Славянский Ра-2, часть 2

Вернёмся к богу. У нас есть Страх-Рах, Рарог и Ра. С последним более-менее понятно: он появляется у Асова в 90-е годы, который активно продвигает «Велесову книгу», «Боянов Гимн» и «Книгу Коляды». Часто на этого бога ссылаются неоязычники, а их верования слабо относятся с тем, что рассказывают учёные. Кто такой Рарог, и как он связан с Ра, хотя бы древнеегипетским, разберёмся ниже.


Первым делом, пусть и вне очереди, возьмёмся за Страха-Раха, который появляется в русских заговорах. Точнее, в одном, на него часто и ссылаются:

«На восточной стороне есть окиян-море, на том Окиян-море лежит колода дубовая, да на той колоде дубовой, сидит Страх-Рах. Я тому Страху – раху покорюсь и помолюсь.

Создай мне Страх-Рах семьдесят семь ветров, семьдесят семь вихоров, ветер полуденный, ветер полуночный, ветер суходушный, которые леса сушили, крошили темные леса, зеленные травы, быстрые реки, и так бы сушилась, крушилась обо мне чадо божье (имя). Ныне и присно и от круга до круга! Тако бысть, такое си, тако буди!»

У Александра Тулупова, в книге «Род Севера. Русские гиперборейцы», высказывается предположение, что Страх-Рах являлся верховным божеством. При этом в некоторых источниках, Страха связывают то со Стрибогом, то с птицей Рух, то вообще превращают в отдельного бога или демона страха. С солнцем в целом его Тулупов связывает из-за того, что люди, после долгой полярной ночи, пугались восхода солнца. Сам автор книги здесь ссылается на ту же теорию Ра, только основываясь не на статье Избушкина, а на Задорнове («Род Севера. Русские гиперборейцы»,  изд. «Алгоритм», 2013, стр. 423):

«Прилагательное от Ра — «райский», и земля Ра — «райская земля, рай». Тот же корень и в «страхе», «ужас» того же источника, что и санскритская «Ушас» — Заря. После многомесячной полярной ночи поднимающееся красное зарево вызывало вполне естественную реакцию ужаса и страха.»


Рарог – это дух огня. Выглядит, как птица хищной формы (чаще – сокол), либо дракон «с искрящимся телом, пламенеющими волосами и сиянием, вырывающимся изо рта». Иногда он становился огненным вихрем, чем напоминает огненного змея из той же славянской мифологии. Его знают украинцы (Рарiг), поляки (Rarog), а также чехи и словаки (Rarog, Raroh, Raroch, Rarasek). В Чехии считали, что Рарог может появляться на свет из яйца, которое 9 дней и ночей высиживает человек на печи. По крайней мере, так написано в Википедии, ссылаясь на «Славянские моделирующие семиотические системы (Древний период)» Иванова В. В. и Топорова В. Н.. Идея высадки яйца и форма сокола явно делает Рарога похожим на Феникса. С той лишь разницей, что здесь нет ни слова о перерождении птицы. Но это не означает, что Рарог не похож на Ра: в Википедии пишут, что Ра иногда предстаёт в виде огнедышащей змеи. Правда, не совсем понятно, где. А уж если вспомнить легенды о том, что Ра каждую ночь сражается со змеем Апопом, то этот облик выглядит немного странным.

Учёные, чтобы не нагородить глупостей, идентифицируют Рарога как огненного духа. В лучшем случае бога огня, но в таком случае это не точно. Да и с богами огня надо прояснить некоторые моменты.


Вообще, кто у древних славян мог быть богом солнца? Оказывается, много кто. Часто в боги солнца записывают Ярилу, Дажьбога (или Даждьбога) и Хорса. Ярила ассоциируется с весной, и зовется богом весеннего солнца. В иных случаях, «младшим солярным божеством (после Дажьбога и Хорса)». Однако его больше считают богом весны, чем богом солнца. При этом у учёных проявляется некоторый скепсис по этому поводу. Для них, Ярило – это персонификация праздника встречи весны. К подобным персонификациям можно отнести Купалу, Кострому и Карачуна. Именем последнего в летописях называли зимнее солнцестояние, но из-за имеющихся мифов и легенд его иногда превращают в злого зимнего духа, от которого, предположительно, произошёл образ Кощея Бессмертного.

Другое дело: Дажьбог и Хорс. Дажьбога ученые пытаются воспринимать, как бога света и тепла. А вот Хорса уже можно считать богом солнца. Хотя ведутся споры по поводу его имени: одни считают, что оно произошло от иранских языков. В то время, как другие утверждают, что Хорс – чисто славянское слово (от него могли произойти слова «хоровод», «хороший», «хоробрый», т.е. «храбрый», и др.).

Кроме того, есть одна нестыковка. Процитирую «Повесть временных лет»:

«И стал Владимир княжить в Киеве один, и поставил кумиры на холме за теремным двором: деревянного Перуна с серебряной головой и золотыми усами, и Хорса, Дажьбога, и Стрибога, и Симаргла, и Мокошь.»

То есть, поначалу может показаться, что в центре Киева князь приказал поставить идолы шести бога, два из которых связаны с солнцем. Но при этом выясняется, что вполне возможно богов солнца было не два, а один. И лишь со временем эти боги стали отделяться друг от друга. Цитирую Википедию (статья «Дажьбог» на русском языке):

«Имя Дажьбога в этом списке упоминается вместе с именем Хорса и не отделяется от него союзом, в отличие от других имён — это может свидетельствовать о сходных функциях божества, либо вообще о разных (иранского и славянского происхождения) именах одного солнечного божества.»

И в принципе, в это можно поверить. И Дажьбог, и Хорс являются богами солнца. Однако, у Левкиевской Е.Е., в «Мифах русского народа», записано, что имя Хорса древнерусские книжники регулярно искажали: тот был то Гурком, то Гурсом, то Гусом. В «Беседе трёх святителей» его кличут «жидовином». Его появление в пантеоне Владимира Левкиевская связывает со следующим:

«Однако известно, что божество с именем Хорс почиталось в Иране, и имя это означало «сияющее солнце». А в Киеве, помимо славянского населения, жило еще несколько влиятельных этнических групп, в том числе и иранцы – вооруженные воины из Хорезма, где почитание Солнца было главным государственным культом. Выходит, что появление Хорса в пантеоне князя Владимира (при наличии у славян собственного бога солнца Дажьбога) было продиктовано чисто политическими причинами.»

В примечании про Хорезму Левкиевская отсылается на Топорова В.Н.: «Об иранском элементе в русской духовной культуре // Славянский и балканский фольклор» М., 1989. С. 23–60.

А если опираться на «Славянские мифы» Смирнова Ю.И. (изд. «Паритет», 2016), то мифы о Хорсе и Дажьбоге несколько различаются. В книжке Дажьбог предстаёт древнеславянским Гелиосом. А вот Хорсу приписывают миф (там же, стр. 60) о том, как появились месяц и звёзды. Где он предстаёт белогривым конём (месяц – это потерянная подкова Хорса). Отчего складывается впечатление, что это всё же разные боги. При этом в соседнем мифе про Дажьбога, под названием «Почему на Купалу самый длинный день» (там же, стр. 50), рассказывается, что он как-то раз запряг в колесницу лишь три коня (вместо четырёх): серебряного, и золотого, и бриллиантового. И гривы у них сверкают. Впрочем, у этих историй есть приписка: «По мотивам славянских мифов». То есть, эти легенды сделаны по мотивам других легенд. И, мягко говоря, неточны.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *