По соточке (миниатюра в диалоге)

Эпиграф:
— Эта штука сильнее, чем «Фауст» Гете! —
(Отзыв главы Компартии и Правительства СССР И. В. Сталина (1878— 1953) о сказке А. М. Горького «Девушка и смерть» (1892).

— Гарчибальд! Пойдём по соточке? А чего?
— Опять по соточке? Сколько ж можно!
— Как говорят революционеры пламенные при захвате власти буржуинской, «скока мона, стока и нуна». Чего ты так возбудился-то? Я же дельное предложил. Дельное, вечное, зверское. Опять же здоровье требуетсяпоправить — а что может быть полезнее и рабостнее поправки здоровья?
— Не хочу.
— Здоровье поправить?
— Именно. Я презираю смерть.
— Логично. И всё-таки: почему и накой?
— Потому. Сегодня уже три раза ходили. Совесть надо иметь. Совесть! Знаешь такое простое и милое русское слово?
— Знаю. Согласен. Совесть пассажира — лучший контролёр. Это ещё Маркс сказал. Когда у Энгельса в очередной раз на кружку пива просил. Ну?
— Чего?
— Пойдём?
— Не пойдём. Боцману предложи.
— Боцман не пьёт. Даже кефир. Даже ситро.
— Логика у тебя великолепная! Значит, если Боцман не пьёт, то меня совершенно спокойно можно спаивать алкоголизмом! Вот ты какой оказывается друг! А ещё вчера мне про цирроз печени читал!
— Опять двадцать восемь… При чём тут спаивать? Что это за торжествующий эксгибиционизм? Я же предлагаю всего по соточке! За торжество здоровья!
— Ага! Четвёртый раз за сегодня! Это получается уже не соточка, а почти поллитра!
— К чему эта пошлая арифметика? Надо быть выше цифр и прочих условностей! Кстати, ты слышал новость? Ефтухов пришёл третьего дня в «Василёк», снял портки, сел в углу, там где пальма с фикусом, и наложил такую кучу — куда там слону! И уборщица тётя Дуся лупила его за это по его наглой ефтуховской морде мокрой тряпкой, которой она со столов вытирает.
— Это какая тётя Дуся? Которая в молочном работала?
— В каком молочном? О чём ты думаешь вообще? Она в гастрономе работала, который на углу. Уборщицей. И смазала там по наглой морде шваброй одного мужика. А он оказался зампредгорисполкома. Чуть не посадили.
— Кого?
— Тётю Дусю, кого! Не горисполкома же! Его позже посадили. Когда он стал успешным бизнесменом. Когда успешно разваливал страну, несмотря ни на что!
— За что?
— Чего?
— Посадили за что?
— Я ж тебеж только что ж…
— Это не объяснение. Развал это не конкретно. Развалом нас не удивишь и даже не огорчишь.
— Убедил. Конкретизирую: воровал в невиданных количествах. Но не усел убечь.
— Куда?
— Туда. Куда сбегают верблюдА. Ты дурак, что ли, совсем? За границу, конечно. Куда они бегут-то, когда проворовываются? Но он был даже рад этой посадке. Говорил, что если бы не посадили, то его непременно бы убили.
— Кто?
— Бандиты, кто. Он им денег не дал.
— И чего?
— А они обиделись. И сказали ему: всё, здец. Достал ты уже нас своими гордым упрямством и жадной упёртостью. Можешь заказывать деревянный ящик и варить компот.
— А при чём тут компот?
— А при том, что поминальный.
— А тётя Дуся тут при чём?
— При том, что его по его наглой морде шваброй огрела. А до гастронома она в бане работала. Банщиком.
— Банщицей.
— Вот в том то весь и ху, что банщиком. Она же в мужском отделении работала.
— Врёшь.
— В натуре.
— Как же она там работала?
— Нормально работала. Она же пять раз замужем была. Чего она, голых мужиков, что ли, не видела? Тоже мне картина натюрмортом!
— А почему в мужском-то?
— А в женском все ставки были заняты. Свободные были только в мужском. Вот ей и предложили. Вот она и пошла.
— А эти… обмывающиеся ей интимную связь не предлагали? Прямо там, на рабочем месте?
— Как же ей предложишь, если у неё в руках постоянно были или швабра, или мокрая тряпка, или зверское выражение собственной морды?
— Которой она со столов вытирает?
— Чем вытирает? Мордой?
— Тряпкой.

— Ну!
— Гну. Героическая женщина! Побольше бы таких! Но без тряпок! И прочих колюще-режущих предметов!
— … а до бани — следователем. Но это не точно. В смысле, не подтверждённый факт. Говорят, людей расстреливала.
— Кто?
— Тётя Дуся.
— Из швабры?
— Из пистолета. Большого и железного.
— Каких людей?
— Таких людей. Приговорённых.
— Следователь?
— Следователь.
— Следователи не расстреливают.
— Уверен?
— Уверен.
— А чего ж они делают, если не расстреливают?
— Чего… Следуют. В своих следовательских расследованиях. Надо же понимать!
— Понятно. Хотя как-то сложно это всё…
— Ничего сложного. А папаша у ей знаешь кто был? Ни за что не догадаешься! Почётный строитель Каракумского канала!
— Ага. А басмачей он там не расстреливал?
— Каких басмачей?
— Которые ему мешали канал рыть.
— А кто его знает… Может и расстреливал… Пустыня же! На тыщи километров один песок. С саксаулами. И аксакалами. Там хоть каждый день по целому кишлаку расстреливай, песок один хрен всё заметёт.
— Вот слушаю я тебя и удивляюсь: откуда ты всё это знаешь? Про аксакалов с саксаулами. Про строителей и про баню. Все эти выдающиеся героические подробности из жизни простой женщины-труженицы. Или она тебе родственница? Или сожительница? Или сама тебя этой своей знаменитой тряпкой по твоей наглой морде охаживала? Откуда? Нет, ты ответь! Я жду!
— Отвечаю. Оттуда. Потому что я, в отличи от кой кого, не буду сейчас показывать пальцем конкретно вслух, интересуюсь историей, жизнью и бытом простых наших русских людей. Про которых земля полнится. Наша родная русская земля! Опять же взять к примеру Ефтухова…
— Да! А он-то кто?
— Кто?
— Ефтухов.
— Какой Ефтухов?
— Который в «Васильке».
— Аа-а-а-а… Этот гадёныш… Кто Ефтухов… Писатель земли русской, вот кто этот Ефтухов!
— А для чего он… ну… это самое…
— Наклал, что ли? В знак протеста.
— Протеста чего?
— Что его не печатают.
— Дикость какая-то… дебилизм… И за это надо гадить?
— Не гадить, а именно что класть. Гадют многие. В том числе, и культурные. Каждый второй. Гадство сегодня есть норма. А накладывают — единицы. Ты же позиционируешь себя убеждённым эстетом! Поэтому должен же делать различия!
— Я понимаю.
— Нет, ты не понимаешь.
— Понимаю.
— Не понимаешь.
— Говорю же тебе: понимаю!
— За тётей Дусей, что ли, сходить? Чего сразу притих-то, колбаса зелёная? Чего глазки-то сразу испуганно забегали? То-то! Быстро надевай портки и пошли!
— Ну, ты прям в натуре мёртвого уговоришь…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.