Виталий Турченков. В степь (рассказ)

Запах выжженной солнцем природы и нагретого им же асфальта, уже к десяти часам утра в наглую навязывал всем жителям небольшого районного центра своё дальнейшее виденье этого безоблачного летнего дня.

По  безответственному его мнению, провести его следовало в тени большого дерева  в компании с прохладными и освежающими напитками, или (как вариант) с человеком (обозначим его привычным словом – друг) всеми этими дарами магазинных холодильников, обладающим. Так же им настоятельно рекомендовалось посещение хотя бы какого-нибудь водоёма, но такового по близости, увы, не имелось. Это обстоятельство, без сомнения, лишь увеличивало количество употребляемых  внутрь слабоалкогольных (опять-таки, грубо навязанная из вне прихоть) напитков, но такова жизнь. Что ж, подобное времяпрепровождение делалось слегка накладным, но общая атмосфера, спровоцированная этим  специфическим запахом, была непреклонна и требовала абсолютного подчинения.

А спорить с природой, скажу я вам со знанием дела — опасно.

В десять тридцать пять, друг, уже находящийся на быстро уходящей из небольшого городка куда-то в  пыльные степи (в том направлении без сомнения обитала разумная жизнь)  улице, нетерпеливо поглядывая на свой телефон, томился.

Однако скорое воссоединение было неминуемым и оно (спустя пять минут) состоялось.

Приветствие было коротким ввиду неминуемо приближающегося полудня.

На общем совещании, прямо по дороге в обшитый белой вагонкой магазинчик на этой же улице, было принято единогласное решение, закупившись всем необходимым  (смотри выше), отправится в степные просторы под сень колючих и ветвистых акаций, где согласно летней логике, следовало всё уже упомянутое и успешно приобретённое,  вкушать.

Магазинный кондиционер великодушно предоставил вынужденным путникам возможность отдышаться перед решающим марш-броском. Скорость продвижения играла тут немаловажную роль. И оно и понятно. Напитки, извлечённые из недр плохо охлаждающих холодильников, мурыжить долгими переходами было бы  контрпродуктивно.

Выбор (представленных нетерпеливому взору) товаров был невелик и потому много времени не отобрал.

По  выходу из магазина, нагретый солнцем воздух жестоко напомнил о своём сезонном праве на  существование и общих реалиях летнего бытия. С этим обстоятельством приходилось мириться (в конце концов, именно оно, загнало нас в это вынужденное путешествие) и ускоряя шаг направляться в уединённое и непотревоженное глупыми вопросами — о твоём внеплановом не нахождении на рабочем месте — тенистом лоне природы.

Унылая, выкрашенная палящими лучами солнца, в подобный себе же бледно-жёлтый цвет, степь — воистину благословенное,  для жаждущего уединения (только уединения, в плане воды, там есть проблемы) место. Не согласных с этим утверждением было бы вполне  резонно тут же  послать в степь.

Что я только что и сделал.

Но оставим пока что пейзажную лирику в покое и максимально сосредоточившись на главной цели внепланового похода, поспешим отыскать себе приемлемый для этого случая уголочек в близжайшей посадке.

А с этим всегда бывает  проблемка.

Ведь далеко не каждое искуственное насождение деревьев для этого подходит.  Тут важно и оптимальное удаление от пыльной грунтовой дороги, и наличее травяного покрова и отсутствие колючих кустарников, а главное — правильно ниспадающая на длительном отрезки времени тень. Иначе говоря, в самый разгар отдыха обнаружить, что солнце подкралось к вам с левого фланга было бы обидно.

Что ж, после небольших стилистических пререканий оптимальное место (на небольшой полянке подле ветвистых акаций) было обнаружено, две ёмкости по два с половиной литра из удобного рюкзака перекачивали в прохладную тень, а вспомогательная и правильно подобранная снедь, была тут же разложена на примятой ногами траве.

Два больших пластиковых стакана медленно наполнились пенной (янтарного цвета) жидкостью.  Природа напряглась. Из лежащей к низу от стихийного лагеря балки, дунуло горячим степным ветерком. Мутно-голубое небо в обречённом экстазе слилось с жёлтым горизонтом нагретым до состояния лёгкого телодвижения воздуха. Содержимое пластиковых стаканов ушло вовнутрь организма с приятной для сердца лёгкостью (ну или говоря народным языком, «как в сухую землю»). Наступил вполне ожидаемый момент единения с казалось бы, не слишком дружелюбной природой, обременённой её привычным ворчанием в стиле: «Сидели бы дома, придурки».  Впрочем, как и всегда в подобного рода ситуации.

Вяло бродившее по балке стадо коричневатого цвета коров, к подобному единению были равнодушны и протяжно мыча страстно желали в тень одиноко стоявшего там же дуба.  Два пастуха (старик и мальчишка) уже предусмотрительно  заняв это удобное место, слишком тесной компании коров были не рады и криками отгоняли последних подальше от себя. Недалеко от ихнего спора и борьбы за место под тенью, недовольно блеяли козы.

После второго стакана пенной и прохладной жидкости, проснулся приглушённый солнцепёком аппетит и вяленой рыбе разложенной и почищенной на полиэтиленовом кульке, было тут же отдано должное предпочтение. Большая пачка чипсов, чуть поодаль,  терпеливо дожидалась своей  очереди.

Повинуясь обстоятельствам приближалась вполне очевидная пора обоюдных жалоб и недовольств в сфере    финансов и обще социальных тем.  Впрочем, как всегда всё равно всё закончилось извечной темой « женского вопроса».

Близился обед. Нагретая до стадии «а как вам такое» степь, дыша в лицо своим горячим дыханием беспардонно лезла под тень и нагоняла туда дремотную лень. На остатки рыбы начали слетаться мухи и их пришлось наглухо упаковывать в полиэтилен и прятать в рюкзак.

Невдалеке с хриплым стоном промчался раздолбанный в хлам мотоцикл с коляской, приветливо окативши унылое пространство облаком мутно-серой супстанции.

Наездник страптивого транспортного средства бытро окинул импровизированный пикник своим усталым взглядом и таща за собой светлосерые клубы пыльных масс помчался дальше.

Становилось совсем душно. По небу  медленно поплыли облака не надолго закрывая солнце и  живописно бросая на поля небольшие движущиеся пятна. Вторая (уже слегка нагретая) бутылка подходила к своему неминуемому концу. Не смотря на это удручающее обстоятельство лежать глядя в небо на примятой телом траве было необычайно приятно и  даже мысль о необходимости выхода из тени с целью обратного путешествия к (относительной) цивилизации, в этот момент не представлялось возможной.

Внезапно со стороны посадки сорвался непонятно откуда взявшийся ветер и бодро пронёсшись по верхушкам деревьев улетел куда-то в балку.

На степь опустилась огромная тень. Так как солнце, из-за деревьев, уже давно находилось в незоне видимости, понять причину его отсутствия удалось не сразу.

Сказать поправде вставать для этого было просто лень, но раздавшийся  откуда-то сзади далёкий раскат грома всё же заставил размякшее жарой и пивом тело оказатся на ногах. Сомнений небыло. С югозапада быстро и неуклонно приближалась вымоленная нагретой землёю гроза.

Собиратся приходилось спешно. Пустые бутылки и пакеты (во избежание неуважительного отношения к природе) были тут же собраны в рюкзак.  Туда же отправились и  выключенные на всякий случай телефоны. Колючки и частицы травы тщательно  вычищены с одежды и велекодушно оставлены в среде их привычного обитания.  Запылённые стопы обуты в красовки и в ускоренном темпе направлены к дороге.

Потемневшее небо вспыхнуло тонкой жилкой яркого света. За ним тут же последовал грохот плохо закреплённой (и от того видимо рухнувшей на землю) частицы небесной тверди.  Природа замерла.

Ливень обрушился внезапно. Грунтовая дорога,  ведущая к дороге местами асфальтированной, предательски шла в гору, а потому грязные потоки появившихся на ней вод, заливали ноги почти по щиколотку. Мокрая одежда, охлаждая распаренные жарой поры кожи, даверительно липла к телу. Сильно увлажнённая голова неспешащая расставятся с хмельным позитивом мышления, принимала на себя благодать небес с пониманием и весёлым смирением.

Запах выжженной солнцем природы и нагретого им же асфальта умолк и предсказуемо слился в близжайший кювет. Пришедший ему на смену запах мокрой земли, свежести и прохлады имел своё виденья остатка этого дня, о котором я предусмотрительно умолчу.

Ну а  в целом… В целом, вопреки нашему раннему предположению, идти назад в сторону  относительной цивилизации было  хоть и тяжело, но по-настоящему приятно.  Впрочем, (повторюсь) как и всегда в подобного рода ситуации.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.