Юлия Тимур. Лица. Хоровод лиц. Монохром. (миниатюра)

Толстые линзы очков, за которыми прячутся ее большие неспокойные глаза цвета дыма выглядят меньше, чем есть на самом деле. Толщина очковых линз выдает нешуточную близорукость ее хозяйки . Очки же придают облику  интеллигентность и некоторую кротость, утаивая мощный энергетический фонтан за толстыми стеклами. Пухлая  хорошо очерченная линия рта  скрывает белоснежность зубов, а  стремительная неровная улыбка открывает их жемчужно правильные ряды.

» У меня природная самосанация зубов,»- с  улыбкой превосходства сообщает она нам.

В свои шестнадцать она отлично осведомлена, что любовь- это не только вздохи под луной и бешено скачущее сердце при виде обьекта обожания, не столько долгие и протяжные поцелуи томления. Она знает про ЭТО всё и может быть консультантом у новобранцев.

Она делит девичий  мир на добрых  и злых дурочек, в богатой палитре характеров не выделяя другие цветовые нюансы,  всегда заставляя сомневаться, в какой именно категории она держит тебя на данный момент?

Ее одесский темперамент, замешанный на прибалтийской  чопорности, похож на накрытый колпаком гейзер, который готов в любое время  натиском своей мощи взорвать эту ширму.

Ее острый пытливый ум схватывает на лету любую новую информацию,  пропускает сквозь мощные фильтры интеллекта , расщепляя на протоны и нейтроны, отбрасывая все лишнее и оставляя ядро- суть . Попасть к ней на язычок- участь незавидная и очередная жертва, не выдержав уколов в самую больную и уязвимую область, старается быстро  исчезнуть из ареала её обитания, предпочтя более спокойную гавань. Она- вне конкуренции за место под солнцем.

В выборе одежды девиз» не выделяться»- точно не  её! И здесь одесская склонность ко всему яркому в нарядах сталкивается со строгостью прибалтийских линий , теплое ласковое море вливается в холодные балтийские воды, являя миру геометрически точные пропорции в бурном течении деребасовской улицы.

Мы сидим с ней во вновь открывшейся пиццерии в » Новых черемушках» и дегустируем до селе неизвестный обычному, невыездному, советскому человеку заграничный продукт, чувствуя себя причастными к огромному и неведанному нам итальянскому обществу, прогуливая очередной урок в школе, что добавляет особую перчинку к заграничному блюду. Да здравствует свобода,  свобода выбора, так залихватски подмигивающая подростку и подстрекающая к бесшабашной смелости: хочу иду на скучный урок, хочу ем пиццу. Кафе- это почти вход во взрослый мир, где мы вдруг в момент стали большими, выбирая и заказывая, ошибочно принимая это за свободу, похоронив где- то в глубине сознания ответственность и логическую последовательность поступков, смачно заедая все это пиццей и никак не решаясь заказать запретное вино у официанта. Просто вот так, лихо произнести:» официант, вина за наш столик!» Проговариваем это для себя многократно, но даже она, моя смелая визави, не решается произнести это вслух. Несмотря на наш тщательно и по- взрослому подобранный макияж по случаю посещения заведения в дневное время, юные черты, хоть и  замаскированные, все равно проступают и выдают пубертатный период, щедро сдобренный тональным кремом с бугорками созревания под ним. Вино, портвишок, прихвачен нами из домашних запасов в родительском баре, так неосмотрительно незакрытом на ключ взрослыми. Конечно, его принесла она, и это неоспоримо добавляет ей баллов по шкале взрослости и превращает её поступок в героический  в моих глазах. По обоюдному решению портвишок был распит в сортире заведения, вдали от назойливых глаз немногочисленных посетителей кафешки. Нахлынувшая веселость окончательно анестезировала вялые попытки совести призвать нас к порядку и отправить в школу по назначению. Раскаяние и неминуемое прозрение  пришли позднее и были логическим продолжением затянувшегося банкета в виде падения графика успеваемости. Спавшую волну знаний нужно было приподнять в срочном порядке , дабы табель засиял, как и раньше. На восстановление утраченных позиций потребовалось время, и мы упорно занялись уроками, отбросив  все приметы взрослости на более подходящий момент.

 

Как это не странно, а наверное, все таки логично, она из семьи медиков и сама стремится в медицину, и никакие преграды ей не страшны. Споткнувшись и не пройдя с первой попытки экзаменационную ступеньку, она спешит ко второй попытке , а потом и к третьей, по вечерам подрабатывая лаборанткой. Упорству ее в достижении цели можно только позавидовать!

 

Как в дальнейшем сложилась ее жизнь, и насколько далеко завел ее  этот рентгеновский взгляд , видящий обьекты в  монохромном цвете, не улавливая нюансов и многообразия оттенков происходящего, могу только догадываться….Дороги наши разошлись, и только нити воспоминаний, протянутые между нами, порой заставляют с улыбкой вспомнить то время, время скороспелого взросления и кажущейся свободы выбора…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.