Отрывок из уничтоженного литературного дневника

8-е апреля. 22:30

Боже, как тихо и одновременно мерзко на душе…  Я только теперь начинаю понимать, что все это, — ну все то, что случилось со мной вчера вечером…  Не представляю, каким бы теперь междометием передать тяжелый вздох, вырвавшийся из моей груди… Одним словом, очень хорошо, что на этом сайте здесь есть возможность вести литературный дневник, куда кто-нибудь  непременно заглянет почитать, и если это человек чувствующий, то почему бы и нет, — мне сейчас так необходимо поделиться…
Возможно, и она… и она тоже заглянет и прочтет эти строки… Вопрос только,  будет ли мне это приятно, после всего того, что произошло? Не знаю… То есть, не думаю.

9-е апреля
16:02

________________
А впрочем, наплевать, я уже успокоился и больше не сижу возле окна, тупо уставившись на заснеженную крышу здания музыкальной школы напротив, где две наглые вороны издеваются над  котенком: пока одна перед самым  носом отвлекает его внимание идиотским пританцовыванием, другая, подкравшись сзади неслышно на отвратительных  кривых лапах, клюет его крепко в зад и неспеша с хохотом отскакивает, и как только несчастный поворачивается и огрызается в сторону обидчицы, тотчас же первая подбежит и опять долбанет по тому же месту черным тяжелым клювом. Я чуть не запустил в мерзавок  пепельницей.
Ну все, хватит, надо окончательно прийти в себя, стряхнуть оцепенение и довериться дневнику. Итак, буду писать…

9-е апреля
16:40

________________

Все началось с того, что в соседнюю квартиру, которая довольно долгое время пустовала, наконец заехали соседи, — а узнал я это, выйдя вчера после обеда покурить на балкон и увидев на веревке всегда пустынного соседнего балкона вывешенное сушиться кое-какое, что называется бельишко, — этот первый признак обитаемости жилища, и в том числе довольно миловидные и очень большие женские трусики в синюю с белым клетку с заметной дырочкой на левой половинке, обладательницей которых, как мне сразу подумалось, должна была быть – тут сердце мое учащенно забилось! — непременно толстушка. Ах, если бы!.. Ведь я так одинок.

Не успел я додумать до конца эту свою дерзкую мысль, как мое предположение тотчас самым неожиданным образом  подтвердилось и новая соседка вышла на балкон, то есть сперва я увидел протянутую из ее комнаты наружу через открытую балконную дверь очень полную и обольстительную  женскую ручку, которая деловито пощупала, высохли ли вещи: сперва умело наманикюренные пальчики пробежались по бесконечной простыне, хотя и невзрачной расцветки, но еще очень крепкой на вид, огромному банному полотенцу и нешуточного размера лифчику, далее остановились на мгновение на видавших виды джинсах «Ливайс», также весьма достойных в ширину, затем пощупали уже известные трусики и нашли их еще достаточно влажными,  после чего рука просунула в дырочку на левой половинке трусов пухлый  с перстеньком указательный палец и зачем-то немного повертела, — может быть просто для того, чтобы определить, не слишком ли та уже стала велика от времени и бесчисленных стирок, и только после всего этого на балконе появилась, наконец, сама новая соседка, оказавшись действительно более чем полной женщиной, курносой и с химической завивкой крашеных в пепельное волос, то есть именно такой тип женщины, который я рисовал долгими бессонными ночами в… а впрочем, это сейчас не имеет никакого отношения к делу, и я не собираюсь тут…

Э, черт, я, кажется, опять начинаю нервничать, надо бы немного успокоиться и выпить кофе, для чего сбегаю-ка быстренько на кухню, где у меня всегда стоит наготове полный кофейник.

9-апреля
18:24

______________
Ну вобщем, как только она меня заметила благодаря моему тактичному покашливанию, мы тут же приветливо, как и положено добрым соседям, поздоровались и обменялись ничего не значащими репликами: я очень кстати спросил, какая сейчас по ее мнению  влажность воздуха, — в процентном отношении, разумеется, потому что на улице вчера было еще довольно свежо, а она в свою очередь поинтересовалась, не боюсь ли я предстоящей войны с Китаем.
Потом она говорит: — «А что это вы там у себя все время так шумно пилите, вы что – плотник?»
Я тогда зачем-то соврал, что да, плотник, — а я действительно весь тот вечер распиливал старый негодный стул, потому что мне понадобилось много свежих деревянных опилок в клетку ежику Карлу-Густаву, и тут же спросил — а что, вам, может быть, нужен плотник, — что-нибудь починить в связи с переездом, какую-нибудь полку или даже обеденный стол?

Она тогда  говорит: –  «Кое-что вообще-то надо бы починить, потому что мы отломали ножку кровати и теперь она имеет наклонную плоскость, а муж совершенно ничего не умеет делать».
Я тут сразу немножко смутился и робко говорю – а что, у вас разве есть муж? Ну тут она утвердительно, но как бы и  с сожалением, кивнула, — мол, что ж теперь делать, но при этом, заметив мое смущение и чтобы хоть сколько-нибудь  меня приободрить, сделала в сторону комнаты такую несколько презрительную гримасу, типа: «подумаешь, тоже мне, муж».

Я тогда сразу почувствовал себя намного увереннее и даже пододвинулся поближе к ее балкону, хотя все еще держался на почтительном расстоянии, памятуя, что поел накануне чеснок и редьку, и стал рассказывать ей какую-то чепуху и при этом, жестикулируя и сгибая руку в локте, очень ловко и незаметно напрягал мышцу предплечья с тем, чтобы исподволь продемонстрировать ей неплохо развитую мускулатуру, — то, что всегда так нравится женщинам, и вскоре не без удовольствия отметил, что мои усилия не пропали даром, потому что она, со своей стороны, — я это очень хорошо видел, — тоже сделала некоторую попытку подать себя в наиболее выгодном свете, а именно,  один  раз в разговоре она вдруг тоже как бы случайно нагнулась через балконные перильца посмотреть, что там делается внизу, хотя там совершенно ничего такого не было, на что стоило бы поглядеть, кроме мусороуборочной машины и двух каких-то татар, разговор которых был нам обоим малопонятен, и при наклоне тела на самое короткое мгновенье нарочно обнажила из-под халатика чрезвычайно тяжелую гроздь грудей с волнующей родинкой, – ну, этот известный женский прием, коварный и безотказный, посредством которого они нас так легко покоряют и делают своими рабами, так что я тут же вытянул шею, чтобы успеть увидеть как можно больше ее так щедро одаренного натурой тела, и это мое инстинктивное движение, конечно же, тоже не осталось для нее незамеченным, потому что плутовка, — я это хорошо видел –  хитро улыбнулась краем глаза, ну одним словом, что говорить… Одним словом, все, — я уже был в ловушке, я был влюблен без памяти… О черт… если б я знал, что будет дальше… Ладно, буду продолжать.

9-е апреля
20:06

________________
Мне тем временем пришла в голову мысль для более короткого знакомства предложить ей чашечку растворимого кофе, для чего я быстренько сбегал на кухню и принес целый кофейник и чашку, а она говорит: -«Ах, нет, я кофе совсем не пью, и вам не советую, потому что у вас будет болеть печень и зубная эмаль потеряет природный блеск».
Я  говорю, — да, печень у меня действительно дрянь и в детстве было две опасные дизентерии, но насчет зубной эмали я, честно говоря, и сам хочу, чтобы она немножко потемнела,  потому что иной раз даже бывает неудобно: идешь в сумерках с работы домой в темноте, улыбнешься — и луч света от белоснежных зубов так и озаряет дорогу и пугает встречных запоздалых прохожих.
Она тогда говорит: — «Понятно. Значит — съемные».
Тут я немного смутился и отвечаю – ну вот еще, съемные… скажете тоже… — и тут же ловко  перевел разговор на другую тему.

Так мы довольно долго и очень непринужденно  разговаривали,  все больше проникаясь новым для обоих нас чувством, а  затем она ненадолго  ушла в комнату или, может быть, даже в туалет, что совершенно естественно для женщины, и тогда я, постояв еще немного и допив кофе, тоже ушел к себе и, присев к компьютеру и прикрыв на мгновение глаза рукой, почувствовал вдруг небывалое вдохновение, так хорошо, я думаю, знакомое любому пишущему участнику нашего замечательного сайта «Роза.ру», и довольно быстро  сочинил очень хорошие стихи, которые, не мешкая, в тот же час и поместил в разделе «стихотворения в прозе», — и многие из моих читателей,  вполне может быть, успели  даже их прочитать до того, как я пару часов назад в сердцах стер стихотворение, — оно называлось «О ты, чей стан, натуры полный…»
Жаль все-таки, что никакими литературными средствами невозможно передать на эти страницы тяжелый вздох… Одним словом, не успел я поместить там свое наивное и чистое произведение и еще раз перечитать его, поправив неизвестно откуда набежавшие несколько орфографических ошибок, как слышу, она снова вышла на балкон, и я опрометью кинулся туда же, по дороге больно ударив колено. Мы встретились глазами и я видел в ее взгляде нечто большее, чем просто интерес и я  уже собирался, кажется, сказать ей что-то важное, — я даже еще не представлял себе пока, что именно, — ну, может быть, хотел спросить, работает ли ее муж иногда в ночную смену, и если да, то до которого часа, — как вдруг этот самый приснопамятный муж кричит ей из глубины комнаты… Нет, не могу… Ну вобщем… Нет, не могу. Ничего, я сейчас возьму себя в руки…

9-е апреля
21:55
__________
Вобщем, кричит ей: — «Шура, Шура, иди же скорей сюда! Иди почитай, что этот придурок опять сочинил! Ой, умираю! Опять стихотворение! Иди скорей, пока его модератор не почистил!»
Ну она сразу же забыла про меня и побежала в комнату, а я, несколько обескураженный, стоял и ждал, пока она вернется и мы тогда, как я надеялся, продолжим начатый разговор или будем просто стоять и смотреть друг другу в глаза… Как вдруг из комнаты донесся голос моей возлюбленной, который с идиотским издевательским выражением декламировал: — «О ты, чей стан… Ой, я умираю от смеха: — «стан»… Гы-гыыы… Ой не могу… — стан, в натуре, полный…»
А ее муж в это время подвывал и постанывал от смеха где-то в глубине комнаты: — «Ой, не могу, — стан, в натуре! Во жжет мужик, умора…»!

Я насторожился и прислушался. Черт, как же некстати они там стали что-то такое вместе читать, как будто нельзя найти для этого другое время… Интересно, что бы это они там могли с таким сарказмом декламировать? Хм… Стихи как будто были мне даже немного знакомы… Я напряг слух… Вдруг меня как громом поразило: да ведь это же было мое собственное недавнее стихотворение! Боже! Бож-же мой…  Подождите…

Вобщем, послушайте дальше. Я стою на балконе, и только тот, кто сколько-нибудь понимает состояние другого… Кто способен… Одним словом, тут она выходит на балкон, и очень весело так говорит: — «Ой, вы знаете, мы сейчас так смеялись, читали  одно стихотворение…»
А я, ни жив ни мертв, но еще пытаюсь с собой как-то совладать и стараюсь казаться непринужденным, насколько это вообще возможно в такой ситуации, и говорю: — «А вы разве поэзией увлекаетесь?»
Она говорит — да нет, что вы, какая там поэзия, гы… это у нас на сайте — ну, сайт такой, — «Роза.ру», знаете наверное? Я говорю — нет, не знаю.
А она говорит:- «Ну не важно, вобщем там у нас  есть один… ой, это такой дурак, вы себе просто не можете вообразить, шизоид, просто демоглобин какой-то: вообразил себя поэтом и пишет все время такую…» Тут она, понизив голос, сказала одно неприличное слово, предполагая, очевидно, что матерщина сближает сердца влюбленных, но мне-то каково было слушать!..
Вобщем…  Вобщем, я должен продолжать, насколько это возможно при постоянно сглатываемой слезе.

9-апреля
22:20
______________
Вобщем, она мне говорит: — «Нет, вы что, правда не знаете «Роза.ру»? Так может, у вас и интернета нет?»
Я немного совладал с собой, и  пытаюсь врать, что я ничего не слышал про «Розу.ру», потому что пишу на другом сайте.
Она говорит – а на каком же, если не секрет?
Я  говорю – на форуме плотников. Есть такой форум плотников. А она тогда с интересом спрашивает: — «Это должно быть очень интересно, а как он называется, потому что мне может быть скоро понадобится плотник?»

Я на это говорю – называется… называется «Плотников переулок». (Это наверное потому что я когда-то жил в Плотниковом переулке).
«Надо же, — говорит — как романтично, дайте мне пожалуйста ссылочку и адресок, а впрочем, говорит, если вам затруднительно, то я могу и погуглить».
А я ей нервно так отвечаю – да, пожалуй, лучше уж вы погуглите. И тут она вдруг, вижу, опять рвется в комнату, а мне говорит: — «Ой, подождите минуточку, я сейчас! Я кажется придумала написать этому…(тут она опять сказала неприлично) кое-что в качестве  рецензии…».
И убежала в комнату.
Я тогда тоже пошел в комнату и с тяжелым чувством перезагрузил страницу компьютера. Подождите намного, я прилягу и потом буду продолжать…

Да, значит перезагружаю я страницу и с волнением читаю: поступила рецензия от участницы Шармутта…
Ах, так вот ты кто! Так это та самая Шармутта… Которая всегда издевалась над моими произведениями…  ах ты… надо же, какая… так вот ты какая, а я тебя всегда представлял очень худой, этакой шваброй с редкими волосами … кто бы мог подумать, такая внешность при такой внутренности… Ах ты, дрянь…

Перезагружаю я, значит, страницу, и с волнением читаю: рецензия на произведение «О ты, чей стан, натурой полный…» от участницы Шармутта:
Слышь, Гоголь-Моголь, ну когда ты закончишь писать свою херню? Знаешь, я тибя никогда не видела, и к счастю наверно не увижу, но я почему-то придставляю тебя савершенным идиотом уродом с характерным выражением лица

Ну, думаю себе, вот она, любовь-то, а до ненависти один шаг всего: через балкон только перелезть. Но еще тщусь пустой надеждой, что все образуется, и как можно спокойнее ей отвечаю:

Сообщение от Гоголь-Моголь

Надо же, какие вы, Шармутта, слова говорите, — я вас, собственно, на сайте всегда с плохой стороны знал  а теперь и вовсе потерял всякое уважение. Но между прочим, насчет того что я страшный урод, так тут вы ошиблись и я вам должен по секрету  сказать, что при случайной встрече со мной некоторые полные  женщины очень стараются понравиться и очаровать, для чего даже как бы случайно наклоняются и показывают свои, с позволения сказать, сиськи с родинкой возле левого сосочка

И с нетерпением перезагружаю страницу. А она, слышу, прямо гогочет там в комнате с мужем.
Вот. А сам ни жив ни мертв выхожу на балкон, и поскольку чувства мои еще не притупились и я ее еще был в состоянии немного физически любить, то я стою и жду, что может быть все еще волшебным образом переменится. Стою, значит, на балконе и титанически напрягаю слух, а они там в комнате читают мой пост и стонут от смеха: — «Ой, умора! женщины ему стараются понравиться! При встрече! Толстые. А? Я сейчас упаду со стула! Слышь, Пуся, — сиськи, мол, с родинкой, это не ты случайно? У тебя вон тоже родинка на левой!»
Это муж ее так гогочет. А она тоже не отстает: — «Во козел, да  я б ему не то что сиську, а прямо сразу всю (тут она сказала очень грубое слово) показала бы! У меня  там тоже где-то были две родинки.»

А муж ей на это звонко шлепнул по тому месту, где у нее должны были быть еще две родинки, и говорит: — «Да у тебя же вся жопа в родинках. Ну-ка ты, корова, поди надень трусы-то что ли, а то вон уже вся вспотела от смеха».
А она ему говорит: — «А тебе что с того, что я вспотела? Я всегда потею. Ладно, пойду одену.» И выходит на балкон, накидывая на ходу халат.
А я только вижу эти ее трусы с дырочкой и больше уже ничего не вижу и не чувствую и только чувствую как земля, то есть балкон, уходит у меня из-под ног. А она значит выходит на балкон и с наглой такой плотской улыбкой берет свои рваные трусы и говорит: извините.

10-е апреля
07:11
_________________
Надо же какие злые люди эти читатели «Роза.ру». Прочитали то, что я тут написал в своем дневнике и теперь, вместо того, чтобы дружески поддержать, пишут мне в личные сообщения всякие сальные шуточки по поводу моего литературного дневника и подталкивают тем самым к страшной развязке. Слушайте… Послушайте, вы, я не собираюсь стреляться и пить яд. Я открыл дневник, потому что ищу сочувствия и понимания, понимания и сочувствия. А потому продолжаю.

Вобщем, выходит она на балкон в халате и забирает трусы, улыбаясь мне  недвусмысленной похотливой улыбкой и делая движениями тела и бедер некоторые другие жеманные знаки, демонстрирующие плотское желание, не имея понятия о том, как жестоко она ранила меня только что в виртуале. И даже хочет как будто мне тихо что-то приятное  тихо сказать, но еще пока не решается, а тут вдруг муж ей опять кричит из комнаты: слышь, Пуся, ты напиши ему еще, что он козел. И эта дрянь, представляете, тут же про меня забывает и бросается к компу, а я бегу к себе в комнату и не без страха перезагружаю страницу и что же я читаю?

Рецензия от Шармутта
«Гоголь-Моголь, ты казел».

Ну тут я уже понимаю, что больше не смогу любить и отвечаю ей в соответствии с сетевой этикой что она у меня в игноре. Тогда она мне пишет вот что:
Сообщение от Шармутта
Слышь, Гоголь-Моголь, подожди с игнором, тут у меня есть сосед-плотник, буквально через стену, очень приятный такой молодой человек, так он пишет на каком-то плотницком форуме, вот тебе там самое место  писать. Если хочешь, я поговорю и он тебя там продвинет, со временем даже может быть будешь модератор плотников».

Я тогда очень расстроился и даже бросился на балкон, чтобы тут же открыться этой Шармутте и сказать ей все что я о ней думаю. Но она не выходит и сидит в комнате с мужем и о чем-то оживленно говорит. Я прислушался и слышу, как он ей говорит: — «Отойди от экрана, что ты мне загораживаешь все своим огромным задом и не даешь читать дальше». А она ему отвечает: — «Ну ты, скунс, козявка и подонок, поди помой ноги, а то сейчас к нам, может быть, придет плотник, — я тут познакомилась с соседом, он плотник, так он придет починить нам ножку кровати и пылесос».
А он, я слышу, опять ей дал звонкого шлепка по заду, и говорит: — «Да зачем нам  твой плотник, если я тебя сейчас  так  отстругаю, что  будет не хуже любого плотника» и начинает, судя по возне, стягивать с неё только что надетые известные трусы. А потом я слышал как она судя по сильному звуку ударила его в морду и он в результате  падения успокоился и затих, а она тогда, очевидно, присела к компьютеру и снова стала писать мне гадости. Вот что она написала:

Сообщение от Шармутта
Слушай, Гоголь-Моголь, если ты еще не заслал миня в игнор, я тибе хочу сказать вот еще что – слышь, ну не смеши ты тапочки моего мужа, потому что он сечас умирает со смеху и даже закашлялся бедный,  так что я ему вынуждена была сильно стукнуть по спины.

Тогда я тоже присел к компьютеру и несколько подумав, решительно написал ей вот что. Сейчас я сделаю себе немного кофе и продолжу.
Вобщем я заканчиваю. Я тогда присел к моему старенькому компьютеру,  прикусил губу и сощурился, обдумывая ответ. И уже через пару мгновений написал ей вот что:

Сообщение от Гогооь-Моголь
«Послушайте, Вы недостойная женщина и даже самый ник Ваш в переводе с арабского языка говорит о низменной Вашей природе, о чем вам, разумеется, неизвестно по причине очень маленького размера Вашего мозга, послушайте, я вам сейчас скажу что-то очень важное. Вот Вы пишете, что ваш мерзкий развратный муж якобы умирает и чуть не подавился от смеха, так что Вы даже вынуждены были ему постучать по по его узкой спине, которая, должно быть, составяет в ширину всего лишь одну пятую часть от Вашей собственной. Я очень сомневаюсь, что все это было именно так на самом деле, как Вы сейчас рассказываете, и готов предположить, что Вы его на самом деле ударили не для этого, а именно по той причине, что он намеревался для  животных целей стащить с Вас Ваши известные всем кто ходит на тусовки на «Роза.ру»  рваные трусики в бело-голубую клетку, за что и жестоко поплатился. За сим позвольте откланяться и не трудитесь ответом, — игнор-с. Ваш Гоголь-Моголь.»

Вот так я ей написал, и спустя пару мновений, — ровно столько, сколько потребовалось им для того, чтобы перезагрузить страницу, там за стеной вдруг перестали смеяться и даже на некоторое время воцарилась тишина.
Я тем временем прислушался и уловил сперва несвязные обрывки речи, хотя трудно было что-то определенное разобрать и смысл слов больше приходилось угадывать, среди которых выделялись злым шепотом «сука, падла и тварь», и которые затем перешли в истерический визг: — «Да ты что, с ума сошел, идиот?.. Да я никогда… Я — в Сайгоне? Запиралась в туалет? С кем? Когда я запиралась в Сайгоне в туалет?.. что ты бредишь? Да пошел ты к черту!.. Мудак!  Я ничего не знаю!.. »
Они визжали так еще около получаса, а потом все стихло и я слышал, как она вышла на балкон. Она видно хотела рассказать мне о своей ссоре с мужем, и долго ждала… Но я не вышел. Мне совершенно не было дела до их ссор. Я был очень, очень обижен на соседей.

10-е апреля
09:29
_________________

Спасибо, спасибо, друзья… Спасибо за ваши добрые  личные сообщения, в которых вы меня так здорово поддержали. Я тронут. Я знал, что помощь всегда придет и десятки рук протянутся в дружеском порыве и не дадут упасть. Ведь любая тема в литературных дневниках — это зов о помощи. Посмотрите нарочно список тем и вы увидите, что каждому из писавших плохо. Мягко говоря. Если не сказать больше. Так будем же и впредь нежны друг к другу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.