Владимир Зюськин. Открытое письмо министру культуры РФ

Уважаемая Ольга Борисовна, вынужден обратиться к Вам по поводу неблагополучной ситуации, сложившейся в настоящее время в литературе и искусстве Российсой федерации. Разрешение данное журналам не отвечать авторам на присланные произведения, если они не заинтересовали редакцию, привело к тому, что поступившее самотеком сразу, не читаясь, идет в макулатуру. Убедился в этом на своем горьком опыте.

Но вначале – коротко о себе. Я профессиональный поэт, член Интернационального Союза писателей, лауреат премии «Золотой рифей». издавший восемь собственных сборников (четыре из них тома в твердом переплете) и пять книг других поэтов. Еще в начале творчества положительную оценку моей поэзии дали Давид Самойлов, Булат Окуджава. Я послал им по почте мои стихи и они ответили мне  В подтверждение могу предоставить письма написанные их руками.                  Знаменитые поэты в отличии от литработников журналов, получающих зарплату, не обязаны были отвечать периферийному неизвестному автору, однако они увидели во мне поэта и посчитали своим долгом поддержать меня.

Не так давно я почтой послал довольно большие подборки стихов в журналы: «»Новый мир», «Знамя» и «Октябрь». В ответ не получил ни строчки. Стихи я отправли  с уведомлением, так что сомнений нет : они дошли. Уверен, что, если бы сопроводиловка и стихи были прочитаны  (даже если бы их решили не печатать),  пару строк у сотрудника для меня нашлось бы.

Понимаю, что произведения, идущие самотеком, в подавляющем большинстве не соответствуют печатному уровню. Читать их и отвечать авторам – дело весьма трудоемкое и неблагодарное. Тем более, что у любого журнала есть круг знакомых авторов, которые выстраиваются в очередь, чтоб напечататься. Но предствьие себе такую ситуацию. Где-то на периферии родился поэт классического уровня и у него нет маститого протеже. Стихи этого автора украсили бы любой толстый журнал, однако они не увидят свет. В то же время нынешние журналы печатают стихи, где выдержаны все поэтические каноны, кроме смысла. Такие стихи были всегда. Еще Заболоцкий писал: «И в бессмыслице скомканной речи изощренность известная есть, но возможно ль мечиы человечьи в жертву этим забавам принесть»? Однако в таком изобилии она в журналах не появлялись.

Умерли Евтушенко, Вознесенский, Рождественский, Окуджава, Высоцкий и другие выдающиеся поэты. На смену им пришли ловкие версификаторы. Они делают акцент на форме (аллитерации, метафоры, необычное сочетание слов и прочее), зачастую в ущерб содержанию. Их негласный девиз: чем непонятнее, тем талантливее. В том же стихотворении Заболоцкий говорит: «И возможно ли русское слово превратить в щебеианье щегла, чтобы чувства живая основа сквозь него прозвучать не могла»? Оказалось, возможно.

В современной журнальной поэзии русская лира, для которой характерна простота мудрости, встречается весьма редко. Мало того, журналы, финансируемые за счет государства, превратились в частные конторы. Печатают не лучшее, а то, что выгодно. Что можно взять с провинциального поэта? А дашь того, что рядом – отблагодарит рестораном. И уж совсем никуда не годно предложение журналов написать и напечатать  рецензию за деньги.  Ясно, что объективной оценки не будет. Кто же станет платить за то, что его хают?

Совестливые журналы (я знаю два из них: «Новая дитература» и «Артикль») все же взяли за правило отвечать на каждое присланнон письмо. Но это электронные журналы. Бумажные требуют рукописи, втдтмо, для того, чтобы выполнять планы по сдаче макулатуры.

Мир устроен так, что у каждого предмета, явления со знаком плюс есть его подобие со знаком минус. Если задуматься, можно найти тысячи примеров этому. Например, у каждого доброго гриба есть ему подобный – несъедобный по причине ядовитости. Среди явлений такая пара – патриотизм и национализм. В литературе под реалистическое произведение маскируются детективы, мелодрамы. В самих замыслах этих жанров нарушается правда жизни, ибо на передний план выходит заданность. В жизни многие преступления остаются нераскрытыми, а в детективах раскрываются самые хитроумные. Так произведения прославленной Агаты Кристи настолько далеки от реальности, что скорее не литература, а ребусы, однако ими зачитываются те, кто ищет в чтении лишь развлечения.

Когда-то я предложил Свердловской киностудии сценарий комедийного фильма с элементом драмы. Заведующая художественным отделом отклонила мой сценарий и предложила мне написать детектив, выдав разработанную инструкцию. Была предложена схема: следственный отдел возглавляет женщина. Ее помощник мужчина, чьи умственные способности ниже начальницы. У них существуют отношения. И в результате мудрости женщины хитроумное преступление раскрывается. Мало того, что это откровенное эпигонство (экраны забиты умными женщинами-следователям – «Тайны следствия», «Ищейка» и прочее), так еще удручает жесткая схема. О какой художественности может идти речь?

В нашествии в кинематограф мелодрам видна явная деградация киноискусства. Схема любой мелодрамы проста, примитивна и приторна. Благополучные герой или героиня внезапно теряют все: семью, работу, дом, ребенка, садятся даже нередко в тюрьму. Короче, фигурально говоря, проходят девять кругов ада и попадают в рай: все у них налаживается и становится чуть ли не лучше, чем было.

Мне видится в этом трансформация сказок. Баба Яга, Кощей бессмертный, Соловей-разбойник и другие сказочные герои переродились в людей, живут среди людей, но по-прежнему творят бесчинства Аленушкам, Василисам прекрасным Однако финал тот же: побеждает добро, а зло в лице его носителей наказано. Пресловутый хеппи энд, который так любит обыватель.

Но, возразят мне, что же в этом плохого? Мир и так полон жестокости, несправедливости. Дайте хотя бы читателю отдохнуть от этих перипетий. Дайте поверить, что, в конце концов, всегда побеждает добро. Именно это привлекает любителей мелодрам.

Тебе, говорят мне, обязательно нужны драмы, трагедии. Какой ты, дескать, жестокий человек! Нет, я не за то, чтобы в произведении всегда побеждало зло. Но поступки человека, его судьбу определяет характер. А обстоятельства должны быть мотивированы, соответствовать правде жизни. В мелодрамах же события надуманы и, чаще всего, не логичны. Автор идет к поставленной цели вопреки здравому смыслу. Так, скажем, положительным героям  достаточно выслушать друг друга, (конфликт на содержание выеденного яйца), чтобы не случилось разрыва, но они этого не делают, Сценарист идет не прямым путем, а, так сказать, огородами, оглупляя героев. В результате получается сказка с претензией на реальную историю.

Это только один пример не логичности. Когда-то кто-то из авторов мелодрам придумал для героя амнезию после травмы. Такое, конечно же, случается в жизни. Но больные амнезией пошли косяком. – из мелодрамы в мелодраму. Это ли не свидетельство схемы и беспомощности? А чего стоит жгучее желание авторов обязательно найти для всех положительных героев пару! Хорошие люди, считают эти горе-авторы, обязательно должны пожениться. Наивь! Однако идет из фильма в фильм. И вот эту синтетическую пищу предлагают мне, читателю, вместо натуральной.

Весьма далек от идеального и шоу-бизнес. Бездарные тексты песен, безголосые солисты превалируют. Есть стихи серебряного века, талантливых поэтов второй половины двадцатого века. Однако звучит: «Ты целуй меня везде, я ведь взрослая уже». Эта глупость даже не зарифмована. И подобных строк в песенных текстах масса.

Юмор, звучащий с экранов, в большинстве своем ниже плинтуса. Прямо или косвенно он крутится вокруг половых органов. Однако юмористы получают признание и строят дворцы, покупают виллы зарубежом. Нормально ли это, если Александр Пушкин оставил после себя состояние со знаком минус. Его многочисленные долги оплати царь.

Мне могут возразить: рыночная экономика. Цены на билеты не ограничены. Спрос определяет предложение. Но государство не должно идти на поводу дельцов от искусства. Если высока цена на билеты, то высокими должны быть и налоги..

У каждой категории граждан свой уровень культуры, а значит разнятся и вкусы. Кто-то падает от смеха со стула, видя как один персонаж залепляет другому тортом в лицо. Кому-то нужна тонкая ирония.

Только в категории юмористического существуют разные жанры.

И все они имеют право на существование. В том числе и фарс – примитивный юмор.

Однако существование классической литературы свидетельствует о том, что  проверку временем выдерживают произведения, отмеченные высоким вкусом. Я не за то, чтобы запретить детективы, мелодрамы. Но нельзя допускать ситуацию, когда бездарность вытесняет талант. И, если уж существует министерство культуры, оно не должно безучастно взирать на этот противоестественный процесс.

 

Владимир Зюськин

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Ответьте на вопрос: * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.