Галина Емельянова. Графа Манина

посвящается colonel

«Барыня встали»- неслось по двору. Палашки, девки – чернавки устремились с кувшином для умывания, полотенцем, и щипцами для завивки.Летний день был в самом разгаре, когда Графа (ударение на 1 слог) Манина ,простая столбовая дворянка изволили выйти к столу. Она бы и обедала в постели, но маменька тогда сердились, и начинали кидать в опухшее лицо дщери нелицеприятные подробности ея лица и фигуры.

За столом уже были : маменька, приживалка Тихоновна и сосед, помещик Кузякин.Манины газет не выписывали по причине скудности бюджета, так вот Кузякин Аполинарий Николаевич их баловал свежими новостями и сплетнями.

-Ужо в этом годе пролетит в огненной колеснице сам бог Фаэтон. Быть засухе и неурожаю сена.
-Да ничо, у нас луга заливные ,нам не страшно. А что за Фаэтон то? Чай нерусских кровей. Все энти зарубежники норовят Россею голодом задушить.
-Ах скушно ,право,любезный Аполинарий Николавеич. Что слышно о графине Нике Несмелой? Вышла она за поручика то ,или все так и живет во грехе?
-Да сказывают, милейшая Графа Андревна,что так и живут. Их уж местный поп анафеме хотел предать. Да запросил разрешение Святейшего Синода. Такой древний и богатый род.
-Садом и Гамора , все будем в гиене огненной гореть -прорычала приживалка.
-и не скажите ,Агафья Тихоновна. Вот намедни в «Губернских ведомостях» стали объявления о знакомствах печатать. Раньше то это делом семейным было, а теперь вся общественность в курсях.
-Ой, душечка Аполинарий Николаевич, а нет ли у Вас этого нумера. Очень уж посмеяться охота.
-Да есть же, ради смеха и привез. Специально для Вас.
Графа пылая лицом ,выхватила газетку из рук гостя,и заспешила в свои покои.
Там она, слюнявя толстые пальцы, пролистала газетку и на самом «подвале» оной нашла-таки объявления.
Так писарь богоугодных заведений, учитель гимназии, о вот, отставной полковник, вдовец. А с дочкой. Ну, дочка не сын. Да, а может и не получиться ничего.
Но все же села писать письмо.
«Любезный Друг — скомкала лист, бросила на пол.
«Прекрасный Незнакомец», было порвано множество вариантов обращения, пока не вышли простые и кургузые строки, навроде того самого объявления. «Вдова, имеющая незаконченное высшее образование, желает услышать историю вашей жизни».
Ответ пришел довольно скоро. Полковник был любезен, слог изящен и ироничен. И на исходе лета Полковник прислал свою фотографическую карточку. С дочерью
Был он в партикулярном платье. Но высок, широк в плечах и, в петлице ленточка орденская.
Графа долго вздыхала, ночами стала плохо спать. Постель меняли девки по три раза в ночь. А все от сомнений, посылать ли свой портрет. Выбрала тот, что еще тому лет пять назад был сделан заезжим ,бедным студентом. Студиус тот вдову обхаживал , да так и уехал несолоно хлебавши. Мамаша у Графы была сторга. Пресекала все попытки молодежи искать уединения и предаваться страсти.
Уф, ну наконец, то уже и картошку собрали, а полковник только собрался приехать на смотрины. Дом весь мылся, чистился ,выбивался все лето. Поэтому приезд жениха пришелся очень кстати.
Победителей не судят. Маменька хоть и ворчали ,- что за Кимска
волость ?Кто его рекомендовать-то может? Без письма на порог не пущу.
Но Алексей Васильевич порядки уважал и привез письмо от дальних родичей, Маниным свояками приходившимися, и потому принят был ласково и хлебосольно.
Каждый вечер, зажигалась теперь барском доме люстра о сотню свечей. Жених с невестой преимущественно сидели и писали в дамский дневничок вирши. Стишки с амурами и сердечками так густо покрывали надушенные листочки, что маменька ничего разобрать не могла. Видела только, что дочь довольна. А жених степенен, и никаких попыток прорваться ко вдове в спальню не предпринимал.
Прошло уже дней пять. Когда рано поутру во дворе заржала полковничья лошадь. И рассветный туман огласил вой Графы. Полковник оставил безутешной вдове письмо ,содержания обидного.
« Ваша талия затянутая в корсет,и выпадающие от этого волнами длани,лишили меня всяческих надежд на появления желания видеть Вас в моей опочивальне, и тем паче в жизни»
Полковник уехал, а зерна посеянные им на благодатную почву романтизма и желания ,выросли в душе нашей Графы в неодолимое желание писать.
«Я ему докажу. Я еще новой Жорж Санд стану, еще будет у меня в передней стоять, и ждать милости лицезреть мою персону».
Сначала Графа читала свои истории местным дамам, соседкам .Те одобрительно ,а некоторые и завистливо хлопали в ладоши. А потом случилось чудо , «Губернская газета» прислала ей письмо с предложением публикации ее романических историй. Правда, огорчало в этой истории то, что деньги за публикации Графа должна уплатить сама.
«Но это только вначале, маменька, а там узнают, начнут требовать продолжения, и Бог даст, мы еще с вами свой салон литературный в Петербурге откроем.»
Маменька тяжко вздыхала ,но дочке не перечила .Сено действительно было об этом годе в цене, поэтому без колебаний дала дщере 25 рублей серебром.
Короткими зимними ночами,во сне , новоявленная Санд ,мечтательно подписывала авторские экземпляры: «Графа Манина.С любовью».
Метель мела уже второй день когда, наконец-то приехал Аполинарий Николаевич. Привез почту. Большой конверт был открыт Графой в тишине своей светелки. Все листки с плодами ея бессонных ночей ,были перечеркнуты красным ,зловещим цветом. Она искала хоть каких -то объяснений и нашла их в конце романа.
Ошибок орфографических -50
Пунктуации-214.
Проверил ученик 7 класса губернской гимназии Петр Солодовников- 1.
И обидный чертик с языком.
Аполинарий Николаевич уже тихо похрапывал в кресле.Маменька с приживалкой допивали сливовую наливку .Графа Манина подошла к пылающему камину и кинула исписанные бисерным почерком листочки.
И пошла к себе.
-Бодливой корове ,бог рога не дал –прошамкала ей вслед Тихоновна. Листки сгорели мгновенно, без следа. Видно было это от лукавого ,и маменька так думает .

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.