Виктор Плавский. Этажи (рассказ)

«На каком я сейчас этаже?» вдруг неожиданно промелькнуло у меня в голове. Аккуратно нарисованная над кнопкой вызова лифта цифра 6 и выцарапанная ключом слева от нее надпись «буш» сориентировали меня в пространстве. «Странно, прошел свой этаж, как же это я так? » Простояв пару секунд в ступоре и испытывая непонятно перед кем чувство не ловкости за себя идиота я начал спускаться в низ по лестнице.

Такого, конечно, не разу в жизни со мной не случалось. В родном доме, в котором прожил всю жизнь, каждый день выходя и спускаясь по этим ступенькам вот так вот взять и пролететь на несколько этажей выше — это очень странно. «Какой же я все-таки рассеянный — думал я — наверное слишком погрузился в себя, настолько что полностью отвлекся от окружающих меня предметов. Интересно…»

Летнее солнце, через деревянные оконные рамы, освещало пролеты между лестничными клетками. Спустившись на два этажа ниже, я направился к своей квартире, но завернув за лифтовую неожиданно наткнулся на абсолютно незнакомую мне дверь. Я стоял на против старой, оббитой синей тканью, деревянной двери, которая не имела ничего общего с входной дверью моей квартиры. Пару мгновений мой мозг пытался построить маршрут, по которому я пришел сюда. В итоге убедившись, что я в нужном месте, послал импульс руке   открывать дверь, но ничего не произошло. Во мне будто бы не нашлось сил что бы выполнить это простое движение. Я развернулся и зашагал к лифту.

Все перед глазами расплывалось, создавая ощущение ирреальности происходящего, я чувствовал себя потерянно, но на удивление не впал в панику. Не твердой походкой дойдя до лифта я нажал кнопку вызова, конструкция загудела, где-то не далеко не верху дернулась кабина и с шумом начала спускаться.

В лифте было по привычному душно.» Как убитый чем-то» подумалось мне. Но нет. День был обычным, просто прогулялся к товарищу, выпили пива, от травы я отказался как и всегда в последнее время. Прислонившись к фанерной стенке лифта, я поднял взгляд на тускло светящую лампочку, в которую еле слышно дребезжа пыталась пробиться букашка.

 

Лифт остановился, двери с шумом разъехались в разные стороны. Передо мной открылся вид на лестничную клетку, где опершись на перила стоял Семен. Как всегда слегка нахмуренный, он взглянул на меня исподлобья, ухмыльнулся и приветствуя меня кивнул головой с низу в вверх. На груди у него весела его любимая игрушка —  пневматический автомат Калашникова

— Популять собрался? — подходя к нему и протягивая руку сказал я.

— Угу. — буркнул он пожимая мою руку.

Ощущая себя не совсем ловко, я не стал задерживаться и сразу зашагал к совей двери, как вдруг из-за спины до меня долетел басистый голос

— Холодного нет дома.

«В смысле?». Сердце неприятно защемило, ладошки начали покрываться холодным потом, а глаза покатились по разрисованным маркером стенам коридора ведущего к квартире Холодного. Сердце начало колотить в грудь со страшной силой. Я повернулся к Семену. На этот раз он расплылся в улыбке, видимо неправильно оценив мое состояние, и сказал:

— А ты нарулить хотел?

— Дааа я …- пытаясь преодолеть ступор начал я что то мямлить.

— Я тоже. Его нет сейчас, минут через двадцать будет. Пойдем на крышу пока что, постреляем. — предложил Семен.

Я потупив взгляд быстро закивал головой и автоматом пошел за Семеном. «На девятом. Я сейчас на девятом этаже.». Все тело было напряжено до предела, ноги слабели и подкашивались. «Нажимал же свой этаж, помню это точно или не точно. точно или не точно. Точно. или…»

Мы поднялись к лифтовой, без всяких преград открыли двери и пройдя по темному коридору, соединявшему два наших дома поднялись на крышу. Солнце упирающееся в хребет гор, разливало совой последний свет, день плавно переходил в вечер.

Семен начал подбирать жестянки и устанавливать их на парапет, я сел в разодранное, затертое кресло, которое притащили сюда еще в начале этого лета. Нервная дрожь не прекращалась, голова шла кругом, я сидел уперев локти в колени, сцепив пальцы рук в замок и выстукивая ногами быстрый сбивчивый темп.

Закончив ставить банки Семен взглянул на меня и пошел на исходную позицию.

— Неужели так покурыть хочется? Ты же вроде не любитель этого дела, — прицеливаясь сказал он.

— А? Я.. ну просто так, как-то вздумалось. — неразборчиво ответил я ему.

Раздались пять одиночных выстрелов два из которых пришлись в цель.

— Понятно, — абсолютно не обращая на меня внимания, каким то не довольным тоном ответил он и пошел поднимать жестянки.

Стрелять он, конечно, мне не предложит, доверять автомат каждому знакомому не положено по его внутреннему уставу — только лучшим друзьям. Да и на крышу он пригласил меня скорее в надежде на скирду* в которую я могу влиться.

Еще пять одиночных выстрелов. Результат на этот раз более удачный: четыре из пяти.

— Так что? — уже более радостно спросил Сема, — давай скирданемся тогда?

— Да у меня денег то не особо.

— Холодный начал кредиты открывать? — Семен даже отвлекся от своего занятия и посмотрел на меня.

— Угу — растерявшись потупил взгляд я.

Еще пять выстрелов и четыре попадания.

— С-сука. — протянул стрелок — ну давай я возьму, ты тогда отдашь завтра.

— Да, да, конечно, давай. — скороговоркой ответил я пялясь в одну точку

Семен опять посмотрел на меня и продолжил сове занятие. Солнце на половину зашло за горы и результаты его ухудшились. Теперь он попадал максимум по двум, а иногда и по одной банке, что очень ему не нравилось. Он хмурился, долго выцеливал мишени и периодически выругивался на них. Зазвонил телефон и лицо Семы просияло нездоровым светом мании. Он взял трубку, перекинулся парой слов и потом сказал мне.

— Будь здесь тогда, я сейчас.

Семен ушел. Меня обхватил панический страх. Я вскочил с кресла стал ходить взад вперед по крыше, в голове крутились бессвязные предложения, тяжело дыша я подошел к краю и взглянул в низ. К голове стремительно начал приближаться асфальт. Вдох, перед взглядом уже линия гор, освещенных последними лучами солнца, выдох, мои ноги на крыше, вдох, я посмотрел на свои дрожащие руки и сделал шаг назад, на секунду замер, потом развернулся и помчался к двери ведущей с крыши в подъезд. Пробежал соединяющий тоннель, лифтовую, и затрусил по ступенькам отсчитывая в голове этажи.

Девятый. Уже стемнело, но свет еще не был включен на всех этажах. Я скользил рукой по запачканному периллу и  семеня по каждой ступеньке бежал вниз.

Восьмой.

Седьмой.

Шестой. «Нет, нет, нет это чушь. Чушь! В пиво что-то подмешали. Точно!»

Пятый. » Сейчас я буду дома, съем лимон, схожу в душ и упаду в крепкий сон. Все, следующий этаж мой»

Махом перепрыгнув через последние три ступеньки я уперся взглядом  в стену с нарисованной черной краской, цифрой три у кнопки вызова лифта. В глазах потемнело, меня шатнуло в сторону, я вцепился руками за поручень перил и слегка перевесившись через них задрал голову в верх. Спиралью тянущиеся в верх этажи производили гипнотическое действие, я силился сосчитать их. Ошибки быть не могло. Сейчас я должен стоять на четвертом этаже, но этаж как будто бы выпал из последовательности и находится в недостигаемом для меня месте. Я исступлённо пялился верх и продолжал бы так до тех пор, пока не затечет шея, как вдруг я почувствовал, что за мной кто-то наблюдает со стороны.

Рядом стоял Глюк. Пытаясь сдерживать улыбку, он смотрел туда же куда и я. Когда я его заметил, он хитро прищурив глаза обратился ко мне:

— Что там?

— Андрюша, — рассеяно отвечал я ему- этажа нет.

— Ага, — понимающе протянул Андрей. — и какого же не хватает?

— Моего.

— Понятно. А на лифте пробовал? — спросил он и прикусил между зубами кончик языка

— Пробовал, я на девятом оказался. Теперь вообще боюсь.

Мне было не очень приятно с ним говорить, в его речи чувствовалась еле уловимая насмешка. Мысль моя сбивалась и я порол еще большую чушь тем самым еще сильнее производя впечатление упоротого человека

— Ну что уж теперь, пойдем. — сказал Андрей подходя к своей двери.

— Куда? -спросил я.

— Этаж твой искать куда же еще?

Он открыл двери и жестом пригласил меня войти.

Из квартиры вылетела трехцветная кошка Лиса.

— Гуляет. — недовольно смотря ей в след объяснил Андрей

Квартира Андрея выглядела запущенно. Но в то же время сквозь все эти разбросанные вещи, покрывшиеся пылью книжные шкафы, кошачий лоток на паркете, порванные струны свисающие с пейзажа на стене , просматривалась прошлое. Спокойная, почетная старость глав врача местной поликлиники или зав кафедрой в университете. Квартира удивительным образом смешивала в себе два стиля жизни, ни один из которых не собирался уступать свое место противоборствующему. Занятая Андреем территория хоть и подчинялась его жизнедеятельности, в то же время оставалась верна, давно устоявшемуся, застывшему в этом интерьере мировоззрению.

Мы прошли сквозь заваленный тряпьем кабинет на кухню,

-Спирту будешь? — спросил Глюк, доставая из кухонного стола пустую банку.

— Не, спасибо. — ответил я

— Дело такое…-  сказал  Глюк, тем временем продолжая доставать из  стола необходимые алхимику вещества.

На стол, помимо поллитровой банки попали четыре сто граммовых медицинских пузырька с красными крышечками, лимонная кислота и сахар. Дополнял натюрморт уже стоявший на столе хрустальный графин. Андрей на глаз засыпал в банку лимонную кислоту

— Так кого ты там так высматривал усердно? — спросил он.

— Этаж — сконфузившись сказал я.

Наполнив банку на половину водой из чайника, он положил туда пару ложек сахара. Оставшаяся вода была вылита в графин, куда следом за ней последовал спирт из пузырьков.

-Дело тако-ое — наблюдая как в банке б пытается растворится сахар, протянул он. Потом отвлекся от и с любопытством посмотрел на меня:

— И как я понимаю безуспешно?

— Да — я не хотел подкармливать своего собеседника. Видимо Андрей это понял и решил сменить тактику.

— А я вот только из трубы пришел, — начал он, — люди, как приведения какие то, ходят даже лица не поднимают, пальцы ,блядь, заболели решил пойду домой .

— Много на аскал* то?

— А, — махнул он рукой, — видишь на спирт хватило.

— Странно, вроде лето…

— Вот именно что вроде — перебил меня Глюк

— В смысле? — удивленно посмотрел на него я.

— Чего в смысле? Ты же сам говоришь «вроде» , значит может и не лето совсем. — он взял возле раковины две чайные кружки налил в них грамм по 100 спирта и протягивая мне одну сказал — Давай что б точно разобраться .

Я машинально взял кружку и выпил. Организм не был готов к такому повороту, горло и лёгкие загорелась, я за кашлял. Во рту появилось мерзкое колющее ощущение и привкус поднимающейся рвоты. Пытаясь выдохнуть из себя весь воздух, который только возможно я потянулся к банке с самодельным лимонадом.

Андрей тоже поморщился.

— Сладковатой получилась. Надо было меньше сахара. — сказал он.

Долго не раздумывая налили по второй. Останавливаться после первой порции я уже не видел причин, поэтому вдохнув поглубже я опрокинул в себя вторую кружку. На этот раз все прошло безболезненно. Самое удивительное в употреблении спирта то, что он полностью выжигая личность человека, превращая его в своеобразную болванку не соображающую кто она, что здесь делает и зачем, оставляет абсолютно нетронутым сознание. Этот экранчик на который транслируется все, что нас окружает, остается абсолютно не замутненным, все изображения на нем обогащаются абсолютно иными смыслами которые ранее в человеке  не возникали, но к сожалению так как в этот самый момент проявления этих смыслов никакого человека по сути и  нет, они так и остаются навсегда не зафиксированными вспышками ярости, страсти, веселья или отчаяния вызванные алкогольным опьянением.

Глюк рассказывал мне о городах, в которых ему удалось пожить, о их преимуществах над нашим маленьким городком:

— Там в электричках только можно в день рубля по два поднимать. Вот я помню на Одинцовском направлении мы с Костяном. братишкой моим, играли. Вообще ништяк, а если еще с комбиком!

Я улыбался и иногда кивал головой.  Спирт заканчивался вместе с байками, которые травил Андрей.

—  Ну что ты молчишь все? — спрашивал он- Хрен разговоришь тебя.

— Да а что я могу сказать то?

— Да ну хоть что ни будь, ты совсем не говоришь вот хоть скажи, что ты видишь.

— Где?

— Вокруг, что ты видишь?

— Да что тут … вещи

— Так.

— Стулья, стол…- я почувствовал себя глупо и запнулся- а на хер это надо?

— Да расшатать тебя немного, сидишь как будто бы не здесь. Вот мне всегда интересно что вокруг, я бывает утром в магазин выйду смотрю на людей, — где-то завибрировал телефон, но Андрей не придал этому значения, — хмурые на работу прут, уставятся под ноги себе, а вокруг лето, утро, все оживает … — телефон настойчиво гудел — Сейчас подожди я отвечу.

За окном была уже ночь. Я протер лицо руками, встал и прошел в кабинет к книжному шкафу. » Блядь да где он?» донеслось из соседней комнаты. Мой взгляд остановился на книге с названием «В сторону Свана». Я начал читать присев на кушетку. «Давно уже я стал ложиться рано. Иногда, едва только свеча была потушена, глаза мои закрывались так быстро, что я не успевал сказать себе: «я засыпаю». И полчаса спустя мысль, что пора уже заснуть, пробуждала меня: я хотел положить книгу, которую, казалось мне, я все еще держу в руках, и задуть огонь; я не переставал во время сна размышлять о только что мною прочитанном, но эти размышления принимали несколько своеобразный оборот,— мне казалось, что я сам являюсь тем, о чем говорила книга; церковью, квартетом, соперничеством Франциска I и Карла V. …».

«Ага да. да. Не. Не буду еще спать. Ага, ты это… заскочи по пути в аптеку тогда, возьми парочку. Я в душе не чаю вообще… Ага, давай, наберешь как будешь подходить»

— Сейчас Костя подойдет. Слышь?

—  Угу, клево. — уже практически засыпая ответил я.

Ночью вроде бы кто-то ходил на кухню, в соседней комнате играла гитара, и часто ржали. Я спал как убитый.

Сон прервался так же неожиданно, как и начался. Я раскрыл глаза и быстро приподнялся с кровати. Тело от неудобной кушетки затекло особенно болел правый бок. Потягиваясь в стороны я огляделся, понял где нахожусь, полез в карман брюк за телефоном. Экран, засветившийся ослепляющим светом сообщил мне время — 6 45. «Жестко» подумал я и пытаясь припомнить что я здесь забыл направился на кухню. Чувствовал я себя скверно, помимо всех    неприятных особенностей похмелья, где-то внутри меня в районе груди скулило какое-то раздавленное существо. Прислушавшись к нему у меня сразу же всплыло чувство вины и ощущение что, что то важное вылетело у меня из памяти. Толи что я забыл предупредить родных, что не буду ночевать сегодня дома, толи из-за того, что совсем недавно обещал себе не напиваться до беспамятства.

Тяжело выдохнув, пополз в ванную. Умылся, сделал пару глотков воды и вышел в коридор.

Кое как надев свои кроссовки я покинул квартиру Глюка. Сырой утренний воздух подъезда, после прокуренной пыльной квартиры, окружил меня свежестью. Я медленно поднимался по ступенькам шаг за шагом. Мысли роем крутились возле головы, но пробиться в нее им мешал перегар и абсолютное безразличие ко всему. Сам не заметив, как я оказался у себя в прихожей я захлопнул за собой дверь. На кухне со своим привычным утренним чаем сидела мама.

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.