Алексей Ходорковский. Девушка из торта (рассказ)

Однажды к Алексею обратился его давний клиент Андрей Разумовский и попросил помочь в оформлении документов на загородный дом.

— Андрей, можно задать нескромный вопрос? Зачем тебе второй дом на Рублевке?

— Один построил я сам, второй достался мне из-за любви.

— Тебе его подарила любимая женщина?

— Не совсем. Любимая женщина была у моего лучшего друга.

И рассказал поучительную историю…

*        *        *

— Если вопросов больше нет, предлагаю на сегодня закончить наше совещание. Жду Вас завтра в 9 в моем кабинете, — Олег встал,  давая понять своим подчиненным, что совещание закончено.

Он подождал, пока все разойдутся, надел пиджак и вышел на улицу. Никаких срочных дел у него сегодня не было, и Олег решил заехать в ювелирный магазин, чтобы  купить Наташке бриллиантовое колье, о котором она ныла целую неделю. Сначала хотел доехать на машине, но решил прогуляться пешком. Да и погода располагала к этому: на небе ни облачка, солнце уже светило по-летнему, но жары еще не чувствовалось, деревья стояли все  в цвету, пряный цветочный  аромат обволакивал с ног до головы и невероятно бодрил.  Олег не торопясь, шел по бульвару. Настроение было великолепное.

Дела на фирме шли прекрасно, недавно заключили очень выгодный контракт на поставку алюминия, так что деньги текли рекой и ходили слухи, что если все так пойдет и дальше,  Олег и его партнер Андрей войдут в десятку самых молодых миллионеров России.

Когда полтора года назад затевался этот проект, никто и не рассчитывали на подобный успех. Будущие партнеры — Олег и Андрей в то время только закончили Горный институт и идти на копеечную зарплату в какое-то НИИ им совершенно не хотелось. У отца Андрея имелись связи на металлургическом комбинате, и пока Андрюха рассуждал и  планировал,  Олег уже договаривался о поставке алюминия на московский завод «Метталист». Это были годы, когда заводы простаивали,  рабочие месяцами не получали зарплату, а производители не знали куда девать сырье. Нужны были посредники – молодые, предприимчивые, рискованные, которые сводили бы их друг с другом и помогали организовать процесс поставки, реализации и сбыта. Такие люди быстро нашлись и их фамилии сейчас у всех на слуху.

Первая сделка далась с большим трудом – все было непонятно и опасно, но постепенно, набивая синяки и шишки, новоявленные бизнесмены набирались опыта. И  страх прошел, остался один азарт и желание  стать лучшими.

Друзья организовали фирму «Альянс Холдинг». Оказалось, что, все  чему их учили в Институте, абсолютно бесполезно в бизнесе. Пришлось снова садиться за учебники. Вскоре деньги потекли рекой. В начале 90-х зарабатывать было  не сложно, сложно было сохранить заработанное.

Как это водится у новых русских, первым делом они купили  себе по шикарному Мерседесу, квартиры в самом центре, и  начали сорить деньгами в самых дорогих ночных клубах. Это продолжалось примерно полгода, а потом они серьезно задумались о приумножении заработанных средств и вложили их в недвижимость. Купили по участку земли на Рублевке, чтобы в дальнейшем построить там солидный коттедж с гаражом и бассейном.

Жизнь была весела и беззаботна, работа шла сама собой, деньги регулярно поступали на счет, все желания выполнялись как по мановению волшебной палочки.

Весенняя погода настроила Олега на мечтательный лад, и он шел и вспоминал студенческие года, как они с Андрюхой бегали в женское общежитие, как играли на гитаре в сквере около института, как начинали свой бизнес,  и думал, что так будет и через 10, и через 20 лет.

Наверное, он женится, потом у них родятся детишки, а когда они вырастут, то обязательно поедут учиться за границу, например, в Гарвард, чтобы достойно продолжить отцовское дело.

Пребывая в столь приятном настроении, он дошел до ювелирного магазина и попросил показать самые дорогие украшения. Долго выбирать не пришлось и вот он уже подписывает чек на кругленькую сумму, настолько кругленькую, что сам хозяин магазина – лысый,  толстый, похожий на мясника грузин в  золотых очках, вышел засвидетельствовать свое почтение.

— И, правда, дороговато, — вдруг подумал Олег, и какое-то неведомое доселе  беспокойство зародилось в его душе. — Ну да ладно. Главное, чтобы Наточке моей понравилось.

Когда  он вернулся в офис,  друг и партнер Андрей уже ждал его, уютно устроившись на белом кожаном диване.

Олег очень ценил своего партнера. Во-первых, потому что он ему полностью доверял, что по нынешним временам  редко встречается в бизнесе. А во-вторых, Андрей был его другом, единственным настоящим другом и, работая вместе, они все еще оставались таковыми. Они всегда говорили  друг другу все, никогда не копили злость и обиду, и никогда не обижались за это. И теперь Олег почувствовал, что Андрей хочет ему что-то сказать и это что-то ему не понравится.

— Ты я вижу с покупками,  — процедил Андрей, заметив оттопыренный карман пиджака. — Что это? Опять для своей зазнобы?  Ничего себе, – присвистнул от удивления компаньон, разглядывая бриллиантовое колье с рубинами и гранатами. – Представляю, сколько это стоит.

— Да, недешево, но мы вроде неплохо зарабатываем. Что у нас с отчетом за прошлый месяц? – Олег попытался перевести разговор на рабочие темы, чтобы уйти от скользкой темы его личной жизни.

— С отчетом все в порядке, но я хотел бы поговорить о …. И не надо морщиться. Да ты правильно меня понял, именно о Наташе я  и хотел поговорить. – Андрей встал и зашагал из угла в угол.

Кабинет Олега по размерам был обставлен с поистине царской роскошью: золотые рыбки в 2-метровом бассейне, картины, купленные на аукционе в Париже, кожаные диваны а-ля Мадам Помпадур. Все выглядело очень шикарно, и хоть самому Андрею чужда была вся эта роскошь – он делал ставку на удобство и функциональность, он не возражал против подобных расходов. Что по-настоящему его тревожило – это личные расходы Олега

— Не слишком ли ты много тратишь на эту особу? Это ведь для нее ты купил на прошлой неделе серьги с рубинами, а еще раньше кольцо с 3-каратным бриллиантом. Я уж не говорю про третью шубу и светло-бежевый «Крайслер» на котором она приезжала на днях. Олег, очнись, что ты делаешь?

Андрей был в отчаянии оттого, что его друг до беспамятства влюбился в девушку с весьма сомнительной репутацией, но больше всего его огорчало, что он имел отношение к этому  знакомству, и чувство вины буквально лишало его сна.

— Опять ты за свое!  — Олег начинал злиться, — У нас все в порядке, никаких проблем. И вообще, я хочу сделать ей предложение.  И когда мы поженимся, возможно, вы все успокоитесь.

— Ты идиот или сошел с ума, что в принципе одно и тоже,  –  пробормотал себе под нос Андрей и вышел из кабинета, хлопнув дверью.

Личная жизнь Олега —  единственна тема, которая вносило раздор в безоблачные отношения партнеров. Андрей на дух не переносил Наташку – вульгарную особу с бюстом третьего размера и неестественно белыми волосами. Его раздражало в ней абсолютно все: наглый взгляд, голос, напоминавший пароходную сирену, виляющую бедрами походку, откровенные наряды. Он не понимал, чем эта вульгарная девица зацепила его друга, что Олег влюбился в нее как полоумный и уже третий месяц носится по всей Москве, скупая для нее самые дорогие безделушки. И чем больше дорогих веще он ей покупает, тем увеличиваются ее аппетиты.

И разве мог Андрей предположить, что все так обернется, когда он с друзьями выбирал необычный  подарок Олегу на 25-летие. Тогда все получилось отлично. На юбилей в ресторане собралось человек сорок: друзья детства, бывшие однокурсники,  партнеру по бизнесу – все молодые, бесшабашные, веселые. В самый разгар торжества в зал вывезли огромный торт, весь в розочках и завитушках.  «Рррраз!»  и из торта выпрыгнула девушка – худенькая, стройненькая, в прозрачном купальнике. Олег открыл рот и уставился на нее как громом пораженный. Девушка  долго танцевала перед ними, виляя попкой,  а потом поползла под стол и сделала имениннику под столом «приятное» под дикие крики и улюлюканье всей компании. Никто так и не понял, было ли это запланировано заранее или это ее собственная инициатива.

А потом оказалось, что вчерашний вечер изменил всю жизнь Олега. Стриптизерша  из торта запала ему в душу так. Он перестал спать ночами, мучался и все время думал о ней. Это казалось наваждением, каким-то сумашествием. Он закрывал глаза, и ее образ вставал перед глазами. Шел по улице и в каждой блондинке видел ее. Несколько раз он подбегал к девушкам, отдаленно напоминавшую ту сладкую красавицу, а когда они оборачивались, понимал, что ошибся. Однажды ему показалось, что она идет под руку с каким-то доходягой и  смеется, и ему стало так дурно — закружилась голова, начали подкашиваться ноги.

Олег забросил работу. Если и приходил в офис, то садился на диван и часами смотрел на золотых рыбок. Он совершенно не мог сосредоточиться и когда  чуть не сорвал переговоры со своими ключевыми клиентами, Андрей отослал его домой. Но дома было еще хуже. Его угнетало замкнутое пространство, даже такое, площадью в 150 кв.м. с  дубовым паркетом,  инкрустированным ценными породами дерева  и с хрустальными люстрами, сделанные по индивидуальному заказу. Слонялся по улицам, сидел в кабаках, ездил на рыбалку, но ничего не помогало.

Чтобы не сойти с ума окончательно он решил найти девушку.

В ночном клубе его сначала приняли за сотрудника миграционной службы, но двести баксов сделали свое дело и Олег собрал на нее целое досье. Девушку звали Наташей, она приехала откуда-то с Украины и работает в этом клубе совсем недавно. Снимает комнату в Алтуфьеве с подружками, в клубе ни с кем особо не дружит, мужиков избегает. И вообще держится отчужденно и судя по виду, весьма разборчива в связях.

Чем занималась до клуба, никто не знает. Один официант что-то намекнул насчет работы на Ленинградском шоссе, но это были всего лишь догадки. По большому счету Олегу все это было неважно. Она ему нужна, как никто никогда не был нужен раньше. А прошлое, так ли это важно, ведь у них вся жизнь впереди?!

На следующий день Олег пришел в клуб с огромной корзиной алых роз, подошел к Наташе и, глядя на нее влюбленными глазами, предложил переехать к нему. Наташа не сильно удивилась и по правде говоря, даже ждала его прихода. Ее товарки не без зависти рассказывали, как ею интересовался молодой человек приятной наружности, акцентируя внимание на его Мерседесе.

Долго ломаться Наташа не стала и на следующий день с маленьким потрепанным чемоданчиком перебралась из съемной комнатки в его двухэтажную квартиру в центре Москвы. Неделя ей потребовалось на то, чтобы освоиться, и вот она уже нежится в джакузи, ругается с прислугой и без приглашения наведывается в офис чуть ли не через день.

Наташка не любила Олега – это было понятно каждому. Ей нравилась сытая богатая жизнь, и она наслаждалась каждым моментом, не задумываясь о будущем.

А вот Олег влюбился по-настоящему. С обожанием смотрел на Наташку, терпел все ее капризы, исполнял любые желания. Сотни и тысячи долларов уходили на дорогие шмотки и  брюлики. Она хотела иметь все самое лучшее и дорогое. Если машину – то БМВ, если ремонт, то самый крутой. Друзья пожимали плечами от удивления, рассматривая вульгарно-кричащие обои и позолоченную вычурную мебель. Удивлялись и молчали.

Потом Наташка захотела увидеть мир, и они начали путешествовать по миру. Жили  только в шикарных отелям, обедали в самых дорогих ресторанах. Деньги утекали все быстрее и быстрее. Когда же Олег позвонил из Ниццы и попросил выслать ему 5.000 $, потому как прошлой ночью они проигралась в казино, Андрей не на шутку тревожился.

В том, что Олег занимал деньги у компаньона, не было ничего страшного или необычного, плохо было то, что Олег стал жить не по средствам, то есть тратил больше, чем зарабатывал, и это становилось опасно не только для его кармана, но и для благополучия их фирмы.

Допустим сейчас у них все в порядке, но времена могут измениться и нужно думать о будущем. У Андрея дом на Рублевке был уже почти построен. На участке Олега строительные работы только-только начались. Ему было вечно некогда. А сейчас на это не хватало денег.

К тому же они затеяли свадьбу и только богу известно, в какую копеечку влетит эта затея. Андрей ни на минуту не сомневался, что об этой свадьбе, от которой он, кстати, не ждал ничего хорошего, еще долго будет говорить вся Москва, как об апофеозе пошлости и вульгарности.

Так все и произошло. Фотографии их свадебного торжества попали во все бульварные газетенки, и журналисты изрядно позлословили.

Очень быстро Наташка превратилась в модную светскую львицу. В самые дорогие бутики  Москвы входила, как к себе домой, ездила на все модные показы в Милан и Париж, чемоданами заказывая новинки прямо с показов. В рестораны  врывалась, как ураган,  открывая дверь ногой, а  парикмахеров и массажистов вызывала на дом.

Изменения во внешнем виде Олега были не менее заметны, хотя мало кого радовали. Он осунулся, помрачнел. Если раньше он следил за своей одеждой и его костюмы всегда выглядели безукоризненно, а ботинки блестели в любую погоду, то теперь он походил на неряшливого интеллигента, неделями не меняющего рубашек. У него даже появилась седина и это в 31 год!

Раньше он каждый день встречал с улыбкой, ждал  новых сюрпризов, брался за любые проекты,  с азартом мчался на самые трудные переговоры и с легкостью разрешал все проблемы. Рисковал, но всегда с умом, просчитывая на два хода вперед. Сейчас все изменилось: глаза уже не горели, азарта нет, энтузиазм прошел, энергия улетучилась. Он не мог сосредоточиться  на самых простых вопросах и пускал все на самотек.

Партнеры «Альянс Холдинга» понимали, что если бы Олег был единственным хозяином в фирме, то она давно бы разорилась и лишь благодаря стараниям второго учредителя, фирма  прочно стоят на ногах, принося  хорошую прибыль. Но времена изменились,  и деньги уже не текли рекой, как раньше, теперь появились конкуренты, которые так и норовили оттяпать кусок их прибыли. Сейчас надо было драться за каждую копейку, работать с удвоенной энергией, но Олег был глух к увещеваниям партнера.

Казалось, он полностью растворился в своей возлюбленной и не замечал, как изменилось ее отношение к нему. После свадьбы она начала откровенно обирать мужа, настойчиво требовала деньги уже не просто на свои расходы, с каждым днем и так увеличивающиеся, но и на нужды своих украинских  родственников. То крышу надо отремонтировать, то  земли подкупить, то баньку построить. Олег давал, не считая, а она не унималась.

Как-то раз, еще до свадьбы,  Андрей не выдержал и пришел поговорить с Наташей, пока Олега не было дома. Он пытался  на доступном языке объяснить бывшей стриптизерше как устроен их бизнес. Битый час рассказал о том, что не следует допускать превышения расходов над доходами, и ни в коем случае нельзя трогать средства, предназначенные на развитие бизнеса. Наташа поначалу отшучивалась.

— Какой ты умный, Андрюша, и откуда ты все  знаешь? Это так интересно…. – лепетала она, наматывая волосы на палец.

А когда Андрей заговорил о том, что ей надо бы поменьше тратить денег на всякое барахло, она не на шутку разозлилась:

— Я понимаю, что ты беспокоишься о фирме и о своих капиталах, но знаешь, не надо говорить, что мне делать, и тогда я не буду говорить, куда тебе надо пойти! Я уже давно не глупенькая провинциальная девочка, – и что-то злобное сверкнуло в ее глазах. – Скоро у нас свадьба, и уж тогда я развернусь по-настоящему. Кстати, тебе домой не пора?!

Тогда-то Андрей впервые понял, что его друг попал в беду. Эта девочка не так проста, как ему раньше казалось. Ей нужны только деньги. Причем желательно все. «А может она строит планы на нашу фирму?!» — промелькнуло у него в голове.

На следующий день компаньоны серьезно поругались. Наташка, конечно же, рассказала о вчерашнем разговоре, и Олег был в ярости. Он кричал, стучал по столу кулаком, бросал на пол стулья и нес всякую чепуху.

И все-таки разговор принес свои плоды. Расходы немного сократились, Олег снова погрузился в работу. В это время как раз подвернулся выгодный иностранный клиент и друзья, помирившись, начали их окучивать, рассчитывая в скором времени подписать серьезный контракт.

Олег вернул долги, образовавшиеся во время подготовки к свадьбе, снова стал следить за своим гардеробом, повеселел, стал интересоваться строительством дома на Рублевке, и Андрей вздохнул с облегчением, решив, что молодая супруга утихомирилась. Идиллия длилась почти год.

*        *        *

Как-то зимой Андрею срочно понадобилась крупная сумма денег для умасливания одного потенциального клиента. Деньги на подобные расходы всегда лежали в сейфе, доступ к которому имели оба партнера. Если одному срочно требовалась наличность, он брал и оставлял  пометку в толстом Гроссбухе.

Андрей открыл сейф и не поверил своим глазам: он был пуст. На дне лежала лишь жалкая кучка рублей вместо ожидаемых тысяч долларов и никаких записей, объясняющих исчезновение денег. Он был в шоке. Ведь в сейфе лежали не две-три тысячи, там была практически вся наличность: зарплата сотрудников, дивиденды, прочие накопления.

С клиентами он, конечно же,  выкрутился, взяв деньги со своего личного счета. А Олег, будто чувствуя неладное, два дня не появлялся в офисе и не отвечал на телефонные звонки. Когда же он появился в своем кабинете, осунувшийся, с красными глазами и с выражением загнанного зверя, Андрею стало его жалко.

«Стоит ли любовь таких мук?» — снова и снова задавал Андрей себе один и тот же вопрос. За свои тридцать лет он еще ни разу не испытывал настолько сильных чувств, чтобы забыть о дружбе, честности, начать воровать в своей собственной фирме. Нет, Андрей не хотел такой любви. Его вполне устраивали девочки по вызову, массажные салоны и ночные клубы, где всегда было полно девиц. Веселая, разгульная жизнь. Он, планировал в будущем жениться, и завести детишек, но «Но это будет не скоро» – каждый раз твердил себе Андрей, набирая номер знакомой проститутки.

Олег поначалу упирался и не признавался в краже денег, хорохорился, нападал, но вскоре сдался и, обхватив голову руками, расплакался, как ребенок.

— В последнее время Наташу будто подменили, стала груба и очень жестока. Я даже не думал, что она может так ругаться. Даже от тебя я таких слов никогда не слышал. Она стала требовать больше денег, зачем-то купила еще одну машину. Ей уже вещи складывать некуда, а она все покупает и покупает. – А иногда мне кажется, что у нее кто-то появился, – убитым голосом произнес Олег. — Никаких доказательств у меня  нет, просто ее целыми днями нет дома, а по телефону раздаются какие-то странные звонки. Этого просто не может быть. Она ведь знает, как я ее люблю, я просто не смогу жить без нее.

— Знает, иначе бы не вела себя таким образом, – Андрею было безумно жалко своего друга.

У него в голове появился идея, может быть немного рискованная, но иного выхода он не видел.

На следующий день Наташа только вышла из дома – как всегда прогуляться по магазинам – как к ней подошли трое мужчин в строгих черных костюмах. Квадратообразные, коротко стриженые, с  одинаковыми бульдожьими лицами, словно сделанные под копирку:

— Наталья Борисовна, нам надо поговорить,  — вежливо проговорил один из них и осторожно взял ее под руку.

— Вас тут трое, вот и поговорите,  — стараясь сохранить спокойствие, проговорила испуганная Наташа, пытаясь освободить свою руку.

— И все-таки будет лучше, если мы поднимемся к вам и там поговорим. Не бойтесь, мы не собираемся Вас грабить, — усмехнулся второй и, окружив ее тесным кольцом, стали подталкивать к подъезду.

Продолжать препирательства не имело смысла, вокруг все равно не было ни души, и Наташа поднялась в квартиру. Она села на диван и молча ждала продолжения. Было понятно, что это бандиты. В пору своей молодости, когда она работала на Ленинградском шоссе, она не раз сталкивалась с подобными типами, то, как с клиентами, то во время разборок и по опыту знала, что спорить с ними бесполезно. Главное успокоиться и понять, зачем они пришли. Они были кратки. В двух словах объяснили, что некоторые ее действия, связанные с финансовыми расходами имеют неприятный запашок.

— Кое у кого складывается ощущение, что своими действиями вы, Наталья Борисовна,  намеренно подрываете стабильность фирмы «Альянс Холдинг».

«Ого! – подумала про себя Наташа, — как изменилась  их речь. Еще пару лет назад они только и могли, что «ботать по фене» а тут сама интеллигентность и корректность. Еще немного и они начнут преподавать в Дипломатической Академии».

— Вас нанял мой муж? – спросила Наташа.

— Как Вы могли такое подумать?! – ответил один из незваных гостей.

-Значит его компаньон, Андрей Разумовский? – девушка постепенно успокаивалась.

— Наташа, ну что мы с Вами будем играть в «Угадай мелодию». Это совершенно не важно, главное, что мы хотим до Вас донести, что если Вы и дальше будете продолжать в том же духе, это может плохо кончиться. Подумайте об это серьезно.

Все это время говорил только один, наверное, самый главный. Второй тихо сидел и смотрел на нее, а третий исследовал квартиру. Он рассматривал картины, обнюхивал японские вазы и бронзовые статуэтки. Наташу это очень раздражало, но она старалась не подавать виду.

Она понимала, что все это затеял Андрей и его дружки, которые  с первого дня ее невзлюбили и старались всячески очернить перед Олегом. Наташа, правда, отвечала им взаимностью и не упускала случая, чтобы не высказать свое мнение по поводу Андрея – любителя проституток и отчаянного Дон Жуана. Олег злился, но никогда не спорил с женой.

Компаньон мужа заводил с ней разговоры об ее чрезмерных расходах, но Наташа не принимала его слова всерьез и  никогда не думала, что Андрей, способен на подобные методы. «Нанять бандитов!!! Он действительно так ее боится или дела на фирме идут так плохо?! Ладно, подумаю об этом потом, сейчас главное разобраться с непрошенными визитерами», — подумала Наташа и медленно заговорила, чеканя каждое слово:

-Знаете что, ребята. Я живу с мужем и трачу деньги, которые он мне сам дает. Я никого не граблю, не обманываю, не ворую. Я не делаю ничего предосудительного, и упрекнуть меня не в чем. И вы это прекрасно понимаете, если, конечно, действуете по законам, я имею в виду не Конституцию, – она медленно переводила глаза с одного посетителя на другого, читая в их глазах понимание и одобрение. – Так что, упрекнуть, а тем более угрожать нет никакого повода.  Ну а теперь мне пора! – и она встала с дивана.

Гости встали и медленно  пошли к двери. Больше не было сказано ни слова. Как только Наташа закрыла за ними дверь, она выдохнула и сползла на пол. С одной стороны она была страшно напугана, а с другой — необычайно горда собой. Сомнений не было – это бандиты, посланные к ней, чтобы поговорить. Возможно, и не только поговорить, эти ребята скорые на расправу. Они могли избить, обокрасть, изнасиловать. Могли, но только если есть реальная причина для этого. Человек, к которому они идут должен быть виновен по их бандитским законам. У бандитов, все честно и справедливо. Провинился – получи, но это только в том случае если ты виновен. Они не могут просто так прийти и избить человека, который не совершил ничего противозаконного в их понимании. А сейчас, и это Наташа точно знала, она ни в чем не было виновата. Она – мужнина жена, тратит общие деньги. И не ее вина, что муж дает денег больше чем зарабатывает. Это вопросы к нему.

*        *        *

Наташа  сидела на полу своей шикарной квартиры и вспоминала, как 6 лет назад приехала покорять Москву из маленькой деревушка под Харьковом. Там она закончила 9 классов, поступила в швейный техникум. Ее считали самой красивой девушкой на деревне: натуральная блондинка с такими густыми волосами, что мать вечно мучилась, заплетая ей по утрам косы; рано сформировавшаяся грудь, округлые бедра и огромные голубые глазищи. Все мужики от мала до велика пускали слюни, когда она проходила по единственной деревенской улице, так и норовили положить ей руку на грудь или шлепнуть по заднице.

Ей льстило внимание со стороны мужского пола, нравились ночные прогулки по деревне, купание в пруду рядом с кладбищем. Хохотушка и хулиганка, она не задумывалась о будущем, наивно полагая, что жизнь так дальше и будет весела и беззаботна.

Когда Наташе исполнилось 17, к ее родителям пришла сваха, и уже через 2 месяца вся деревня гуляла на свадьбе Наташа и агронома. Невеста была счастлива: красавец жених, уважаемый в деревне человек, довольные родители, красивое свадебное платье, веселая музыка и море подарков – что может быть лучше?!

Под венец Наташа пошла девственницей, к великой гордости ее матери, которая не считала нужным рассказать дочери про то, что ее ожидает в в постели с мужем. Познания самой Наташки в вопросах интимной жизни оставались на уровне пятилетнего ребенка.

Первая брачная ночь не принесла невесте ничего приятного. Жених был пьян, и от него несло перегаром. Неловко поелозив на ней, он быстренько кончил и захрапел, а Наташка так и пролежала всю ночь без сна, не понимая, что ее больше расстроило, неожиданная боль внизу живота, равнодушие мужа или постель, липкая от крови.

Потом боли не было, но и большого довольствия секс ей не приносил. Муж старался быть нежным и ласковым с красавицей-женой, но это у него получалось неловко и  довольно глупо.

Ко всему прочему, Наташа уже не могла беззаботно гулять со своими подружками. Теперь она целыми днями проводила дома под надзором злобной свекрови, заставлявшей ее готовить, убираться в доме и работать в огороде. У молодой жены ныла спина, болела голова, а когда по утрам появилась еще и тошнота, она впала в депрессию.

-Я ведь так молода, а что меня ждет впереди? – Корова, хозяйство, пеленки и так до самой старости?! – думала Наташка, роняя слезы на раскаленную плиту.

Однажды к ним в гости пришла  двоюродная сестра мужа, Оксана. Девушка училась в Москве  и приехала на летние каникулы в родную деревню. Она с удовольствием рассказывала про столичную жизнь, про богатых молодых бизнесменов, разъезжающих по улицам в дорогих машинах, про сверкающие неоновыми вывесками рестораны, про огромные супермаркеты. Особенно Наташе нравились истории про девушек, приезжающих из провинции и добиваются успеха и богатства. ДЕНЬГИ И УДОВОЛЬСТВИЯ – вот чего хотелось Наташке. И ей уже не важно, каким образом этого добиваются, главное, что она тоже хотела стать одной из них. И она сможет, в этом сомнений у нее не было.

Всю беременность она обдумывала детали предстоящей поездки и, родив белобрысого Данилку,  собрала вещи и уехала в Москву.

Никаких сожалений или угрызений совести не было: мужа она не любила, материнских чувств к ребенку не питала, а свекровь и другая родня со стороны мужа ничего кроме  злости в ней не вызывали. Мама потом писала, что свекровь бегала по деревне и ругала Наташку на чем свет стоит. Но юную покорительницу Москвы это совершенно не волновало – возвращаться в родную деревню она  не собиралась.

Первое время Наташа ютилась в общежитии у Оксаны, пока  не познакомилась с Ларисой и Аленой. Они были шикарно одеты, вели себя раскованно и беззаботно, пили коктейли и явно наслаждались  жизнью. Наташка разговорилась с ними и узнала все про жизнь ночных бабочек и стриптизерш в Москве. Через неделю она переехала к ним, и ее стали обучать премудростями. Они же познакомили ее с нужными людьми и устроили в ночной клуб.

-Чего там только не было, — вспоминала Наташа, и неприятный холодок пробежал по спине. — Изнасилование, драки, дикие оргии, наркотики и снова изнасилования, — все это она старалась забыть. Все, что было то того момента, как она познакомилась с Андреем. Потому что после знакомства, когда молодой бизнесмен  пришел в ночной клуб с корзиной алых роз, у нее наступила новая жизнь.

С самой первой встречи Наташа видела, как Олег смотрел на нее, с какой готовностью он бежал выполнять любой ее каприз. И понимала, что,  наконец-то она, получила то, к чему стремилась все это время: поклонение мужчины, деньги и  любовь. Только любви не было. Она очень хотела полюбить Андрея. Хотела, но не могла. Пыталась быть нежной и ласковой с ним, с благодарностью принимать подарки и изо всех сил старалась сделать его счастливым.

Временами казалось, что у нее получается, а иногда она ненавидела себя за то, что не никак не может полюбить этого милого человека. А еще больше Олега за то, что испытывала ужасное чувство вины.

Поначалу Наташа чувствовала себя счастливой благодаря тому, что получила: богатый  дом, красивая одежда, шикарные рестораны, бриллианты, собственная машина, но со временем аппетиты увеличивались, и ей требовалось все больше и больше красивых вещей, чтобы заглушить разраставшееся чувство вины. Андрей беспрекословно выполнял все  прихоти любимой женщины и ни единым словом не укорял ее за то, что она так безрассудно тратила деньги. Иногда Наташке казалось, что если Андрей покажет свой мужской характер, прикрикнет на нее, или даже поднимет руку, то все изменится и чувство вины отступит. Но Андрей, наоборот, с каждым днем становился все безвольнее и слабее. Он смирился с ролью подкаблучника раз и навсегда. А чувство вины, постепенно превратившееся в ненасытное чудовище, все разрасталось, и Наташа уже перестала ему  сопротивляться.

За месяц до свадьбы с Андреем она поехала в свою родную деревню, чтобы получить развод. Своему будущему мужу она никогда не рассказывала ни про ребенка, ни про мужа. Да он  и не интересовался ее прошлым.

Сидя в поезде, с большим чемоданом игрушек для сына, Наташа  прокручивала в голове  предстоящий разговор с мужем, немного робела, но когда увидела его на крыльце дома – небритого, в рваной футболке и засаленных тренировочных, поняла, что никаких проблем не будет.

Не тратя времени на объяснения, посадила его в машину и повезла в районное отделение ЗАГСа. За небольшое вознаграждение развод им оформили в тот же день. Еще несколько дней потребовалось на замену паспорта. А потом  Наташа уехала, даже не попрощавшись с сыном, для которого ее бывший муж давно нашел новую маму. Теперь она была свободна от прошлого.

*        *        *

Прошел год после свадьбы с Олегом, но счастье не приходило, и тогда Наташка решила, что пора разводиться. Чувства так и не появились, мучить ни себя, ни мужа больше не имело смысла, и теперь ею двигал только трезвый расчет. Она составила вписок совместно нажитого имущества, нашла их брачный договор и  собиралась на неделе сходить к адвокату.

Визит бандитов  ускорил процесс. К адвокату она пошла на следующий же  день. По прогнозам седовласого адвоката в золотых очках, после развода Наташа становилась весьма состоятельной женщиной. Наташа доверила адвокату свои дела и через два дня съехала с квартиры, не оставив ни нового адреса, ни номера телефона, только письмо адвоката о разводе.

Больше с Олегом она не встречалась. Только слышала какие-то отрывочные сведения о том, что он лечился в психиатрической клинике, а фирма разорилась.

*        *        *

Все так и было. Когда Олег пришел домой и, не обнаружив жену дома, не на шутку испугался. А потом почувствовал такую сильную боль в груди, будто у него вырвали сердце, а взамен предложили казенное письмо с просьбой обсудить предстоящий развод. В этот вечер он напился до беспамятства. Запой продлился целую неделю.  В моменты просветления, он слышал, как звонит телефон, как кто-то стучится в дверь, как кошка орала от голода, но не мог подняться с постели.

Через неделю, встревоженный компаньон вышиб дверь и нашел друга в непотребном состоянии, на полу, в луже мочи, с красным опухшим лицом.  Он пытался привести друга  в сознание, но безрезультатно. Но Олег как будто специально сопротивлялся, жизнь потеряла для него всякий смысл. Пришлось вызывать реанимацию. Врачи сказали, что у Олега сильнейший нервный срыв, и ему требуется срочная помощь. Три месяца Олег пролежал в частной психиатрической клинике.

Известно, что беда не приходит одна и за ее правой ногой, неизменно следует левая. С момента растраты Олегом крупной суммы денег «Альянс Холдинг» медленно двигался к разорению. Об этом видимо пронюхали конкуренты и начали усиленно топить фирму. Партнеры требовали срочного погашения задолженностей. Банк, с которым они давно сотрудничали, отказал в предоставлении кредита. А когда ключевой партнер разорвал многолетний контракт и ушел к конкурентам, Андрею стало ясно, что их империи пришел конец. И начал процедуру банкротства.

Он изо всех сил старался сохранить заработанное, честно делил расходы на двоих, но мало что удалось спасти.  Пришлось продать почти все: акции, машины, квартиру и только за дом на Рублевке  он держался мертвой хваткой.

Чтобы обеспечить уход  и должное лечение компаньона в частной клинике, Андрей выкупил  участок  Олега, располагающийся по соседству, и за свои деньги достроил дом. Когда утверждался проект дома, парадом командовала Наталья, и дом  должен быть выглядеть как уменьшенная копия Версаля. Андрей  отказался от всех изысков и в итоге получился небольшой  симпатичный коттеджик с зимним садом, уютными комнатами и большим гаражом. Он удачно сдал дом за 180.000 $ в год и теперь мог следить за квартирантами из окна своей спальни.

После выписки из больницы, Олег переехал в однокомнатную квартиру, доставшуюся ему от родителей. Он ни с кем не общался, даже с лучшим другом и целыми днями смотрел на единственное имущество, оставшееся от его прежней жизни – фотографию обнаженной блондинки, выпрыгивающей из торта.

*        *        *

Вот так Андрей получил второй дом на Рублевке и потерял фирму, друга и веру в женщин.

 

Алексей Ходорковский. Девушка из торта (рассказ): 1 комментарий

  1. Ева

    Хороший киносценарий, небольшая доработка — и в производство. Открытый финал только оживит интригу и сделает сценарий максимально сценичным, точнее, кинематографичным.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.