Александр Баранов. Лунные нити (сборник стихотворений)

***

Любое начало – побег

Из выстроенной цитадели

Любое начало в борьбе

Грядущее с прошлым разделит

 

Беги, озираясь, скуля

От боли в израненных стопах

Беги, чтоб начать всё с нуля –

От сбывшихся антиутопий

 

Пока не почувствуешь снег

Песка раскалённого после

Пока не прошепчешь во сне

Неведомых прежде вопросов

 

И станет ответами  меч

Взрезающий тело иллюзий

И станет ответами  смерч,

И страх, и смятение людям

 

Знать большее или не знать

Ни буквы живущий здесь волен

Но всё равно в каждом из нас

Искатель, изгнанник и воин…

 

Дороги, где битвы, где мгла –

Всё ради огня неземного,

Что вечен, скрываясь от глаз,

На стыке идеи и слова

 

 

 

***

 

 

Я лунные нити в верёвку свиваю –

На мягкое небо взберусь, не заметив,

И даже забуду, что так не бывает,

Смотря, как внизу потухают кометы.

 

Из клочьев разбросанных облачной ткани

Постель соберу для небесной царицы,

Как быть на виду она только устанет –

Захочет тотчас одеялом укрыться.

 

Я раньше не знал, что так холодно сверху,

Что звёзды горят, чтобы им не замёрзнуть,

Здесь свет обнаженной душе человеку

Тепло создаёт, он – одежда и воздух.

 

Здесь чувства огромнее воображенья,

Не вынести силу звенящих вибраций

Идущих вокруг от луны-ворожеи –

Нет смысла в обратном уже притворяться.

 

Мне нужно вернуться, вот только бы вышло…

Прошу вас, о, боги, мечтам не внимайте:

Желавший смотреть только дальше и выше,

Земля, по тебе изнываю, праматерь!

 

 

И страшно мне ждать, истлевая веками,

Чтоб прежняя дверь оказалась открытой –

Невидимым духом, запрятавшись в камень

Я  вырвался с крохотным метеоритом.

 

Успеть бы за пару секунд до паденья

Вернуться в себя… и стоять  возле окон,

И плакать в восторге  тогда беспредельном,

Что соткан опять из телесных волокон…

 

 

***

 

 

В воздухе мысли витают

Их не сказать посторонним:

Кто-то оставит их в тайне,

Кто-то бумаге откроет

 

Словно от почвы, из корня

Всходят они через ветви

Возле проёмов оконных

Странствуя небезответно.

 

Позже, у склонов скалистых

Снова вернуться в глубины,

Снова осыплются листья

До ноября середины.

 

Будет печаль или счастье,

Только в округе ни звука

Станут острей ощущаться

Близость и боль, и разлука.

 

И, так,  предчувствуя зиму,

Будто бы души – рожденье,

Осени невыразимость

Входит в моё отраженье…

 

 

 

***

 

Представляешь, подруга, прошёл третий год

С наших первых свиданий осенних,

Со студенческих, юных, наивных забот,

С понедельников, сред, воскресений…

 

С тех моментов, которые в памяти я,

Сохранил, как ребенок – гербарий.

Эх, беседы ночные – «В чем суть бытия…?»

В полусне протекавшие пары.

 

Полбутылки вина, сигаретный дымок

И волос твоих запах чуть слышный.

Я влюбился в тебя – по-другому не мог,

И вот это, как раз, было лишним.

 

Дорогая моя, уж прости, так был слеп,

Что твоей нелюбви не заметил.

Стала ложь мне, как будто бы нищему – хлеб,

Ну а правда – невольнику плети.

 

Да, не скрою, чего уж там, выл и страдал.

Оказалась и гордость задета…

И унылый  ходил по счастливым следам

Всех однажды влюблённых студентов

 

Вспоминал, как с тобою мне было легко,

Как ни с кем так легко не бывало,

А теперь первый ветер дрожащих щеколд,

Из листвы расстелил покрывало.

 

Со студенческих, юных, нелепых забот

Неслучившихся  Клайда и Бонни,

Представляешь, подруга, прошел третий  год.

Ну, скажи, ты меня ещё помнишь?

 

 

 

***

 

Туманом  тёплым дни теперь объяты,

Округа  сном осенним сморена

И мягкая, как листья горной мяты,

На город опустилась тишина.

 

И разве здесь природа виновата,

Что от сует, как все мы, устаёт?

Уже сентябрь трепетно и свято

В своих ладонях теплит бытие.

 

Простил и я судьбе, что забывала

Она исполнить то, о чём мечтал,

Когда посеребрённым покрывалом

Густые сумерки укрыли даль…

 

Тяжелой влагой  дышит долгий вечер,

Предчувствуя нашествие дождей.

Пора раздумий и противоречий,

О как же мне не потеряться в ней?

 

Черновиком, исчерканным, измятым

В кострах осенних юность сожжена,

И мягкая, как листья горной мяты,

На сердце опустилась тишина…

        

 

 

***

 

Минорной стала музыка зари –

Предзимних дней обычная примета,

А в сердце остаётся до поры

Уже давно исчезнувшее лето.

 

И так же счастье в прожитых годах –

Желанно и, увы, невозвратимо,

Но то, что мы теряем – никогда

Не лишено своей альтернативы.

 

Я верю в это, верю бытию,

Все то, что им даётся – драгоценно.

Любой в судьбе играет роль свою,

Не понимая, даже, что на сцене,

 

Где наш спектакль ставится сейчас,

За коим мы следим все дни недели,

Но от актёров отличает нас,

Что чувствуем и любим неподдельно.

 

 

 

 

***

 

Осенний человек открылся мне,

И, может быть, доныне рядом,

Он неразлучен с каждым листопадом,

И предан полуночной тишине,

Он не от горя, а от мудрости смирен,

И я все больше на него похожий,

Мы – два неизменившихся прохожих

На перекрёстках вечных перемен,

Мы дней осенних верные сыны,

А осень не продолжится годами.

И снова расстелились холодами

Три месяца дороги до весны…

Но верю я, когда журчанье рек

Отголосит весну, прошепчет лето,

Заглянет в гости, как поэт к поэту,

Знакомый мой, Осенний человек…

 

 

 

***

 

Затянуто небо над грешной землёй

И кажется мёртвой планета живая.

Несчастные лечат тоску коноплёй

И водкой лекарство своё запивают.

Уставшие гении топят мечту

В хрустальных стаканах, наполненных виски,

Когда не достать из клубящихся туч

И лучика солнца, хотя бы для близких.

Когда не избыть неуёмной тоски,

Когда только ею твой разум очерчен,

Когда переулками мыслей людских

Гуляют, как дома, злорадные черти…

 

 

И в комнате теплой кляну небеса,

Об их милосердии даже не вспомнив.

А где-нибудь кормит бродячего пса

Последними крохами добрый бездомный.

И взгляд его, может быть, веры лишён,

Что плотник-Господь этот мир залатает,

Но все же хоть в ком-то осталась ещё,

Таком… заржавевшем… душа золотая…..

 

А если, ничто больше, кроме неё,

Не будет светить в этом пасмурном веке,

Спасёт ли греховной земли бытие

Простая улыбка святого калеки?

 

 

 

 

Слова звёзд

 

 

Виднеются первые звезды,

чисты,

первозданны,

Ещё до рассвета им, ясным, сиять и сиять.

Какие же вас наблюдающим вы открываете тайны,

Хранители мудрости давней всего и всея?

 

Вы знаете все, что поймет человечество позже

И если мерцаете истинно через года,

То можете сделать, чтоб осень казалась похожей

На осени детства, какими их видел тогда

 

Где тропы бегут за рекой по горам и долинам

И все в обрамлении разных пейзажей лежат.

Пространство огромно, непознано, неразделимо

И если идешь им – отрадно его продолжать.

 

Там чувствуешь листьев желтеющих многоголосье,

И можно мелодии этой в глаза заглянуть,

Понять неразборчивый шепот озимых колосьев

Когда вечера обретают ночей глубину.

 

И вспомнив, я понял, что мир до сих пор чудотворен,

Иначе все звезды не более чем фонари,

И если бывают немеркнущей радости воры,

То только безверие и сожаленье внутри…

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.