Борис Бычков. Москва. Небо на замке (рассказ)

Он лежал на моей детской  ладони, почти закрывая её.

…Далекий 1955 год. Совсем недавно здесь, посреди чистого поля, получили наделы земли под дачное строительство офицеры Советской армии, вышедшие «в запас» — большинство из которых – бывшие фронтовики. Среди них немало Героев Советского Союза. Мои воспоминания об одном  из таких легендарных людей. Герой Советского Союза, блестящий летчик-истребитель Николай Путько. Мы были дружны с его старшим сыном – Сашей.

День выдался по- июльскому  жаркий. Потому мы с Сашей, его младшим братом Алешкой и дедом Савелием, расположились в тени хозяйственного сарайчика, где хранились лопаты, тяпки и другой инструмент – первая постройка на участке.

Дед учил нас плести ивовые корзины и завораживал рассказами о гражданской войне, когда он был лихим рубакой под командованием самого Григория  Котовского. Ещё дед отличался пристрастием к домино. Поэтому, когда мы раскрыли шахматную доску, Савелий недовольно проговорил: «Совсем заумничались – только шахматы и знаете».

«Эх, отец — на ребят не нападай!» – послышалось неожиданное заступничество. Это произнес, вышедший из кустов смородины  дядя Коля: «Шахматы мозги развивают, ума прибавляют. Не было бы ума – мы и Победу  не добыли…», —  добавил он задумчиво.

«А ты, Николай, — чем рассуждать, лучше покажи пацанам, как бил фашистских летунов», — весомо сказал дед Савелий. «Покажи руками, а самолеты я из щепок сделаю».

Мы – ребятишки – были рады-  радёшеньки.  Фронтовики  редко

——————————————   1   ——————————————————-

рассказывали о боевых буднях. Но в этот раз дядю Колю уговаривать долго не пришлось. Всё же отец попросил, а дед Савелий уже протягивал ему рейки, поперек которых он прикрепил плоские щепки-крылья.

«Покажи бой, где двоих сбил»,- попросил дед.

И Николай Савельевич на наших глазах разыграл ту воздушную схватку.

«Это уже в Германии, в конце войны было – в августе  44-го, возле местечка Лагув.  Послали меня в одиночку на разведку.  Задание я уже выполнил – отснял и скопление танковой группы и аэродром фашистский, и к своим повернул. Головой покрутил и вижу, как ко мне шестерка «мессеров» идёт.  Значит – боя не избежать,  да, честно говоря, и проверить решил, так ли хороша новая машина (пять дней назад «Харрикейна» на «Яшу- 3» поменял).

Они были метров на 300 ниже меня и шли странным строем – довольно кучно – вероятно поэтому левого крайнего мне удалось сбить  почти не маневрируя. Фрицы рассыпались в разные стороны, но я понял, что теперь за мной, как за призом , всей стаей навалятся.

Крутанул «бочку», и когда они меня из сектора обстрела на несколько секунд выпустили (я это понял, увидев, как трассы в сторону

пошли), вот такой горизонтальный оборот сделал ,– дядя Коля резко крутанул правой рукой и затем направил её на левую, в которой сжимал рейку с нарисованным крестом на щепке-крыле,- имитировал атаку, но «в лоб» не пошёл, а «поднырнул» под ближний Ме-109 и длинной очередью из  20-ММ пушки разнес его «в клочья». Потом дал форсаж -прибавил газу- и мой «Як-3», благо преимуществом в скорости обладал большим, чем «мессеры», благополучно понес меня к своим. Не драться дальше, а уходить было необходимо ещё и в силу того, что у меня свежие  разведданные – это даже более ценно было, чем ещё один сбитый фриц»

«Дядя Коля,- спросил я ,- а ты никогда не боялся?»

«Знаешь , Бориска, когда в бою цель видишь –всё остальное становится маленьким, в сторону уходит. И это не от излишней храбрости. Есть приказ, есть задание – есть враг, который не имеет права мешать выполнению задания.  Всё, как в жизни. Теперь понимаешь?»

Много позже из книги Михаила Быкова  «ПОБЕДЫ СТАЛИНСКИХ СОКОЛОВ» я узнал, что Николай Савельевич ещё раньше, громя врагов над Сталинградом, на «Як-1»провёл редкий по своей удаче и красоте манёвра перехват и уничтожил два самолета . Зайдя со стороны солнца, он сделав «мертвую петлю Нестерова», последовательно, с короткой дистанции атаковал и сбил замыкающую пару бомбардировщиков “Ju-88».

х   Х   х

Но почему же я начал свой рассказ  с упоминания о замке от московского неба?

Первые боевые вылеты младший лейтенант Путько совершил ранним утром  22-го июня – в первые часы войны. Драться пришлось недолго. Не удалось даже выполнить задачу – не пропустить германские воздушные армады, идущие на восток. Но несколько раз Николай с товарищами , заставили «фрицев», имитируя таранные атаки, отбомбиться посреди чистого поля, а затем сами ловко ушли , увернувшись от «мессеров» сопровождения.

После окончания Качинской военной авиашколы пилотов, он начал службу в строевых частях ВВС Белорусского военного округа. Здесь  как раз проходило одно из главных направлений внезапного нападения фашистов с прицелом на нашу столицу. Аэродром, на котором базировался  его полк ,немцы буквально «перепахали», уничтожив и часть самолетов. Возникла реальная угроза окружения. Чтобы остальные машины не достались врагу, технику решили уничтожить – многие летчики расплакались, когда на их глазах стали взрываться боевые И-153. После этого личный состав полка- от рядового до полковника – с боями стал отходить за линию фронта. К  Москве добрались в середине сентября.

Потом была унизительная проверка; переучивание и долгое ожидание лэнд  лизовских «Харрикейнов».

Главный удар по воздушной защите Москвы приняли на себя лётчики 6-го истребительного авиакорпуса под командованием полковника  Ивана Дмитриевича  Климова (впоследствии ставшего  генерал — полковником ВВС). Они несли патрульную службу в 100-120 километрах от столицы. 600 ис

————————————-     3     ————————————————————-

 

 

 

 

 

требителей днём и ночью чутко стерегли московское небо от фашистских стервятников. Ведь изуверская цель Гитлера была такой – массированными бомбардировками стереть Москву с лица земли. Выполняя гитлеровскую директиву №33 ,бомбардировщики Кесельринга в ночь на 22 июля 1941-го совершили первый авианалет на нашу столицу. Это было началом авиакомпании, продолжавшейся почти до середины следующего года. 8600 самолетов врага пытались добраться до сердца нашей Родины– только 234 из них смогли прорваться…

В июле-августе 42-го года  лишь отдельные малочисленные группы немецких бомбовозов пытались  идти на Москву, но их атаки беспрекословно прерывались новыми скоростными «Як-1», на одном из которых с июля 42-го воевал и лейтенант Николай Путько в составе Калининского фронта, прикрывая подступы к столице.

Где-то в сентябре  его и ещё несколько летчиков 814-го полка направили  в двухдневную командировку  к «климовцам» — набираться опыта и отдохнуть на концерте бригады московских артистов. Именно там ему вручили  необычный памятный знак – дюралевый  (самый авиационный металл!) – небольшой, но  очень прочный «Замок от московского неба», который мне и довелось держать на ладони.

В тот день мы с Сашей и двумя нашими товарищами –Серебряковым и Горобченко собирались на рыбалку. Алёшка ходил рядом и клянчил, чтобы его тоже взяли. Но мы , смотря на него «сверху – вниз» отказывали. «Малой,-говорил ему Саша- у тебя никакого снаряжения нет. Ну крючок я тебе дам и ещё лещину (палка лесного ореха) на удилище. Даже поплавок дед из пробки и голубиного пера смастерит. Но ведь грузило нужно. А его нет» .Лёшка хмыкнул  и с загоревшимися глазами скрылся во времянке , но уже

—————————————     4     ————————————————————-

через  минуту торжественно подошёл к нам, скрывая что-то в руке. «Подойдёт на грузило?»- спросил  Алексей и показал тот самый   замок.

Уже тогда я увлекался собирательством всего, что имело отношение к истории Великой Отечественной войны. Потому я и попросил Сашу «Дай мне в коллекцию. Это же не орден, а просто знак «на память». А  то мелкий  и в самом деле грузило или ещё что- нибудь сделает. А я хранить буду».

Александр немного поколебавшись, согласился, но с условием – верну, когда он скажет.

Вспомнил он  о военном сувенире  нескоро – уже после ранней кончины Николая Савельевича — ему было всего 44 года.

Мне жаль было расставаться с «Замком от неба Москвы». Но меня приструнил мой отец – полковник в отставке – «Совесть замучает, если зажмёшь, а для Саши – реликвия, память об отце-герое» И я без колебаний отнес Александру знаменитый замок.

х   Х   х

К концу войны гвардии капитан Николай Савельевич Путько произвёл около 450 успешных боевых вылетов, в воздушных боях лично сбил 21 самолет противника и 6 в составе группы.

За образцовое выполнение  боевых заданий командования, мужество и отвагу, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками Указом  Президиума  Верховного Совета СССР от 27 июня 1945 года  он был удостоен звания  Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали  «Золотая  Звезда» (№8630).

Мы всегда рады принимать в своих воздушных  портах мирные авиасуда  из любой страны. Ну а для тех, кто попытается  прилететь к нам со злым умыслом –небо страны и Москвы по-прежнему закрыто на прочный замок. Именно для этого создан новый род войск – «Воздушно-космические силы».

На страже просторов России, не имеющие равных ,зенитные противоракетные комплексы  С-400, «Искандер»  и десятки лучших в мире истребительных авиакомплексов- таких, как СУ-35, МиГ -29, Т- 50, управляют которыми достойные приемники  героических советских военных лётчиков.

 

 

Борис БЫЧКОВ.

Август  2015 года

 

9690  знаков (с пробелами).

 

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.