Владимир Зюськин. Родина (сборник стихотворений)

РОДИНА – ТЕЛО ВТОРОЕ МОЁ…

 

И КАК ТУТ НЕ ЗАПЛАЧЕТ ЛИРА…

 

Чем дальше, тем больней, ужасней

Судьба России предстает:

Аресты по наветам, казни.

Идущий к пропасти народ.

Но под наркотиком идеи

Он бодр и весел в большинстве

И слепо верует в злодея,

Который с сатаной в родстве.

 

Казалось бы, не я парадом

Шел и портрет огромный нес,

А после, горбясь над баландой,

Ждал «приглашенья» на допрос.

 

И не меня по коридору

Вели, не мучаясь виной,

К изрытой стенке, за которой

Путь обрывается земной.

 

Не мне ломали кости, волю,

Признанья добиваясь в том,

Невинен в чем… Фантомной болью

Приходят вести о былом.

 

Давно уже залито пламя

Тех бед, что пережил народ,

Но генетическая память

Спокойно жить мне не дает.

 

От друга слышу: «Брось ты это.

Забудь и думай о себе!»

Пытаюсь, да попытки  тщетны.

Вся эта жуть – в моей судьбе.

 

Во сне я вижу Гумилева,

Которого ведет конвой.

Ко мне приходит – снова, снова! –

Поэт с пробитой головой.

 

В петле качается Марина.

Упал на зоне Мандельштам,

Закрыв глаза навек, – картины,

Присущие кошмарным снам

Забыть… Но как? Коль и сегодня

Не мало тех, кто хвалит строй,

Который веру в Бога отнял

И сатанинскою игрой

Увлек на долгий срок полмира,

Святые ценности круша.

И как тут не заплачет лира,

Коль плачут сердце и душа.

 

*   *   *

Как ни горько, но признать пора:

Видится химерою сегодня

То, что было ценностью вчера.

Русь прозрела с помощью Господней.

 

Бесами обманутый народ

Ликовал от крови ближних пьяный.

Думал: на земле рай создает

Протрезвев, очнулся в жуткой яме.

 

 

МОЛИТВА О РОДИНЕ

 

1.

Господь, прости Россию

За то, что в миражи,

Вложив лихую силу,

Скосила храм души.

 

Господь, прости нам, грешным,

Предательство земли.

И что в впотьмах кромешных

По трупам ближних шли.

 

2.

Заблудшим стадом блея,

Гордынею пьяны,

Портреты к мавзолею

Под дудку сатаны

Все радостно носили

В предчувствии побед…

 

Господь, прости Россию

За красный цвет и след,

Что тянется кроваво

(Он виден и сквозь тьму)

По душам и по травам.

И нет конца ему.

 

3.

Отчизне справив тризну,

Торчали, как нарыв,

Краснухой большевизма

Полмира заразив.

 

Ослабнув в злобе духом,

Единым махом штоф,

Наполненный краснухой,

Вливали в рот, как в ров.

 

Не в Господа, а в щуку

Волшебную Иван

Поверил и от муки

Дурак несчастный пьян.

 

Гонялся за Жар-птицей,

На чудо уповал,

Чтобы потом влачится,

Сраженный наповал.

 

 

4.

Но есть в душе дремучей

Лучистый уголок –

От упований щучьих

И птичьих он далек.

 

Там солнышки ромашек

Доверчиво глядят.

И как наш грех ни тяжек

Не отводи свой взгляд,

Господь, от нас, заблудших.

Избавь от сатаны.

Ты видишь: наши души

К Тебе устремлены.

 

5.

Сурова кара, Отче,

Твоя, но грех велик…

Россия долу очи

Склонила, горек лик.

От пекла до Престола

Тяжел и страшен путь.

Не допусти раскола,

Не дай нам вновь свернуть,

Поверив вертким бесам!..

 

Пусть стонет в муках плоть –

Дух наш, прорвав завесу,

К тебе идет, Господь!

 

Рвота

 

Бог весть чем кормили. В младенческий рот

Толкали за ложкою ложку

Того, что на доброй земле не растет,

И я постепенно кормежку

Расценивать начал как дьявольский акт.

Но нянькам моим все неймется.

Не кончится цирк, не наступит антракт

У тех, кто в себе чудотворцев

Однажды узрели в затменье ума,

Принявшем повальный характер.

Их храм зарешечен, угрюм, как тюрьма.

Их Бог – лицемер и каратель.

Но пища подобрана с умыслом тем,

Чтоб каждая малая малость,

Бросала бы тень на соседний плетень

И до облаков поднималась.

 

Пытался и я проглотить солидол

Без судорог, словно повидло.

Мутило, но я все ловил за подол

Удачу, пока не обрыдло.

О вкусах не спорят. Глотайте дерьмо.

Приветствуйте радостным лаем

Того, кто для вас изготовил трюмо,

Которое горб расправляет.

Мне ж стало настолько противно, что я

Осмелился не подчиниться.

Два пальца засунул в свой рот – и струя

Кормильцам ударила в лица.

 

Опешили няньки в мундирах, когда

На их золотые медали

Изверглась вся та клевета и тщета,

Которую мне натолкали.

Я выблевал молот и серп по частям,

Что были так дьявольски схожи

С обломками свастики. Выплюнул стяг,

Пошитый из содранной кожи.

Исторгнул истерзанный мой организм

Багрового цвета отраву,

Которую славным словцом «коммунизм»

Назвали слепцы не по праву..

 

От судорог рвотных вконец изнемог,

Себе самому ненавистен.

Но был нескончаем зловонный поток

Пропитанных кривдою истин.

Стоял я, согнувшись, в холодном поту,

С нутром, что распахнуто настежь,

Однако уже не подобный скоту,

Поскольку хлысту неподвластен.

Лишь только с понятием «классовый враг»,

Что выблевал я напоследок,

Пришло облегченье. Разжался кулак,

Который пожатий не ведал.

 

Как долго во рту полоскал я потом,

Тяжелою рвотой раздавлен!

Кручусь по хозяйству. Заблеванный пол

Скоблю и лечусь голоданьем.

 

*   *   *

При зажженной свече помолюсь

За тебя, страстотерпица Русь.

Тщусь, чтоб эта молитва моя,

Не пропала, как в море струя.

Не сгорела, как спичка в ночи.

Как в песках ненасытных ключи,

Не исчезла.

любимая Русь,

Я скорблю о тебе и молюсь.

 

*   *   *

Господи, помилуй и спаси!

Зависти и злобе нет конца.

Красное смятенье на Руси

Обернулось в желтого тельца.

 

«Если умный, деньги покажи!»

Очередь к Маммоне, толкотня.

Снова тело впереди души,

Как телега – впереди коня.

 

*   *   *

Охраняет козел огород,

Лис – курятник. А пес – без работы.

Жизнь – короткий, смешной анекдот,

Но смеяться не хочется что-то.

 

Переделывать мир я не тщусь.

Все приходит в урочные сроки –

Это разум твердит. А для чувств

Тяжелы и жестоки уроки…

 

 

*   *   *

В воде не тонут, не горят в огне

Сыны и внуки Шарикова, Швондера.

Над головами тех, кто их умней,

Как саблей, лихо машут словом «родина».

 

Они, себя считая за народ,

От имени его творят насилье.

В семье не без урода, но урод

Давно погоду делает в России.

 

*   *   *

Я люблю свою родную землю.

Но, несправедливостью больной,

Высохну, умру подобно стеблю,

Что воды лишен в палящий зной.

 

Расплодились алчные, как крысы,

Те, кому плевать на Божий суд.

Ради власти, похоти, корысти

Переступят, продадут, убьют.

 

Знаю, что земля не виновата

В том, что пропитал ее обман

И все то, что вековечно свято,

Ядовитый поглотил туман.

 

Ощущение: на бутерброд мокрица

Заползла и он не лезет в рот.

Что могу я? Только лишь молиться.

Господи, помилуй мой народ.

 

РАЗГОВОР СО СЛУЧАЙНЫМ

ПОПУТЧИКОМ

 

За то, что родину люблю,

Он обозвал меня холопом.

И произнес «Уля улю!»,

И по плечу меня похлопал.

Люби, мол, что с тебя возьмешь.

Сказал с улыбкой превосходства:

«За что вот только? За уродство

Ее ты любишь, коль не врешь?» –,

 

И не красива, и больна

Страна моя с его подачи.

Но мне вторая мать она

И относиться к ней иначе

Я не могу. Ведь матерей,

Не выбирают. Я до боли

Люблю Россию. Все, что в ней

Есть и во мне по Божьей воле.

 

А он, кто этим чувствам чужд,

О них не помышлявший даже,

На довод мой ответит: чушь.

И ничего тут не докажешь.

15.05.22.

 

НО ЧТО С СОБОЙ ПОДЕЛАТЬ Я МОГУ?..

 

Но русскому сердцу везде одиноко.

И поле широко, и небо высоко.

                          Юрий Кузнецов

 

На русского не очень я похож

И потому, как свой, к таджикам вхож.

Как земляку жмут руку иногда мне

Азербайджанцы, курды и армяне.

 

Я пил с грузином, и меня спросил он:

– Ты наш?

– Нет, – я ответил.

– Некрасиво,

Отказываться от своих корней.

Такой упрек послал кавказец мне.

Но если не грузин, то врать зачем мне?

Вот так ошибся как-то и чеченец.

Он увидал меня издалека,

И посчитал, что  встретил земляка..

 

Восточной крови есть во мне частица

И забывать об этом не годиться.

Не молод я и борода седая

Хоть вроде никому не назидаю.

Однако  дети гор  неодолимо

Считают аксакалом, муаллимом.

 

Но что с собой поделать я могу?

Когда в тиши, один, не на бегу,

Я Кузнецова Юрия читаю –

Как над землею русскою взлетаю.

Бог мой, подкатывает к горлу ком.

И не могу я думать о другом.

 

РОДИМЫЙ СВЕТ

 

Чем дальше от родной земли,

Тем ближе к ней душой и сердцем…

Живя от Родины вдали,

Стремясь теплом чужим согреться,

Поймешь однажды это ты.

И, одержим тоской высокой,

Все чувства, помыслы, мечты

Направишь к своему истоку.

 

Богат край иноземный, щедр,

Но светит Родина звездою

В душе моей. Родимый свет,

Я без тебя немного стою…

 

*   *   *

Жить без слез и крови не удастся

Нам, пока не сможем превозмочь

Разухабистое разгильдяйство,

И халяву не прогоним прочь.

 

Кто сказал, что это – в нашей сути,

Дескать, виноват менталитет?

Воют, лают на Россию суки,

Ибо чуют: в ней таится свет.

 

РОДИНА

 

1.

На лес в вечерней дымке глядя,

Сказал знакомый капитан,

Что у берез беднее платья,

Чем у деревьев южных стран.

 

Возможно, так оно, не спорю.

Он видел Индию, Непал.

А я лишь раз проплыл по морю

И за границей не бывал.

 

Платаны, пальмы живописней,

Но без рябин, осин, берез,

Наверно, будет пусто в жизни

Тому, кто с ними вместе рос.

 

2.

Да разве только лишь березки,

Что так неброско хороши,

Вросли корнями в перекрестки

Моей судьбы, моей души?

 

Не дай мне, Бог, чужие воды

И солнца незнакомый лик.

Не дай мне слышать обороты

Чужих речей, чужой язык.

 

*   *   *

Никогда  никуда не уеду,

Хоть в России не сладко поэту

И ученому, и инженеру,

А особенно пенсионеру.

Нескончаем чиновничий гнет.

Не живет – выживает народ,

В нищете и тщете увязая.

 

Слуги обворовали хозяев

Эту касту клопов и клещей

С давних пор прогоняют взашей,

А она только крепнет, растет,

С аппетитом сося свой народ

 

Но земля моя, соки ее –

Это кровное, это мое.

Есть, конечно же, где-то жизнь краше.

Только там все чужое, не наше.

29.04.19э

 

*   *   *

Может где-то жизнь вкусней,

Но не наша и хуй с ней.

 

*   *   *

Телом своим восхищаться не может горбун.

И поменять на другое он также не может.

Что остается ему? Лишь пенять на судьбу,

Взгляды ловя на себе любопытных прохожих.

 

Вот так и родина – тело второе моё.

Чудо случилось: оно распрямилось, однако

Волки крадутся и кружит над ним воронье.

Господи, знаю: деянья твои – все во благо,

Но силы дай, пережить испытанье твое.

 

*   *   *

Бакс во много раз рубля дороже.

Да еще и санкции. Похоже,

Обнаглел до края Дядя Сэм,

Вечно мировым господством бредя,

Потерял он совесть, страх совсем:

Загоняет русского медведя

Баксами, как хворостиной, в клетку.

Но тяжелая у зверя лапа.

Свирепеет редко он, но метко.

А уж коль ответит, то не слабо!

 

*   *    *

Я прорвусь на Тибет, хоть убей!

Мудрецам поклонюсь и вернусь.

Потому что душа – не репей.

Потому что мне родина – Русь.

 

Все равно на Тибет (мудрость там!)

Рано ль, поздно ль прорвусь, но  вернусь.

Не отдам, сердце я, не отдам.

Сердце там, где земля моя – Русь.

 

ПУТИН  ГЛАЗАМИ

АМЕРИКАЕСКОГО ПАТРИОТА

 

Ураган иль снегопад

Иль картофель вырос мелкий –

Это Путин виноват.

Это все его проделки.

 

До чего же он коварен!

Вроде бы и не татарин,

Не еврей, но что с того?

Нет приятней для него,

Чем все делать нам назло.

То он сядет за штурвал

(Не разбился. Повезло!),

То в хоккей вдруг заиграл.

(Столько лет, а экстремал!).

То через бедро бросок

На борцовской  на арене

Совершит в одно мгновенье.

Это же прямой намек.

Что наш президент убог.

Это нам в лицо плевок!

 

Что ни шаг его, ни жест –

Все сплошные мрак и жесть.

Ездит для чего в тайгу?

Чтобы там вдвоем с Шайгу

Думать, нагнетая злость,

Как Америку прикончить.

Знаем мы, чего он хочет.

Видим мы его насквозь.

 

И везде его рука.

Негры, желтые жилеты –

Всем понятно: Путин это

Действует издалека.

 

Страшно. Если такова

Воля у него и сила,

Как бы Путин США

Не включил в состав России.

 

 

АМЕРИКАЕСКИМ НЕДРУГАМ РОССИИ

 

Вам кажется, что санкциями в яму

Загнать навечно умудрились нас.

Но Русь знавала посерьезней драмы

Однако выжила и не сдалась.

Мы выберемся. Рано или поздно

Но подотремся вашим флагом звездным.

 

 

РАССУДИТ БОЖИЙ СУД

 

*

Если крикнет рать святая:

«Кинь ты Русь, живи в раю!»

Я скажу: «Не надо рая,

Дайте родину мою».

 

Сергей Есенин

*

Тоска по родине! ДавноРазоблаченная морока!      Марина Цветаева

 

Священна родина, но выше Бог.

Коль мой народ, ведомый лжепророком,

Опять свернет с пути куда-то в бок,

Я не пойду за ним. Останусь с Богом.

 

И пусть меня предателем сочтут,

За то, что я Всевышнего не предал.

Прости, страна, что за тобою следом

Не устремлюсь. Рассудит Божий суд.

20.04.11.

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.