Михаил Кобец. День четвертый.  Советский Союз.

Я лентяй. Почему оно так и зачем – не суть важно. Важно то, что о Советском Союзе мне случилось опубликовать несколько статей в газетах. И теперь еще раз писать на эту тему, то есть повторяться – скучно. Но вместе с тем – книга не может быть без главы о стране фашизма и труда. Потому не может, что я вырос в такой атмосфере и в таком окружении – в стаде, которое прошло все этапы социального унижения, социальной зависти и страха. И сам я – лишь волей случая избежал интеллектуального и морального вырождения, которое воспринимали как должное все «правильные» советские «люди» — садисты и рабоче-крестьянское быдло. Лишь только после армии я начал понимать, что Ленин ничем не отличается от Нордау, а равно – и от Гитлера.

Мне повезло. Я превратился в нормального человека, то есть в алкоголика и социального неудачника. В нашей стране – это не самый плохой вариант. Огорчает одно – лишнее беспокойство родным и близким людям. Понимаете, о чем я говорю? – Они компенсируют мою социальную неустроенность своими эмоциями, своими деньгами и здоровьем.

Хорошо. То есть ничего хорошего, конечно. Дальше. Мне представляется, что для того, чтобы определить мое отношение к советскому фашизму, достаточно воспроизвести некоторые газетные публикации. Это самый оптимальный вариант. А то, что первый материал называется «Украинский фашизм» — пусть вас не смущает. То, что было раньше, при Союзе, то и сейчас осталось. Менталитет не изменился: украсть, унизить и убить. При всем при этом сохраняется чувство собственного достоинства и удовольствие от жизни. В стаде – оно всегда так: недостаток интеллектуального развития компенсируется уверенностью в собственной правоте, недостаток нравственного развития компенсируется добродетелью.

 

УКРАИНСКИЙ ФАШИЗМ

(Опубликовано в газете «Зеркало недели», апрель 2005 г.)

«Мне сорок пять. К этому возрасту все приличные люди уже давно повесились. Или, как минимум, спились. А я недавно даже курить собрался бросить».  Это Довлатов. Вам нравятся книги Довлатова? Когда меня одолевает печаль, я открываю его «Записные книжки». А поскольку печаль – это мое перманентное состояние, то Довлатова я перечитываю постоянно.

Это все от бессилия. Не поймите меня правильно. Хочется чего-то еще, кроме «выпить водки и закусить». Уверенности – в завтрашнем дне, справедливости – в исполнении законов, надежды – на благополучие детей и свободного выбора — стиля жизни. Я человек достаточно глупый и в меру наивный, чтобы сохранять иллюзии на некоторое «лучшее будущее» в стране украинского фашизма.

Вероятно, следует пояснить, что сам термин «фашизм» я привык употреблять в более расширенном смысле, который несколько отличается от общераспространенного. С моей точки зрения, Соединенные Штаты Америки, Англия, Германия, а равно и Украина – это страны с фашистской демократией. Любая страна, в которой граждане чувствуют и осознают свое бессилие перед силой государства или перед административной силой – это страна фашизма. И в этом смысле США ничуть не лучше Украины: уверяю вас, что, хотя в количественном смысле свобод в Америке больше, чем в нашей стране, принципиальных отличий нет и быть не может: все страны фашизма похожи между собой как братья-близнецы, отличаясь лишь в некоторых несущественных деталях. В Украине установилась демократия корпоративно-бюрократического фашизма, в Америке – социально-корпоративного. А разница лишь в том, что в США комфортнее жить. Но разве это предел мечтаний? Я же говорю: хочется чего-то еще, кроме «выпить водки и закусить». Знакомые и родственники воспринимают мои желания традиционно: «Хотеть не вредно. Ляг поспи и все пройдет».

Быть может, в скором времени я так и поступлю, но пока – давайте посмотрим – что здесь и почему? Что характерно для фашистского стиля в управлении страной? Первое – забота о гражданах, второе – бесправие этих самых граждан в социальном пространстве любого демократического фашизма. Здесь нет никакого противоречия, поскольку факт заботы обусловлен отношением: фашисты воспринимают людей как животных, а если точнее, то, как полезных домашних животных. Отсюда – и забота: перед убоем откормить, похвалить, наградить. А дальше – не извольте беспокоиться: в тюрьмах и на кладбищах места хватит на всех.

Начинается все с обещаний, данных на выборах: увеличить зарплату бюджетникам, увеличить пенсии, увеличить объем производства, поднять престиж страны на международном уровне и тому подобное. Все эти тезисы проверены практикой, начиная с 1917 года: от практики гражданской войны до практики уничтожения политических противников и всякого инакомыслия. Но что примечательно? Любовь и преданность народа к своим хозяевам никак не связаны с исполнением предвыборных обещаний. Господину Ленину, который в своей жизни исполнил только одно обещание – отомстил семье Романовых ценою жизней миллионов россиян – поклонялись ничуть не меньше, чем господину Гитлеру, который все, что обещал, исполнил. Более того: почитание Ленина продолжается до сих пор. Это страшно. Страшно жить в стране, где поклоняются монстрам, святым и героям. Система Ленина – Сталина – Брежнева уничтожила и сломала жизнь ста миллионам. А люди все верят, люди ждут и не прекращают молиться. Между тем, печально известный всем Чикатило убил 50 человек. Его объявили уродом и расстреляли. Где логика?

Что же касается Гитлера, то его методы управления страной более рациональны и более доступны пониманию всякого рода «широким массам». Поэтому Ленину-Сталину, чтобы превратить народ в холопов и быдло, потребовалось тридцать лет, а Гитлеру – пять. К чему я это говорю? А к тому, что если общественная и нравственная польза преподносятся как одно и то же, никто не сможет отличить Гитлера от Христа.

Ведь что происходило в Германии с 1933 года по 1939 годы? Национальные и социалистические события пропустим, остановимся на привычных для нас «пенсиях и зарплатах». Господин Гитлер ликвидировал безработицу, уничтожил преступность, стабилизировал марку и снизил цены, построил дороги, увеличил объем производства и поднял престиж страны на международном уровне. Он не только пообещал улучшить жизнь немцев, но и сделал это. И разве вы, граждане Украины, не этого же хотите – вкусно кушать и сладко спать, жить в комфорте, в достатке и неге? И если вы хотите только этого и ничего больше, то знайте, что жить вы будете в страхе, а выбор свободы и комфорта, благодаря стараниям чиновников и власти в целом, ограничен уже сейчас: задохнуться от ужаса или кричать «хайль!».

Я говорю вам: не должно быть обещаний в стиле «одеть, обуть и накормить», это предполагается само собой, без доказательств как «за», так и «против». Все то, что обещают нам политики, обусловлено самим фактом жизни человека, его достоинством и честью. А если общественные и нравственные ценности преподносятся как одно и то же, тогда никто не сможет отличить Гитлера от Христа.

Конечно, ситуация, когда свобода определяется длиной цепи, многих не устраивает. И что они предпринимают? Правильно: спиваются или уезжают за границу. На ПМЖ или на работу. Остановимся на последнем случае. По разным данным за рубежом работает от 3 до 7 миллионов граждан Украины. Лично меня эти цифры пугают. Может потому, что человек я такой – всего боюсь. В правительстве и в иных властных структурах работают, вероятно, люди  «с железными нервами». Или у них плохо с математикой: считать не умеют. Если так, давайте, господа чиновники, подсчитаем вместе.

В Украине проживает 48 млн человек. Соответственно семь миллионов, уехавших на заработки составят, без малого, 15 % от общего населения страны. А из 48 млн сколько в возрасте от 20 до 60 лет, то есть сколько в состоянии работать? Таких данных у меня нет, но «на глазок» полагаю возможным определить эту группу миллионов в 30. Как вы думаете? Итого: от 25 до 30 % граждан Украины, находящихся в трудоспособном возрасте, уезжают на заработки.  Здесь уже впору не пугаться, а кричать от ужаса.  Или, хотя бы, усомниться в истинности цифры в 7 млн. Несмотря даже на то, что озвучили эту цифру не единожды – и в новостях нескольких телеканалов, и в печатных СМИ. Но хорошо, давайте усомнимся и примем во внимание цифру в 3 млн, то есть, ориентировочно, 10 % трудоспособного населения страны. Что-то изменится? Даже в этом случае  подобные масштабы трудовой миграции – не что иное, как катастрофа для государства. И решать ее нужно не в стиле «слушали-постановили-издали указ», а в стиле «расстрел на месте за саботаж государственных интересов». Я не сторонник методов Сталина, но иногда – жалею об этом.

В данном случае число уехавших на заработки следует рассматривать не только в контексте экономическом, но и в политическом. То есть: управляющие страной политические партии, в лице чиновников высшего и среднего звена, не только не способны организовать эффективное управление страной и обеспечить гражданам Украины достойную жизнь, но делают все возможное, чтобы интересы государства подчинить интересам своих действительных хозяев – собственникам политических и финансово-промышленных групп.

Ведь 3 млн уехавших на заработки – это не что иное, как ответ избирателей на вседозволенность и безнаказанность чиновников. И не в том даже дело, что в Украине невозможно прилично заработать, такая возможность есть, но чисто теоретически, на практике – чиновники не дают заработать. Возьмите те же налоговые структуры, со всеми их милициями, инспекциями и иными вымогателями. Налоговое законодательство, реализуемое через чиновников соответствующих служб, должно способствовать развитию предпринимательства. Это я так думаю, понимаете? Налоговики думают совсем иначе. В своей работе они руководствуются тремя пунктами: отчет, штраф, взятка. Никого не интересует это наивное «должно способствовать развитию». Налоговые службы нашей страны – это помесь паука и удава, некоторое существо, умеющее только требовать: «дай!» И попробуйте не дать, тогда у предпринимателя остается малопривлекательный выбор между штрафными санкциями и тюрьмой.

Кому это понравится? Вот и уезжают. А зайдите в любое государственное или коммунальное учреждение, будь то горисполком, ОВИР, милиция, ЖЭК и т.п. Отношение чиновников всегда одинаковое: пришел не гражданин Украины, а проситель. Замечаете разницу? Одно дело – «гражданин Украины», то есть человек, который платит налоги, на которые и существуют все государственные структуры, другое дело – «проситель», то есть человек зависимый, зависимый от уровня интеллектуального развития чиновника, от его настроения и финансовых запросов.

Полагаю, в той или иной мере каждый человек сталкивается с произволом административной власти ежедневно. Самое время вспомнить два основных вопроса любой демократии фашизма: «что делать?» и «кто виноват?». По поводу первого вопроса я расскажу анекдот о прапорщике, обезьяне и внутреннем голосе. Захотелось обезьяне съесть банан. Попробовала забраться на пальму – не получается, попробовала подпрыгнуть – тоже ничего. Тут внутренний голос и говорит ей: «Нужно подумать». Хорошо. Подумала обезьяна немного, нашла палку, бросила ее и сбила гроздь бананов. Вот так внутренний голос помог обезьяне избавиться от голода. Но прапорщику внутренний голос не помог. Потому, что совет «подумать» прапорщик так и не смог понять: «что тут думать! прыгать надо!»

Так и в нашем случае: я могу взять на себя исполнение роли внутреннего голоса, но чиновникам ведь не объяснишь, что перед тем, как что-то сделать, нужно подумать. Они умеют только прыгать.

По поводу второго вопроса, то есть «кто виноват?» обойдемся без анекдота. Потому, что большинство ответов на этот вопрос – есть не что иное, как реализация инстинкта мести. Здесь не очень-то повеселишься. Виновных всегда назначают, назначают обязательно из числа слабых и чужих. Заниматься охотой на ведьм, как это делали в средние века инквизиторы, а ныне – наши политики, не собираюсь.

Кроме того, выход из создавшегося положения (скажем так) следует искать не в ответах на традиционные вопросы фашизма, а в ответе на традиционный вопрос ахимсы, а именно: «как следует поступить, чтобы изменить ситуацию?». И в этом случае мы получаем до обидного банальный ответ – «честно». Позволю себе немного пояснить. Есть у Галича (Царство ему Небесное) песня, в которой рассказывается о том, как Сатана покупает у человека Душу. И в конце уже, когда следует подписать договор, человек спрашивает: чем подписывать, кровью? На что Сатана отвечает, что подписывать нужно чернилами. Вот так все просто. Никаких революций и потрясений не требуется – как для того, чтобы оскорбить, унизить или убить, так и для того, чтобы помогать и любить. Все изменения – суть производные того, что человек делает на своем месте, производные того, как он делает свою работу, выражая личное отношение – как к себе самому, так и к миру. Конечно, честно выполнять свою работу в условиях жизни современной Украины – это подвиг. Но хотя бы не проявлять рвения в исполнении собственной низости – с этого можно начать? 

Кроме того: государство, в данном случае – наше государство – Украина – как один организм, в котором все процессы и события взаимосвязаны. Мы выполняем определённую работу, мы рождаемся, умираем, ходим в магазины, на пляж, в кинотеатры, мы смеёмся или плачем, любим или ненавидим, поступаем в большей или меньшей степени в соответствии с личным представлением о должном — и всё это — наша жизнь, о которой мы заботимся. Но было бы странно, если бы мы собственную жизнь поставили перед всем остальным миром на первое место. Это было бы так же странно, как если бы печень сказала телу: «тело, я — важнее всего, мне не нужны ни сердце, ни руки, ни глаза, и ты само — без надобности мне». Не в том ведь дело, чтобы любить себя или ненавидеть больше, чем окружающих, а в том, чтобы окружающие имели возможность заботиться о своей жизни точно так же, как мы заботимся о собственной.

 

Гитлер. Штрихи к биографии

(Опубликовано в газете «Окна недели, июнь1998 г.)

Адольф Гитлер родился в 1889 году в г. Браунау-на-Инне (Австрия) в семье таможенного служащего. Вопреки общераспространённому мнению фамилия его именно Гитлер, а не Шикльгрубер или Непомук. Детство и юность провёл в городах Леондинг и Линц. До тридцатилетнего возраста политикой не занимался и не интересовался ею, отдавая предпочтение богемному образу жизни. Пытался поступить в Художественную Академию Вены, куда не был принят по причине отсутствия таланта. Рисовал он в стиле «рождественских открыток» — в таком именно стиле, который любому человеку стада кажется единственно понятным и правильным. Поэтому его неудача при поступлении в Академию выглядит, по меньшей мере, странно.

Так или иначе, но из Вены Гитлер не уехал. В мечтах он видел себя художником, которым восхищается весь мир. Ирония в данном случае неуместна (в особенности, если вспомнить, к каким результатам эти мечты привели). Ещё Кубицек, товарищ Гитлера, во время его Венской жизни, отмечал, что Гитлер не видел разницы между мечтой и действительностью. Купив, к примеру, лотерейный билет, который впоследствии оказывался без выигрыша, Гитлер настолько негодовал, что иногда приходил едва ли не в бешенство. Ведь всю сумму выигрыша он распределял заранее — что и как потратить, будто то, чего хочет он, Гитлер, произойдёт непременно, должно произойти — вопреки всему и вся, вопреки здравому смыслу и даже вопреки абсурду.

Вена сформировала мировоззрение Гитлера. Здесь речь может идти не столько о национал-социализме, идей которого он не разделял, в сущности, никогда, сколько о некоторых равнозначных (для личности будущего рейхсканцлера) концепциях. Следует вспомнить учение Горбигера, сочинения Либенфельса, идеи фелькише, во всевозможных интерпретациях, германские предания о Туле, предания о воскрешении Христа и торжестве Будды, сюда же — расовые теории биологического очищения. И, конечно же, Вагнер, Вагнер и Вагнер.

Во время войны 1914-1918 годов Гитлер, казалось, наконец-то нашёл для себя место в обществе. Однако особенности характера (в частности) не позволили ему продвинуться по службе. А Версаль уничтожил последние надежды. Крест за храбрость, звание ефрейтора, контузия и слепота — вот и всё, что приобрёл Гитлер на фронте. С таким багажом он обосновался в Мюнхене и начал работу в комиссии по проверке благонадёжности всякого рода партий и движений.

Именно по своим служебным обязанностям он и попал на собрание партии Дрекслера. В партии было всего пятнадцать (или около того) человек. Гитлер остался с ними. Вовсе не потому, что разделял взгляды национальных социалистов, а потому, что его начали слушать.

Дальнейшая жизнь вождя, в период с 1920 по 1940 зависела от его ораторского мастерства. Национал-социализм — это только Гитлер и ничего больше, но Гитлер — не только национал-социализм.

1923 — Мюнхенский путч: неудача. 1925 — переход от войны на улицах к войне организационной, к формированию в партии личной диктатуры. Знакомство с Ремом, создание СА. Удача 1928 года на выборах в Рейхстаг. Ошеломляющий успех 1930. В 1933 году, благодаря стараниям крупных промышленников, поддержке некоторых лиц из окружения Президента и, в немалой степени, по причине ленивого равнодушия самого Гинденбурга, Гитлер становится рейхсканцлером. Однако реальная власть пришла к нему лишь в 1936 году, после реформы в армии, после агрессии в Эльзас и Чехословакию.

Вплоть до 1945 года Гитлер не оставлял попыток воплотить свою мечту в жизнь. Конечно: биологическое очищение стояло на первом месте, но ещё впереди первого места находилась более важная мечта: мечта-месть отвергнутого миром художника: разрушить Вену и прославить Линц.

 

Сталин. Штрихи к биографии.

(Опубликовано в газете «Окна недели», июнь 1998 г.)

Иосиф Сталин (Джугашвили) родился в семье рабочего обувной фабрики г. Гори (Грузия), в 1879 году. Детство будущего вождя закончилось в 9 лет, со времени начала учёбы в церковно-приходском училище. В 1894 году Сталин закончил училище и поступил в духовную семинарию, в которой проучился пять лет и был отчислен за пропаганду марксизма. В партии — с 1898 года.

Вероятно (или, если угодно, несомненно), близость к Церкви в юношеские годы обусловила стиль поведения и мышления вождя российских фашистов. Сталин не имел привычки делиться, с кем бы то ни было, своими замыслами, мечтами и страхами. В отличие от своего германского коллеги, который мог вещать сутками напролёт, без выходных дней и перерывов на обед, Иосиф Сталин отдавал предпочтение действию, полагая, что окружающим не обязательно знать мотивы его поступков, достаточно знать его волю. Можно сказать даже, что для окружающих Сталин не существовал как личность, была только воля Сталина, в большей или меньшей степени согласующаяся с волей партии. Чем сильнее партия — тем сильнее Сталин.

С Гитлером всё наоборот: не партия создала его, а он — партию. Именно поэтому любому современному человеку стада, который не выходит за пределы желаний «выпить водки и закусить», всегда интереснее читать биографию вождя германских фашистов, чем вождя российских: больше возможностей порыться в «грязном белье». Сталин существует в делах и событиях, Гитлер — в личной перспективе.

В жизни господина Сталина можно выделить четыре периода. Первый — с 1879 по 1898. Это время формирования сознания и стиля поведения будущего вершителя судеб народов.

Второй — с 1899 по 1916. Это время нелегальной работы. Тбилиси, Батуми, Баку. Руководство газетой «Борьба», создание подпольных (то есть: в юридическом толковании – незаконных и преступных ячеек и комитетов), распространение листовок, и пр., пр. Совместная деятельность с Камо по экспроприации (то есть: по грабежу) денежных и иных ценностей «оплывшей жиром буржуазии» в пользу партии. За время с 1902 по1913 арестовывался восемь раз, в ссылке был семь раз, бежал шесть.

Третий период — с 1917 по 1928. Это время становления и укрепления авторитета собственного имени во всём окружающем социальном пространстве. В этот период Сталин продолжает практиковать работу политического садиста, но уже в масштабах страны. Царицын, Пермь, Петербург, Смоленск, польский фронт. Назначение на должность генерального секретаря (1922 год) во многом кажется неожиданной шуткой судьбы. Да так оно, вероятно, и было на самом деле: энергичный, деятельный революционер становится, по существу, партийным бюрократом.

Четвёртый период —   с 1929 по 1953. Это время диктатуры имени и личной мечты. Время диктатуры Сталина оценивается (как это и случается в подобных случаях) с двух крайних точек зрения: либо — всегда прав, либо — со всех сторон виноват. И та, и другая позиция, учитывая российский менталитет, мне представляется ошибочной. Уже потому это так, что многие из тех, кого принято называть «репрессированными», сами были ничуть не лучше вождя. Тухачевский специализировался на уничтожении восстаний рабочих и крестьян (Самара, Тамбов, Петербург). Зиновьев, этот «белоручка», как о нём принято говорить, имел явно выраженные садистские наклонности — «господин Петерс, давайте его пытнём хорошенько, он всё и расскажет».

Нет, оценивать фашистов-интернационалистов российской социал-демократии нужно иначе – не в стиле «прав или виноват», но в стиле «все они — крысы в металлической бочке,6ез пищи и воды, пожирающие друг друга». Именно крысы, которые живут в соответствии с наиболее рациональным законом природы: пожирай себе подобных, если не хочешь быть сожран сам. 

 

ЛЕНИН. ШТРИХИ К БИОГРАФИИ

(Опубликовано в газете «МТК», апрель 2001 г.)

Вот случай с Лениным. Как-то на совещании Дзержинский передал ему записку о том, что арестовано 1500 контрреволюционеров. Было это во время левоэсэровского мятежа. Ленин изобразил на записке крест. На следующий день всех расстреляли. А Крупская потом долго и упорно доказывала визитёрам из Европы, что Ленин здесь ни при чём: когда он ставил крест — это значит, что с информацией, мол, ознакомился. Во всём виноват Железный Феликс. Не так понял вождя. Такой уж он был непонятливый, главарь ЧК: вместо того, чтобы попадать «в лоб», он всегда попадал «по лбу».

Еще вспомнилась ссылка Ленина, нашего незабвенного Владимира Ильича, в Шушенское. Очень любил Владимир Ильич охоту. В особенности на зайцев, когда река выходит из берегов. Во время разлива зайцы спасались от наводнения на маленьких островках. Ленин, с товарищами, подплывал к островкам и стрелял, не целясь, по живому пушистому ковру, а то ещё и патроны жалел: бил зайцев прикладом. Очень любил Ленин охоту. А как её не любить? Садистам такая охота – в самый раз.

Но если вы думаете, что бешеный пёс Ленин зверствовал от голода, потому, что царское правительство издевалось над вождём мирового пролетариата и вынуждало терпеть всякого рода лишения, то не мешает вам знать, что правительство России, времён Николая 2, выплачивало ссыльным пособие, которое превышало в два – три раза заработок квалифицированного рабочего. Вот что писал Ленин из ссылки: «Живу я здесь неплохо, усиленно занимаюсь охотой», «Я растолстел за лето, загорел и выгляжу совсем сибиряком». Но были, конечно, и у Ленина проблемы, вот как он о них говорит: «В Сибири, вообще в деревне, очень и очень трудно найти прислугу, а летом прямо невозможно». Вот ведь безобразие какое: крестьяне, вместо того, чтобы стирать Владимиру Ильичу подштаники, трудились в поле, и вообще – заботились о своём собственном благе, а не о благе вождя-людоеда. Форменное безобразие и ничего больше.

А вот ещё информация к размышлению: несколько выдержек из писем и телеграмм Владимира Ильича, палача всех народов и рас.

 

Зиновьеву в Петроград: «Товарищ Зиновьев, сегодня мы узнали в ЦК, что рабочие в Питере хотят ответить на убийство Володарского массовым террором и что вы их удержали. Протестую решительно! Мы компрометируем себя: грозим даже в резолюциях Совдепа массовым террором, а когда до дела, тормозим революционную инициативу масс, вполне правильную. Это невозможно! Надо поощрять энергию и массовость террора!»

В Пензенский губисполком: «Необходимо провести беспощадный массовый террор против кулаков, попов и белогвардейцев. Сомнительных запереть в концентрационный лагерь вне города. Телеграфируйте об исполнении».

А вы думали – что – концлагерь придумали Гитлер или Гимлер? Ленин и Троцкий, милостивые господа, Ленин и Троцкий, ещё в 1918 году.

Телеграмма в Саратов, Пайкесу: «Расстреливать, никого не спрашивая и не допуская идиотской волокиты».

Телеграмма (февраль 1920 года) членам реввоенсовета фронта Смигле и Орджоникидзе: «Нам до зарезу нужна нефть, обдумайте манифест населению, что мы перережем всех, если сожгут нефть и нефтяные промыслы. И, наоборот – даруем жизнь всем, если Майкоп и особенно Грозный, передадут в целости».

Ленин был готов уничтожить 90% населения, чтобы оставшиеся 10% жили при коммунизме. Даже введенный НЭП не предполагал возвращение людям привычный, человеческий образ жизни. Это был вынужденный тактический ход. В марте 1922 года Ленин пишет Каменеву: «Величайшая ошибка думать, что НЭП положил конец террору. Мы еще вернемся к террору экономическому».

И даже в малых величинах – все это продолжается до сих пор. Та же зарплата, которую начисляют и теперь, в 2007 году, в соответствии с пожеланиями Владимира Ильича – только для того, чтобы человек мог выжить. Уже не помню цитату нашего «любимого» фашиста, но смысл сказанного такой  – «нужно платить людям столько, чтобы им не хватало денег до конца месяца, чтобы они вынуждены были занимать деньги и тянуться изо всех сил – для обеспечения семьи продуктами и одеждой, чтобы они точно знали – кто хозяин жизни и кому служить».

 

Так мы жили раньше, начиная с 1917 года, так мы живем и теперь, в 2007 году. Привычка – дело святое. И политические события 1991 года не изменили ситуацию. В социальном и в моральном смысле осталось все, как всегда. Стадо, в которое Ленин и Сталин превратили народ России, до сих пор голосует на выборах за коммунистов. Впрочем, чему здесь удивляться? Всему есть свое объяснение и свое начало. Даже в политическом аспекте. Понимаете, о чем я говорю?

У всякого государства и всякого народа своё начало. К примеру: истерический скандал, устроенный декабристами на Сенатской площади в 1825 году, послужил точкой отсчёта в развитии идей, способствующих делу создания всеобщего сумасшедшего дома России. Конечно: если бы для самолюбования человеку достаточно было бы только сойти с ума, никто не стал бы участвовать в строительстве сумасшедшего дома. Но человек хочет сходить с ума в коллективе, по определённым правилам, в соответствии с распорядком дня и с оглядкой на некоторые ценности, главным образом ценности нации и веры. Ради сумасшедшего дома, такого именно дома, в котором каждый человек смог бы сходить с ума в соответствии с определёнными представлениями о должном, многие готовы  пожертвовать жизнью. Именно так: торжество глупости имеет для человека гораздо большее значение, чем даже страх смерти.

 

ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ

            (Опубликовано в газете «МТК», октябрь 2001 г.)

Вы слышали что-нибудь о Снежневском? Это та самая с…, которая придумала теорию вялотекущей шизофрении. В соответствии с этой теорией в больницу можно было упрятать любого политического противника советской власти. Конечно, отправляли и в тюрьму, и в концлагерь (когда политическое преследование прикрывалось статьями уголовного кодекса, как в случае с Параджановым), но предпочтение отдавали психбольнице. Ведь в таком случае несостоятельность антисоветских высказываний подтверждается справкой психиатра. А кто будет слушать сумасшедшего? То-то и оно.

Теория вялотекущей шизофрении предполагала, что в советском обществе не может быть людей, не согласных с мнением партии или даже с мнением начальства. А если кто-то начинал высказывать крамольные мысли — это значит, что у человека не всё в порядке с головой и его нужно лечить, то есть доказать превосходство социалистических ценностей перед всеми остальными.

            И лечили. Практиковали голод, унижения и пытки, в том числе инъекции сульфазина. Знаете, что это значит – инъекции сульфазина? Это всё равно, как если бы пациента били по голове бейсбольной битой, пытаясь погасить галлюцинации и бред, не соответствующие догмам марксизма-ленинизма.

 

            О пытках в советских психбольницах довольно подробно рассказывает Валерия Новодворская в своей книге «По ту сторону». Вот некоторые из них, используемые как средства политического выздоровления:

 

  1. Физические пытки, иногда до смерти.
  2. Сульфазин. Дикая боль в течении двух-трёх дней, временный паралич рук и ног, температура до 40 градусов С, жажда (воды не давали).
  3. Бормашина. Привязывали к креслу и сверлили здоровый зуб, пока сверло не вонзалось в челюсть. Врачи любили удалять и неубитый нерв. (Ни о какой анестезии, понятное дело, и речи не было, чем пациенту больнее – тем быстрее он осознает преимущества советской власти перед всеми остальными). Всё это делалось профессиональными дантистами и называлось «санация полости рта).
  4. Газообразный кислород подкожно. Вводили его толстой иглой под кожу ноги или под лопатку. Газ отделяет кожу от мышечной ткани и ощущение такое, словно кожу сдирают раскалёнными щипцами. Возникает огромная опухоль, боль не утихает около двух-трёх дней. Когда опухоль рассасывается – процедура повторяется. Таким способом лечили депрессию.
  5. Аминазин. Очень болезненные инъекции. Препарат провоцировал цироз печени и амнезию, появлялось непреодолимое желание заснуть, но спать не давали.
  6. Галоперидол. С его помощью создавали внутреннее напряжение, вызывали депрессию. Через неделю – нейролептический шок, через месяц человек превращался в олигофрена или дебила.
  7. Инсулиновый шок. Потеря сознания, снижение интеллекта и уничтожение целых участков головного мозга.
  8. Электрошок. Абсолютное и мгновенное разрушение психики.

 

            Вот так оно и есть: электрошок и галоперидол – лучшие аргументы в пользу советской власти.

           

            Одно время мне казалось, что подобная практика «лечения» осталась в прошлом, но вот в 1989 году, в самый пик «перестройки», советское общество получило утверждённое Верховным Советом «Положение об оказании психиатрической помощи», и к нему — ведомственный акт минздрава СССР. Из этих документов следует, что основанием для психиатрического освидетельствования может служить нарушение «правил социалистического общежития». Вот тебе, бабушка, и Юрьев день! Раньше было «в лоб», а теперь — «по лбу».

            В соответствии с вышеназванными указами вероятность нарушения правил социалистического общежития увеличивается, если человек не имеет прописки, работы и жилья, а, кроме того (именно так в тексте!) — при отсутствии семьи или при семейном неблагополучии.

            Понимаете? Любой человек, который поссорился с начальством, с женой, родственниками — уже кандидат в сумасшедшие. Что же касается прописки — то это,  само по себе, уже тягчайшее преступление. Мы все, сколько нас ни есть в этом бл…  Союзе, можем подвергнутся психиатрическому освидетельствованию. В любой момент. Со всеми, отсюда вытекающими, последствиями. Как тот преподаватель политэкономии, который обнаружил ошибку в «Капитале».

            Оказывается, Маркс, не знакомый с теорией множеств (она появилась уже после его смерти) неверно рассчитал закон прибавочной стоимости. Преподаватель по этому поводу написал пару-тройку страниц. В итоге — за несогласие с Марксом — его уволили с работы, выгнали из партии и поставили на учёт в психдиспансере. И он ещё легко отделался. Его не осудили по 70 статье уголовного кодекса, в соответствии с которой «за сведения, порочащие советский общественный строй» (несогласие — уже порочащие сведения) отправляли на принудительное лечение в тюрьму закрытого типа. Точно,: преподавателю повезло, его оставили в покое. Правда, его оставили в покое с диагнозом «шизофрения» и теперь он никуда не может устроиться на работу. Да, он не может устроиться на работу и старается доказать, в судебном порядке, свою психическую состоятельность. Уже пять лет старается. И я так думаю: если Россия станет частью Канады, Японии или Мадагаскара — он своего добьётся.

 

СОВЕТСКИЙ СОЮЗ. ШТРИХИ К ПОЛИТИЧЕСКОМУ АБСУРДУ.

(Опубликовано в газете «МТК», март 2001 г.)

            Как оно все начиналось? Сказать, что все начал Ленин – было бы не правильно. Если уж говорить о начале, то следует вспомнить декабристов. Почему? – Потому, что любая мечта, определяемая как единственно возможное благо, рано или поздно потребует жертв. При этом: в процессе реализации мечты человек теряет возможность контролировать средства и способы достижения цели. Более того: появляются как бы две цели — одна умозрительная, другая практическая. К примеру: идеи господ Вольтера, Сен-Симона и иже с ними, реализуясь в практике 1789 года, привели не к просвещению, а к тому, что глупость сконцентрировалась до размеров ножа гильотины. Поэтому: диктат мечты, как бы эта мечта ни была названа — Адом или Раем — человека свободного превращают в раба, способного умереть или выжить, но не способного жить.

            Да, начали все декабристы, дворяне, которые от безделья, сытости и жажды власти захотели всю страну подчинить своим собственным представлениям о должном, а всех несогласных – перевоспитать, изменить и унизить. Их повесили, этих дворян. Жалко, что не всех повесили, а только пятерых. Некоторых сослали. Но большинство – помиловали. Царское правление – было гораздо гуманнее, чем правление большевиков.

            Да, начали все декабристы. А дальше – эстафету приняли те, которых в советской литературе называли «народовольцами». В известном смысле можно говорить, что это собирательное название для российских социалистов, происходящее от названия революционной группы «Народ и воля». Но если уж быть до конца точным, то этих революционеров следует называть террористами. Вероятно, это были первые террористы, в череде всякого рода террористических движений, из которых к настоящему времени самым известным является «Аль Каида».

            Ведь что делали народовольцы? Бросали бомбы в царя и в чиновников, пытаясь заставить государство и общество жить по другим, по более «правильным» законам, чем те, которые существовали в Российской империи.

            Одним из членов террористического движения народовольцев был некто Александр Ульянов. Его расстреляли. Или повесили. Не суть важно. Поймали, изобличили и казнили. А брат его, Владимир Ульянов (в дальнейшем получивший известность под кличкой Ленин), поклялся отомстить семье Романовых за смерть своего родственника.

            В этот момент закончилось время революционной романтики, начатое декабристами в 1825 году. Впрочем, в данном случае можно говорить лишь о мотивации Ленина, об одной из причин его террористической деятельности. В полной мере российский левый терроризм поднялся на новый организационный уровень в 1895 году, когда была создана партия РСДРП – первая фашистская партия России.

 

            Однако же, на этом нужно остановиться. Не хочу повторять и повторяться. О мерзостях советской власти другими писателями написано достаточно. По фактам не только социального, но и физического унижения и садизма.

 

            Мельгунов, «Красный террор в России».

            «Каждая местность в период гражданской войны имела свои специфические черты в сфере проявления человеческого зверства. В Воронеже пытаемых сажали голыми в бочки, утыканные гвоздями и катали. На лбу выжигали пятиугольную звезду. В Царицыне и в Камышине пилили кости. В Полтаве и Кременчуге всех священников сажали на кол или надевали на голову венок из колючей проволоки и распинали на кресте. В Екатеринославе предпочитали распятие. В Одессе офицеров привязывали к доскам и жарили, медленно вставляя в топку, других разрывали пополам колесами лебедок, третьих опускали в котел с кипящей водой, а потом бросали в топку и сжигали».

 

            Суворов, «Очищение».

            «Под руководством Дыбенко и Раскольникова творилось чудовищное насилие в отношении флотских офицеров и их семей. Пьяная матросня озверела. Офицеров убивали только за то, что они офицеры. И топили в прорубях. А некоторых не топили, а катались на рысаках по трупам, втаптывая их в снег и навоз».

 

            А теперь – Приказ полномочной комиссии ВЦИК № 116, от 23 июня 1921 года, во время восстания крестьян в Тамбове. По содержанию этого письма можно подумать, что его авторство принадлежит рейхсфюреру СС Гимлеру или руководителю гестапо Мюллеру. Но авторами приказа являются вовсе не немецкие фашисты, а наши, родные фашисты от советской власти – председатель полномочной комиссии Антонов-Овсеенко и командующий войсками Тухачевский.

 

            «Опыт первого боевого участия показывает большую пригодность для быстрого очищения от бандитизма известных районов по следующему способу чистки. Намечаются особенно бандитски настроенные волости, и туда выезжают представители уездной политической комиссии, особого отделения, отделения военного трибунала и командования, вместе с частями, предназначенными для проведения чистки.

            По прибытию на место, волость оцепляется, берутся 60-100 наиболее видных лиц в качестве заложников, и вводится осадное положение. Выезд и въезд в волость должны быть во время операции запрещены.

            После этого собирается полный волостной сход, на коем прочитываются приказы Полномочной Комиссии ВЦИК № 130 и 171, и написанный приговор для этой волости. Жителям дается два часа на выдачу бандитов и оружия, а также бандитских семей. Население ставится в известность, что в случае отказа дать упомянутые сведения, заложники будут расстреляны через 2 часа.

            Если население не указало, по истечении указанного времени, бандитов и оружия, сход собирается вторично, а взятые заложники на глазах у населения расстреливаются. После чего берутся новые заложники и собравшимся на сход вторично предлагается выдать бандитов и оружие. Желающие исполнить это, становятся отдельно, разбиваются на сотни, и каждая сотня пропускается для опроса через опросную комиссию представителей Особого отдела и Военного трибунала. Каждый должен дать показания, не отговариваясь незнанием. В случае упорства проводятся новые расстрелы и т.д.

            По разработке материала, добытого из опросов, создаются экспедиционные отряды, с обязательным участием в них лиц, давших сведения о бандитах. По окончании чистки осадное положение снимается, водворяется ревком и насаждается милиция.

            Настоящее Полномочная комиссия ВЦИК приказывает принять к неуклонному исполнению»

 

            1933 год. Голод в Украине, организованный советской властью по приказу Сталина. Мне бабушка рассказывала, как они питались лебедой и молотой корой. И еще рассказывала, как в соседнем дворе мама и папа убили свою дочь. Ногу съели, а оставшееся мясо засолили впрок.

 

Это и есть Советский Союз: страх сегодняшнего дня сильнее страха завтрашнего. Даже ужас теряет свою демоническую выразительность и превращается в абсурд.

 

            КВАДРАТЫ АБСУРДА (миниатюра из книги «Импровизации»)

            Река. На берегу женщина совокупляется с собакой. Невдалеке от них Ленин. Занимается онанизмом. Подходит. Бьёт копытом собаку. Собаке это не нравится: рычит и скалит зубы. Ленин в страхе отскакивает и настороженно замирает. Опасается мести. Убедившись, что собака больше не обращает на него внимания, продолжает дрочить, находясь на грани припадка. Собака, почуяв недоброе, бросается на Ленина и отгрызает ему голову. Из тела Ленина вылетает трёхголовый дракон и, сыпанув во все стороны огнём, отправляется на небо, где превращается в солнце коммунизма. Собака невозмутимо берёт голову Ленина и возвращается к женщине. Женщина умиляется неожиданному подарку и пытается засунуть голову себе в п…. Голова с возмущением отвергает домогательства. Закуривает. Выпивает рюмку водки. Успокаивается и начинает объяснять женщине суть психоаналитической доктрины Фрейда. Женщина в недоумении. Смотрит на собаку. Собака подмигивает ей правым глазом и говорит, что всё это чушь. Объясняет суть анализа через коллективное бессознательное Юнга, используя его религиозные пассажи по отношению к «Тибетской книге мёртвых». Женщина злится. Солнце коммунизма опять превратилось в дракона. Спустилось с неба и, усевшись на верхушке дерева, начало бросаться камешками, стараясь попасть в глаз головы Ильича. Голова разозлилась и выдвинула идею совокупления с собственной тенью. Собака задумалась. Женщина вошла в реку и утопилась. Дракон испугался и снова превратился в символ коммунизма. Но не красного, а чёрного цвета. Как будто это может что-нибудь изменить.

 

 

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.