милосердие, способность к глубокой эмпатии, искренность, доброту. Чего стоит одно её решение отдать последние подводы раненым солдатам — в этом и есть всё любящая Наташа.

Я говорю, точнее пишу именно про неё, так как к двум другим главным героям, Пьеру и Андрею, отношение гораздо более лояльное и понимающее, потому что Наташа, как мне кажется, самый сложный персонаж из их троицы хотя бы потому, что если поступки Андрея (и даже Пьера) можно обосновать логически, то порывы Наташи, особенно в период отрочества, настолько эмоциональны и непредсказуемы, что мы не знаем, как их оценивать.

Вообще, вопрос предвзятого отношения к женским персонажам всегда будет открыт, но я поднимаю его скорее для того, чтобы раскрыть другую проблему — проблему понимания текста «Войны и мира».

Чем больше я читаю биографию Толстого, тем больше понимаю, насколько мудрым и гуманистичным был этот человек (не с его слов — со слов его современников, конечно) и как тонко он понимал людскую психологию.

 

«Сострадание, любовь к братьям, к любящим, любовь к ненавидящим нас, любовь к врагам — да, та любовь, которую проповедовал Бог на земле, которой меня учила княжна Марья и которой я не понимал; вот отчего мне жалко было жизни, вот оно то, что еще оставалось мне, ежели бы я был жив. Но теперь уже поздно. Я знаю это!» (3 том, 2 часть, 37 глава)

Когда мы читаем «Войну и мир», мы, само собой, во всём соглашаемся с Толстым: война — это плохо; Наполеон проигрывает, потому что он негодяй и подлец, а Кутузов выигрывает, потому что он — гуманистический идеал, душою связан со своим народом и далее по списку. Однако там, где кончаются лирические отступления и начинается наше собственной, субъективное восприятие текста, мы утрачиваем возможность смотреть на представленные события с точки зрения Толстого, то есть именно с человеколюбивой, осмысленно глубокой, снисходительной точки зрения, которая пригодилась бы нам не только в литературе, но и в реальной жизни.

И ведь дело не только в том, что большинство нас ввиду этой самой причины неспособно переступить через неприязнь к Наташе Ростове и, посмотрев на неё с другой стороны, искренне её полюбить — дело ведь и в отношении к другим героям, в особенности к «антагонистам».

Давайте вспомним Анатоля и Элен Курагиных: «Где вы, там зло и разврат!» — говорит о них Пьер, но, как гласит английская пословица, «Каков отец, таков и сын» или, как мы говорим, «Яблочко от яблони недалеко падает», тем более что для Толстого тема семьи занимает едва ли не центральное место в романе, т.к. является для человека нравственной почвой, основой личности. Но давайте вспомним князя Василия Курагина: разве он такой плохой отец? Неужели он намеренно взращивает и поощряет пороки своих детей? Да, он не Николай Болконский и тем более не Илья Ростов, дети, как он признается, самая тяжёлая ноша в его жизни, но это совсем не значит, что он не заботится о них: он устраивает помолвку Элен, пытается сосватать Анатоля с Марьей Болконской — всё, чтобы его дети в будущем не знали нужды; пускай мы не видим в нём той искренности, которая заметна в других родителях, пускай он лицемер, притворщик, но он всё-таки пытается выполнить отцовский долг, даже если любви к своим чадам он, как пишет Толстой, «научился у других родителей». Мы не знаем, был ли сам князь Василий воспитан в неискренности или выучился играть роли в высшем обществе, тем не менее он помнит о своих обязанностях и пытается их выполнять. Гораздо сложнее понять поведение княжны Алины, матери семейства, тучной, угрюмой женщины, которая завидует красоте и молодости своей дочери. О ней мы знаем гораздо меньше, но мы можем предположить, каково жить рядом с таким человеком, как князь Василий, который привык к фальши и наигранности. Очевидно, вся проблема кроется в нелюбви (что неудивительно, ведь в то время брак был, как правило, вопросом приданного) и недостатке внимания со стороны супруга.

Я не пытаюсь оправдать героев, но я пытаюсь понять и объяснить мотивы их поступков, подойти к этому, как делает Толстой, с гуманистической, пацифистской точки зрения — и тогда даже таких мерзавцев, как Элен и Анатоль, становится жаль, ведь они никогда в жизни не знали чистой, искренней любви; такой взгляд на роман сильно изменил моё отношение к нему и его персонажам, и вот, что я пытаюсь до вас донести: помимо своего, субъективного восприятия текста важно понимать, каких взглядов и мнений придерживался писатель, какого он был мировоззрения (для этого нужно уметь не только читать между строк, но и знать историю создания произведения, историческую справку, биографию автора — возможно, это много, но это интересно и увлекательно, когда текст вам действительно нравится); важно понимать это не только, чтобы соглашаться с ним, но и чтобы уметь осуждать, дискутировать, спорить, расширять, в конце концов, свой кругозор. Ведь когда вы умеете улавливать настроение произведения, пропускать его через себя, понимать и одновременно критиковать позицию его автора — вы действительно умеете читать.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.