Владимир Зюськин. Волков (поэма)

(История, рассказанная мне дедом)

 

1.

Гнали белых мы не слабо,

Но в один недобрый час

Командиром вдруг у нас,

Стала, как ни странно, баба.

Так надумал сам комдив.

Пообщавшись с нею в штабе,

Он издал приказ, решив

Угодить красивой бабе.

 

С маузером на бедре

Прибыла в отряд красотка.

Нас построив во дворе,

Стеганула плеткой хлестко,

Заявив: любой боец

Должен выглядеть опрятно,

Чтоб хоть завтра под венец.

А у вас, мол, всюду пятна.

 

Под венец мы хоть сейчас.

Это что за шутки, братцы?

Долго ль – раз и на матрас!

Да не время женихаться.

Беляки сидят в лесу.

Пулю схватишь ненароком.

«Вот прислали нам козу!» –

Мне шепнул земляк мой Волков.

 

Вижу, что не прочь «задрать».

Смотрит зло и похотливо.

Но не для него кровать

Этой бабы – для комдива.

 

Хоть не промах Волков наш

И задрал он «коз» немало,

Эта не впадет в мандраж

От такого козлодрала.

 

«Попадешь под трибунал!» –

Я предупредил как друга.

«Ладно. Поглядим!» – сказал

Волков, глянув без испуга.

 

Ночью слышу я сквозь сон:

Мой земеля – шасть за двери.

Это что ж надумал он?

Схватит пулю, сивый мерин!

 

Я за ним пошел тайком,

А куда – не знаю толком.

Но вот командирши дом.

Стукнул в дверь мой кореш Волков.

 

И не сразу, но она

Отворилась. На пороге

Недовольная со сна

Командирша – руки в боки  –

В комбинации стоит.

Груди кое-как прикрыты.

Провоцирующий вид.

Но в упор глядит сердито.

 

– Что приперся солдафон,

Разбудив меня средь ночи!

Этот нелюбезный тон

Волкова смутил не очень.

 

Руку он – под козырек.

Не теряясь, нагло даже,

Усмехнулся и изрек:

– Я, мадам, король массажа.

 

– Что за фамильярность? Ты

Обращайся по уставу!

– Виноват, но не устану

Говорить, что красоты

Не видал такой, как ваша.

Вы должны ее беречь.

Это с помощью массажа

Можно. Вот об чем и речь.

 

С этими словами Волков

Не раздумывая долго,

В дом вошел, захлопнув дверь.

Я под нею встал и слышу,

Что снесло у парня крышу.

Видно, бросился, как зверь.

 

 

Женский голос:

– Ты, гаденыш,

Попадешь под трибунал.

Как ты смеешь, как ты можешь

Так вести себя нахал!

 

Он потом мне рассказал,

Как все было это вот.

Он, мол, ухом не ведет.

Груди мнет, соски теребит.

Дама, ощущая трепет,

Шепчет:

– Прекрати, урод!

 

Ей кричать – авторитет

Подорвать свой командирский.

Волков же, оставив сиски,

Попку начал тискать. Нет

На него управы! Вот

Рот уже впечатан в рот.

И уперлось в ягодицы

Дамы то, что так стремится

Внутрь попасть. С такой атакой

Справиться дано не всякой.

И к тому же под подол

Волкова рука пробралась.

Там трусы. Какая жалость!

Дама стонет:

– О, козел!

Застрелю, чтоб не повадно

Было так себя другим

Повести.

В ответ он:

– Ладно!

Я с решением таким

Соглашусь, но это завтра.

А сегодня буду мужем

Разрядить я должен ядра,

А не то взорвутся. Ну же

Не брыкайся. Мой массаж

Внутренний. Нагнись слегка.

Вот увидишь – будет славно.

Нежно я войду и плавно.

 

Сорвала трусы рука

И свалились на пол брюки.

Дама, замерев в испуге,

Ощутила вещь в себе

Да такую, что истошно

Выкрикнула:

– Осторожно!

Не спеши теперь, мерзавец!

 

Стоны, всхлипы – все смешалось

Долбит Волков, словно танец

Ритуальный соверщает.

 

Стонет дама, выгнув зад..

И исторгла крик в финале.

Вместе кончили. Упали.

Как убитые лежат.

 

Кое-как придя в себя,

Ноги сдвинув, командирша

Жестко прошептала:

– Ты же

Должен понимать: судьба

У тебя, лихой солдатик,

С этих пор иначе катит.

Ты кобель отменный, но

Будешь жить, дышать, покуда

Ни расскажешь хоть кому-то

То, что тайной быть должно –

Все, что было между нами.

Волков, почесав в паху,

Выпалил, как на духу

– Пакостить красивой даме

Никогда не буду я.

И тем паче, что твоя

Киска мне пришлась по вкусу.

И затейник мой ей тоже

Не противен был, похоже,

Быть, выходит, их союзу.

 

2.

Шли с боями мы. Косили

Беляков и нас – они.

Кровью харкала Россия

В эти годы, в эти дни.

 

Шли мы, холмики могил

Оставляя то и дело..

Но нас с Волковым хранил

Видно Бог: нас не задело.

 

Мертвым – мертвое, живым

Полагается живое.

Самогон я после боя

Пил втихую. Волков с ним

Не дружил. А, как затишье,

Тут же, мигом кореш  мой,

Пошагает к командирше,

Словно бы к себе домой.

 

Но не долго продолжалось.

Бдительность утратив малость,

Волков погорел. Комдив

Их застал в таком раскладе:

На коленках дама. Сзади

Друг мой трудится в поту

С самокруткою  во рту.

И не выдержал комдив:

Застрелил обоих, после,

Суд военный упредив,

С пулей в сердце рухнул возле

Парочки, убитой им.

Видимо любил он очень

И, изменою раним,

Тоже путь земной закончил…

 

3.

Как оно коряво вышло…

Волков бравым парнем был

А погиб, считай, без смысла

В самом-то расцвете сил…

1.10.19.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.