Владимир Райшев. История одной фотографии (рассказ)

Недавно, рассматривая один из старых альбомов, я наткнулся на фотографию тогда еще молодой мамы. Еще вчерашняя выпускница биологического факультета Тюменского госуниверситета мечтательно обхватила какой-то непонятный аппарат. Лицо радостное, но при этом глаза смотрят не как на фото для любимого мужчины, а как-то дружески-целомудренно. В то время мама работала в одном научно-исследовательском институте, а фотографию сделал коллега. Просто зашел как-то в кабинет и сказал: «Можно я Вас сфотографирую?..». Позже он отдал маме черно-белый снимок, и с тех пор это одна из лучших душевных фотографий в нашем альбоме. А звали этого коллегу Виктор. Виктор Бобов, если быть точным. Выпускник Московской ветеринарной академии имени К.И. Скрябина, здесь он был старшим научным сотрудником и специализировался на болезнях пчел. При всей своей внешней неприметности, небольшом росте Виктор был необычен. Нетипичен. Не подходил под стандарты. Он был немногословен, глубоко увлечен своей работой. А еще Виктор почему-то сторонился женщин и категорически не ел мяса. Коллеги объясняли отсутствие мяса в рационе Виктора его якобы скупостью, а отсутствие женщин вообще никак не могли вместить. Однако иногда Виктор уезжал на несколько дней для чего-то в Москву. И приезжал довольный и счастливый. Из этого коллеги делали вывод о том, что именно там у него и живет женщина. Хоть какое-то разумное объяснение. Иными словами, сотрудники Виктора Бобова знали о нем в основном то, что затруднялись понять. И моя мама не была исключением.

С тех пор прошли годы, за которые у мамы родился я, вырос и успел принять решение о поступлении в Духовное училище при  Тюменском Свято-Троицком мужском монастыре. Образовательно-воспитательное учреждение для мальчиков, напоминающее кадетский корпус. Наместником монастыря и, по совместительству, ректором училища был игумен Тихон. Это был первый священник, с которым мне пришлось в жизни столкнуться, не считая того моего тезки с добрыми глазами, который меня когда-то крестил. Я представлял себе высокого статного седовласого мужчину. Да, да, я его уже видел как-то мельком, когда он выходил из храма. Но на самом деле, к машине, у которой я караулил ректора, подбежал маленький человечек, и приветливо, как бы сожалея, сказал: «Вы – ко мне?.. Придется подождать, я уезжаю, но скоро буду». Это и был игумен Тихон. А тот статный и седовласый оказался попросту пономарем, ведь мне все люди, служащие в алтаре и одетые в облачения, казались, несомненно, священниками.

Когда я пришел домой, мама с загадочным видом открыла альбом именно в том месте, где он открыт сейчас. Сейчас, когда я пишу эти строки. И показала мне ту самую фотографию со словами: «Это фото сделал отец Тихон». Да, это сделал Виктор Бобов до того, как защитил кандидатскую диссертацию. До того, как принял монашеский постриг. До того, как стал священником, наместником монастыря и ректором Духовного училища. И до того, как был рукоположен во епископа.

Когда я уже пополнил число студентов Духовного училища, на уроках Библейской истории, которые вел сам ректор, отец Тихон весело рассказывал о том, что в бытность работы в научном институте он, как только появлялась возможность, ездил в Сергиев Посад к своему духовнику. «А коллеги думали, что я езжу к женщине». Тот же духовник, вероятно, и дал Виктору Бобову послушание отказаться от мяса, подготавливая свое духовное чадо к монашеству.

А еще мама сказала, что на этой фотографии есть я. Она была беременна мной, когда будущий епископ щелкнул объективом.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.