Категория №86

Категория №86

Пятничный пригородный поезд. Вечер.

Я сидел во втором вагоне, уткнувшись в смартфон. На экране — лента Facebook. Рядом у окна плюгавенький мужичок, про себя прозвал его «Амёба». Такие обычно заикаются и живут с мамой до тридцати лет. Прилизанная пятью прядями светлых волос залысина, оранжевый свитер на рубашке в клетку, сверху порядком засаленный пиджак. В ногах потертый портфель, на спинке рыжее пальто.

Напротив бабка. Модели «Бабка классическая». Платок, стеганый тулуп, на соседнем кресле кошелка в полоску, очки с перемотанной скотчем оправой. Читает газету «Факты». Кажется, месячной давности. Я постарался сжать пространство до размеров экрана моего смартфона, но оно упрямо остановилось на наших четырех сиденьях.

Что ж, бывает и хуже.

У меня, знаете, привычка оценивать попутчиков на предмет потенциальных проблем. Ну там, чтобы пьяных каких не было или подозрительных. В электричке я езжу часто — всякого насмотрелся. Сегодняшние соседи казались мне не опасными, поэтому я постарался расслабиться и погрузился в чтение увлекательной статьи про новый вид мошенничества в супермаркетах.

— А на мне — невидимый костюм, — доверительно сообщил Амёба, наклонившись к моему уху.

Я слегка отодвинулся, сделав вид, что не слышу. Вот так суди «по одежке»! Мой сосед оказался психом. Я вонзился взглядом в смартфон, стараясь сделать максимально озабоченное лицо.

— Он, кстати, защитный. Я в нем полностью неуязвим. Представляете?
— Очень за вас рад, — сказал я, развернувшись в пол оборота, вполне очевидно намекая, что не намерен продолжать разговор.
— А тело в нем дышит, как будто его и нет вовсе! — не унимался Амёба.

Господи, только бы ты раздеваться тут не начал! Я с упорством, достойным восхищения, не реагировал.

— Вот вы, чем занимаетесь? — пошел в наступление Амёба.
— Пытаюсь читать научную статью, — соврал я. На самом деле, я начал проходить тест «Какой вы моллюск?».

Амёбу это не остановило.

— Нет, я имею в виду кем вы работаете?
— Младшим научным сотрудником в НИИ проблем освоения космоса, — снова соврал я. На самом деле, я работаю сисадмином в торговой компании.
— Так это же прекрасно! Вы знаете, в моем костюме можно и в космос выходить спокойно! — Амеба мечтательно причмокнул губами, — он даже летать может. Хотите я полетаю?
— ХОЧУ! — неожиданно громко ответил я.

Бабка слегка подпрыгнула и отложила газету, строго уставившись на нас. Я был уверен, что ответить на это Амёбе будет нечего. А значит, я спокойно вернусь к созерцанию Facebook , а он к рефлексии по поводу невозможности полетов в невидимых костюмах.

Я ошибался.

Амёба улыбнулся и посмотрел на нас с Бабкой взглядом, каким взрослый смотрит на неразумных детей.
— Вообще-то, в поезде летать запрещено. Вы разве не знали?
Бабку ответ явно удовлетворил, она снова подняла газету и вернулась к чтению.
— Послушайте, что вы от меня хотите? Вам больше заняться нечем? В окно вон смотрите!
— Ну зачем же нервничать? Не нужно нервничать. Как скажете, — Амёба примирительно поднял руки и отвернулся к окну.
Я вздохнул и удовлетворенно вернулся к ленте Facebook. Ехать оставалось еще часа полтора.
— А вот вы сами хотели бы полетать? — послышался знакомый голос.
Я начал осматривать вагон в поисках свободного места.
— Предъявляем билеты, — контролер нетерпеливо щелкнул компостером. Он был одет в ярко-красную форму с золотыми пуговицами. Сегодня какой то праздник у железнодорожников?
— Да, да, секунду, — я шарил рукой в правом кармане куртки. Билета не было. Я проверил левый карман — пусто.
— Странно, я точно покупал билет. Может выпал где-то? Я каждый день в этом поезде езжу! — начал оправдываться я.

Я точно помню как покупал билет. Кассу, запах пончиков в соседнем ларьке, продавщицу с красной помадой, она еще сдачу искала долго. Ох и денек…

— Молодой человек, я всех пассажиров помнить не обязан. И, уж тем более, на слово верить не должен. Нет билета — будем высаживать, — строго сообщил контролер.
— А вот у меня лишний билетик есть, — Амеба тянул два билета контролеру.
— Не положено. Только, если пассажир выразит согласие, — контролер вопросительно посмотрел на меня.

Я испытывал смешанные чувства. С одной стороны мне открывалась перспектива просидеть еще полтора часа в обществе психически больного человека с непрогнозируемым поведением. С другой — оказаться в минус пятнадцать мороза на каком-то полустанке в пятницу вечером.

— Да, да, спасибо большое. Я согласен! — я постарался улыбнуться Амебе. В конце концов полтора часа — это не так и долго. Дома ждал кот Бабай, плов в мультиварке, 2 литра пива и новая серия «Настоящего детектива».

Контролер еще раз строго посмотрел на меня, пожал плечами и прокомпостировал билеты. Он начал поворачиваться в сторону Бабки, но та была быстрее:
— Пенсионный! — отточенным жестом она предъявила пенсионную корочку. Контролер козырнул и отошел к следующему ряду.
— Давайте я вам денег отдам за билет? — я полез в карман за кошельком.
— Что вы, что вы! Не нужно! Я же от чистого сердца, у меня все равно лишний был, — запротестовал Амеба, — давайте лучше знакомиться. Азя, — он протянул руку.
— Азя? — я автоматически пожал теплую пухлую ладонь.
— Так мама назвала, — немного смущаясь сказал Азя. Я не слишком ошибся, назвав его Амебой.
— Юра. Спасибо, что выручили, — я кивнул и попытался повернуться к телефону, ожидая очередной попытки Ази меня остановить.
К моему удивлению, он радостно улыбался и молчал. Я уж было пожал плечами, как Азя подал голос:
— А что интересного там у вас пишут? — он пододвинулся поближе и посмотрел на смартфон так, как будто слабо представлял, что это такое.
Я чувствовал себя в долгу перед Азей и терпеливо начал показывать ему, что такое Facebook.
— Ну, тут всякое. Вот, например, про новый электромобиль Илона Маска, — я листал ленту, показывая экран Азе, — а вот про котиков. А это…
Я осекся.
— Ой, так это же вы, да? — Азя тыкнул пальцем в мою фотографию.
— Да, — из Facebook на меня смотрела собственная фотография, размещенная одним из друзей.
Текст под ней гласил «Максимальный репост! Юра Лапко нуждается в нашей помощи!».
— А что про вас пишут?
Я нажал на ссылку. Заметка была датирована завтрашним числом.
«Лежит в коме… Каждая минута на счету … Карта Приватбанка мамы».
Это типа он прикалывается так? Не смешно ни фига!
— Пишут, что я в коме.
— Так правильно пишут. Ну вы не переживайте, кома скоро закончится.
— В смысле? Что значит закончится? — я посмотрел на Азю округлившимися глазами.— Закончится счастливым и прогнозируемым финалом, — Азя снова расплылся в улыбке.
— Вы намекаете что я умру?
Азя радостно кивнул, а его улыбка, казалось, расплылась до ушей.
Так, стоп.
Я еду в поезде. Сейчас должен быть Фастов. Это розыгрыш какой-то!
— Какая следующая станция?
— А тут одна станция — Конечная. Она же Сортировочная.
— А Фастов?
— А Фастов этот поезд не проезжает, — Азя развел руками.
— Что это за поезд?
— Ооо, мы называем его «Последняя электричка». Помните, как в песне? «Опя-ять от меня сбежа-ала, последняя электри-ичка», — протянул Азя, фальшивя. Я кивнул.
— Вот! Эта от вас не сбежит. Как и вы от нее,— Азя хохотнул.
— Это что, типа поезда на тот свет?
— Абсолютно верно, — Азя продолжал улыбаться.
— Получается, я мог не взять ваш билет и остался бы жив?
Азя похлопал меня по плечу.
— Ну, ну. Почему так трагично? Вы сделали выбор! И, смею заверить, выбор абсолютно правильный.
— Но я не хочу умирать! Мне всего 37!
— Уже 37, милейший! Пожили ведь? Да и что вас там ждет? Кот ваш, Бабай, к соседке жить пойдет. Она и кормить его получше будет. Что еще? Сериал под пивко? Так я вам финал расскажу: убийца мальчика — дочь магната. Все вышло случайно. А девочка осталась жива.
— Да нет же! Вы не понимаете! Ну у меня же еще столько было планов!
— Не смешите меня, Юра. Какие планы? Вы зарядку даже делать так и не начали, хотя каждый вечер себе обещали.
— А семью завести?
— С кем, позвольте полюбопытствовать? С Леной из отдела сбыта? Она уже месяц спит с Кожуховым. Про вас забыла давно.
— Ну у меня есть друзья в конце концов!
— Вы про тот список из 390 имен в Facebook? Дорогой мой Юра, эти люди кроме “лайка” для вас вряд ли что-то сделают. Вот обновите страницу.
Я нажал refresh, дата изменилась на послезавтрашнюю. Пост про сбор денег набрал 12 «лайков», 3 «сердечка» и 5 «соболезнований». Ноль репостов.
— Странно, число почему-то стало послезавтрашнее.
— Это потому, что здесь интернет очень быстрый. Вы уже три дня в коме.
— Так неужели ничего нельзя сделать?
— Ну почему ничего? У вас обширный инсульт, вы все еще в коме. Может быть врачи что-то и сделают. Но я бы на вашем месте особо на это не рассчитывал — вам нужна срочная операция, палата интенсивной терапии. Это все деньги. А у вас вон, — Азя показал на экран.

Я вздохнул. Наверное, настоящих друзей у меня и правда не было. Колька, с которым мы дружили со школы, уехал куда-то в Россию еще после 10 класса и след его затерялся. В институте я как-то ни с кем не сдружился, а на работе были максимум собутыльники.

Я обновил Facebook. Шли четвертые сутки комы. К заметке добавилось новое «Соболезную». Я спрятал телефон и повернулся к Азе.
— Ну хорошо, а почему Сортировочная? Меня между «Адом» и «Раем» будут сортировать?
— Нет-нет, у нас все интереснее. 722 категории усопших. Вас определили в категорию №86. Там у нас холостые.
— Неженатые?
— Ну при чем тут это? Нет конечно! Холостые жизни. Знаете — ни целей, ни достижений, ни интересов. Впрочем, и без семей тоже. Сейчас идут дебаты в Управлении, чтобы вообще вынести эту категорию к Беспозвоночным, там как раз нехватка поступлений.

Да уж, прекрасно! Осталось меня к червям каким-нибудь засунуть, чтобы совсем уже гармония наступила!

— Юра, скоро уже туннель будет, давайте пока оформим бумаги, — Азя расстегнул портфель и достал папку, — вот заполните эту анкету и потом вот этот бланк подпишите.
Он протянул мне два листка и ручку, я уставился на первый. Азя внимательно наблюдал за процессом.
Это была типичная анкета удовлетворенности клиента:
I. Оцените уровень обслуживания сопровождающего в мир мертвых Ангел смерти 2 разряда Азраил по шкале от 1 до 10, где 1 это «адские муки», а 10 —«неземное блаженство».
Я обвел кружок с десяткой. Краем глаза я заметил, как Азя расплылся в улыбке.
II. С какой вероятностью вы порекомендуете нас друзьям, являясь к ним во снах?
Здесь я написал: «У меня нет друзей».
III. Как мы можем улучшить наше обслуживание?
«Сообщайте пассажирам, где они находятся, сразу, а не после контроля билетов!» — добавил я размашисто.
Я протянул анкету Азе, тот пробежал ее глазами и остановился на третьем пункте. Он повернулся ко мне с выражением глубокого сожаления на лице.
— Юра, вы извините пожалуйста, что я вам не сказал сразу. Вы поймите, у нас план. В этом квартале и так маловато поступлений, еще премии лишат. Надеюсь, вы войдете в положение?
— Конечно, Азя, я понимаю, — я вздохнул и взял второй листок.
Это был бланк согласия на обработку персональных данных и отказа от претензий по назначенной мне категории №86. Я занес ручку для подписи и поморщился от резкого запаха нашатыря. Я огляделся вокруг, интерьер поезда стал мутнеть.
— Скорее подписывайте! — истошно завизжал Азя.
— Ну уже нет, второй раз у тебя этот номер не про… — заплетающимся голосом начал я и зажмурился от яркого света.
***
— Вы меня слышите? — человек в белой повязке на лице светил в глаза фонариком. Я зажмурился и что-то промычал, рот не слушался.
— Не двигайтесь, вы отходите от наркоза.
Все провалилось в темноту.

Когда я открыл глаза в следующий раз, зрение восстановилось. Голова раскалывалась и жутко хотелось спать. Я лежал в одноместной палате, у окна на стуле спала моя мама, положив голову и руки на тумбочку рядом.

Уже потом, через несколько дней, от врачей клиники я узнаю, что моя мама подняла на уши пол-Киева. Это она нашла у своих институтских друзей контакт лучшего в городе хирурга. Это она заложила все свои украшения, продала отцовскую машину и собрала необходимую сумму. Это она днем и ночью сидела в палате у моей кровати, держа меня за руку и разговаривала со мной. Все это я узнаю позже.

Сейчас я увидел ее, спящей у моей кровати и мне стало спокойно. Мой сопровождающий в мире живых, мой Ангел жизни 80-го уровня, моя мама. Я вернулся.

Засыпая, я твердо решил начать делать зарядку по утрам. Пора выбираться из своей категории №86.

Даешь Лону Дэвис!


Гена Сервякин позвонил ко мне ранним ноябрьским утром. Я как раз дожевывал свою яичницу и перебирал в голове планы на день, который обещал быть прекрасным. Сегодня я планировал закончить рассказ для модного мужского журнала и в воздухе уже пахло гонораром.

Как только я открыл дверь, он молча вошел, глядя себе под ноги, и протянул мне узловатую теплую руку.
«Привет, Генка!», — бодро сказал я, как-бы приглашая Сервякина подключиться к моей позитивной волне, но быстро понял, что это не сработает. Вместо ответа он привычно скинул, не развязывая, свои замызганные кроссовки, бросил бесформенный пуховик на тумбочку в коридоре и решительно направился прямиком на кухню. Там, отодвинув ближайшую табуретку, он сел, обхватив голову руками.

Генка — мой самый старый друг еще с начальной школы, мы дружим с третьего класса, когда нас посадила за одну парту Светлана Павловна. Жизнь у каждого пошла своей дорогой, но мы не теряли связь друг с другом и периодически виделись. Основной проблемой Генки на текущий момент являлся поиск спутницы жизни, что (с учетом сложного материального положения) было задачей не из легких.

Глядя на позу Сервякина, я понял, что дело плохо, и пошел к бару за недопитой бутылкой Jagermeister. Потом подумав, поставил ее назад и достал целую бутылку коньяка. Разговор, очевидно, предстоял долгий.

— Макс, не сплю нормально уже вторые сутки. Снится, сука, и все, — доверительно начал Генка.
— А что снится? — участливо уточнил я, наливая по первой.

Сервякин технично выплеснул рюмку в рот, едва я наполнил ее и приглашающе пододвинул для добавки. Я налил снова.
— Не что, а кто, — сказал он, доставая треснувший китайский смартфон, — Лона Дэвис, из Instagram.
Гена опрокинул вторую рюмку и протянул мне телефон.

Пока Сервякин наливал очередную порцию коньяка, я листал фотки Лоны и все они говорили: «Я не для тебя», причем говорили они так любому мужику, даже олигарху средней руки. Фото за рулем BMW и Porsche, пляжи, рестораны, клубы, тонны селфи гражданки Дэвис в разных ракурсах и размерах.
— Гена, ты в своем уме? Почему не Пэрис Хилтон тогда уж? — я налил себе коньяка.
— Понимаешь, я вот смотрю и вижу, что «моя». Не нужны мне никакие другие. Так что пришло время отдавать долги. Ты же помнишь, что ты мне должен?

Я помнил.
В шестом классе я попросил Сервякина пересесть за парту к Ленке Шевчук, и сделать вид, что она ему нравится. Все ради того, чтобы на место Генки пересела Светка, которая очень нравилась мне. Я был уверен, что это станет началом нашего красивого и бесконечно долгого романа, я спасу ее от гвардейцев кардинала и увезу на летающем флаере в будущее.

И Генка согласился, и старательно ухаживал за Ленкой, несмотря на то, что она была в два раза больше его. Жаль Светка оказалась полной дурой и Сервякин страдал бесполезно.
Я знал, что когда-то он придет забирать этот долг.
И вот этот день настал.
Я взял рюмку и опрокинул в себя коньяк.

— Хорошо, давай сделаем это, — я критически посмотрел на Сервякина.

От Гены пахло благородной гусарской немытостью, что в сочетании с растянутой футболкой и турецкими джинсами- варенками создавало образ бравого повесы, охотно составившего бы вам компанию для распития крепких спиртных напитков или партии в Козла. Но к женщинам Гену в таком виде пускать было категорически нельзя.

— Прежде всего, мы должны вывести тебя в Высшую Лигу, чтобы появились хоть какие-то шансы, — сказал я, деловито наливая последние капли в рюмки. После трех выпитых порций, мне казалось, что ничего невозможного нет, и даже у Генки есть шанс познакомиться с супер-трендовой инста-блоггершой.

Гена смотрел на меня преданными глазами французского пуделя и был готов ко всему.
— Завтра начнем! — подытожил я и мы торжественно допили бутылку коньяка.

***

Утром следующего дня, сидя у меня в гостиной, мы начали разработку нашего победного плана. Я отменил все дела на ближайшие две недели, рассказ для мужского журнала был успешно закончен и отправлен редактору (от привкуса коньяка между строк он только выиграл).

Я был настроен на победу.
Генка же пребывал в счастливой беззаботной рассеянности, отдавшись моему злому гению и предвкушая страстные объятия Лоны Дэвис. Он был одет в те же джинсы и ту же растянутую футболку, на которой за вчерашний вечер добавилось пару новых пятен.

— Начнем с создания образа топ-блоггера Instagram. Вот посмотри на этого дядьку, — я пододвинул Сервякину ноутбук, где на яхте рядом с молодой красоткой зажигательно танцевал накачанный дед.
— Ты издеваешься? Посмотри какая у него фигура! А яхта! — Генка начал впадать в уныние.
— Стоп! Ты суть уясни — нам надо сделать из тебя образ крутого успешного самца, потому что сейчас ты больше похож на пакет просроченного кефира. Понял? — Сервякин кивнул.
— У тебя есть аккаунт в Instagram? — он кивнул еще раз, вздохнул и набрал адрес.

Аккаунт: Servak_INN (Гена считал это оригинальным).
Четыре фотографии:
Елка в снегу, экран компьютерного монитора с победным комбо
в Mortal Combat, коллекция блесен и три бутылки пива Оболонь
с подписью «Отдыхаем!».
Пять подписчиков:
Мама Сервякина, сестра Сервякина и три непонятных «мужика с работы».
Милый комментарий мамы под фото с пивом «Гена, много не пей!»
И все.

Мне снова неудержимо захотелось выпить.

К счастью, в этот момент в дверь позвонили.
— Это кто? — встревоженно спросил Генка.
— Лона Дэвис, конечно же! — я похлопал Сервякина по плечу и пошел открывать.
Это был мой знакомый стилист Павлик, которого я заранее попросил поучаствовать в нашем маленьком чуде.
Павлик работал на одного очень известного артиста, был лучшим спецом в своем деле и еще он был геем.

Я совсем забыл подготовить Гену к визиту Павлика, поскольку не знал как он отреагирует на нового члена нашей команды.

— Макс, приветик! — Павлик приобнял меня и чмокнул воздух.
— Геннадий, здравствуйте! — помахал он Сервякину с широкой улыбкой.
Генка напрягся и, судя по бегающим глазам, начал готовить план экстренного побега.
— Ой, мальчики, я сумку в машине оставил, сейчас я на секунду отлучусь, не скучайте, — Павлик упорхнул за дверь. Я позавидовал его идеально начищенным туфлям и вернулся в зал.

Генка смотрел на меня выпученными глазами.
— Он что, этот?
— Кто?
— Ну … пидарас?
— Нет, Ген, пидарас — это твой директор, который зарплату тебе десятый год не повышает. А Павлик — гей. Ты хочешь Лону Дэвис или мы все останавливаем?
Сервякин вздохнул, сжал зубы и энергично кивнул.

Наш стилист вернулся через минуту с огромной сумкой и потирая руки подошел к объекту.
Гена вжал голову в плечи.
Павлик сделал два круга вокруг жертвы, как лев обходит газель перед решающим прыжком. Затем поддел двумя длинными пальцами пучок Генкиных волос, из тех, что торчали в разные стороны и потянул за мочку Сервякинского уха, заглянув в него. Наконец, Павлик ухватил его за подбородок и рванул голову вверх, одновременно поднося к лицу небольшое карманное зеркало.
— Полюбуйтесь, Геннадий! Вам нравится то, что вы видите?! — с надрывом спросил Павлик.
— Н-ну, а-а, а ч-что?, — начал заикаться в ответ Сервякин.
— А то, Геннадий, что себя надо любить, тогда вас полюбят и другие. А судя по тому, что нам показывают сейчас в этом зеркале — вы себя ненавидите. Раздевайтесь!

Сервякин от неожиданности хрюкнул и беспомощно посмотрел на меня. Я одобрительно кивнул.

— Раздевайтесь, я вам говорю! — почти прокричал Павлик. Он раскраснелся, был полон решимости и казалось, сейчас достанет крест и начнет изгонять из Генки демонов безвкусия и невежества.

Тот послушно начал стягивать с себя джинсы.
В дверь снова позвонили. Я пошел открывать, оставив Гену в одних трусах, которые он для верности придерживал руками, наедине с Павликом.

***

В открытую дверь влетел рюкзак, который я едва поймал. А сразу за ним — два длинных тюка (по-видимому, с каким-то оборудованием). Тюки я поймать не успел и они звучно шмякнулись на пол.
— Мааакс, ну ё-моё, — в дверях показалась Маша Наумова, фотограф-от-Бога, с которой я трудился бок о бок в редакции мужского журнала «Стальные шары» последние три года. Она тащила на себе еще один рюкзак и какую-то коробку.
— Машка, я тебе не Коперфильд и руки у меня только две. Там хоть ничего хрупкого не было?
— Не переживай, если что-то разбилось — вычтем из твоих гонораров, — хохотнула Маша, — привет!

Мы обнялись. В отличии от Павлика, который носил узкие брюки и строгую водолазку, Маша была одета в штаны в стиле military с кучей карманов, ее уши были проколоты в сотни мест, а шею украшала ажурная татуировка, основной рисунок которой уходил куда-то ниже под футболку.

Она достала сигарету и уже собиралась подкурить, но я был быстрее и ловко выхватил ее прямо изо рта.
— Напоминаю, никаких сигарет у меня дома!
В ответ Наумова только закатила глаза и принялась расшнуровывать свои огромные ботинки. Мы разложили Машины вещи и отправились в комнату, где было подозрительно тихо.

— Макс, а других кандидатов нет? — Павлик, сидя на полу, печально посмотрел на меня, но увидев Машу преобразился:
— Мэри!! Рад тебя видеть дорогая! — он вскочил и подбежал к ней, сверкая улыбкой. В ответ она ущипнула его чуть ниже спины и оба захохотали.
— Гена, это Маша, наш фотограф. Ты бы оделся, что-ли, — я протянул Гене его штаны.

— Макс, отправь его к Эдику. С таким пузом мы успеха не добьемся, — проронил Павлик по дороге в ванную комнату. Гена покраснел и почему-то посмотрел на Машу, которая в этот момент уже зарылась в свои сумки и, казалось, не слышала постыдной фразы про живот.

Краем глаза я заметил, что Генка живот все-таки втянул. «Ну, раз остатки гордости еще есть, то не все потеряно», — подумал я.

— Так, братцы и сестрицы кролики, давайте кратко обрисуем наш план, — я склонился над ватманом, где маркером начал рисовать «дорожную карту». Лет десять назад я трудился директором небольшой конторки, которая торговала оргтехникой и менеджерские привычки иногда просачивались сквозь нежную творческую материю.

— Генка, действуем так. Вначале снимаем какое-то базовое портфолио и регим тебе нормальный аккаунт в Instagram. Наша задача — вывести тебя хотя бы на окраину той галактики, центром которой является вожделенная тобой Лона Девис, — я нарисовал базовую модель солнечной системы и где-то за орбитой Нептуна изобразил толстенького Генку — тот, увидев картинку насупился, но промолчал.

— Ой, а я на нее подписана! — воскликнула Маша и достала смартфон, Павлик в этот момент посмотрел на меня круглыми глазами
— Ребят, вы реально что-ли с катушек слетели? — он покрутил пальцем у виска, — вы бы еще Пэрис Хилтон решили закадрить.

— Была такая идея, но клиенту не понравилась. Решили остановиться на более простом варианте, — задумчиво пробубнил я, пририсовывая толстому нарисованному Генке реактивный след, который нес его, аки комету к центру галактики — Лоне Девис.

Пока Павлик преображал Сервякина, я торжественно зарегистрировал новый Instagram аккаунт, с загадочным именем evil_genius.
— Макс, а почему я Злой Гений? Я же не злой вообще-то, — Генка насуплено смотрел из-за спины на то, как я заполняю анкету.
— Ген, в Instagram главное — загадочность и глубина образа. А что может быть глубже, чем Злой Гений? Но не переживай, это только nickname, а имя мы тебе придумаем покруче. Садись.

Я усадил Генку на стул, сам встал рядом и попросил Машу передать мне линейку со стола.
— Именую тебя, Сервякина Гену, безродного сисадмина, сэром Геном Сервантесом, французским повесой и шевалье, любимцем дам и объектом зависти многих мужчин, — я торжественно шлепнул Генку линейкой по обоим плечам и бережно передал ее Маше.
— Встаньте, сэр Ген.

Сервякин послушно встал.
— Примите же из рук этой прекрасной дамы доспехи для вашего первого поединка! — Маша протянула Генке мой костюм и отправила его переодеваться.

Мы поставили на балконный столик огромный фужер с компотом, который должен был изображать Божоле, и Маша начала творить волшебство.

Получилось эффектно: солнце бликовало в бокале, а за ним сидел задумчивый аристократ. Фоном служила старая простынь, которую Маша превратила в портьеру.
Подпись к фото: Le Beaujolais est arrivé! Доброе утро!
Хэштеги: #morning #bojole_nouveau, #новыйдень, #invinoveritas, #хорошееутро

Для второго фото мы нарядили Генку в пальто Павлика, которое он не смог застегнуть в области живота. Маше пришлось очень долго кружить возле него, чтобы поймать нужный ракурс и трудовой мозоль сэра Гена Сервантоса не портил бы кадр. Съемка проходила возле припаркованного недалеко от моего подъезда Range Rover, и все шло прекрасно, пока нас не прогнал его владелец, наоравший на нас с балкона.

Подпись к фото: Любимая машина для шоппинга! Let’s spend some money!
Хэштеги: #weekendcar #rangerover #goingshopping, #blackismycolor, #ноябрьскаятоска, #шошошопинг

— Ребят, а поехали под Верховную Раду? — по лицу Маши было видно, что у нее появилась одна из «идей камикадзе». Последний раз, когда я видел такое выражение ее лица, мы лезли через забор закрытого клуба «Элегант», чтобы сфотографировать частную вечеринку, на которую якобы приехал Райан Гослинг. Райана Гослинга мы не увидели, зато били меня потом знатно, поэтому у меня начали снова болеть почки и захотелось домой.

— Маша, пожалуйста, давай без Верховной Рады, я не выдержу еще одной экзекуции, — я умоляюще посмотрел на Наумову.
— Макс, спокойно, мы же пресса! Генка, ты за? — Геннадий кивнул. Павлик пожал плечами.
— Значит едем, — вздохнул я, судорожно вспоминая куда сунул свое удостоверение журналиста.

***

У Верховной Рады царило привычное оживление — слева проходил митинг против коррупции, справа — митинг вкладчиков очередного прогоревшего банка. Каждая сторона пыталась перекричать конкурентов, поэтому шум вокруг стоял невозможный.
— НЕТ, ЭТО НЕ НАША ЛОКАЦИЯ! — почти проорала мне на ухо Маша и мы, обходя пикетчиков, двинулись к Кабмину.
Здесь было гораздо спокойнее и главное — в наличии имелась парковка дорогих автомобилей, с задним планом в виде Кабинета Министров.
— Так, парни, у нас на все про все будет минута. Гена — ты идешь к тому длинному Мерседесу, встаешь у задней двери спиной к входу в здание и смотришь вот в телефон,— Маша вырвала у Павлика его новый iPhone X и вручила Сервякину.
— Мэри, я его в кредит взял! Геннадий, пожалуйста, как с фамильной драгоценностью! — взмолился Павлик, который, казалось, провожал свой модный смартфон в последний путь.
— Ну, заплачь еще, — подбодрил его я, — ничего с ним не будет! Гена аккуратно, правда Гена?
Сервякин молча кивнул, вертя в руках годовую зарплату.
— Макс, Павлик, вы — прикрываете. Все, Гена, на позицию, — Маша приготовила свою громадную зеркалку и Сервякин послушно засеменил к машине.

Гене действительно удалось встать у длиннющего Mersedes-Benz Maybach, он послушно повертелся в разные стороны, не переставая смотреть в телефон и так увлекся, что не заметил, как Маша показала ему «ОК» и жестом позвала назад. Вместо этого, очевидно войдя в роль, Генка картинно взялся за ручку двери и попытался ее открыть. Это было ошибкой. Я понял это еще раньше Сервякина и рванул на помощь. Водительская дверь открылась и, под звуки песни «Мой номер 245» Гарика Кричевского, в проеме показалась огромная лысая голова, с тремя складками сзади. Голова на мгновение задержалась, пока ее владелец выпихивал свою тушу из машины, наконец громила встал и расправил свои необъятные плечи.

— Какие-то проблемы, я не понял? — лысый сверкнул золотым зубом (или фиксой?) на Генку.
— Геннадий Викторович, вот Вы где! — запыхавшись, успел прокричать я, пока Сервякин бледнел и прощался с жизнью, — Вы извините меня ради Бога, я не там припарковался сегодня, Ваша машина за углом. Простите меня, пожалуйста!
Я сделал Гене страшные глаза.
— Н-нич-чего, Максим, б-бывает, — пролепетал Генка.
— Братишка, извини, обознались, — подмигнул я громиле и потянул Сервякина под локоть прочь.

Подпись к фото: Проконсультировал КМУ, приятно быть полезным стране.
Хэштеги: #workinghard, #consulting, #кму, #помощьстране

За углом нас встретили Маша и Павлик, который сразу же выхватил у Гены свой телефон и принялся его придирчиво осматривать. Сервякин пребывал в прострации, как человек только что избежавший виселицы. Мы спешно погрузились в мой старенький Гольф и поехали навстречу следующим кадрам.

— Макс, ну нам надо хотя бы десяток фото. Хорошо бы побольше какого-то лакшери. Есть идеи? — Маша закончила пересматривать отснятые кадры и вопросительно посмотрела на нас.

Павлик, уподобившийся Толкиеновскому Голлуму, гладил вернувшийся к нему iPhone и смотрел на него взглядом глубоко влюбленного человека. Генка отрешенно глядел в окно, по нему было видно, что в мыслях он все еще находится в метре от лысого громилы.

— У меня есть, — я повернул направо и поехал в сторону Бессарабки.

Через час я и Генка стояли у прилавка из дорого красного дерева, на котором были разложены пару телефонов Vertu.
— Понимаете, выбираем третий телефон и не знаем на чем остановиться, — доверительно сообщил я продавцу, который вытянулся по стойке смирно рядом.
Он был одет в подобие ливреи и белые перчатки. Не хватало только парика с буклями, чтобы получился полноценный дворецкий времен Людовика XIII. Интерьер магазина соответствовал выражению «дорого- богато», красное дерево, лепнина покрытая позолотой, массивные хрустальные люстры и гобелены на стенах.
— Гена, а давай твоей жене покажем, пусть она посоветует. Мы сфотографируем для жены, хорошо? — спросил я у дворецкого.
— Как вам будет угодно, — отчеканил тот. Я достал крутой iPhone Павлика и сделал несколько кадров.
— Гена, а ты уверен что они не слишком тяжелые, а можешь взять один в руку? А второй во вторую? — я сделал еще несколько кадров.

Подпись к фото: Связка iPhone X + Vertu! Какой выбрать?
Хэштегии: #newphone, #vertu, #iphoneX, #двалучшечемодин

— Желаете оформить покупку? — вежливо поинтересовался дворецкий и по легкому металлу в голосе я понял, что времени у нас немного.
— ДА! — выпалил Гена. Теперь уже испуганно на него посмотрел я.
— Желаю! Сейчас только за кешем в тачку смотаюсь. Кофе пока нам сделай, — Сервякин повернулся и уверенно пошагал к выходу.

Я с гордостью посмотрел на друга и побежал за ним.
— Конечно, сию минуту, какой кофе я могу вам предложить? — воодушевленно прокричал нам вдогонку продавец.
— Два капучино без сахара! — крикнул я и выскочил из магазина.

Это был жаркий день. После телефонного дворца-магазина мы сфотографировали Генку за рулем Бентли в автосалоне со стаканчиком кофе.
Подпись к фото: Привык начинать день с бодрящим Kopi Luwak. Доброе утро!
Хэштеги: #morningcoffee, #kopiluwak, #bentley

Сервякин уточнил, что такое Kopi Luwak, и, узнав что речь о кофе из какашек камышовых котов, запротестовал. Но я убедил его, что кофе имеет идеальный сбалансированный вкус (на самом деле — без понятия), и чашка такого кофе стоит 100 баксов, что очень важно для нашей целевой аудитории. Геннадий сдался.

Затем мы зашли в пару бутиков и нащелкали кучу крупных планов в примерочных.
Подпись к фото: Мой стилист за Brioni, а я — за Kiton. Ваше мнение? Взять оба?
Хэштеги: #shopping, #brioni, #kiton, #костюмнавечер

Казалось, Сервякин вошел во вкус. Из потрепанного сисадмина он постепенно превращался в некое подобие ухоженного бизнесмена. Во всяком случае так это выглядело со стороны. Я понимал, что внутри этого мужчины, вполне достойного стать участником рейтинга Forbes, сидит все тот же Генка, но Лоне Дэвис этого знать было не обязательно.

***

Следующим утром я отправил нашего Злого Гения вместе с Машей в спортклуб «Престиж», где фитнесс-инструктором трудился наш с Павликом общий знакомый Эдик. Там он должен был сотворить из Генки секс-символ в кратчайшие сроки, а Маша заснять этот мужественный процесс.

Меня же ждала увлекательная встреча с легендой теневого интернет-рынка — Мишей Фалинзоном.

Нужно потопить конкурента в лавине онлайн-ботов?
Хотите удалить компрометирующие фото из Facebook?
Или вывести клип в ТОП-10 Youtube?
А может выиграть выборы президента США?

Тогда вам — к Мише Фалинзону.

Миша был настоящим властелином своей подпольной цифровой империи и его могуществу могли бы позавидовать многие мировые лидеры. Он мало что понимал в IT-технологиях, но очень хорошо разбирался в деньгах и человеческих слабостях, поэтому бизнес у него процветал. Судьба свела нас лет десять назад, когда я по просьбе моего тогдашнего босса, привез Мише пухлый конверт с долларами в обмен на удаление со всех серверов его переписки с любовницей, которая начала шантаж.

Я помню, как мы тогда напились в хлам каким-то дорогим виски и пели под гитару «Группа крови» Цоя. После этого мы сдружились и периодически зависали в баре, изливая друг другу душу.

Миша встретил меня в столовой кулинарии супермаркета Новус и, несмотря на 11 утра, он был уже изрядно пьян. Его лысая голова нависала над бокалом с виски, рядом стояла почти пустая бутылка. Судя по деревянной коробке и красивому хрустальному графину, бутылка стоила неприличных денег. Рядом стоял охранник супермаркета, но, вопреки моим ожиданиям, он не пытался прервать трапезу Миши, а напротив — отгонял от него протестующих старушек и любопытных студентов и вообще старался всячески беречь отдых дорогого гостя.

— Мишка, привет! — я деликатно показал охраннику на часы и дал понять что у меня аудиенция, — что за странная точка сбора? Ты бы в бар хоть позвал.

Миша поднял на меня свои голубые глаза и какое-то время пытался сфокусироваться. Наконец улыбнулся и протянул свою пухлую руку.
— Макс, я никогда не останавливаюсь в поиске новых мест для размышлений. Здесь, — он обвел рукой шумящий супермаркет, — я чувствую единение с человечеством и его насущными проблемами.
— Михаил Ефимович, может быть вам еще чего-то принести? — поинтересовался охранник.
— Не, Саня, реально спасибо, больше ничего не надо, мы уже уходим, — он сунул пару стодолларовых купюр охраннику в руку, пока тот помогал ему надеть пальто. Затем пошатываясь, подошел ко мне и, приобняв за плечи, повел к выходу.

На улице стояла ясная погода, и, не смотря на легкий мороз, солнце здорово пригревало.
— Макс, поехали, сгоняем по моим делам, заодно и твои порешаем. По дороге расскажешь, что нужно, — он протянул мне ключи от своего BMW и гостеприимно указал на припаркованный M5.

Пока я осваивался в потоке машин, то и дело перестраиваясь, ускоряясь и притормаживая, Миша философствовал, вальяжно развалившись в соседнем кресле:
— Вот Макс, реально, что движет этим миром? Только чувство собственной значимости, believe me. В какой бы жопе ты не сидел, если ты чуть-чуть повыше соседей в общей куче говна — ты счастлив. А все остальное — бабло, власть, бабы — только инструменты, чтобы вскарабкаться еще повыше, — Миша достал из бардачка огромную сигару и принялся ее раскуривать. Салон наполнился едким дымом, но я так был увлечен вождением что почти не замечал этого.

— Рассказывай, что там у тебя, — он открыл окно и в машину ворвался свежий морозный воздух.
— Миха, помнишь моего друга Генку? — я заложил очередной вираж и часть Миши переместилась в открытое окно.
— Этого твоего школьного другана? — Миша втиснулся назад и чуть прикрыл окно, — что он, наконец-то надумал сваливать из своей дыры? Мое предложение в силе, пристрою к корешам в большую контору, хоть перспективы появятся.
— Не совсем, в общем я пообещал ему помочь стать звездой Instagram, — Миша поперхнулся.
— Генке? Really? Ты типа проспорил ему? Или в чем прикол? — Миша заинтересованно пододвинулся и навис над коробкой передач своим пузом. Переключаться стало сложнее, но чего не стерпишь, чтобы порулить BMW М5?
— Почти, в общем неважно. Он хочет закадрить телку там одну. Лону Дэвис.
— Лону Дэвис?! — глаза Миши на секунду блеснули и он откинулся на сиденье.
— Ты ее знаешь? — я наконец переключил ревущий двигатель на третью передачу.
— Я знаю всех. Это довольно серьезная задача. — Миша принял сосредоточенную «коммерческую позу» и, казалось, даже немного протрезвел, — но для тебя, чувак, я сделаю исключение. Едем на Владимирскую, к Сереге Большому, — сказал он серьезным тоном.

***

Я понятия не имел, кто такой Серега Большой, но я был уверен, что Миша знает, что делает. По дороге мы сделали остановку на Mac Drive и он заказал десяток дабл чизбургегров.
— Скоро обед, да и там, куда мы едем они пригодятся, — Миша откусил солидный кусок бургера и протянул еще один мне.

Пока мы стояли на парковке, дожевывая наши бутерброды, я проверил уведомления на телефоне.
Три СМС от тренера Эдика: «Макс, это что вообще? Я не волшебник!»
Второе: «С тебя коньяк!» и третье: «Парень старается, будет толк».

Маша скинула в нашу специальную группу в Вайбере «Даешь Лону Дэвис!» фото раскрасневшегося Гены Сервякина в мужественных позах и с разными спортивными снарядами. Гена просил ничего не выкладывать, Павлик наоборот предлагал выставить фото, где на первом плане был Эдик.
Я выбрал наиболее выигрышную, где Гена жал штангу лежа, местами у него даже просматривался бицепс, а над ним навис грудой мышц Эдик. Совокупный объем тестостерона на экране (в основном благодаря Эдику) создавал впечатление суровой мужской тренировки.

Подпись к фото: Утренний фитнес – гарантия бодрости на весь день!
Хэштеги: #prestigesport, #fitness, #небудьдрыщом, #challengeaccepted

Наконец, мы подъехали во двор какой-то сталинки на Владимирской, бОльшую часть квартир которой в данный момент очевидно занимали офисы. Миша вылез из машины, подхватив мешки из McDonalds и провел краткий инструктаж.
— Не задавай дурных вопросов и не пялься особо по сторонам, Серега этого не любит. Как зайдем — иди строго за мной, и не лезь вперед. Понял?
Я недоуменно пожал плечами, и кивнул.

Четвертый этаж пешком, огромная бронедверь. Запыхавшийся Миша позвонил в домофон четыре раза, делая довольно длинные паузы между звонками. Наконец, замок на двери щелкнул и мы зашли внутрь.

В коридоре стоял полумрак, в нос сразу же ударил запах марихуаны вперемешку с индийскими ароматическими палочками. В обстановке квартиры было что-то тревожное и я инстинктивно напрягся.
— Иди строго за мной, — зловеще прошептал Миша, разворачивая на ходу мешок с бургерами.

Внезапно, послышалось чье-то урчание и из комнаты справа нам на встречу выбежала огромная рысь. В такие моменты герои книг обычно мужественно выхватывают нож и вступают в яростную схватку с хищником.
Я же, начал потихоньку пятиться к двери, постыдно бросив Мишу Фалинзона наедине со зверюгой, справедливо полагая, что с точки зрения пищевой привлекательности, он определенно покажется ей симпатичней, а значит, у меня есть время для бегства.

— Алла Викторовна, а я вам чизбургеры принес, — Миша развернул бургер и бросил на пол перед рысью, та зарычала. Я понял, что у него начался адреналиновый шок и ускорил отступление.
— Макс, стоять, а то рванет сейчас к тебе! — прошипел Миша и поманил меня вперед.
Наконец, рысь понюхала брошенный чизбургер, одним махом проглотила его и снова подняла морду на нас.
— Хорошая девочка, лови еще, — Миша бросил еще пару бургеров подальше от входа в комнату и рысь засеменила к ним.
— Быстро, пошли! — он втащил меня в гостиную и захлопнул дверь.
— Мм-иша, это что было? Какая нахер Алла Викторовна? — я тяжело дышал, сердце казалось сейчас выскочит из груди, прыгнет в окно и убежит подальше от этой сталинки, Сереги Большого и рыси Аллы Викторовны.
— Ну Серега — оригинал, такое у него домашнее животное, — Миша хохотнул, хлопнул меня по плечу и пошел в через гостиную к очередной двери в противоположном краю.
— Аллой Викторовной звали его учительницу по информатике в школе, — добавил он, открывая следующую дверь, — а Серега — сентиментален.

***

Мы вошли в комнату, напоминающую пункт управления Матрицей. Посередине стоял огромный стол, на котором высилась пирамида мониторов, подпитываемая пучками проводов, тянущихся к серверным шкафам под стенами. У стола стояло огромное кресло, которое развернулось и явило нам хозяина квартиры.

Серега Большой был действительно оригинал — в кресле сидел худой мелкий паренек в очках, от силы полтора метра ростом. На макушке у него топорщился пучок крашенных в оранжевый цвет волос, виски и лоб были обриты. На Большом была одета футболка с портретом Гагарина, а в зубах торчал мундштук кальянной трубки, и курил Серега судя по всему далеко не табак.
— Большой, здарова! Ты чего Аллу Викторовну не кормишь? Она нас чуть не сожрала! — Миша пожал протянутую руку. Большой проигнорировал вопрос, вместо этого он посмотрел на меня и затем вопросительно глянул на Мишу.
— Это Макс, мой кореш, он нормальный, все ровно. У нас тут дельце к тебе. Серега еще раз внимательно посмотрел на меня и наконец протянул руку и мне.
— Очень приятно, — вежливо сказал я, пожимая вялую и невесомую ладонь Большого.
— Да забей, я не королева, — наконец подал слабый голос Серега, — Избавь меня от своей вежливости. Выкладывайте, чего надо и валите, не ломайте мне кайф.
Большой повернулся к мониторам и сосредоточенно забулькал кальяном.
— Серег, надо сделать очередную звезду Instagram, Макс уже набил базовый материал в аккаунт, нужно дать траф, комменты, подписчиков ну все по красоте чтоб, — Миша поманил меня рукой к креслу.
— Да, вот наш аккаунт evil_genius, — я протянул свой телефон Мише и тот стал показывать Большому фотографии Генки, хотя особого интереса они у него не вызвали.

Чтобы как-то себя занять, я стал рассматривать огромный аквариум у ближайшей стенки. Он стоял на мраморной подставке, и светился приятным зеленым светом. Внутри были разложены кораллы и колыхались водоросли, но рыб видно не было. Подойдя поближе я все-таки обнаружил его скромных обитателей — на поверхности дрейфовали несколько вареных креветок и огромное количество окурков. Все же Серегу не зря звали Большим — он был Большой Оригинал.

— Макс, подойди, — Миша снова позвал меня к креслу, — в общем, мы сделаем стандартный пакет, выведем в ТОП 20 пользователей по стране, добавим комментариев, на Генку подпишем несколько крупных блоггеров, в общем будет ветер.
— А нахера ему это? В политику что-ли собрался?, — устало поинтересовался Серега, продолжая булькать кальяном.
— Та нет, хочет закадрить Лону Дэвис, — ответил я.
При упоминании имени Лоны Дэвис, Большой ожил и даже приподнялся в кресле.
— Миш, это та что-ли? Кредитчица? — его кальян забулькал еще яростнее.
— Серег, да какая тебе-то разница, та, не та. Ты аккаунт раскрути, помоги человеку, мы там потом разберемся, — торопливо забормотал Миша, — ты работай, а нам с Максом уже пора.
Он стал подталкивать меня к выходу.
— Спасибо большое! — еле успел выкрикнуть я, перед тем как Миша окончательно вытолкнул меня за дверь.

Спустя десять минут, три бургера для Аллы Викторовны и немного уничтоженных нервных клеток, мы стояли на улице у автомобиля. Уже смеркалось.

Миша раскуривал очередную сигару и я попросил сделать пару затяжек, чтобы успокоиться.
— Слушай, а что он про какую-то кредитчицу говорил? — я закашлялся от слишком крепкого табака
— Чувак, да забей, он же наркалыга, у него там все шарики за ролики давно заехали. Главное — он дело сделает, — Миша избавил меня от сигары и начал пыхтеть ей со знанием дела.
Я довез его до квартиры и вызвал такси. Вечер только начинался, а событий за день произошло столько, что хватило бы на месяц.
— Слушай, у нас сегодня вечером в десять будет общая сходка. Если время будет приезжай ко мне, поучаствуешь в обсуждении, ну и посидим, выпьем, — предложил я.
Выпить мне и вправду очень хотелось.
— Если не засну — приеду, — заверил меня Миша и мы пожали друг другу руки.

***

Через несколько часов наш дрим-тим почти в полном составе собрался у меня в квартире. Не хватало только Миши Фалинзона, хотя я не особо надеялся, что он присоединится к нам сегодня. Играл легкий джаз, Маша зажигала свечи, Эдик откупоривал бутылку вина и наполнял бокалы, за этим процессом, а точнее за Эдиком, внимательно следил Павлик, сидевший рядом на диване.

В кресле с видом победителя расположился Геннадий, он же Evil Genius, он же сэр Ген Сервантос, на что имел полное право. Безупречная прическа, идеально подстриженная борода, серая рубашка, новые джинсы и главное – появившаяся уверенность во взгляде. Глядя на Генку я испытывал гордость за него, а также за себя и всех, кто принял участие в событиях последних дней.

— Предлагаю тост! — я поднял бокал и оглядел присутствующих, — за Лону Дэвис, которая изменила моего друга Генку!
— За Лону Дэвис! — хором повторили все и мы чокнулись.

В дверь позвонили, открыв дверь, я обнаружил за ней улыбающегося Мишу в обнимку с трехлитровой бутылкой Prosecco.
— Думал не приду? — ухмыльнулся Миша и продефилировал в гостиную.
Из присутствующих его знал только Генка, поэтому я кратко представил Мишу остальным, и попросил Эдика наполнить еще один бокал.
— Вино? Макс, почему вино? Давайте вскрывать шампанское! — Миша эффектно откупорил свою огромную бутылку и протянул Эдику.
— Вы что, не знаете последних новостей? — мы переглянулись. Миша закатил глаза и полез в карман.

В этот момент у Гены зазвонил телефон, он снял трубку и мы стали свидетелями душещипательного монолога: «Мам, да все в порядке», «Нет, ни с кем я не связался», «Нет, не брал кредит», «Не ходил я к бандитам», «Нет мам, и я не бандит», «Ну мааам, давай я позже перезвоню», «Нет, не пью».

Наконец Гена встал с кресла, поднес телефон перед собой и громко продекламировал: «Мама, мне уже 35 лет, я могу пить, могу спать с женщинами, могу одеваться во что хочу и делать что хочу. Перестань относиться ко мне, как к ребенку». На этих словах Гена спрятал телефон и залпом осушил свой бокал.

Комната на какое-то время погрузилась в тишину, и только Эдик подошел и молча пожал Гене руку.
— Ох, это было мощно! Как у Тарантино, в «Бешенных псах» прям! Man, respect! — Миша опрокинул бокал, — ой, я же забыл, что хотел показать!

Он достал свой смартфон, открыл Instagram, и протянул его мне.
— Шестьдесят восемь тысяч подписчиков! — гордо сказал он.
— Шестьдесят девять уже, — поправил его я и передал телефон Генке.
Какое-то время тот листал телефон, рассматривая комментарии и подписчиков.
— Она на меня подписалась! — истошно заорал Генка,— Лона Дэвис на меня подписалась!
— Конечно подписалась, — спокойно констатировал Миша наливая себе очередную порцию шампанского, — она и на свидание с тобой с удовольствием сходит.
Генка икнул и уставился на Мишу непонимающими глазами.
— Чувак, тебе придется нам объяснить, что все это значит, — я строго посмотрел на расплывшегося в улыбке Мишу Фалинзона.

***

— Пришла она ко мне где-то с полгода назад. Захотела стать звездой Instagram, и кредит на это взяла под залог недвижки, — Миша, деловито причмокивая шампанским, оглядывал всех с довольным лицом. Ему явно льстило, что главным ньюзмейкером сегодня оказался он.
— Зовут ее Лена, фамилия Давиденко, живет на Троещине, на проспекте Маяковского в панельной двушке с мамой вместе, — на этих словах Генка рухнул в кресло.
— Так она не Лона Дэвис? — обреченно спросил он.
— Лона, Лона. Самая настоящая. Я сам ей имя придумывал, — успокоил его Миша.
— Миша, а зачем ей эта херня вся? Она хочет олигарха цепануть? — я стал переживать за жизнеспособность нашего плана.
— Тут самое интересное. Такая идея у нее изначально и была, но после пары встреч с представителями сливок нашего общества, она настолько была под впечатлением от «богатого внутреннего мира» и «широкого кругозора», что неделю спустя продала мне свой аккаунт назад и, к слову, даже заработала.
— Так Лоны Дэвис больше нет? — Маша, казалось, начала переживать всерьез.
— Мария, ну почему же нет? Девушка жива и здорова, а аккаунт мои ребята еще полгода будут спокойно обновлять, и никто не узнает, что он уже не настоящий, а потом мы продадим его подороже.
— Получается, все было зря, — Генка смотрел куда-то перед собой и вертел пустой бокал в руках.

Миша подошел к Сервякину, присел перед ним на корточки и спросил:
— Гена, ты хотел познакомиться с девушкой на фото или с образом, который мы ей придумали? Если с девушкой, то я взял на себя смелость забронировать вам столик, — с этими словами он протянул ему листок бумаги, где был написал адрес, — Лена туда приедет через полчаса. Такси уже сорок минут стоит под подъездом и ждет тебя, и это за твой счет, брат. Так что спуститься и заплатить тебе придется в любом случае. Решай, чувак.
Гена обвел всех присутствующих глазами, и остановился на мне.
— Давай Генка, все получится, — сказал я, протягивая ему пальто.

Гена Сервякин, известный Инстаграм блоггер Evil_Genius, сэр Ген Сервантес, повеса и шевалье, поставил бокал на стол, взял ручку и написав что-то на листке, отдал его Мише. Затем он обнял Машу, пожал руки мужчинам, и вышел навстречу судьбе.

На наш немой вопрос, Миша не глядя в бумажку ответил:
— Пароль от Инстаграм аккаунта, он ему больше не нужен.

Время было уже далеко за полночь, и в квартире остались только я и Миша. Мы налили по очередной порции виски.
— Мишка, ну ты мне все-таки объясни, а почему сразу было не сказать, как есть? Зачем было ломать эту комедию с звездным Instagram?
— Ну, Генке нужно было как-то поверить в себя, я переживал за парня. А если у тебя семьдесят тысяч подписчиков, разве ты не начнешь верить, что все возможно? Любовь побеждает, старик! Свет всегда выше тьмы! — Миша повертел бокал и смачно отпил из него.

Затем, глядя на мое вытянувшееся лицо он добавил:
— Ну ладно, ладно. Я его аккаунт продам намного дороже, чем стоила мне раскрутка.

Мы засмеялись.

— А я уж подумал что ты стал волонтером в Центре планирования семьи, — я долил нам виски, откинулся в кресло и улыбнулся.

Но все-таки, любовь действительно побеждает!